RIGHTS OF THE CHILD BIRTH BY ARTIFICIAL REPRODUCTION KNOW THEIR PARENTS



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

RIGHTS OF THE CHILD BIRTH BY ARTIFICIAL REPRODUCTION KNOW THEIR PARENTS



 

Summary: Currently, there are two completely opposite positions regarding the child's right to know their parents, if its origin is related to the use of biotechnology. The author considers the pros and cons of these positions. The practice of the European Court of Human Rights.

Keywords: biotechnology, the child's right to know his parents, infringement of the rights of the child.

 

Происхождение ребенка, его генетическая история и биологические связи являются факторами, влияющими на формирования личности ребенка, а в дальнейшем представляют собой важную часть идентичности каждого. Отметим, что прав ребенка знать своих родителей.

Право знать своих родителей становится труднореализуемым, в случае разъединении социальных и биологических аспектов родительства: в случаях усыновления, либо рождения ребенка методом искусственной репродукции. С одной стороны, сам ребенок заинтересован в получении информации о биологических корнях: с целью формирования идентичности и понимания своей личной истории, получения более полного представления о своем здоровье, возможных наследственных недугах и генетически обусловленных заболеваниях, предотвращения кровнородственных браков.

С другой стороны, социальные родители ребенка могут иметь интерес либо в сохранении тайны обстоятельств его появления в семье, обеспечивая стабильность отношений и охраняя неприкосновенность семьи, либо в том, чтобы не создавать внутри семьи атмосферу напряженности, вызванную постоянной необходимостью утаивания информации.

Можно говорить и об интересах биологических родителей ребенка (которые могут как стремиться узнать о судьбе своего потомства, так и предпочесть неведение, создав новую семью), интересах биологических братьев и сестер ребенка и других лиц.

В 2006 г. Всемирная медицинская ассоциация отметила: "Если ребенок рождается с помощью донорства, необходимо поощрять семьи к открытию ребенку соответствующего факта, вне зависимости от того, предоставляет ли внутренний закон право ребенку на информацию о доноре. Хранение секретов внутри семьи представляет определенную сложность и может нанести вред ребенку, если информация о донорском зачатии раскроется случайно и без надлежащей поддержки" 2.

Перед правом, регулирующим отношения, связанные с оборотом информации о происхождении ребенка, встают две задачи: во-первых, обеспечить механизмы и инструменты, позволяющие скрыть в той или иной мере обстоятельства появления ребенка семье, и, во-вторых, предоставить ребенку, а также иным заинтересованным лицам определенную автономию и возможности для получения информации о биологических корнях ребенка. Решение этих задач происходит как на международном, так и на национальном уровнях. В 1994 г. Комитет ООН специально обратился к проблеме анонимного донорства гамет, отмечая "возможное противоречие между положением Конвенции, закрепляющим право ребенка знать свое происхождение, и... сохранением личности донора спермы в тайне"3.

Как отмечают специалисты, "понятие "индивидуальность ребенка" (children's identity) стремятся фокусировать на непосредственной семье ребенка, однако наряду с этим все больше признается, что дети имеют удивительную способность поддерживать множественные взаимоотношения. По этой причине наилучшие интересы ребенка и ощущение индивидуальности могут охраняться и без непременного лишения его информации о происхождении - например, после передачи на государственное попечение, "тайного" усыновления или анонимного донорства яйцеклеток или спермы и т.д." 4, С. 11

Анализ существующей практики Европейского суда по правам человека позволяет сделать следующие выводы.

1 Право ребенка на доступ к информации о происхождении охватывается рамками ст. 8 Европейской конвенции (как минимум в части, касающейся частной жизни).

2 ЕСПЧ признает возможность ограничения права ребенка на доступ к информации о его происхождении (и более широко - права ребенка на уважение его частной жизни) постольку, поскольку ограничение преследует правомерные цели. Например, в случае с анонимным материнством такими целями могут быть защита жизни и здоровья матери и ребенка в период беременности и родов, снижение риска оставления ребенка в опасных условиях, а также риска подпольных абортов. Для ограничения доступа ребенка, зачатого с помощью донорских гамет, к информации о его происхождении оправданием могли бы служить такие цели, как охрана здоровья ребенка (психического здоровья маленького ребенка, который еще не готов к восприятию определенной информации), защита прав и свобод других лиц (прежде всего - права на уважение частной и семейной жизни биологических и социальных родителей ребенка).

3. Выбор конкретного правового механизма доступа ребенка к информации о его происхождении ЕСПЧ доверяет национальным властям. За государствами признается определенная свобода усмотрения6.

4. Тем не менее свобода усмотрения государств ограничена необходимостью достижения справедливого баланса интересов вовлеченных субъектов. Прежде всего речь идет о частных интересах самого ребенка (получение информации о происхождении) и его биологических родителей (сохранение анонимности). Однако затронуты могут быть интересы и третьих лиц - социальных родителей ребенка и их родственников, родственников биологических родителей .

5. Границы свободы усмотрения государства зависят от наличия либо отсутствия европейского консенсуса по вопросу о праве ребенка на доступ к информации о своем происхождении. С 2003 г. во многих странах были приняты законы, расширяющие доступ детей, зачатых с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (далее - ВРТ), к информации об их происхождении: сюда относятся как европейские страны (Великобритания, Испания, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Финляндия, Черногория, Эстония), так и страны, не входящие в этот регион (Канада, Новая Зеландия, австралийские штаты Новый Южный Уэльс и Южная Австралия).

6. Бланкетное ограничение права ребенка на доступ к информации о его происхождении свидетельствует о нарушении ст. 8 Европейской конвенции, поскольку права и интересы одного субъекта - ребенка полностью блокируются правами и интересами другого субъекта - например, анонимной матери, от чьей воли целиком зависит возможность доступа ребенка к информации.

В деле Оdievry ЕСПЧ не нашел нарушения ст. 8 Европейской конвенции, отметив, что заявительница имела возможность получить определенную информацию о своем происхождении (описание внешности и образа жизни каждого из родителей, информацию о наличии у них других детей и др.) 9. Однако, рассматривая дело Godelli v. Italy, где заявительнице отказали в предоставлении вообще какой-либо - как идентифицирующей, так и неидентифицирующей - информации о ее биологической матери, ЕСПЧ признал нарушение, специально подчеркнув отличие ситуации заявительницы от ситуации г-жи . ЕСПЧ пришел к выводу, что государство не сумело сбалансировать интересы заявительницы и ее биологической матери, заблокировав полностью право заявительницы10.

 

Библиографический список

 

1. Parliamentary Assembly of the Council of Europe. International adoption: respecting children's rights: Recommendation 1443 (2000): adopted on 26 January 2000. – Режим доступа http://assembly.coe.int/mainf.asp?Link=/documents/ /erec1443.htm (29.11.2013).

2. Hodgkin R., Newell P. UNICEF Implementation Handbook for the Convention on the Rights of the Child. Geneva, 2007.

3. CRC. Concluding observations: Norway: CRC/C/15/Add.23, 25 April 1994

4. Кириченко К.А. Право ребенка на информацию о его происхождении: эволюция международно-правовых стандартов и перспективы развития российского права // Семейное и жилищное право. 2015. N 4. С. 10 - 13.

5. v. Switzerland: Application N 58757/00: Judgment of 13 July 2006. С.114

6. Godelli v. Italy: Application N 33783/09: Judgment of 25 September 2012 // СПС Консультант Плюс

7. Shtukaturov v. Russia: Application N 44009/05: Judgment of 27 March 2008 // СПС Консультант Плюс

8. Godelli v. Italy: Application N 33783/09: Judgment of 25 September 2012// СПС Консультант Плюс

9. Оdievry v. France: Application N 42326/98: Judgment of 13 February 2003// СПС Консультант Плюс

10. Godelli v. Italy: Application N 33783/09: Judgment of 25 September 2012// СПС Консультант Плюс

 


Закиева Филюза Ривазовна -студентка

Оренбургский Государственный университет

Научный руководитель – Ерохина Е.В., кандидат юридических наук,

доцент

г.Оренбург, Россия



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.013 с.)