PROCEDURAL POSITION OF THE LAWYER AT THE STAGE OF EXECUTION OF THE SENTENCE



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

PROCEDURAL POSITION OF THE LAWYER AT THE STAGE OF EXECUTION OF THE SENTENCE



 

Summary: In this article the problem of definition of the procedural status of the lawyer at a stage of execution of a sentence in criminal legal proceedings is considered.

Keywords: lawyer, defender, representative, stage of execution of a sentence, participant of criminal legal proceedings.

 

Постановление приговора и его вступление в законную силу еще не означает, что действия адвоката на этой стадии окончены. При исполнении решения суда могут возникнуть вопросы, требующие квалифицированного юридического вмешательства.

Законодательное наделение осужденного возможностью пользоваться услугами профессионального юриста – адвоката – является одним из прорывов в совершенствовании правового положения личности в уголовном процессе. Часть 2 статьи 48 Конституции РФ указывает на возможность гражданина пользоваться квалифицированной юридической

помощью в ходе уголовного судопроизводства: каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью защитника (адвоката) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Стадия исполнения приговора является одним из этапов уголовного процесса. В части 6 статьи 396 УПК сказано, что вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично на судебном заседании. Следовательно, судебное разбирательство проходит по всем правилам судебного разбирательства, предусмотренные главой 35 УПК. Но статья 399 УПК, регламентирующая порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, очень неясно и двусмысленно регулирует деятельность участников уголовного судопроизводства. Одними из таких участников являются адвокат-представитель потерпевшего и адвокат-защитник осужденного.

Законодатель в части 2.1 статьи 399 УПК наделяет потерпевшего, его законного представителя и представителя правом участвовать на судебном заседании при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, непосредственно либо с использованием систем видеоконференц-связи. Также статья 249 УПК указывает, что судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя. А в качестве представителя потерпевшего (а также гражданского истца и частного обвинителя) могут быть адвокаты. Таким образом, на судебном заседании при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, на стороне обвинения, как наряду, так и вместо потерпевшего может выступать его представитель-адвокат.

Таким образом, представитель потерпевшего в лице адвоката является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, связанного с исполнением приговора. Закон прямо предусматривает и его права, а именно: знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения и представлять документы (ч. 3 ст. 399 УПК). Возникает закономерный вопрос: какое процессуальное положение занимает адвокат осужденного, указанный в части 4 статьи 399, при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора? Возможно ли при анализе главы 47 УПК (Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора) однозначно отнести его к защитнику, т.е. участнику уголовного судопроизводства со стороны защиты?

По данному вопросу в литературе нет единой позиции. По мнению одних ученых (В.Д. Адаменко, Б.Т. Безлепкин) адвокат при исполнении приговора выполняет функцию представительства, поскольку на этой стадии функция обвинения не имеет места быть из-за установленной приговором суда виновности обвиняемого, поэтому и действия адвоката сводится лишь в реализации прав и интересов осужденного. В подтверждение своей точки зрения В.Д. Адаменко пишет: «В стадии исполнения приговора, хотя и есть кого защищать, защита сама по себе бессмысленна, ибо обвинения тут нет и защищать осужденного не от чего. Участие защитника обвиняемого в этой части желательно для осуществления функции представительства осужденного в целях наиболее полной реализации интересов и прав и охраны их возможного нарушения со стороны органов».

Другие ученые (М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович) считают, что адвокат в данном случае продолжает оставаться защитником, аргументируя это тем, что при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, он может присутствовать на судебном заседании и его действия сводятся не только к представлению интересов осужденного, но и опровержения доводов, излагаемые прокурором, потерпевшим и его законным представителем. Ю.К. Якимович по этому поводу говорит, что адвокат должен оказывать юридическую помощь (защиту прав и интересов) осужденному во всех уголовно-процессуальных стадиях производства.

Статья 397 УПК приводит целый перечень вопросов, связанных с исполнением приговора и подлежащих рассмотрению судом. Одним из них является вопрос о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ либо ограничения свободы. Заключение под стражу является одной из мер пресечения, перечисленных в статье 98 УПК. Ввиду того, что данная мера ограничивает конституционные права обвиняемого, рассмотрение вопроса об ее назначении согласно ч. 4 ст. 108 УПК происходит на судебном заседании с обязательным участием обвиняемого, прокурора и защитника. Принимая это во внимание, а также ч. 2 ст. 97 УПК, которая предусматривает возможность избрания меры пресечения для обеспечения исполнения приговора, можно сделать вывод, что участие защитника как самостоятельного участника производства (а не как просто представителя осужденного) на стадии исполнения приговора является неоспоримым.

Однако при дальнейшем анализе 47 главы УПК, регулирующей производство при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, возникают противоречия.

Статья 399 в части 2 обходит вниманием такого важного участника процесса, как осужденного. Он может участвовать на судебном заседании при наличии его волеизъявления, выраженное в ходатайстве: «при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании». Другими словами, участие осужденного на судебном заседании при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, является необязательным, если отсутствует его требование об этом. Это положение противоречит статье 247 УПК, предусматривающий обязательное участие подсудимого на судебном заседании при разрешении уголовного дела. Также статья 399 в части 4 наделяет осужденного возможностью осуществлять свои права с помощью адвоката. То есть, если осужденный не изъявил желание присутствовать на судебном заседании в данной стадии, то он может воспользоваться услугами профессионально юриста – адвоката, который будет представлять его интересы на судебном заседании, выступать от его имени и вместо него с целью реализации и защиты его прав и законных интересов. При таком понимании, я прихожу к выводу, что и адвокат осужденного на стадии исполнения приговора является его представителем, а не защитником, то есть такой же персоной, как и адвокат-представитель потерпевшего. А это означает, что судебное разбирательство при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, больше похож на гражданский процесс, который не предполагает наличие защитника и обвинителя, а предполагает наличие представителей с каждой стороны при необязательном участии самих ответчика и истца (институт представительства - ст. 48 ГПК) . На стадии исполнения приговора, таким образом, имеет место адвокат-представитель потерпевшего, защищающий его права и законные интересы, с одной стороны, и адвокат-представитель осужденного, также защищающий его права и свободы, с другой. Этот вывод противоречит основным началам уголовно-процессуального законодательства, таким его важнейшим принципам, как принцип состязательности сторон, закрепляющий наличие и равноправие сторон обвинения и защиты, принцип законности, а также назначению уголовного судопроизводства.

Выявившиеся противоречия, на мой взгляд, объясняются слабой проработанностью 47 главы УПК. Законодатель нелогично, в некоторых положениях неправильно и недостаточно подробно регламентировал порядок производства по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора. Ошибки в законодательной технике выражаются в неверном отнесении некоторых норм в статье, а точнее, норму части 6 статьи 396 УПК о разрешении судьей единолично в судебном заседании вопросов, связанных с исполнением приговора, следует отнести к статье 399 УПК, которая как раз-таки и регулирует порядок такого производства. Также, на мой взгляд, следует внести изменения в часть 2 статьи 399 и изложить ее в новой редакции, которая предусматривает обязательное участие осужденного на судебном заседании, а также его защитника со ссылкой на статью 51 УПК, содержащую основания обязательного участия защитника. В этой связи, нужно исключить часть 4 статьи 399 («Осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката») ввиду ее неуместности и неправильности (о чем было сказано выше) с точки зрения неправильного понимания процессуального положения адвоката в этой стадии.

 

 


 

Топоренко Анастасия Александровна - студент

ФГБОУ ВПО Оренбурского государственного университета

Научный руководитель - Бормотова Л.В.,

кандидат юридических наук, доцент кафедры

уголовного процесса и криминалистики ОГУ

г. Оренбург, Россия



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.84.188 (0.01 с.)