CONCEPT OF PATIENT AS SUBJECT OF PROVISION OF MEDICAL SERVICES



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

CONCEPT OF PATIENT AS SUBJECT OF PROVISION OF MEDICAL SERVICES



 

Summary: The article explores the concept of the patient in the Russian, European and international law. The views of Russian scientists on this issue are analyzed. The conclusion about a possible change in the definition given in the 323-FL is made.

Key words: a patient; the concept of the patient; signs of "patient"; entities providing medical care; consumer of medical services.

 

Пациент – один из важнейших субъектов современного общества. Пациент – это центральная фигура в отношениях по оказанию медицинских услуг, поскольку именно сохранение и улучшение здоровья пациента является основной целью деятельности лиц, предоставляющих данные услуги, и соответственно самих отношений. Договор возмездного оказания медицинских услуг является одной из наиболее распространенных форм предоставления медицинской помощи, что подтверждается многообразием и обширностью судебной практики. В связи с этим представляется актуальным исследование специфики отдельных элементов данного договора, в том числе и сторон, главной из которых является пациент.

На сегодняшний день понятие пациента закреплено в п.9 статьи 2 ФЗ от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее по тексту– 323-ФЗ), пациент – это «физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь или которое обратилось за оказанием медицинской помощи независимо от наличия у него заболевания и от его состояния» [1].

Важность определения, содержащегося в 323-ФЗ, заключается не только в правовом обеспечении статуса пациента, но и в том, что его формулировка вполне соответствует европейским стандартам. Так, в соответствии со статьей 3 Директивы № 2011/24/ЕС, пациент – это «любое физическое лицо, желающее получить или получающее медицинское обслуживание на территории государства-члена ЕС» [2]. Несмотря на то что Директива употребляет более широкий термин - «медицинское обслуживание», в целом российский закон передает смысл определения.

Интересно, что ни один из международных документов в области здравоохранения и защиты прав пациентов, принятых международными медицинскими организациями, не дает толкование рассматриваемому понятию. Правовое регулирование исследуемого термина – прерогатива национальных законодательств. Далеко не всеми государствами он разъяснен, что увеличивает значимость его содержания в российском законе.

Немаловажную роль играет и тот факт, что понятие пациента впервые было установлено в российском законодательстве. В рамках настоящего исследования был найден только один нормативный правовой акт, содержавший определение «пациента» еще до принятия ФЗ-323, - это Закон Саратовской области от 14 апреля 1997 года № 21-ЗСО «О правах пациента» [3]. Но данный закон – акт регионального законодательства и, следовательно, распространяет свое действие только на этот субъект РФ.

В связи с длительным отсутствием на законодательном уровне определения «пациента», в медико-правовой науке не сложилось единого подхода к данному понятию. В основном, оно было распространенным предметом научных дискуссий до его законодательного урегулирования 323-ФЗ 2011 года. Однако споры продолжаются и в настоящее время, целью которых является выведение исчерпывающего перечня наиболее характерных признаков пациента, а также универсального определения, способного наиболее существенным образом отразить специфику исследуемого субъекта «медицинских» правоотношений.

Одним из первых российских исследователей, который дал определение «пациенту» с точки зрения юриспруденции является А.Н. Пищита. По его мнению, пациент – это лицо, которое вступило «в правовые отношения с медицинскими работниками и (или) другими представителями медицинского учреждения по поводу получения медицинской помощи» [4]. Данное А.Н. Пищитой определение вполне отражает смысл исследуемого понятия и близко к регламентируемому законом. Однако оно имеет свои недостатки. В частности, оно не охватывает всех субъектов, которые могут оказывать медицинскую помощь пациенту. Например, если лицо обратилось за помощью к частнопрактикующему врачу, статус пациента им не приобретается? Но сама идея указания в определении «пациента» на субъектов, предоставляющих медицинскую помощь, заслуживает внимания. Дополнение законодательного определения признаком перечисления субъектов, оказывающих медицинскую помощь, в несколько расширенном виде, может способствовать усилению правовой охраны пациента.

Данный признак получил отражение и в научных работах других авторов. Например, Г.Р. Колоколов и Н.И. Махонько под пациентом понимают лицо, которое обратилось «в лечебное учреждение любой организационно-правовой формы, к врачу частной практики за получением диагностической, лечебной, профилактической помощи…» [5]. Авторы рассматривают субъектов, предоставляющих медицинскую помощь, более масштабно и конкретно, что является несомненным достоинством данного определения. Такая формулировка может быть использована и в законе, с той лишь оговоркой, что правильнее говорить не о лечебном учреждении, а о медицинском, поскольку медицинская помощь не всегда есть лечение.

Представляется интересным, что авторы в вышеприведенном определении не просто указывают на получение медицинской помощи, а перечисляют ее разновидности (диагностическая, лечебная). По нашему мнению, такой подход не является верным, поскольку медицинская помощь – понятие многогранное, включающее в себя не только названные формы. Указание в определении «пациента» на данные разновидности сужает исследуемое понятие, что может иметь отрицательные последствия.

Есть и иная точка зрения по данному аспекту, которая, наоборот, расширяет понятие пациента. Так, А.Г. Блинов под пациентом считает вступившего «в здравоохранительные правоотношения посредством реализации субъективного права на получение услуги медицинского, психиатрического, фармацевтического характера…» либо приглашенного «для участия в биомедицинском эксперименте в качестве испытуемого» [6]. Вряд ли можно согласиться с тем, что получая услуги фармацевтического характера, лицо всегда приобретает статус пациента. Спорным является и то, можно ли называть пациентом лицо, участвующее в биомедицинском эксперименте. Такое лицо более верно называть испытуемым.

Таким образом, определение «пациента», содержащееся в 323-ФЗ, может быть дополнено еще одним признаком – перечнем субъектов, оказывающих медицинскую помощь. Можно привести следующее определение: «пациент – это физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь или которое обратилось за оказанием медицинской помощи в медицинское учреждение любой организационно-правовой формы или к частнопрактикующему врачу независимо от наличия у лица заболевания и от его состояния».

Характеризуя понятие пациента, необходимо отметить, что пациент – это потребитель медицинских услуг. Более того, в научных исследованиях именно понятие «потребитель медицинских услуг» определяется через использование термина «пациент» [7], что указывает на тесную взаимосвязь данный категорий. На пациента-потребителя распространяется действие законодательства о защите прав потребителей. Долгое время не был решен вопрос, будет ли оно применяться в случае предоставления пациенту медицинской помощи в рамках обязательного и добровольного медицинского страхования. П.9 ППВС РФ от 28 декабря 2012 года № 17[8] дал положительный ответ на данный вопрос. Это разъяснение существенным образом укрепило правовое положение пациента. Однако, по нашему мнению, этого недостаточно, поскольку ППВС – это акт толкования права, а не закон. Данное положение необходимо предусмотреть в законодательстве. Это позволит усилить гарантированность правовой охраны пациента.

 

Библиографический список

 

1. Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». // СЗ РФ от 28.11.2011. № 48 ст. 6724.

2. Директива № 2011/24/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС «О правах пациентов в трансграничном медицинском обслуживании». Страсбург, 09.03.2011 // [эл. ресурс]: http://eur-lex.europa.eu/. Directive 2011/24/EU of the European Parliament and of the Council on the application of patients' rights in cross-border healthcare / журнал № L 88, 4.4.2011.

3. Газета «Саратовские вести – понедельник», 28 апреля 1997 года, №16.

4. Пищита А.Н. Правовой статус российского пациента. // Журнал российского права. 2005. № 11. С.52.

5. Колоколов Г.Р., Махонько Н.И. Медицинское право: Учебное пособие. М., 2009. С.59.

6. Блинов А.Г. Юридический статус пациента как субъекта здравоохранительных правоотношений. // "Журнал российского права". 2011. № 4. С.17.

7. Болотина М.В. Гражданско-правовое регулирование прав потребителей при оказании медицинских услуг: Дисс….на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. – Москва, 2009. С. 169.

8. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». // «Российская газета», №156, 11.07.2012.

 

 


Коннова Оксана Сергеевна - студентка

ФГБОУ ВО "Оренбургский государственный аграрный университет"

г. Оренбург, Российская Федерация

Научный руководитель - Агайдарова О.И., преподаватель

г. Оренбург, Россия

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.029 с.)