THE FREEDOM OF CONCIENCE IN ECHR’ CASE LAW: WHERE THE LIMITS ARE?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

THE FREEDOM OF CONCIENCE IN ECHR’ CASE LAW: WHERE THE LIMITS ARE?



 

Annotation: in the report there is the analysis of the European court of human rights’ cases related to the freedom of conscience. Criteria of allowability of wearing religious symbols in public places are pointed out.

Key words: the freedom of conscience, European court of human rights, passive religious symbol, criteria.

Свобода исповедовать религию или убеждения получила закрепление как в Конституции Российской Федерации, так и на международном уровне. Согласно ч. 2 ст. 9 Конвенции о защите прав и свобод человека и гражданина 1950 г, данная свобода «подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц» [1].

Одним из ярких проявлений реализации свободы вероисповедания является ношение различных предметов одежды, а также аксессуаров. Принятый в России и в ряде других стран запрет на ношение хиджабов в образовательных учреждениях является предметом ожесточенных дискуссий в обществе.

В связи с этим целью данной работы является определение критериев допустимости ношения таких предметов в общественных местах при реализации свободы вероисповедания со ссылкой на практику Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ).

Во-первых, в деле «Ахмет Арслан и другие против Турции» ЕСПЧ установил нарушение статьи 9 Конвенции, которое заключалось в уголовном осуждении за ношение религиозного наряда в общественном месте. Суд пришёл к выводу, что «материалы дела не свидетельствуют о том, что, способ, которым заявители выражали свои убеждения особым нарядом, представлял или мог представлять угрозу общественному порядку или форму давления на других лиц. Также не установлено, что они пытались оказать неуместное давление на прохожих на публичной автомагистрали с целью распространения своих религиозных убеждений» [2].

Так, в качестве первого критерия можно выделить способ выражения убеждений. В случае если ношение одежды или иных аксессуаров не имеет своей целью навязывать взгляды кому-либо, то, по аналогии с вышеназванным делом, «вмешательство в свободу исповедования <…> религиозных взглядов не было основано на достаточных причинах для целей статьи 9 Конвенции» [2].

Во-вторых, по делу "Лаутси (Lautsi) и другие против Италии" [3] обжаловалась возможность помещать в кабинетах образовательных учреждений Италии распятия. В решении Европейского суда отмечается разнообразие подходов европейских государств. В силу этого Европейский суд по правам человека пересмотрел свое решение от 3 ноября 2009 г. о нарушении Конвенции и признал национальные традиции и "преобладающее народное чувство", право каждого государства "установить равновесие между противоположными интересами". Власти государств - участников Конвенции подчеркивали, что государства не должны лишать себя части культурной идентичности. В судебном решении акцентируется, что "Европейский суд не является конституционным судом и должен уважать принцип субсидиарности и признавать особо широкие пределы усмотрения государств-участников не только в отношениях между государством и религией, но также при исполнении функций в сфере образования и обучения" [4].

В обоснование своего решения по данному делу, ЕСПЧ отмечает, что «распятие на стене в значительной степени является пассивным символом, и этот фактор, по мнению Европейского Суда, имеет значение, особенно в отношении принципа нейтралитета (см. § 60 настоящего Постановления). Нельзя считать, что оно имело на учеников влияние, сопоставимое с дидактической речью или участием в религиозной деятельности (см. по этим вопросам упоминавшиеся выше Постановление Большой Палаты по делу "Фольгере и другие против Норвегии" и Постановление Европейского Суда по делу "Хасан и Эйлем Зенгин против Турции", § 94 и § 64 соответственно)». Более того, ЕСПЧ считает, что решение Европейского Суда по делу "Дахлаб против Швейцарии"[5] не может служить основой для настоящего дела, поскольку факты двух дел полностью различны» (§ 73). В указанном деле речь идёт о ношении мусульманского головного убора, который рассматривается в качестве «влиятельного религиозного символа».

Следовательно, в качестве следующего критерия можно выделить характер религиозного символа. Так, если, применительно к ситуации в школе, религиозная символика не влечёт за собой обязательное изучение всеми учениками такой религии; если аксессуары играют роль идентификации, и их ношение является способом самовыражения, то такие символы должны расцениваться как пассивные. Данный аргумент согласуется с приведенным ЕСПЧ в решении по делу «Лаутси и другие против Италии»: «наличие распятий не связано с обязательным обучением христианству» (§ 74).

В-третьих, по делу "Эвейда и другие (Eweida and Others) против Соединенного Королевства" обжалуются дисциплинарные меры, принятые против работников за ношение религиозных символов (крестов) на работе или за отказ в исполнении обязанностей, которые они считали несовместимыми с их религиозными убеждениями. Европейский Суд признает, что настояние первой заявительницы по поводу обозримого ношения креста во время работы являлось исповедованием ее религиозных убеждений и что отказ "British Airways" с сентября 2006 года по февраль 2007 года в разрешении сохранять должность в случае обозримого ношения креста составляло вмешательство в ее право на исповедование религии. Цель формы одежды "British Airways", а именно поддержания определенного имиджа компании и обеспечения узнаваемости его бренда и персонала, была законной. Однако суды страны придали этой цели слишком большое значение. Крест первой заявительницы был малозаметным и не вредил ее профессиональной внешности. Не имеется данных о том, что ношение иных ранее разрешенных предметов религиозной одежды, таких как тюрбаны и хиджабы, другими сотрудниками оказало отрицательное влияние на бренд или имидж "British Airways". Таким образом, в отсутствие данных о реальном посягательстве на интересы других лиц национальные власти уклонились от достаточной защиты права первой заявительницы на исповедование своей религии в нарушение позитивного обязательства, вытекающего из статьи 9 Конвенции [6].

Так, третьим критерием можно обозначить влияние символа на интересы других лиц. Если при использовании такого аксессуара отсутствует посягательство на интересы третьих лиц, кроме того, символ не препятствует осуществлению человеком своей профессиональной или иной деятельности, то его в таком случае ограничение свободы вероисповедания не представляется правомерным.

Таким образом, анализируя практику ЕСПЧ по делам о свободе вероисповедания, были выявлены следующие случаи допустимости ношения религиозных символов в общественных местах. В частности, к ним относятся:

1) способ выражения убеждений, не предполагающий навязывания взглядов кому-либо;

2) «пассивный» характер символа;

3) отсутствие посягательства на интересы третьих лиц путём использования религиозного символа.

 

Библиографический список:

 

1. "Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950), "Собрание законодательства РФ", 08.01.2001, N 2, ст. 163;

2. European Court of Human Rights. Judgment of 23 February 2003. “Ahmet Arslan and others v. Turkey”, application № 41135/98;

3. European Court of Human Rights. Judgment of 18 March 2011. “Lautsi and others v. Italy", application № 30814/06;

4. Нарутто С.В. Роль практики Европейского суда по правам человека в унификации национального законодательства об образовании // Административное и муниципальное право. 2013. N 8. С. 833 – 842;

5. European Court of Human Rights. Judgment of 15 February 2001.Dahlab v. Switzerland, application No.42393/98;

6. Информация о Постановлении ЕСПЧ от 15.01.2013 по делу "Эвейда и другие (Eweida and Others) против Соединенного Королевства" (жалоба N 48420/10 и др.) // "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", 2013, N 6.

 


Потапова А. В. – студент

Филиал ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (НИУ)

Научный руководитель: Цыпляева Е.В., доцент

г. Златоуст, Россия

 

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ

 

Аннотация: история любого государства богата теми или иными межгосударственными конфликтами. Любой вооруженный конфликт влечет за собой человеческие потери. Именно правовому положению лиц, прямо не участвующих в вооруженных конфликтах и посвящена настоящая статья.

Ключевые слова: международное гуманитарное право, жертвы войны, межгосударственные конфликты, гражданское население, военнопленные.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.008 с.)