ТОП 10:

Спасение при помощи Божественной силы, а не человеческих усилий



Он, сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов, по сказанному: "так многочисленно будет семя твое". И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное. Потому и вменилось ему в праведность. А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса (Христа), Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего (4:18-25)

Этот отрывок завершает даваемое Павлом описание Авраама как наивысший в Ветхом Завете пример спасительной веры. В нем поясняется тот факт, что хотя и вера человека, и Божья милость участвуют в спасении, их никоим образом нельзя считать равнозначными. Даже человеческая вера принимается благодаря Божьей благодати, как сказал апостол ефесянам: "Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы - Его творения" (Ефес. 2:8-10а).

Первоначальное имя Авраама было Аврам (см. Быт. 11:26 и далее), что означает "отец многих". Однако когда Бог призвал Авраама, когда он жил в Уре Халдейском (Быт. 11:28, 31; ср. Деян. 7:2-4), у патриарха не было детей. Когда Авраам покинул Харран после смерти своего отца Фарры, ему было семьдесят пять лет (Быт. 12:4), и он все еще не имел детей. Тем не менее, благодаря вере он начал последнюю часть своего путешествия к земле, обещанной Богом.

Первоначально Бог пообещал, что произведет от Авраама великий народ (Быт. 12:1-2). И когда это обещание было повторено несколькими годами спустя, Господь пообещал Аврааму, что его потомки будут так же бесчисленны, как звезды на небе (15:5; ср. 22:17), хотя патриарх и его жена Сарра все еще были бездетными. Это произошло тогда, когда Аврам "поверил Господу и Он вменил ему это в праведность" (15:6). Как становится ясно из предыдущих мест в книге Бытие, ответ Авраама Богу заранее заключался в искренней, безусловной вере.

Мы не знаем, что думал Авраам, когда он был первоначально призван в Уре или когда он впервые вошел в Ханаан, землю обетованную. Мы не знаем, как Бог убедил Авраама, идолопоклонного язычника (см. И. Нав. 24:2), что Он в самом деле истинный и единственный Бог, или как Он убедил Авраама поверить в Него. Но мы знаем, что тот же Бог, Который совершил призвание, в ответ на это призвание пробудил также веру.

Вера Авраама была действительно изумительной. За сорок лет до того, как это свершилось, Авраам поверил обещанию Бога дать ему наследника. В течение столетия пребывания Авраама в Ханаане (см. Быт. 25:7), он не имел ничего, за исключением небольшого участка земли, купленного им для погребения Сарры и себя (23:16-20). Авраам верил, что Бог сделает его отцом великого народа и множества народов, хотя народ в обычном смысле этого слова не будет существовать еще шестьсот лет, до тех пор, пока Иисус Навин не введет израильтян обратно в Ханаан, чтобы обладать им.

Сразу же после прихода в Ханаан Авраам столкнулся с множеством серьезных испытаний своей веры. Он столкнулся с голодом (Быт. 12:10), потенциально враждебным фараоном (12:14-20), конфликтом со своим племянником Лотом (13:5-9) и, по-видимому, боролся со страхом (см. 15:1). Тем не менее, во всех этих испытаниях он остался верным Богу, Который призвал его.

В своем толковании на Послание к Римлянам Дональд Грей Барнхауз проницательно писал об Аврааме:

"Теперь Авраам был жителем Востока. Он привык к восточной суете. К тому же место, где он жил, имело стратегическое расположение на пересечении караванных путей, по которым осуществлялась торговля между Египтом, Севером и Востоком. Он владел колодцами, и его овцы и рогатый скот были многочисленны. Св. Писание рассказывает, что "был Аврам очень богат скотом, и серебром, и золотом" (Быт. 13:2). Когда караваны богатых купцов приходили в его земли с севера или с юга, то останавливались у колодцев Авраама. Слуги Авраама заботились о верблюдах и слугах торговцев. Путешественникам продавали еду. А по вечерам купцы приходили в шатер Авраама, чтобы выразить свое уважение. Вот стандартный набор вопросов, с которых начинался разговор: "Сколько вам лет?

Кто вы? Как долго вы здесь?" Когда торговец называл себя, Аврам должен был сделать то же, назвать себя: "Авраам, отец многих".

Это должно быть происходило сотни раз, тысячи раз, и каждый следующий случай раздражал Авраама больше предыдущего. "О, отец многих! Поздравляю! И как много у вас сыновей?" Ответ на этот вопрос унижал Авраама: "Ни одного". И много раз, вероятно, купцы едва сдерживали смех, вызванный несоответствием имени и тем фактом, что не было детей, чтобы поддержать это имя. Наверняка у Авраама вызывал страдание и вопрос, и ответ. Подобная ситуация вызывала чувство горечи.

...Отец многих - ничей отец. Возможности менялись и, на наш взгляд, среди психологических особенностей повествования можно установить тот факт, что подобное положение вызывало множество слухов. Слуги, слышавшие остроты и видевшие смущение Авраама, пересказывали подробности в приукрашенном виде. Это был мир тканей и козьих шкур, где все жили в шатрах и где мало что было скрыто от глаз и совсем ничего от ушей. Было, должно быть, много разговоров на тему о том, кто же бесплоден - Авраам или Сарра? Действительно ли Авраам богатый человек? О, он патриарх; его слово закон; у него много скота и много слуг, но нет детей, а его имя - "отец многих" ("God's Remedy: Romans 3:21-4:25" [Grand Rapids: Eerdmans, 1954], стр. 311-12).

Такая напряженная обстановка, без сомнения, сильно повлияла на предложение Сарры о том, чтобы Авраам заимел сына от ее служанки, египтянки Агарь (Быт. 16:2). Вполне возможно, что слуги подслушали это предложение и знали, что Авраам в отчаянии согласился. И когда Агарь забеременела, каждый знал, что именно Сарра была бесплодной, и она скоро раскаялась в своем опрометчивом предложении, стала завидовать Агарь и обращалась с ней довольно жестоко.

Когда Агарь родила Измаила, Авраам наконец получил наследника, но это был наследник его собственной грешной затеи и плотской силы, а не Божественно обещанный и Божественно данный наследник, которого могла родить лишь Сарра. Тринадцать лет спустя, когда Аврааму было девяносто девять лет, ему снова явился милосердный Господь и повторил обещание о многочисленности потомков Авраама. Он также изменил имя Авраама, говоря:

"И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам; ибо я сделаю тебя отцом множества народов. И весьма, весьма расположу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя. И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя. И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом" (Быт. 17:5-8).

Но если прежнее имя смущало Авраама, то новое смущало его еще больше. Поскольку Авраам не мог понять, как может быть выполнено обещание о сыне от Сарры, которой теперь было девяносто лет и которая вышла из возраста нормального деторождения, он спросил Господа, может ли Измаил стать обещанным наследником (Быт. 17:18). Но Господь ответил: "Именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным, и потомству его после него" (Быт. 17:19). Теперь Бог ясно сказал Аврааму, что он в самом деле будет иметь сына от Сарры, что сын родится через год и что имя сына должно быть Исаак (ст. 21).

Это серьезный урок, который учит, что обещания Бога могут быть выполнены лишь при помощи Божьей силы, а человеческие попытки осуществить Его волю, даже очень искренние и разумные, обречены на неудачу, и эти попытки оскорбляют Бога, а не славят Его. Человеческие усилия, даже направленные на соблюдение Божьих заповедей или выполнение Его обещаний, тщетны и представляются разновидностью праведности по делам. Предупреждая галатийских верующих о фарисействе иудействующих (утверждавших, что христиане для своего спасения должны соблюдать закон Моисея наравне с верой в Иисуса), Павел сказал: "Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? ибо написано: "Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной". Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию" (Гал. 4:21-23).

Измаил - это пример фарисейских человеческих усилий, в то время как Исаак - пример действия Божьего владычества и милости. Павел напомнил галатийским верующим, что благодаря их вере в Иисуса Христа они, подобно Исааку, есть "детьми обетования" (4:28). Они Божьи дети благодаря Его Божественной милости, а не своим собственным человеческим усилиям.

Подобно тому, как Бог не признал Измаила сыном Его обетования, данного Аврааму, поскольку этот сын был зачат обычным образом, Он не признает Своими духовными детьми тех, кто верит в свою собственную добродетельность и в свои собственные достижения.

Показав, что спасение приходит по вере, а не по делам (Рим. 4:1-8), и по милости, а не по закону (ст. 9-17), Павел завершает главу (ст. 18-25), показывая, что вера также приходит благодаря Божественной силе, а не человеческим усилиям. В этих стихах апостол указывает на три аспекта спасительной веры: ее рассмотрение (ст. 18-21), ответ на нее (ст. 22) и ее применение (ст. 23-25).

Рассмотрение веры Авраама

Он, сверх надежды, поверил с надеждою, чрез что сделался отцом многих народов, по сказанному: "так многочисленно будет семя твое". И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное (4:18-21)

В этом месте Павел перечисляет семь ключевых свойств веры Авраама и вообще веры, данной Богом - единственной веры, дающей спасение.

Первое, апостол говорит, что Авраам, "сверх надежды, поверил с надеждою". Слова "надежда" и "вера" родственны, но не тождественны. Надежда в данном случае - это желание, чтобы что-нибудь было истинным или произошло, в то время как вера - это твердая уверенность в истинности, твердая уверенность в том, что что-либо произойдет. Древний патриарх имел надежду, когда с человеческой точки зрения для надежды не было абсолютно никаких оснований. Однако, несмотря на то, что надеяться, казалось было не на что, он верил, что все произойдет так, как сказал Бог.

Объектом веры Авраама был Бог и Его обещания, что он, то есть Авраам, станет отцом многих народов, ибо сказано: "...так многочисленно будет семя твое". Когда Господь вывел Авраама "и сказал: посмотри на небо, и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков", то Авраам "поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность" (Быт. 15:5-6).

Второе, Павел заявил, что Авраам верил Богу "не изнемогши в вере". Изнемочь в вере значит позволить сомнениям затмить и частично разрушить веру. Авраам верил Богу в течение двадцати пяти лет, признавая, как уже упомянул Павел, что Бог животворит мертвых и называет несуществующее как существующее (Рим. 4:17). Насколько нам известно, Авраам не был свидетелем никаких чудес Божьих. Он никогда не видел, как Бог воскрешает человека из мертвых или призывает к существованию кого-нибудь или что-нибудь, что не существовало. Тем не менее, он твердо верил, что для Господа не составляет труда совершить подобное. Комментируя эту свойство веры Авраама, автор Послания к Евреям отмечает: "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: "В Исааке наречется тебе семя"; ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменовании" (Евр. 11:17-19).

Третье, Павел говорит нам, что вера Авраама предохранила его от того, чтобы поддаться своим собственным естественными слабостями. Поскольку вера Авраама в Бога была сильна и непоколебима, его собственное незнание и слабости не были для нее препятствием. Следовательно, он не споткнулся в вере и от того, что тело его было почти столетним. Естественная детопроизводящая сила Авраама уже ушла, омертвела, однако этот физиологический факт не ослабил его веры. Естественная человеческая неспособность не была проблемой для Авраама, поскольку на первом месте у него была вера в сверхъестественного Бога, Который создал его.

За много поколений до Авраама Ной продемонстрировал такую же непоколебимую веру в Бога. Когда Господь велел Ною построить ковчег, он никогда не видел дождя, поскольку всю необходимую влагу земля получала из тумана и росы. Тем не менее, в течение ста двадцати лет Ной честно продолжал строить ковчег по одной лишь причине: такова была Божья воля. Будучи покорным Богу, он собрал животных точно в соответствии с указаниями Господа и ввел их в ковчег до того, как начался дождь, феномен неизвестный до того момента, когда Бог владыческой рукой открыл небесные шлюзы.

"Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег" (Евр. 11:7). Ной построил ковчег не потому, что видел необходимость в нем, а исключительно потому, что в этом состояло его Божественное предназначение. Он не только строил ковчег из-за своей веры в Господа, но строя его, он был также верным "проповедником правды" (2 Пет. 2:5) неверующей толпе, окружавшей его, которая, без сомнения, непрестанно насмехалась над кажущейся глупостью и бессмысленность проекта. Именно такой неустрашимой верой обладал потомок Ноя Авраам.

Четвертое, Авраам не сомневался в Божьем обещании, когда обстоятельства, складывавшиеся вокруг него, казалось, делали невозможным выполнение этого обещания. Когда Бог повторил особое обещание, что Исаак будет рожден Авраамом и Саррой в следующем году, то "и Авраам же и Сарра были стары и в летах преклонных; и обыкновенное у женщин у Сарры прекратилось" (Быт. 18:11-14; ср. 17:21). Но то, что утроба Саррина была в омертвении не было большей помехой для веры Авраама, чем бессилие его собственного тела.

Пятое, Авраам не поколебался неверием в обетовании Божьем. Он не колебался между верой и сомнениями, как часто делают многие верующие. Легко верить Богу, когда с человеческой точки зрения дела идут хорошо. Но когда все плохо, то легче даже не верить Ему. Сарра была женщиной веры, "ибо знала, что верен Обещавший" (Евр. 11:11). Но прежде чем ее вера поднялась до этого уровня неограниченной веры, она смеялась над услышанным ею обещанием Господа, данным ее мужу (Быт. 18:12).

Из фактов, изложенных в книге Бытие, может показаться, что Павел ошибся, говоря о непоколебимой вере Авраама. Когда "было слово Господа к Авраму в видении, и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя весьма велика. Аврам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска. И сказал Аврам: вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой" (Быт. 15:1-3). Авраам открыто признает перед Богом, что не может понять, как может быть выполнено Божественное обещание о наследнике, а тем более о множестве народов. Единственный наследник, которого он имел, это глава слуг Елиезер, который получил бы наследство Авраама, но Елиезер не был сыном, рожденным Саррой.

Но борющаяся вера - это не сомнение, так же как искушение к греху - это не грех. Сам факт, что Авраам пытался понять, как может быть выполнено Божье обещание, указывает на то, что он искал способ его выполнения, хотя и не мог его еще увидеть. Слабая вера может просто уступить сомнениям. Искренняя борьба с духовными проблемами происходит от сильной, праведной веры. Такая вера отвергает сомнения и полагается на Божьи обещания, даже когда не существует доступного воображению человека способа их выполнения. Божье испытание веры Его детей предназначено для усиления их веры, и они должны благодарить Бога за это, даже если испытания кажутся тяжелыми (см. Иак. 1:2-4). Когда Авраам был испытан Богом, он пребыл тверд в вере.

Жан Кальвин мудро заметил, что верующие "не настолько просвещены, чтобы не иметь остатков невежества; и не настолько прочны в сердце, чтобы не иметь сомнений". Христианин, который утверждает, что понимает всю правду Божью и то, как осуществляются все Его обещания, показывает не великую веру, а великую самонадеянность. Праведная вера состоит не в полном понимании, а в полном доверии. "Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11:1).

Шестое, Павел говорит, что вера Авраама характеризовалась тем, что он воздал славу Богу. Праведная вера прославляет Бога; Тот, Кто дает веру, получает всю честь. И наоборот, вера, которая не прославляет Бога, не исходит от Него. Вера в Бога, будучи подтверждением Его заслуживающего доверия характера, - наивысший способ, которым человек может прославить Его, в то время как без веры любые попытки поклоняться, восхвалять, славить Его - это тщетный фарисейский обман. Ап. Иоанн отрезвляюще заявляет, что "не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем" (1 Иоан. 5:10).

Когда царь Навуходоносор под угрозой смерти приказал Седраху, Мисаху и Авденаго поклоняться золотому истукану, они спокойно ответили: "Нет нужды нам отвечать тебе на это. Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что богам твоим служить не будем, и золотому истукану, который ты поставил, не поклонимся" (Дан. 3:16-18). Первостепенной заботой этих трех юношей было почитать, повиноваться и прославлять Бога подобно их предку Аврааму.

Плывя по Средиземному морю в Рим, Павел и его спутники попали в страшный шторм, который грозил кораблю гибелью. Даже выбросив за борт весь груз и вещи, они продолжали тонуть, и все, кроме Павла, оставили надежду на спасение. Лука сообщает, что

"Павел, став посреди них, сказал: мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда; теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль; ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь и сказал: не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою. Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано" (Деян. 27:21-25).

Никакие, даже самые опасные, обстоятельства не могли ослабить веры Павла в своего небесного Отца, и именно посредством такой веры Его дети прославляют и почитают Его более всего.

Седьмое, Авраам был твердо уверен, что Божье обещание надежно и Его силы достаточны, чтобы исполнить обещанное. Это заявление подытоживает тот факт, что его вера в Бога была полной и незаслуженной.

Ответ на веру Авраама







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.008 с.)