ТОП 10:

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многих преступлений (5:16)



Второе различие между поступком Адама и свершением Христа заключено в их мере. В этом отношении, а также и в действенности, Христово оправдание намного больше, чем Адамово осуждение.

В ст. 15 Павел говорит о "преступлении одного", в то время как в ст. 16 он говорит об одном согрешившем, то есть об одном, который преступил закон. В первом случае ударение делается на грехе, во втором - на грешнике. Но основной смысл один и тот же. Это был один грех одного человека, совершенный в одно время, что привело к Божьему суду и осуждению.

Но дар Божьей благодати через Иисуса Христа не как суд. Божий суд Адама и его потомков - лишь за одно преступление. А дар благодати к оправданию не просто от этого единичного преступления, но от многих преступлений, и его результат ведет не просто к восстановлению, но к оправданию.

Джон Мюррей предлагает полезное наблюдение: "Одно преступление требовало не меньше, чем осуждение всех. Но дар оправдания по благодати таков, что он должен искупать многие прегрешения; он не был бы даром оправдания по благодати, если бы не оправдывал от многих преступлений. Поэтому дар благодати по своей природе и действию таков, что снимает многие преступления, в то время как наказание по своей природе и действию обусловлено одним грехом" ("The Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1965], стр. 196).

В этом стихе содержатся две тесно связанные между собой практические истины. Первая заключается в том, что Бог настолько ненавидит грех, что одного греха достаточно, чтобы осудить весь род человеческий и отделить его от Себя. Это не означает, что первый грех Адама был хуже других его грехов или хуже грехов, которые с тех пор совершают люди. Попросту его первый грех был грехом. В то время вкушение запретного плода было единственным грехом, который Адам и Ева могли совершить, потому что Бог дал им лишь одно ограничение. Но любой другой грех имеет подобное же действие, если бы был возможен только он. Подобным образом любой грех, когда-либо совершенный любым человеком, равно как и грех Адама, - это достаточное основание для осуждения всего рода человеческого. В самом деле отрезвляющая мысль.

Другая истина ст. 16 еще более замечательна и непостижима. Она столь же ободряет, сколь первая отрезвляет. Божья любовь к грешнику превосходит Божью ненависть к греху. Несмотря на тот факт, что Бог ненавидит грех настолько, что за любой единичный грех может осудить весь род человеческий, Его любящая благодать, направленная на человека, настолько велика, что Он обеспечивает не только искупление от греха одного человека, но искупление всех людей от всех грехов. Иисус Христос принял на Себя грехи всего мира. "Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их" (2 Кор. 5:19).

Различие в действенности

Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа (5:17)

Третье различие между поступком Адама и свершением Христа касается действенности, способности произвести желаемый результат.

Как уже указал Ап. Павел, один грех одного человека Адама привел к царству смерти (ст. 12-14). Именно на эту истину указывает слово "если", которое передает значение "поскольку". Было установлено, что один греховный поступок Адама навлек царство смерти. Но едва ли это было целью первородного греха. Адам и Ева согрешили не потому, что хотели умереть; они согрешили, поскольку надеялись стать подобными Богу. Их грех породил результат, противоположный их ожиданиям, и это подчеркивает, что искуситель обманул их. Как отмечено выше, вместо того, чтобы стать более похожими на Бога, они стали более непохожими на Него.

Один поступок одного Человека Иисуса Христа, напротив, дал в точности желаемый результат. Божественной целью жертвы Иисуса на кресте было то, чтобы те, кто приемлет полноту от этого не имеющего себе равных действия благодати и дар праведности, царствовали в жизни посредством Единого, Который умер за них, то есть Иисуса Христа.

Одномерным результатом поступка Адама была смерть, в то время как результат свершения Христа - это жизнь, которая многомерна. Христос предлагает не просто жизнь, но обильную жизнь, жизнь, которая изобилует (ст. 15; ср. Иоан. 10:10). В Христе искупленные получают как дар не только обильную жизнь, но и праведность (ср. 2 Кор. 5:21). Они царствуют в этой праведной жизни вместе с их Господом и Спасителем. Они обладают праведной, славной, вечной жизнью Самого Господа.

"Практическое применение" этой великой истины заключается в том, что Тот, Кто даровал нам духовную жизнь, будет осуществлять ее в нас. "Будучи уверен в том, - заверял Павел филиппинских верующих, - что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6). Великий Бог преобразовывает и совершает жизнь. "Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5:17).

Царствовать в жизни посредством Христа означает также иметь власть над грехом. Позже в своем послании Павел говорит: "Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности" (6:17-18). Как верующие мы знаем из своего опыта и из Св. Писания, что все еще имеем проказу греха, все еще одеты в грешные лохмотья своей прежней природы (см. Ефес. 4:22). Но грех больше не представляется сущностью или господином для верующего. В Христе мы выше греха, мы победители над ним (1 Кор. 15:57).

Различие в сущности

Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие (5:18-19)

Четвертое различие между поступком Адама и свершением Христа касается их сущности. Данные два стиха подводят итог аналогии между Адамом и Христом.

Так же, как слово "многие" в ст. 15, Павел, по-видимому, использует слово "все" в ст. 18 для параллелизма, хотя в этих двух случаях слова передают различное значение. В то время как в выражении "подверглись смерти многие" в ст. 15 подразумеваются все люди, в выражении "всем... оправдание к жизни" имеются в виду исключительно те, кто верит в Христа. Этот стих не учит универсализму, как на протяжении столетий полагали некоторые. Из других частей послания, включая первые два стиха этой главы, абсолютно ясно, что спасение приходит только к тем, кто имеет веру в Иисуса Христа (см. там же 1:16-17; 3:22, 28; 4:5,13).

Главное в учении, которое Павел излагает в этих двух стихах, это то, что сутью преступления Адама (ст. 8а) было непослушание (ст. 9а), в то время как суть праведности Христа - послушание (ст. 19б). Когда Бог велел Адаму не есть запретного плода, Адам ослушался и навлек смерть. Когда Бог послал Своего Единородного Сына в мир на страдания и смерть, то Сын повиновался и принес жизнь.

Слово "сделать" переведено с греческого слова "катистеми" и передает здесь значение установления или становления. Непослушание Адама привело к тому, что он и его потомки сделались грешными по своей природе и сущности. Подобным образом, но с прямо противоположным результатом, послушание Христа привело к тому, что верующие в Него, сделались праведными по своей природе и сущности.

От самого начала и до самого конца земная жизнь Иисуса характеризуется совершенным послушанием Его небесному Отцу. Даже в возрасте 12 лет Он напомнил Своим родителям, что Он должен участвовать в делах Своего Отца (Лук. 2:49). И единственной целью Иисуса на земле было выполнение воли Его Отца (Иоан. 4:34; 5:30; 6:38; ср. Матф. 26:39, 42). В Своем воплощении Он "смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Фил. 2:8).

В человеке, который искренне принадлежит Иисусу Христу, будет отражаться этот же дух послушания, поскольку он имеет в себе жизнь Самого Христа. Когда человек верит в Иисуса Христа, то он не только объявляется праведным с точки зрения суда, но действительно делается праведным, то есть получает внутреннюю праведность, которая должна принести и приносит плод. Поскольку верующий существует в плоти, он будет иметь недостатки и слабости плоти, и его праведность не будет явлена в совершенстве. Но если жизнь человека характеризуется грехом и не являет плода Св. Духа (Гал. 5:22-23), то этот человек не может иметь законной надежды на Христа. Человек, которого Христос сделал праведным, будет жить праведно.

Истинные верующие могут искренне воспеть о практическом использовании этой истины вместе с X. Г. Спаффордом в его замечательном гимне:

Что в мире сравнится с усладой такой?
Мой грех весь, как есть, целиком,
К кресту пригвожден, и я Кровью святой
Искуплен всесильным Христом.

Различие в силе

Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность и жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим (5:20-21)

Пятое и последнее различие между поступком Адама и свершением Христа касается силы.

Как Павел более полно объяснит в 7-ой главе, побуждающей силой человеческого греха есть закон, который пришел после, и таким образом умножилось преступление. Зная, что он будет обвинен в противоречивости и в том, что он якобы говорит злое о том, что Сам Бог открыл через Моисея, Павел ясно заявляет, что "закон свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7:12). Тем не менее, Божий закон вызвал умножение преступлений.

Следует отметить здесь, что Божий закон - обрядовый, нравственный или духовный - никогда не был средством спасения. Божественно предписанное место, которое он имел в Божьем замысле, было дано ему временно. Как заметил исследователь Библии Ф. Ф. Брюс: "Закон не имеет постоянного значения в истории искупления" ("The Letter of Paul to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1985], стр. 121). Павел уже заявил, что Авраам был оправдан Богом исключительно на основе его веры - абсолютно вне зависимости от добрых дел, которые он совершил, за несколько лет до своего обрезания и за много столетий до того, как был дан закон (4:1-13).

Закон был производным элементом в Божьем замысле искупления и отвечал временной цели, никогда сам по себе не будучи искуплением. Неповиновение закону никогда не осуждало душу на пребывание в аду, и послушание закону никогда не приводило душу к Богу. Грех и его осуждение были в мире задолго до закона. То же самое можно сказать о пути, дающем возможность избежать грех и осуждение.

Бог дал закон через Моисея как пример праведности, но не как средство ее достижения. Закон не обладает силой, дающей праведность, но для человека, который принадлежит Богу и искренне желает выполнять Его волю, он служит руководством к праведной жизни.

Закон определяет конкретные преступления, чтобы можно было легче увидеть их греховность, и таким образом способствует тому, чтобы люди легче осознавали себя как грешников. По этой причине закон также имеет силу побуждать людей к неправедности, не потому что закон зол, но потому что люди злы.

Человек, который читает в парке объявление, запрещающее срывать цветы, а затем рвет их, проявляет свой естественный инстинктивный бунт, направленный против властей. Это абсолютно нормальное объявление; то, о чем в нем идет речь, абсолютно законно и правильно. Но поскольку оно налагает ограничение на свободу людей поступать так, как им хочется, оно вызывает возмущение и побуждает некоторых людей поступать так, как в иной ситуации им даже не пришло бы в голову.

Закон, следовательно, побуждающая причина как к праведности, так и к неправедности. Необузданных людей он побуждает к непослушанию и неправедности, к которым они уже предрасположены. Людей, которые верят в Бога, закон побуждает к послушанию и праведности.

Снова обращая внимание на ту истину, что искупительное свершение Христа намного больше, чем приведший к осуждению поступок Адама, Ап. Павел торжествует: "А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать". Божья благодать не только превосходит один грех Адама, но превосходит все грехи человечества.

Подобно искусному ткачу, Павел собирает все нити вместе в своем гобелене об искупительной истине, провозглашая: "Как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим".

Умереть, чтобы жить

Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога (6:1-10)

В ранней юности Джон Ньютон убежал из Англии и поступил в команду невольничьего корабля. Несколько лет спустя, он сам был отдан в услужение черной жене белого работорговца в Африке. С ним жестоко обращались, и он питался остатками со стола этой женщины и диким бататом, который он выкапывал по ночам. После побега он некоторое время жил среди туземцев, и в конце концов, ему удалось самому стать морским капитаном, став которым, он вел страшно неправедную и распутную жизнь. Но после своего чудесного обращения в 1748 году он возвратился в Англию и стал самоотверженным и неутомимым проповедником Благой вести в Лондоне. Он оставил потомкам множество гимнов, которые и сегодня находятся среди самых популярных гимнов в мире. Самый известный и самый любимый из них гимн "О, благодать, спасен тобой!" Ньютон стал пастором одной из церквей в Англии, и до сих пор на церковном кладбище можно видеть эпитафию, которую написал он сам ("Out of the Depths: An Autobiography" [Chicago, Moody, n.d.], стр.151):

"Джон Ньютон, священник, некогда безбожник и распутник, слуга рабов в Африке, был милостью нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа сохранен, оживотворен, прощен и поставлен учить вере, которую он долго старался уничтожить".

Как мог такой испорченный, провозгласивший себя врагом веры человек прийти к тому, чтобы говорить вместе с Павлом: "Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение. Меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии" (1 Тим. 1:12-13)? Как мог этот апостол обращаться к коринфским верующим, как к "освященным во Христе Иисусе, призванным святым" (1 Кор. 1:2) и в то же время говорить им: "Или не знаете, что неправедные царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники - Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас" (6:9-11а)? Павел немедленно дает ответ, напоминая им, что они "оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего" (ст. 116).

Об этих и подобных жизненно важных вопросах говорит Павел в главах 6-8 Послания к Римлянам. В этом месте послания он дает новое развитие своему учению о спасении и его практическом влиянии на спасенных. После широкого обсуждения человеческого греха и его искупления через Иисуса Христа апостол переходит к теме о святости верующих - праведной жизни, которую Бог требует от Своих детей и которую дает им - жизни в послушании Его Слову, данной силой Его Духа.

В своем послании галатийским церквям Павел дает краткое и замечательное изложение Божественного принципа, делающего возможным преобразование жизни: "Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал. 2:20).

В Рим. 6:1-10 Павел связывает три элемента в своей защите праведной жизни верующего: соперник (ст. 1), ответ (ст. 2), аргументы, объясняющие и защищающие ответ (ст. 3-10).

Соперник

Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? (6:1а)

Как это часто бывало, Павел предвидел главные возражения своих критиков. Задолго до написания послания он и Варнава, и без сомнения остальные апостолы, учителя и пророки, уже сталкивались со значительным противодействием проповеди о спасении исключительно по благодати. Типичный религиозный еврей тех времен не мог понять, как можно угодить Богу без строгой приверженности Моисеевому и раввинскому закону. Для них соответствие этому закону было воплощением благочестия.

В то время, как Павел и Варнава проповедовали в Антиохии Сирийской, некоторые иудеи, исповедовавшие веру в Христа, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись. Когда же произошло разногласие и не малое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим" (Деян. 15:1-2). Когда эти двое прибыли в Иерусалим, то некоторые другие иудеи, которые заявляли, что они христиане, а также группа следующих букве закона фарисеев выступили против их учения "и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедывать соблюдать закон Моисеев" (Деян. 15:5). На Соборе в Иерусалиме Петр смело заявил, что Бог "не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их. Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они" (Деян. 15:9-11). После дальнейших разъяснений Павла и Варнавы и после заключительного слова Иакова совет единодушно признал, что покорность закону Моисея никак не влияет на спасение, и он не должен быть обязательным ни для какого верующего, ни для язычника, ни даже для еврея (см. ст. 12-29).

Несколько лет спустя, возвратившись в Иерусалим после сбора пожертвований множества нееврейских церквей для нуждающихся верующих в Иудее, Павел искал способ снискать расположение незрелых еврейских верующих, а также уменьшить противодействие неверующих иудеев - он пошел в храм и совершил обряд. Когда несколько неверующих иудеев из Азии увидели его в храме, то ложно предположили, что он осквернил храм, введя язычников в запрещенную часть храма. Они едва не вызвали беспорядков в городе, когда кричали: "Мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввел в храм и осквернил святое место сие" (Деян. 21:28-36).

Ап. Павел также знал о другой крайности - некоторые читатели будут неправильно толковать его утверждение о том, что "когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. 5:20). Они будут безрассудно обвинять его в том, что он учит, будто грех прославляет Бога, вызывая увеличение Его благодати. Если бы это было так, рассуждают они, то люди не просто были бы вольны грешить, но обязаны грешить, чтобы дать возможность Богу увеличить Его благодать. Если все спасение от Бога и все по благодати и если Бог прославляется распространением благодати, то грешное сердце может быть склонно к таким рассуждениям: "Чем больше греха, тем больше благодати; следовательно, людям следует грешить без ограничения". Или, подобно другим, решить: "Если Богу приятно оправдывать неправедных, о чем ясно говорится в Рим. 4:5, то учение о благодати обещает награду за неправедность, поскольку она дает Богу больше возможностей проявить Свою благодать".

Именно такое извращенное толкование проповедовал печально известный Распутин, религиозный советник семьи Романовых, правившей в России в конце XIX - начале XX столетия. Он проповедовал (и сам был примером) антиномистическую точку зрения на спасение посредством многократного греха и ложного покаяния. Он верил в то, что чем больше человек грешит, тем больше благодати дает ему Господь. Так что чем больше человек бесконтрольно грешит, тем больше дает возможностей Богу прославиться. Распутин заявлял, что если вы просто обыкновенный грешник, то не даете Богу возможности продемонстрировать Свою благодать, поэтому вам необходимо быть чрезвычайным грешником.

Павел уже отверг подобное утверждение: "Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? - говорю по человеческому рассуждению". Апостол очень ясно отвечает на свой собственный вопрос: " Никак. Ибо иначе как Богу судить мир?"(Рим. 3:5-6). Далее он прямо осуждает тех, кто учит извращенной мысли: "Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро" (ст. 8).

Иудеи, приверженцы закона, обвиняли апостола именно в некоем виде антиномизма, в отрицании Божьего закона и в отстаивании морального и духовного права поступать так, как хочется, которое предположительно оправдано на основе того, что такая жизнь действительно прославляет Бога. Эти оппоненты особенно трудно воспринимали мысль о спасении на основе лишь одной веры, независимо от дел. Добавить к этой доктрине идею о том, что увеличение греха как-то увеличивает Божью благодать, значит соединить проклятие с еще худшим проклятием. В попытке защитить веру от нависшей над ней опасностью, они порождают другую опасность: идею о том, что спасение, так же как и духовность, даже для верующих в Иисуса Христа, происходит от соответствия внешним законам.

На протяжении истории Церкви некоторые христианские группы впадали в подобные ошибки, настаивая на том, что выполнение бесчисленного количества созданных людьми правил и обрядов необходимо для истинного благочестия. В виде крайнего следования обрядам или строго определенного кодекса поведения люди, путем добавлением строгих требований собственного изобретения, старались защитить и поддержать в чистоте Благую весть о благодати, которая дается лишь по вере.

Церковь также всегда подвергалась опасности осквернения лжеверующими, которые безнравственно использовали свободу Благой вести для оправдания греха. Как говорил Ап. Иуда: "Вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа" (Иуд. 4).

Здесь Павел наносит смертельный удар по этому типу антиномизма. Более того, он делает это, не уступая ни пяди земли тем, кто отрицает, что Божьей благодати достаточно для спасения. Ведомый Св. Духом, апостол избегает крайностей законничества с одной стороны и безнравственности с другой. Он никогда не отказывался от Божьей благодати, чтобы примириться с законничеством, и не отказывался от Божьей праведности, чтобы примириться с безнравственностью.

Как разъясняется на страницах Св. Писания от Бытия и до Откровения, спасительные взаимоотношения с Богом неразрывно связаны с праведной жизнью, а праведная жизнь возможна благодаря Божьему труду в сердце и через сердце истинного верующего. В Божьем искупительном действии в сердце человека истинная святость - это такой же дар Божий, как рождение свыше и духовная жизнь. Жизнь, которая в своей основе не отмечена святостью, не имеет оснований для спасения. Верно, что ни один верующий не безгрешен до тех пор, пока он не присоединится к Господу в результате смерти или взятия живым на небо, но мнимый верующий, который упорно пренебрегает властью Христа и Его нормами праведности, вследствие своего ослушания не имеет никаких оснований на Христово заступничество. Именно эту главную истину Благой вести Павел убедительно отстаивает в Рим. 6-7.

В свете всепроникающего антиномизма наших дней, верующему очень важно понимать мысль о неразрывной связи между оправданием и освящением как составляющими спасения; между новой жизнью в Христе и жизнью святости, которую требует и которую дает Иисус. Из-за своих небиблейских учений о "легкой вере" и мирского образа жизни служителей и членов церквей многие церкви, стоящие под знаменами евангельского течения, дают мало свидетельств искупления и святости, которые непременно сопутствуют спасительной благодати.

"Что же скажем на такие глупые утверждения? - спрашивает апостол и риторически прибавляет, - оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать?" "Епимено" (продолжать) имеет значение привычного постоянства. Это слово иногда обозначало ситуацию, при которой человек намеренно жил в определенном месте, делая его местом постоянного проживания. Именно это слово использовал Ап. Иоанн по отношению к определенным иудейским начальникам, которые упорствовали в попытках обвинить Иисуса в том, что Он противоречит закону Моисея (Иоан. 8:7).

Ап. Павел говорит не о грехах, совершаемых верующими время от времени вследствие слабости и несовершенства плоти. Он говорит о произвольном, обдуманном совершении греха, ставшем нормой жизни.

До спасения грех не может быть ничем иным, кроме установившегося способа жизни, поскольку грех в лучшем случае портит все, что делает неспасенный. Но верующий, который имеет новую жизнь, и которого не покидает Дух Божий, не имеет оправданий для того, чтобы продолжать оставаться в грехе. Возможно ли для него пребывать в успокоенных взаимоотношениях с грехом, в которых он был до спасения? Выражаясь богословскими терминами, может ли оправдание существовать без очищающего освящения? Может ли человек получить новую жизнь и продолжать жить по-старому? Неужели Божье дело искупления не порождает терпение и стойкость в тех, кто искуплен? Еще раз переформулируем вопрос: "Может ли человек, который упорствует, живя как дитя сатаны, быть воистину возрожденным как дитя Бога?" Многие отвечают: "Да". Павел говорит, что нет, о чем ясно сказано во 2-ом стихе.

Ответ







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.013 с.)