ТОП 10:

Авраам не был оправдан на основании закона



Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование - быть наследником мира, но праведность веры. Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обетование; ибо закон производит гнев, потому что, где нет закона, нет и преступления (4:13-15)

В этом отрывке выражена вторая мысль Павла о спасении Авраама: Авраам не только не был оправдан благодаря обряду обрезания, но не был также оправдан благодаря соблюдению закона Моисея. И снова хронология еврейского Св. Писания доказывает точку зрения Павла. Как хорошо знает каждый еврей, закон был открыт Моисею более чем через пять столетий после того времени, когда жил Авраам, и патриарх, со всей очевидностью, не мог знать требований закона.

Человек никогда не был способен прийти к Богу посредством внешних обрядов или норм поведения. Когда Авраам был объявлен праведным перед Богом, он не был обрезан, не обладал он и законом Моисея. Обрезание еще не требовалось Богом, и закон Им еще не был открыт. Следовательно, "не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование - быть наследником мира, но праведностью веры".

Обетование Аврааму заключалось в Божьем завете с ним, в котором патриарху было сказано, что его потомки будут наследниками мира (Быт. 12:3; 15:6; 18:18; 22:18). При рассмотрении Божьего обетования Аврааму видны четыре важные истины.

Первая: обетование включало в себя землю (см. Быт. 15:18-21), в которой будет жить Авраам, но которой не будет обладать, и лишь пять столетий спустя Иисус Навин руководил израильтянами в покорении Ханаана.

Вторая: обетование включало народ, который будет так многочислен, что его невозможно будет подсчитать, как песок на земле или звезды на небе (Быт. 13:16; 15:5). В конце концов Авраам станет "отцом множества народов" (Быт. 17:5; ср. Рим. 4:18).

Третья: обетование включало благословение целого мира через потомков Авраама (Быт. 12:3).

Четвертая: обетование будет осуществлено так, что будет дан Искупитель, Который будет потомком Авраама и через Которого весь мир будет благословлен обеспечением спасения. Это обещание Аврааму было в сущности провозглашением ему Благой вести (Гал. 3:8). Авраам поверил в эту Благую весть, и даже когда Исаак, единственный Божественно обещанный наследник, был близок к тому, чтобы быть принесенным в жертву, Авраам верил, что Бог каким-либо образом "усмотрит Себе агнца для всесожжения" (Быт. 22:8). Через Послание к Евреям Господь дает прекрасное откровение о степени понимания и веры Авраама. "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: "в Исааке наречется тебе семя"; ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование" (Евр. 11:17-19).

Иисус говорил неверующим еврейским религиозным деятелям: "Авраам, отец ваш, рад был бы видеть день Мой: и увидел и возрадовался" (Иоан. 8:56). Необъяснимым образом Авраам предвидел пришествие Мессии, Который будет рожден, как один из его обещанных потомков. И через потомка Мессию, Христа, Авраам благословит весь мир и будет наследником мира. Ссылаясь на еврейский текст Быт. 22:17-18, Павел дает толкование Слова Божьего, говоря что "Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос" (Гал. 3:16). Позже в этой же главе апостол говорит обо всех верующих язычниках и евреях, что "если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники" (ст. 29). В Нем они становятся частью единого духовного семени: "...которое есть Христос".

Все верующие составляют единое целое в Иисусе Христе, "один дух" (1 Кор. 6:17). Поскольку верующие отождествляются с Божьим Единородным Сыном, они сами становятся детьми Божьими. "Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы - дети Божий, - заявляет Ап. Павел ниже в Послании к Римлянам, - а если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8:16-17).

Не человеческое происхождение от Авраама, а духовное происхождение от него через следование его примеру в вере делает верующего наследником и Авраама, и Христа. Как напомнил Павел коринфским верующим, большинство из них, без сомнения, были язычниками, но человеческое происхождение ничего не означает, когда рассматривается положение человека перед Богом.

"Итак никто не хвались человеками, ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, - все ваше; вы же - Христовы, а Христос - Божий" (1 Кор. 3:21-23). С другой стороны, Иисус сказал неверующим еврейским вождям, что хотя физически они потомки Авраама, духовно они дети диавола (Иоан. 8:44).

Оправдание никогда не было по Закону, как оно никогда не было также следствием обрезания. В греческом тексте подразумевается не какой-то определенный закон, а любой закон.

Следовательно, Павел говорил не только о законе Моисея, но и о Божьем законе в самом широком смысле, подразумевая все Божьи заповеди и нормы. Он также говорил вообще о соблюдении законов человеком, в чем многие иудеи видели способ спасения.

Как Павел поясняет дальше в послании, Божий закон "свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7:12; ср. Гал. 3:21). Но закон никогда не давался как средство спасения, даже для иудеев. "А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: "проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона" (Гал. 3:10). Человек, который верит в свою способность спастись, придерживаясь закона, проклят вследствие невозможности соблюдать Божий закон в совершенстве. Павел считал свои предыдущие усилия по соблюдению закона духовными долгами, потерями и вздором (Фил. 3:7-8).

Целью закона было открыть Божьи совершенные нормы праведности и показать людям, что они не способны своими собственными силами жить в соответствии с этими нормами. Знания об этой неспособности должны вести людей к вере в Бога. Закон был "детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24).

Бог никогда не признавал никакой праведности, кроме праведности веры в Него, и эта праведность, как данная и вмененная Им праведность, приходит через Его милость. Иисус Христос не только объект нашей веры, но также ее Первопричина и ее Совершитель (см. Евр. 12:2).

Авраам был оправдан, поскольку он верил Божьему обещанию и, как сказал уже Павел в этом послании, эта вера "вменилась ему в праведность" (Рим. 4:3; ср. Быт. 15:6). Точно так же, когда человек верит Божьему обещанию спасения посредством веры в Его Сына Иисуса Христа, этот акт веры вменяется ему, как праведность самого Христа (1 Кор. 1:30; 2 Кор. 5:21).

Вера Авраама была не в то, чем он обладал, а в то, что ему было обещано.

"Верою Авраам повиновался идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог" (Евр. 11:8-10).

Примером веры Авраама была его готовность идти в землю, которую он никогда не видел, которая была обещанным наследием, которым он никогда не будет обладать. Авраам отправился в эту землю и жил там, как чужестранец, поскольку его основной надеждой было унаследование "города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог".

Павел продолжает объяснять: "Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обещание". Если бы люди были способны в совершенстве соблюдать Божий закон, они бы в самом деле были наследниками Бога. Это конечно же невозможно, но если бы это было правдой, то сделало бы веру тщетной и Божье обетование бездейственным.

Вера способна получить все, что обещает Бог. Если бы, с другой стороны, Божье обещание можно было получить только через соблюдение закона, что было невозможно ни для Авраама, ни для его детей, то упраздняется вера. Иначе говоря, основывать обетование на невыполнимых условиях - это значит упразднять его.

Закон не может спасти, поскольку закон производит гнев. Чем больше человек старается оправдать себя, придерживаясь Божьего закона, тем больше он доказывает свою неспособность сделать это вследствие своей греховности и тем большее наказание и гнев он навлекает на себя. Точно так же, как закон открывает Божью праведность, он открывает и греховность человека.

Как комментирует Павел ниже в Послании к Римлянам:

"Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак; но я не иначе узнал грех, как посредством закона, ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: "не пожелай". Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание; ибо без закона грех мертв. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею" (Рим. 7:7-11).

"Для чего же закон?" - риторически спрашивает Павел галатийских верующих. "Он дан, - поясняет он, - по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан чрез Ангелов, рукою посредника" (Гал. 3:19). Как уже отмечалось, закон не был дан, чтобы спасти нас, но чтобы быть нашим "детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24).







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.130 (0.006 с.)