ТОП 10:

Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? (6:1б-2)



Тотчас отвечая на свой собственный вопрос, Павел восклицает с очевидным ужасом: "Никак". "Me геноито" буквально и точно переводится словом "никак", и это самое сильное выражение отрицания в греческом языке Нового Завета. Это выражение только в этом послании Павла используется около 14 раз. Апостол уже использовал его три раза в 3-ей главе Послания к Римлянам (ст. 4, 6, 31) и будет использовать еще 6 раз (см. 6:15; 7:7, 13; 9:14; 11:1, 11). Оно несет тот смысл, что оскорбительная идея такого рода никогда не могла быть принята как правда.

Само предположение, что грех может каким-то образом быть приятным Богу или прославить Его, было Павлу ненавистно. Эта ложь слишком очевидна, чтобы заслуживать детального опровержения. Она заслуживает лишь осуждения.

Но чтобы его читатели не подумали, что он избегает сложной проблемы, апостол, кажется, почти кричит о том, почему понятие, что грех приносит славу Богу - мерзость и абсурд. В этом месте он не вдается в рассуждения, но использует короткий и привлекающий внимание риторический вопрос: "Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?"

Ап. Павел не признает утверждение своих противников заслуживающим доверия. Он не обсуждает истину, он ее провозглашает. Человек, который жив в Христе, умер для греха, и невероятно и противоречиво предполагать, что верующий впредь сможет жить в грехе, от которого он был освобожден смертью. Божья благодать дана с единственной целью спасения от греха, и только крайне развращенный ум, используя крайне извращенную логику, может доказывать, что пребывание в грехе, от которого он был предположительно спасен, каким-либо образом прославляет святого Бога, Который отдал Своего Сына, чтобы освободить людей от неправедности.

По той же причине следует признать, что человек, который умер для одного образа жизни, больше не может жить в нем. Ап. Павел говорил не о настоящем состоянии верующего как ежедневно умирающего для греха, но о действии, произошедшем в прошлом ("апотнеско" - второе действительное время аорист) и состоящем в смерти для греха. Павел говорит, что невозможно для христианина пребывать в постоянном состоянии греховности. Действие в этом смысле совершилось раз и навсегда.

И снова, человек в сущности не умирает постоянно. Если его смерть реальна, то она постоянна. Человек, который истинно умер для греха, не может жить в нем. И в духовной, и в физической сфере смерть и жизнь несовместимы. Следовательно, ни из логических соображений, ни из богословских духовная жизнь не может сосуществовать с духовной смертью. Мысль о том, что христианин может постоянно жить в грехе, не только не Библейская, она лишена здравого смысла. Христиане, конечно же, до своего спасения могут совершить множество грехов, но они не могут жить постоянно в этих грехах, как они жили раньше. "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, - заявляет Ап. Иоанн, - потому что семя Его пребывает в Нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1 Иоан. 3:9). Это означает, что христианам не только не следует продолжать жить в грехе, но они и не могут продолжать так жить.

Апостол недвусмысленно говорит о преизобильности Божьей благодати. Но утверждение о том, что "когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (5:20б), сосредоточивает внимание на Божьей благодати и восхваляет ее, а не человеческий грех. Это утверждение говорит о том, что не существует ни одного слишком большого греха, чтобы Бог не мог простить его, и даже все грехи человечества во все времена - прошедшие, настоящие и будущие - с избытком покрываются неизмеримым обилием искупительной Божьей благодати.

Далее Павел заявляет так же определенно, что подлинно оправданная жизнь есть и будет оставаться очищенной жизнью. Для целей систематического богословия и чтобы сделать Божий труд искупления более понятным для ограниченного человеческого ума, мы часто говорим об освящении как о следующем за оправданием действии. Конечно же, этому есть объяснение, поскольку оправдание включает в себя то, что часто называется юридической декларацией о праведности, которая полна и вечна. Но оправдание и освящение - это не различные стадии в спасении; скорее это различные стороны непрекращающегося Божьего труда искупления в жизни верующего, в результате которого Он не только объявляет человека праведным, но воссоздает его, чтобы сделать праведным. Святость - это такой же труд Бога в верующем, как и любой другой элемент искупления.

Когда человек получает искупление, Бог не только объявляет его праведным, но и начинает развивать в нем Христову праведность. Таким образом, спасение не только законное действие, но и неизбежно имеет результатом чудо преобразования.

Рост в христианской жизни - это всегда процесс, который не может быть завершен "до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6). Не существует истинного обращенного в Христе, в котором не свершилось бы оправдание, и в котором не началось бы юридическое и фактическое освящение. Другими словами, не может быть разрыва между оправданием и освящением. Однако всегда с неизбежностью существует абсолютный и постоянный разрыв между прошлой личностью и нынешней. В Христе старая личность стала трупом; а труп не может иметь признаков жизни.

Прошлый человек, прошлая личность неисправимы. Они не праведные частично или грешные частично, но абсолютно грешны и не обладают ни малейшей внутренней возможностью стать праведными и угодными Богу. Новый человек, напротив, это преобразованная, духовно возрожденная личность. Он сделан угодным Богу через Иисуса Христа, и его новая сущность абсолютно благочестива и праведна. Он еще не совершенен и не прославлен, но уже духовно жив, и святость совершает в нем свою работу. Новый человек продолжит возрастать в этой святости, и не важно, что это может происходить медленно, с запинками, поскольку по самой своей природе жизнь растет. Д-р Дональд Грей Барнхауз писал: "Святость начинается там, где кончается оправдание, и если святости нет, мы вправе заподозрить, что оправдание не начиналось" ("Romans", vol. 3 [Grand Rapids: Eerdmans, 1961], 2:12).

Следовательно, просто не существует такого понятия, как оправдание без освящения. Не существует такого понятия, как благочестивая жизнь, без богоугодного образа жизни. Истинно спасенный человек живет новой и благочестивой жизнью в новом и благочестивом царстве. Отныне и вовек он живет в Божьем царстве благодати и праведности и никогда больше не сможет жить в сатанинском царстве эгоизма и греха. Как обыкновенный греховный, неисправимый человек не может скрыть, кто он такой, так не может этого сделать и духовно возрожденный, преобразованный человек.

И снова, спасение - это не только дело, но и преобразование, и не только юридическое, но и фактическое. Христос умер не только за то, что мы сделали, но и за то, что мы есть. Павел говорит верующим: "Ибо вы умерли и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге" (Кол. 3:3). Еще более ясно он заявляет, что "кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5:17).

Итак, фраза "умерли для греха" выражает главную мысль всей главы, остальная часть которой существенна как развитие этой главной истины. Невозможно быть живым в Христе и одновременно живым для греха. Это не значит, что верующий в какой-либо момент времени, перед тем как идти к Христу, абсолютно безгрешен. Однако с момента своего возрождения он абсолютно отделен от господствующей силы греха, от греховной жизни, из-за которой Христос умер, чтобы освободить его. Смысл этого важнейшего факта раскрывается в следующем тексте.

Аргументация

Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога (6:3-10)

Мысль о том, что верующий может славить Бога, продолжая оставаться в грехе, по-видимому, была распространена в римской церкви и в других местах, иначе Павел не уделил бы ей такого внимания. В ряду из четырех логических последовательных принципов Павел строит свои рассуждения на основе сказанного в ст. 2 - человек, который умер для греха, не может продолжать жить в нем.

Мы крещены в Иисуса Христа

Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса (6: За)

Первый принцип состоит в том, что все истинные христиане крещены в Христа Иисуса.

Когда Иоанн Креститель крестил в воде для покаяния в грехе, ясной и очевидной целью было обращение в праведность. Во время крещения Иоанном грешник отрекался от своих грехов и благодаря символическому обряду очищения начинал испытывать свою связь с Мессией и Его праведностью. Крещение представляет собой отождествление.

Кеннет С. Уэст определяет данное конкретное использование слова "баптизо" (быть крещенным) как "введение или помещение человека или вещи в новое окружение или в соединение с чем-нибудь другим так, чтобы изменить его положение или его взаимоотношения с предыдущим окружением или положением" ("Romans in the Greek New Testament" [Grand Rapids: Eerdmans, 1955], стр. 96-97).

В своем первом письме в Коринф Павел говорит об израильтянах, которые крестились в Моисея (1 Кор. 10:2), что символизировало для людей их отождествление или прочное единство с Моисеем как с Божьим представителем и вождем и признание его власти над собой. Благодаря этой тождественности и подчинению они разделяли начальство, последующие благословения и славу Моисея. Верующие израильтяне как бы слились с Моисеем, который слился с Богом. Подобным образом, но неизмеримо более глубоко и постоянно все мы, то есть все христиане, крещены в Христа Иисуса. Таким образом, мы постоянно погружены в Него, чтобы сделаться одним целым с Ним. Следует здесь отметить, что греческое слово, как и сама концепция, предусматривает водное крещение с погружением в воду.

В других посланиях Павел указывает на важность водного крещения в соответствии с прямыми указаниями Господа (см. 1 Кор. 1:13-17 и Ефес. 4:5). Но не только о внешнем проявлении крещения он говорит здесь. Он метафорически говорит о духовном погружении верующих в Христа через Св. Духа, о внутреннем единстве верующих с их Божественным Господом. Именно эту истину имел в виду Иисус, когда сказал: "И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Матф. 28:20), и которую Ап. Иоанн описывал как "наше общение - с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом" (1 Иоан. 1:3). В 1-ом Послании к Коринфянам Ап. Павел говорит о том, что верующий - один дух с Христом (1 Кор. 6:17), и он объясняет галатийским верующим, что "все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись" (Гал. 3:27). В каждом случае речь идет о полном соединении с Христом.

Именно в свете этой непостижимой истины Павел столь строго осуждает половую распущенность некоторых коринфских верующих. Он с негодованием восклицает: "Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!" (1 Кор. 6:15).

Как отмечено выше и повсеместно в Послании к Римлянам, спасение выражается не только в том, что Бог полагает грешника праведным, но и в том, что Он дарует ему новый праведный характер и новую природу. Праведность верующего в Христе - это и земная, и небесная реальность. Иначе это не было бы реальностью вовсе. Его новая жизнь - это благочестивая жизнь. Вот почему для истинного верующего невозможно продолжать жить прежней греховной жизнью, как это было до спасения.

Многие люди истолковывают доводы Павла в Рим. 6:3-10 как указание на водное крещение. Однако Павел лишь использует физическую аналогию водного крещения, чтобы учить о духовной реальности соединения верующих с Христом. Водное крещение - это внешнее отождествление внутренней реальности - веры в смерть Иисуса, Его погребение и воскресение. Павел не был сторонником спасения посредством водного крещения; что противоречило бы всему, что он уже сказал в Рим. 3:5 (где нет никакого упоминания о водном крещении) о спасении через благодать, а не по делам.

Водное крещение - это открытое проявлением веры в Бога. Ап. Петр говорил, что крещение - это признак спасения, поскольку оно дает внешнее свидетельство о внутренней вере в Христа (1 Пет. 3:21). В Тит. 3:4-5 сказано то же самое: "Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Св. Духом". В Деян. 22:16 Павел говорит: "Итак, что ты медлишь? встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа (Иисуса)". В этих стихах не сказано, что человек спасается водой, но что водное крещение - это символ искренней спасительной веры.

Римские верующие были хорошо осведомлены о символе крещения. Когда Павел говорит "неужели не знаете", то фактически он имеет в виду: "Неужели вы не осведомлены о значении своего собственного крещения? Вы забыли, что символизирует ваше крещение?" Они не знали, что водное крещение символизирует духовную реальность погружения в Иисуса Христа. Трагедия состоит в том, что многие ошибочно принимают символ водного крещения в качестве средства спасения, а не признака этого спасения. Подменить реальность образом значит уничтожить эту реальность, которая в данном случае - спасение по благодати только через веру в Христа.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.006 с.)