Каузальное объяснение и понятие закона



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Каузальное объяснение и понятие закона



М. Вебер разрабатывает принцип каузального объяснения социальных явлений в рамках своей теории понимания и смысла социального действия.

Понимание, как было показано, представляет собой герме невтическую процедуру выявления индивидуального смысла со циального действия через отнесение к ценности. Общезначимый характер ценностей придает общезначимый характер действию. Действие становится тем самым культурно и социально значимым. Исследование приобретает объективный характер, поскольку вы явление того, на какую общезначимую ценность ориентировано действие, какая ценность или интерес (признаваемый другими в качестве значимого) лежат в основе действия, делают это действие понятным и каузально объяснимым. Выявить смысл социального действия — это значит выявить его причину, причинно объяснить его в рамках процедуры понимания.

Вебер разрабатывает теорию понимания как систематическую процедуру в социологии. В социологии, как в науке, предметом которой является осмысленное поведение, «объяснить» означает постигнуть смысловую связь, в которую включено или которую со держит доступное пониманию действие. Задача социологии, таким образом, состоит «в интерпретирующем понимании осмысленно ориентированных человеческих действий»[476].

Слово «смысл» имеет у Вебера два основных значения: а) смысл может действительно предполагаться действующим ли цом или быть усредненным смыслом действия группы лиц; б) быть теоретически сконструированным чистым типом смысла, который субъективно предполагается гипотетическим действующим лицом или группой лиц.

Понимание этого смысла может быть непосредственным или объясняющим, т.е. интерпретирующим, вскрывающим смысло вые связи. Всякое объясняющее понимание, всякая интерпретация 'стремится к очевидности, которая по своему характеру может быть либо рациональной (логической или математической), либо эмо циональной и художественной. Очевидность первого рода присуща тому действию, которое доступно интеллектуальному пониманию в его осознанном и преднамеренном смысловом значении. Вторая очевидность присуща действию, постижение которого достигается путем сопереживания его эмоционального содержания и целепо-лагания.

Однако, несмотря на то что каждое толкование, или интер претация, стремится к ясности, оно не может в полной мере пре тендовать на выявление причинной обусловленности действия, его закономерности и всегда остается лишь вероятной гипотезой.

Это означает, что процедура понимания должна быть дополнена и усложнена методами каузального анализа, близкими естествен нонаучным.

Вебер достаточно часто оговаривается, что различие между ес тествознанием и социологией не так уж фатально. Неприменимость или, наоборот, применимость количественных методов к качест венным социальным явлениям зависит только от того, «насколько узким или широким окажется понятие закона»1. Особая роль «ду ховных» мотивов не исключает процедуру установления извест ной статистически зафиксированной повторяемости явлений, т.е. установления правил рационального поведения. Он каждый раз подчеркивает, что целью социальных наук является не построе ние функционалистской картины социальной действительности, своеобразной «механики» или «химии» социальной жизни, а пос тижение социальной действительности в ее культурном значении и смысловой каузальной связи посредством выявления законосо образной повторяемости явлений.

Вебер, таким образом, предлагает новое понимание зако на и закономерного в применении к социальным явлениям. Продемонстрировать закономерность какого-либо явления озна чает продемонстрировать не только его понятность, т. е. осмыслен ность и общезначимость, но и его типичность. Закономерное — это осмысленное и типическое одновременно. Вебер пишет, что социо логическими закономерностями, или типами понятного действия, являются лишь такого рода статистические виды регулярностей, которые соответствуют субъективно понятному смыслу действия. Социологические «законы», продолжает Вебер, представляют со-*бой подтвержденную наблюдением типическую вероятность того, что при определенных условиях социальное поведение примет та кой характер, который позволит понять его, исходя из типических мотивов и типического субъективного смысла, которыми руко водствуется действующий индивид.

Вебер разрабатывает далее концепцию типического объясне ния, или объяснения посредством типа, обладающего в социологии такой же очевидностью для исследователя, как «закон» в естест венных науках.

 

Учение об идеальных типах

Вебер предлагает рассматривать общие понятия не как цель и конец познания, а как средство и начало познания эмпирической действительности. Целью познания в науках о культуре, как это уже говорилось, является не общее, а конкретное, не аксиомати зированная система понятий, якобы отражающая реальность, а объяснение конкретной эм.пирической действительности.

Вебер постоянно предупреждает, что ничто не может быть опаснее, чем коренящееся в натуралистических предубеждениях смешение теории и: действительности. Это смешение возможно, во-первых, в форме веры в то, что в теоретических построениях зафиксировано «истинное» содержание, «сущность» социальной реальности; во-вторых, в виде использования этих понятий в ка честве прокрустова ложа, в которое втискивают социальную и ис торическую реальность; в-третьих, как гипостазирование «идей» в качестве стоящей за преходящими явлениями «подлинной» действительности, в качестве «реальных сил», действующих в ис тории.

Теория, ее понятия и суждения не совпадают с эмпирической действительностью и не отражают ее, но позволяют должным об разом мысленно ее упорядочить, типологизировать. Вебер разраба тывает концепцию идеально-типического объяснения как теорию идеальных типов.

Идеальный тип, указывает Вебер, — это мысленный образ, который сочетает определенные компоненты и процессы истори ческой и социальной жизни, сводя их в некий, лишенный внут ренних противоречий космос мысленных связей. По своему со-' держанию данная-конструкция носит характер утопии, полученной посредством усиления определенных элементов действительнос ти. Идеально-типическое понятие — это средство для вынесения правильного суждения о каузальном сведении элементов действи тельности. Идеальный тип — не «гипотеза», он лишь указывает, в каком направлении должно идти образование гипотез. Он не дает изображения действительности, но предоставляет для этого адек ватные средства выражения.

Вебер выделяет следующие черты идеально-типических по нятий: а) идеальный тип — это мысленный образ, не являющийся ни исторической, ни тем более «подлинной» реальностью; б) иде альный тип — это не схема, в которую конкретное эмпирическое явление может быть введено в качестве частного случая; в) идеаль-

ный тип по своему назначению — это идеальное пограничное по нятие, с которым действительность сопоставляется, сравнивается, для того, чтобы сделать отчетливыми определенные значимые ком поненты ее эмпирического содержания; г) идеальный тип — это конструкция, в которой на основе категории объективной возмож ности строятся связи, рассматриваемые нашей ориентированной на действительность, научно-дисциплинированной фантазией как адекватные.

Вебер разрабатывает также шкалу возможных идеально-ти пических понятий:

— родовые понятия; идеальные типы; идеально-типические родовые понятия; идеальные типы этих идей; идеалы исторических персонажей; идеальные типы этих идеалов; идеалы, с которыми историк соотносит историю;

— теоретические конструкции, пользующиеся в качестве ил люстрации эмпирическими данными;

— историческое исследование, использующее теоретические понятия в качестве пограничных идеальных случаев.

В конце концов Вебер выделяет два основных типа идеально-типических конструкций: генетический идеальный тип, являю щийся средством выявления генетической связи привязанных к конкретному месту и времени исторических явлений, и чистый идеальный тип, являющийся социологической конструкцией, идеальной формой действия или явления, независимо от условий места и времени.

Базисным идеальным типом, используемым в социологии, является концепция социального действия. «Социальным» Вебер называет такое действие, которое «по предполагаемому действу ющим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него»[477].

Именно это базовое идеально-типическое понятие веберов-ской социологии было положено им в основу концепции обще ства.

Понятие общества

Методологические утверждения Вебера, касающиеся приро ды общих понятий, которые являются результатом продуктивной способности нашего мышления, но которые не являются ни объ ективными сущностями, ни отражением таких сущностей, приводят его к единственно возможной позиции: строить социологию исходя из рассмотрения индивидуального социального действия, «Понимающая социология, — пишет М. Вебер, — рассматривает отдельного индивида и его действие как первичную единицу, как "атом"»[478]. На этой «первичной единице» и строится вся веберовс-кая социология и ее понятийность.

Для понимающей социологии, интерпретирующей поведение людей, такие образования, как «государство», «ассоциация», «инс титут», «общество» и т. п., просто процессы и связи специфическо го поведения отдельных людей, так как только они являют собой понятных носителей осмысленных действий. В то же время соци ология не может игнорировать коллективные мысленные образо вания и пользуется ими как понятиями и терминами, подразумевая под ними только определенный тип поведения отдельных людей, конкретный или сконструированный в качестве возможного.

В силу этой методологической установки — рассматривать такие категории, как «общество», в качестве «категорий опреде ленных видов совместной деятельности людей»[479] — Вебер выделя ет специфический тип действия, ведущего к объединению людей в общества — общественно-ориентированное действие. Основу общественно-ориентированного действия составляет другой тип действия — общностно-ориентированное действие, т. е. действие индивида, которое субъективно осмысленно соотносится с пове дением других людей.

Общественно-ориентированное действие или дейс твия, объединяющие людей в общество, — это, по Веберу, та кие общностно-ориентированные действия, которые отве чают трем условиям: во-первых, они осмысленно ориенти рованы на ожидания, которые основаны на установлениях; во-вторых, эти установления «сформулированы» чисто целера-ционально в соответствии с ожидаемыми в качестве следствия действиями обобществленно ориентированных индивидов; в-третьих, смысловая ориентация индивидов субъективно целе-рациональна.

Итак, объединение людей в общество возможно только при наличии соответствующего типа социального действия и при нали чии «определенных установлений», или «установленного порядка». Главной чертой установленного порядка является, по Веберу, его «значимость», т. е. его способность ориентировать поведение; быть значимым — служить образцом и воплощением смыслов. Вебер указывает при этом, что под «значимостью» социального порядка следует понимать нечто большее, чем простое единообразие соци ального поведения, обусловленное обычаем или констелляцией интересов.

«Порядком» называется содержание социальных отношений при том только условии, если они ориентированы на отчетливо определяемые максимы, ценности, нормы. Таким образом, фак тически социальный порядок — это совокупность значимых, или признаваемых, максим, ценностей и норм, на которые ориентиру ется поведение и которые тем самым составляют содержание этого поведения и обусловливают его типичность.

Вебер выделяет два базисных типа социального порядка: ус ловность (согласие) и право. Условность (согласие) — это такой тип социального порядка, который гарантирован возможностью внешнего порицания со стороны людей определенного круга в слу чае отклонения от этого порядка. К условности относятся такие специфические порядки, как нравы и обычай. Право — это такой тип социального порядка, который гарантирован возможностью внешнего принуждения, осуществляемого особой группой людей, в чьи функции входит охранять порядок или предотвращать его нарушение путем применения силы.

Фактически если попытаться соотнести концепцию социально го, порядка у М. Вебера с социологической традицией, то становится очевидным, что «порядок» выполняет в его теории ту же функцию, что и концепция «структуры» в структурном функционализме и, различных системных теориях. Эта функция состоит в том, чтобы объяснить факт скоординированности индивидуальных действий, их взаимной увязанности, упорядочить их в систему социальных отношений. Различие состоит лишь в понимании природы «поряд ка» у М. Вебера и «структуры» у Спенсера, Дюркгейма или Маркса. Специфика веберовского подхода состоит в том, что «установлен ный порядок» не имеет «сущностно-субстанциального» характе ра, в отличие, например, от «социальных фактов» Э. Дюркгейма. Установленный порядок у М. Вебера имеет конвенциональную приро ду. Эта конвенциональная природа «порядка» связана с тем, что он проявляется как представление действующих индивидов о сущест вовании соответствующего порядка, на который они ориентируют свои действия. Конвенциональная природа порядка передается че рез понятие значимости, т.е. его способности ориентировать пове дение, быть осмысленным, обязательным, служить образцом.

Для того чтобы еще более подчеркнуть нежесткость установ ленного порядка, его неоднозначность (в отличие от жесткости социальной структуры), его конвенциальную природу, Вебер вво дит понятие эмпирической значимости установленного порядка и отличает это понятие от идеального типа. Конвенционалистскую природу порядка и социальной действительности в целом при звано также-передать и понятие шансов в качестве характеристики человеческого поведения. Шансы социального действия ~ это оценка вероятности того, что другие поведут себя в соответствии с конвенциональными установлениями. «Естественным выраже нием эмпирической «значимости», — пишет М. Вебер, — мы будем считать шанс на то, что ее установлениям «будут следовать». Это значит, что объединенные в общества индивиды в среднем с доста точной долей вероятности рассчитывают на «соответствующее» (в среднем) «требованиям» установленного порядка поведение других и сами в среднем таюке подчиняют свое поведение таким же их ожиданиям («соответствующее установленному порядку обще ственное поведение»)»[480]. Таким образом, решающим для эмпири ческой значимости целерационально функционирующего порядка является не то обстоятельство, что отдельные индивиды постоянно ориентируют свое поведение сообразно субъективно полагаемому ими смысловому содержанию, а то, какова вероятность того, что они этим установлениям будут следовать.

Из конвенциональной природы установленного порядка сле дует очень серьезный вывод, касающийся природы человеческих объединений. Если в структурной социологии, например у Маркса, общество существует до, после и независимо от индивида, в кото рое он вступает «независимо от своей воли и сознания», то у Вебера общество «сохраняется до той поры — и в той степени, — пока практически в релевантном масштабе так или иначе сохраняется в усреднение) предполагаемом смысле ориентированное на его уста новления поведение»[481]. Тем самым вместо жесткого существования «объединения в общество» в реальности дана беспрерывная шкала переходов: от существования такого объединения до прекращения его, обусловленная эмпирической значимостью социальных по рядков, ориентирующих социальное поведение.

В зависимости от уровня эмпирической значимости Вебер подразделяет социальные порядки на два идеальных типа: формаль ные рациональные установления и неформализованные рациональные

договоренности. Они соответствуют таким эмпирическим типам порядков, как право и условность.

. , Эти два базисных типа порядка порождают то бесчисленное множество социальных объединений, которое Вебер объединяет в четыре основных типа: целевой союз; институт; союз; аморфные сообщества, основывающиеся на договоренностях. ...,. Рациональным идеальным типом объединения в общество, или просто общества, Вебер считает «целевой союз», т. е. социальные действия с установлениями о содержании и средствах социальных действий, целерационально принятыми всеми участниками на ос нове общего согласия»[482]. Для того чтобы существовать как долго временное социальное образование, целевой союз должен отвечать определенным условиям. Эти условия выступают в качестве пред мета «соглашения» — в идеально-типическом рациональном вари анте целевого союза все обобществленно действующие лица субъ ективно однозначно обговаривают следующие условия: 1. Какие и в каких формах осуществляемые действия каких лиц («органов союза») должны считаться действиями союза и какой «смысл», т. е. какие последствия, это будет иметь для объединенных в союз лиц? 2. Должно быть определено, какие материальные блага и другие ресурсы доступны использованию в общих целях? 3. Какие органы союза будут этим распоряжаться и каким образом? 4. Что отдельные участники должны делать для целей союза и какие преимущества они получают от своего участия в деятельности союза. Какие дейс твия «требуются», «запрещаются», «разрешаются»? 5. Какими будут органы союза, при каких условиях и с помощью каких средств им надлежит действовать для сохранения установленного порядка, т.е. должен быть определен «аппарат принуждения».

Каждый индивид, участвующий в общественных действи ях, полагается на то, что другие участники союза (приближенно и в среднем) будут действовать в соответствии с установленным соглашением, и исходит из этого при рациональной ориентации собственного поведения.

Все указанные Вебером условия можно объединить в три группы: должны быть определены цели союза; органы союза и ре сурсы, подлежащие использованию в коллективных целях, а также условия их использования, в связи с чем в рамках органов союза должен быть предусмотрен аппарат принуждения; общественные действия индивидов с соответствующей системой норм и содер жанием, определяемой целями союза.

Общество предстает как длительно существующее социаль ное образование, как образование, остающееся тождественным только в том случае, если, несмотря на смену входящих в него людей, идентичным остается порядок, т. е. соглашение относи тельно указанных выше положений. Действия, которые по своему усреднение предполагаемому смыслу свидетельствуют о наличии такого «соглашения», Вебер и называет действиями, объединяющи ми в общество.

Кроме целевого союза к объединениям, создающимся на ос нове формального рационального порядка, относится институт. Институт — это такое общественное объединение, в котором поведение его участников, как и в целевом союзе, рационально упорядочено в своих средствах и целях принятыми установлени ями, но участие в котором не покоится на рациональной догово ренности с каждым участником, а предопределено его рождением и воспитанием. Такого рода сообщества характеризуются тем, что, во-первых, в отличие от целевого союза добровольное вступление заменено в них зачислением на основе объективных данных безот носительно к желанию зачисляемых. Во-вторых, тем, что в отличие от аморфных сообществ, основывающихся на согласии, институты обладают рациональными установлениями и аппаратом принуж дения. Примером институтов для Вебера является такой институт политического сообщества, как «государство», и такой институт религиозного сообщества, как «церковь».

Вместе с тем только в идеально-типическом случае в объеди нении изначально присутствуют все конституирующие целевой со юз или даже институт моменты: общие цели, соглашение по поводу общих правил и собственные органы союза. В действительности, 'как уже было сказано, существует целый спектр объединений — от устойчивого социального образования до «объединения в общество по случаю», и очень многие современные устойчивые объединения возникают из объединения по случаю. Например, государство, как считает Вебер, возникает из объединения по случаю общей охо ты или защиты от врагов. Историческое развитие превращает эти временные образования путем создания соответствующих органов управления в устойчивые.

Существуют образования, которые, однако, не имеют целера-ционально принятых по совместному соглашению установлений; тем не менее они носят устойчивый, хотя и аморфный, характер и функционируют так, будто подобные установления существу ют, а их специфический характер обусловлен смыслом действий

участвующих в объединении индивидов. Примером таких объеди нений является рынок, языковая общность. Такого рода объеди нения основаны на порядке, который Вебер называет согласием или условностью.

v Согласие является специфическим типом социального по рядка. Согласие — это не система формальных целерациональных установлений, какие мы имеем в идеально-типическом объеди нении целевого союза. Согласие — это рациональная договорен ность, функционирующая конвенционально, но не формально. Специфика согласия как основы устойчивого объединения состо ит, по Веберу, в том, что именно в этих объединениях речь идет о вероятностном расчете социального, или общностного, действия. Вебер считает, что к категории действий, основанных на согла сии — чрезвычайно распространенном в обществе типе поряд ка, — относятся лишь те, которые основывают свою ориентацию на шансах согласия. Шансы же выражают оценку вероятности то го, что другие индивиды будут вести себя в соответствии с нефор мализованной рациональной конвенцией — согласием.

Анализируя согласие, Вебер подчеркивает, что действия на основе согласия еще не обязательно являются «солидаристски-ми». Общественные действия никоим образом не исключают и не противоречат тем общественно связанным действиям, которые именуются борьбой, т.е. стремлением противопоставить свою во лю другой, сопротивляющейся ей. Борьба потенциально присуща всем видам общественно связанных действий и является лишь ва риантом действий, ориентированных на такой тип порядка, как согласие.

,; ••> К объединениям, основанным на согласии, относится прежде всего такого типа объединение, как союз. Союз — это объединение, образуемое действиями, ориентированными не на формальные установления, а на согласие. Оно отвечает следующим условиям. 1. Зачисление в него участников происходит по общему согласию без специально предпринятых с их стороны действий. 2. Несмотря на отсутствие социально созданных установлений, социальные лица (обладающие властью) устанавливают по общему согласию действенный порядок поведения для членов союза. 3. Эти социаль ные лица — носители власти — сами или через других лиц готовы в случае необходимости осуществить принуждение по отношению к лицам, нарушающим принятый порядок. К союзам достаточно жесткого типа принадлежат, по Веберу, семейные сообщества, ре лигиозные общины, состоящие из «пророка» и учеников.

В современной цивилизации деятельность союзов хотя бы частично упорядочена посредством рациональных установлений! и это делает различия между союзом и институтом недостаточнй определенными, тем более что и институтов чистого типа достаточ но немного. Обычно институт — это частично рационально упо- ; рядоченный союз. Институт возникает в сфере «союзной деятель ности» чаще всего через возникновение и формализацию новых установлений, т. е. замены согласия на формально-рациональные установления, которое происходит, по Веберу, преимущественно насильственным образом. !

По мнению Вебера, большая часть всех наблюдаемых уста новлений, как в рамках институтов, так и в рамках союзов, воз-^ никла не на основе договоренности, а в результате насильственных действий. Люди и группы людей, способные по какой-либо при чине влиять на общностные действия членов института или союза, направляют их в нужную им сторону, основываясь на «ожидании согласия». Шанс на то, что существует эмпирически значимое со гласие, тем более вероятен, чем в большей степени можно рассчи* тывать на то, что повинующиеся повинуются по той причине, что они субъективно рассматривают власть господствующего индивида как легитимную. Господство, пишет Вебер, покоится на согласии, ; признающем его легитимность, и является важнейшей основой ед ва ли не всей деятельности союзов. Вебер называет три типа гос подства, различающиеся по основанию легитимности: традицион ное (авторитет «вечно вчерашнего», нравов, освященных исконной значимостью и привычной рриентацией на их соблюдение); хариз матическое (авторитет личного дара); легальное господство (обя зательность легального установления и деловой компетентности, обоснованной рационально созданными правилами).

Все эти типы объединений и власти, а также лежащих в их Основе порядков существуют в действительности одновременно И'взаимопроникающим образом. Нет резких границ между дейс твиями на основе согласия и общественным поведением на основе формального порядка между союзами и институтами, между целе выми союзами и институтами. Повсюду, где целерационально уста навливается порядок, всегда присутствует объединение в общество,-но одновременно едва ли не в каждом общественном объединении среди его членов складывается поведение, выходящее за преде лы его рациональных, формально заявленных целей. Речь идет о конвенциональных предписаниях неформализованного характера, т. е. о согласии. В результате эмпирическое, или действительное,

общество предстает у Вебера как бесчисленное множество объеди нений — целевых союзов, институтов, союзов, основывающихся на формальных установлениях или согласии, взаимопереплетаю щихся между собой и трансформирующихся друг в друга.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.71.247 (0.012 с.)