Город как объект исследования



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Город как объект исследования



Основным объектом изучения для социологов Чикагской школы стали городские сообщества, прежде всего Чикаго. Город, в представлении Парка и его соратников, был не просто одним из возможных объектов социологического интереса. Он был для них «социальной лабораторией», в*которой может быть досконально изучена природа человека и цивилизации. Парк писал: «Город яв ляется естественной средой обитания цивилизованного челове ка... Город и городское окружение представляют собой наиболее состоятельную и в целом наиболее успешную попытку человека переделать мир 'по велению своего сердца. Однако это не только мир,' сотворенный человеком, но и мир, в котором ему суждено жить»2. И далее: «В условиях городской жизни институты «прорас тают» глубже, и это обычно делает город особенно преимуществен-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К. Социология. М., 2000. G. 338, 337. Там же Маркс пишет еще более определенно: «Всякая истори ография [и соответственно социальная наука. — В.Н.] должна исходить из этих: природных основ и тех их видоизменений, которым они благодаря деятельности людей подвергаются в ходе истории» (С. 331—332).

1 Парк Р.Э. Город как социальная лаборатория // Рабочие тетради по исто рии и теории социологии. Вып. 1. М., 1992. С. 58—71.

ным местом для изучения как этих институтов, так и социальной жизни вообще. Социальные институты «растут» прямо на наших глазах, процессы, которые стоят за этим, открыты для обозрения и, при известных обстоятельствах, — для эксперимента. Другая вещь, которая делает город выгодным местом для изучения соци альной жизни, — это то, что в городе каждая характерная черта человеческой натуры не только видна, но и постоянно усилива ется... Одной из притягательных сторон города является то, что каждый тип человека — преступника и нищего — так же хорошо, как и гений, может найти где-нибудь здесь подходящую компанию. Порок или талант, которые до этого подавлялись в интимном кругу семьи или в узких рамках маленького сообщества, находит здесь моральный климат, в котором он может расцвести. В результате скрытые стремления и подавляемые желания находят свое выраже ние где-то в городе. Город увеличивает, выворачивает наизнанку и рекламирует человеческую натуру во всех ее проявлениях, однако именно это делает его единственным местом, в котором откры ваются секреты человеческого сердца и изучаются человеческая природа и общество»[608].

В городских исследованиях чикагских социологов в полной мере нашла отражение их ориентация на изучение реально значи мых социальных проблем, соединенная с уверенностью в том, что социология должна давать не прямые рецепты и рекомендации для практического решения этих проблем, а более глубокое и ясное понимание их внутренней сути. Парк полагал, что «социальные проблемы в своем основании — это проблемы города»[609]. Само по явление города как особой формы социальной жизни оказалось источником серьезных социальных проблем. Появление городов, сопряженное с возрастанием мобильности людей и колоссальным расширением всевозможного рода социальных контактов, было гибельным для старой организации социального контроля, ко торая держалась на безусловном авторитете локальных обычаев и традиций. В частности, отрыв мобильного человека от племен ной среды, в которой местные верования давали ему не подле жащую сомнению картину мира, а вековые обычаи — понятные ориентиры для поведения, привел к необратимой секуляризации мировоззрения и исчезновению всяких абсолютных моральных стандартов. Городской житель в отличие от человека, привязанного к локальной племенной среде, оказывается в критической ситуации: ему приходится не только действовать, но и создавать правила действия. Функции социального контроля в условиях го рода переходят от обычая и традиции к общественному мнению и законодательству, которые в большей степени, нежели первые, формируются осознанными рациональными решениями. Человек в городе «вынужден жить не инстинктами и традицией, а своим умом»; не успевая адаптироваться к сложной городской среде, он так или иначе «становится проблемой и для самого себя, и для об щества»[610]. Множество проблем города связано с тем, что городской тип жизни приводит к возрастанию контактов между людьми, от крепившимися от разных локальных культур, но продолжающи ми в той или иной мере быть их носителями. Город становится «плавильным тиглем», который сплавляет этнические культуры в единые гибридные образования и делает человека космополитом; но пока этот процесс гибридизации продолжается, столкновение разных культур и традиций становится источником серьезных кон фликтов. Наконец, появление города как формы жизни вызвало небывалые по своим масштабам и темпам социальные изменения. Рассматривая город в широкой эволюционной перспективе, Парк пишет: «Если действительно верно, что процессы, которые мы мо жем изучать интенсивно и из первых рук в городе, сопоставимы с более крупными вековыми изменениями, которые наблюдает историк в своем более широком поле обзора, то тогда возможно, используя городское сообщество как единицу исследования, не только описать, но и изучить процессы цивилизации»[611].

Городское сообщество в соответствии с общим экологическим подходом Чикагской школы должно изучаться как «пространствен ная конфигурация и, моральный порядок». Важное место в эмпи рических исследованиях чикагских социологов занимает анализ •пространственной структуры Чикаго, в частности их работы, пос вященные зонированию. В качестве общей схемы для изучения про странственных конфигураций городов они предложили в начале 20-х гг. концентрическую модель городских зон. Классическое опи сание этой модели содержится в статье Э. Бёрджесса «Рост города: введение в исследовательский проект»[612] и воспроизводится в ряде статей Парка. Согласно этой модели, в городе выделяются четыре зоны, расположенные концентрическими кругами. В центре горо да находится деловой район, где сосредоточены административные учреждения, офисы компаний и банков, дорогие гостиницы и су пермаркеты. Центр непосредственно окружают трущобы и районы ветхого жилья; когда-то в прошлом здесь находились городские окраины, но по мере разрастания города жилые здания устарели и, оказавшись коммерчески непривлекательными, стали местом кон центрации бродяг, нищих, безработных, свободных художников и чернорабочих. За пределами центра располагается транзитная (или переходная) зона, где сосредоточены промышленные предприятия. Далее идет зона рабочих кварталов, где сосредоточены многоквар тирные дома и селятся промышленные рабочие. И наконец, вне шнее кольцо образует зона фешенебельных кварталов и особняков. Такая территориальная структура города связана с экологическим распределением и сегрегацией различных видов деятельности. Сами зоны более или менее отчетливо отграничиваются друг от друга по ряду критериев, главный среди которых — цены на землю. В центре города, где цены на землю (и соответственно арендная плата за помещения) самые высокие, оказываются сосредоточены самые престижные виды занятий: управление, бизнес, коммерция. И наоборот, наиболее непривлекательные для жизни районы ока зываются местом обитания низших социальных классов и местом сосредоточения наименее престижных занятий. Сама территори альная структура города становится в некотором смысле «портре том» общества.

Относительно описанной концентрической модели следу ет высказать ряд важных замечаний. Во-первых, она относилась не ко всем городам, а лишь к Чикаго и подобным ему городским сообществам, которые по мере своего роста территориально рас ширялись во всех направлениях. В городских сообществах с иной локальной географией и иными историческими обстоятельствами развития территориальная конфигурация может быть другой. Во-вторых, указанная схема не претендовала на роль законченного и адекватного описания дифференциации городского пространства Чикаго. Для более подробного описания городского пространства использовалось понятие естественных ареалов, заимствованное из экологии. Естественными ареалами назывались относитель но отграниченные от окружения и внутренне гомогенные райо ны, например районы компактного проживания иммигрантских этнических групп. В 1923—1924гг. Бёрджессом была разработана «Карта социальных исследований Чикаго», на основе которой бы ло выделено 75 естественных ареалов и больше 3 тысяч еще более мелких локальных общин. В-третьих, исследование территориаль ной структуры города было важным средством для последующего картографирования социальных проблем. Чикагская школа широ ко использовала в своих исследованиях метод картографирования. Например, Ф. Трэшер, опубликовав в 1927 г. исследование «Банда», приложил к книге карту размещения на территории города различ ных преступных сообществ и группировок. В-четвертых, описание территориальной структуры города не было самоцелью и в плане теоретическом; оно было всего лишь средством для решения дейст вительно теоретической задачи — описания и анализа процессов развития городских сообществ. Процессы развития города опи сывались в таких терминах, как «рост», «экспансия», «последова тельность», «вторжение», «вытеснение», «центры», «периферии», «подчиненные центры», «мобильность» и т. д. Бёрджесс употреб лял также термин «метаболизм», дабы подчеркнуть, что основным предметом внимания являются именно процессы.

В своих городских исследованиях чикагские социологи под черкивали такие важные аспекты современной социальной жизни, как городская экспансия и доминирование города над сельской местностью (и соответственно городской западной цивилизации над сельскохозяйственными и сырьевыми перифериями). Учитывая тенденцию к дальнейшему возрастанию роли городов, они сдела ли важные шаги в анализе влияния городской формы поселения на образ жизни и человеческую личность. Кроме работ Парка и Бёрджесса, важное теоретическое' значение в этом плане имела статья Л. Вирта «Урбанизм как образ жизни», опубликованная в 1938 г..[613] Вирт отмечает, что современный мир является по существу городским; и дело не только в большом удельном весе городского населения, но также в том огромном социальном, культурном, политическом и техническом влиянии, которое город оказывает на территории; попадающие под его воздействие. В современных условиях под его воздействием оказывается фактически весь мир. Определяя природу города, Вирт указывает на то, что это не геогра фическое понятие, и сосредоточивает внимание на том, как формы человеческой ассоциации, характеристики социальных контактов и особенности личности связаны с тремя ключевыми переменными: численностью населения, его плотностью и гетерогенностью индивидов. В этом контексте он определяет город как «относительно крупное, плотное и постоянное поселение социально гетерогенных индивидов»[614]. Исследуя урбанизм как образ жизни, доминирующий в современной цивилизации, Вирт выявляет следующие его харак теристики: слабость родственных и соседских уз, важность конку ренции и формального контроля, ослабление личной зависимос ти от других, сегментация и большее или меньшее обезличивание человеческих отношений, преобладание вторичных контактов над первичными, рационализация поведения, возрастание значения утилитарных соображений в общении с другими людьми, возрас тание диверсификации индивидов и групп, усиление социальных контрастов, рост терпимости к различиям, секуляризация жизни, шизоидный характер городской личности, человеческая скрыт ность и эмоциональная бесчувственность, общая раздражитель ность, деперсонализация и личностная нивелировка, одиночество и т. д. Оценивая перспективы эмпирических исследований в этой области, Вирт, продолжая традиции Чикагской школы, требовал рассматривать урбанизм с трех взаимосвязанных точек зрения: как физическую структуру (включающую популяционную базу, технологию и экологический порядок), как систему социальной организации (включающую социальную структуру, социальные институты и систему социальных отношений) и как совокупность установок и представлений (связанную с типичными особеннос тями личности, типичными формами коллективного поведения и типичными механизмами социального контроля).

Урбанистические исследования, разработку процедур изуче ния города, теоретический анализ городских структур, процессов и образа^жизни можно считать важнейшим вкладом Чикагской шко лы в развитие социологии. Важно при этом помнить о склоннос ти представителей данной школы трактовать социологию города в широком смысле как социологию современного общества.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.11.178 (0.006 с.)