ТОП 10:

Понятие классики в социологии. Институционализация социологии как науки.



Понятие классики в социологии. Институционализация социологии как науки.

В самом общем виде история социологии — это раздел социологической науки (иногда его называют даже особой наукой, что, видимо, не совсем точно), в рамках которого рассматривается процесс ее зарождения, становления, функционирования, развития. Поскольку любая наука, в том числе социологическая, в своем становлении и развитии означает, прежде всего, формирование и функционирование направлений, течений и школ; отраслей и сфер, теорий и концепций, парадигм и моделей, постольку рассмотрение истории социологии есть в первую очередь выделение и осмысление этих направлений, школ, теорий, парадигм, определяющих процесс изменения социологического знания.

*1: {Кун Г. Структура научных революций. М., 1975. С. 11.}

история социологии есть сама социология в ее изменении, совершенствований, развитии

Этапы институционализации социологии

Можно выделить следующие основные этапы институционализации социологии:

1. одним из первых этапов можно считать 1830-е гг., когда О. Конт ввел название «социология» и определил ее первоначальный предмет.

2. Дальнейшее развитие новой науки невозможно без выработки более или менее точно определенных понятий и терминов, свойственных именно ей, т. е. выработки общего словаря. Также невозможно развитие без устойчивых коммуникаций между потенциальными и реальными исследователями данной области научного знания. На первых порах это взаимодействие ведется на неформальной основе – в виде переписки, научных семинаров и др. Таким образом складывается устойчивый круг специалистов и контактов между ними.

3. Важным шагом в институционализации явилось позиционирование учеными себя в качестве «социологов» и предъявление обществу в этом качестве.Новая дисциплина, зачастую под разными названиями, включается в лекционные курсы высших учебных заведений и постепенно обретает статус полноценной академической науки.

4. Решающий вклад в институционализацию социологии принадлежит Э. Дюркгейму – основателю первой в мире кафедры социологии в Сорбонне и первого периодического издания – «Социологический ежегодник». Аналогичные шаги были предприняты в США: в 1892 г. в Колумбийском университете была основана первая кафедра социологии, а в 1895 – «Американский журнал социологии», издающийся до сих пор.

5. Заключительным этапом институционализации можно считать включение социологических специальностей в государственные реестры и стандарты экономически высокоразвитых стран, официально закрепившие профессиональные требования к подготовке и квалификации специалистов-социологов. Таким образом, было закончено оформление их социальных позиций в структуре общества.

Тённис. Общее определение основных понятий: общность (Gemeinschaft) и общество (Gesellschaft).

Тённис, Ф. Общность и общество / Ф. Тённис. – Пер. А.Н. Малинкина // Социологический журнал. – 1998. – № 3/4. – С. 207 – 229 или Тённис, Ф. Общность и общество / Ф. Тённис // Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. – Сост. И общ. ред. С.П. Баньковской. – М.: Книжный дом "Университет", 2002. – Ч. 1. – С. 216 – 248.

По Ф. Тённису связь – это созданная группа, воспринимаемая, как существо или вещь, а действия её едины во внутренней и внешней установке. Связь же понимается или как реальная и органическая жизнь – т.е. общность, либо, как идеальное и механическое образование – тогда это понятие общества.

Всякая доверительная, исключительная совместная жизнь понимается как жизнь в общности. Общество же – это публичность.

В общности со своими близкими мы пребываем с самого рождения, будучи связаны во всем. А в общество же мы идём как на чужбину.

Общность устаревшее слово, а общество – новое – и по сути своей, и по имени.

Всякая похвала деревенской жизни всегда указывала на то, что общность между людьми там была более крепка, в ней больше жизни, общность есть устойчивая и подлинная совместная жизнь, а общество же – лишь преходящая. И поэтому сама общность должна пониматься как живой единство (организм), а общество – как механический агрегат.

 

 

Тённис. Основные принципы и понятия формальной социологии.

Тённис, Ф. Общность и общество / Ф. Тённис. – Пер. А.Н. Малинкина // Социологический журнал. – 1998.

Ф. Теннис развивает проблематику формальной социологии, но исходит из установки, что «национальный дух» (общее творчество) имеет генетический приоритет над индивидуальным: первым звеном в общественной жизни является сообщество, а не индивид. Главное внимание он уделяет социальной группе как целому (гельштат), чья сила определяется взаимосвязью частей (отдельных членов).

По Теннису, предмет социологии образуют все виды социальности, общности и общество; их основу составляют взаимодействия людей, движимых волей.

Концепция социологии Тенниса опирается на различно ориентированные методологии при решении конкретных задач, а предложенная им модель предопределила не потерявшие своей актуальности и в наши дни дискуссии о структуре социологии.

Как целое, общество и общность представляют собой формы, которые не зависят от конкретных субъектов, составляющих преходящую материю (содержание) формы. В этом качестве общность и общество являются предметом чистой социологии.

Основу историко-социальной концепции Тенниса составляет установка, что в ходе развития культуры противостоят друг другу две эпохи: эпоха общества приходит на смену эпохи общности.

Чистая (теоретическая) социология разрабатывает формализованную систему внеисторических – «чистых» категорий, с помощью которых контролируется линия развития «общности» и «общества».

У Тенниса чистая социология – это абстрактная, теоретическая дисциплина, которая в понимании социального мира ослабляет историзм (немецкую историческую школу) в пользу рационального мышления – абстрактно-дедуктивных методов. Он выстраивает разветвленную систему «чистых» – внеисторических (идеальная конструкция) социологических понятий, с помощью которых конструирует схему социальной эволюции. Понятиям «общности» и «общества» он придал базисный характер (статус) и с их помощью типологизировал традиционную, интимную, «лицом к лицу» групповую организацию деревни и «эмансипированную», неличную групповую организацию города.

Данная проблематика разработана Теннисом в основной работе «Общность и общество» (1887), в которую во втором издании (1912) был внесен подзаголовок «Основные понятия чистой социологии». Сама работа над «чистыми понятиями» вошла разделом «Операционализация понятий»: значение любого понятия определяется операциями, применяемыми для его измерения. Если же таких операций нет, то понятие не имеет смысла.

Разработанную систему «чистых» понятий Теннис переносит в прикладную и эмпирическую социологию в качестве общих установок.

Социология Тенниса – один из первых опытов построения системы формальных, «чистых» категорий социологии, позволяющих анализировать любые социальные явления в прошлом и настоящем, а также тенденции социальных изменений.

Тённис. Схема соц. Связей.

Тённис, Ф. Общность и общество / Ф. Тённис. – Пер. А.Н. Малинкина // Социологический журнал. – 1998.

Ф. Теннис выделяет два типа социальных связей:общинные и общественные. Первый видсвязи больше зависит от эмоционального переживания индивида, второй – от осмысления индивидом своих действий, т.е. от рационализма индивида. Поэтому если в первой форме социальных связей превалируют общинные связи, то во второй– общественные. Учение Ф. Тенниса отвечало запросу времени, когда наряду с общими подходами к изучению социальных явлений необходимы были исследования прикладного характера.

 

 

Дюркгейм Соц.факт.

Дюркгейм, Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Э. Дюркгейм. – Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А.Б. Гофмана. – М.: Канон, 1995. – 352 с.

 

Работа Дюркгейма «Метод социологии» или «Правила социологического метода» сначала была опубликована 1894 году в виде собрания статей, а в 1895 с небольшими изменениями и предисловием была издана отдельной книгой. Работа состоит из шести глав и заключения. В этой работе автор выделял пять групп правил метода: правила, относящиеся к наблюдению социальных фактов; к различению нормального и патологического; к построению социальных типов; к объяснению социальных фактов; правила, касающиеся доказательств. Прежде всего, Дюркгейм дает следующее определение социальным фактам: Социальным фактом является всякий способ действий, устоявшийся или нет, способный оказывать на индивида внешнее принуждение; или иначе: Распространенный на всем протяжении данного общества, имеющий в то же время свое собственное существование, независимое от его индивидуальных проявлений. К социальным фактам принадлежат верования, стремления; обычаи группы, взятой коллективно.

Содержание социальной реальности составляют социальные факты, которые не следует сводить ни к экономическим, ни к правовым, ни к каким-либо другим фактам действительности. Эти социальные факты обладают следующими самостоятельными характеристиками:

1) объективное существование не зависящее ни от какого отдельно взятого индивида. Поэтому, утверждает Э. Дюркгейм, «... социальные факты следует рассматривать как вещи. Вещи – это все, что нам дано, что представляется или, скорее, навязывается наблюдению». Основное заблуждение всех прежних научных дисциплин, изучавших общество, по мнению Э. Дюркгейма, состояло в том, что они в своем изучении социальных явлений исходили из того значения, какое мы сами им придаем; между тем настоящее значение их можно обнаружить лишь с помощью объективного научного исследования;

2) способность оказывать давление на любого отдельно взятого индивида принудительная сила, а значит, детерминировать его действия. В качестве одной из важнейших задач социологической науки Э. Дюркгейм определял изучение этих социальных фактов, которые по сути дела обесценивали объяснения социального действия с точки зрения «свободной воли». Всю совокупность социальных фактов Э. Дюркгейм подразделял на две основные группы: морфологические и духовные.

К морфологическим, образующим своеобразный «материальный субстрат» общества, можно отнести, например, плотность населения. Она действительно не зависит от поступков и намерений ни одного из отдельно взятых индивидов; а вот их условия жизни зависят от плотности довольно сильно. При этом необходимо различать физическую плотность общества и моральную, под которой Э. Дюркгейм подразумевал частоту контактов или интенсивность общения между ними. При объяснении социальных явлений Э. Дюркгейм использовал демографические и социально-экологические факторы (включая структуру и степень сложности социальных групп). Морфологические социальные факты – это явления, совокупность которых образует материальные условия жизни людей и носят не природный характер, а порождены деятельностью самого общества. Что же касается духовных социальных фактов, то они не менее объективны (т.е. имеют внешнюю по отношению к каждому отдельному члену общества природу, не зависят от него и обладают принудительной силой), нежели морфологические, хотя и не имеют столь «вещественного» воплощения. Социальные нормы и другие социальные факторы оказывают влияние на поведение отдельных членов общества через определенные механизмы их усвоения, причем эффективность действия социальных регуляторов проявляется тем, что выполнение норм становится желательным для самого индивида.

 

Зиммель: Философия денег

Основными понятиями социально-исторической концепции Зиммеля являются интеллект и денежная экономика.
Появление денег как универсального средства обмена связано с подъемом и развитием интеллекта и появлением денежной экономики. Деньги, как и интеллект, развиваются параллельно с ростом свободы и возрастанием индивидуализации членов социальных групп посредством разделения труда, означая собой начало общества в историческом периоде его развития. По Зиммелю, история общества – это история возрастающей интеллектуализации (рационализации) и общественной жизни и углубления влияния принципов денежной экономики. Он отождествлял историю общества с историей формирования современного капитализма и сопровождающими его характерными чертами: интеллектом и деньгами.
Деньги отбрасывают все типы естественности, характерные для прошлого, и царит всеобщее отчуждение: деньги лишают произведенные вещи целевого характера и отделяют индивида пространственно и духовно от вещей, им принадлежащих.
Зиммель изучал социальную функцию денег и логического сознания во всевозможных проявлениях: в современной демократии, в идеологии либерализма, в развитии технологии, в ритме и темпе современной жизни.
Его книга “Философия денег” (1900) стала началом многочисленных серий, посвященных духу капитализма.

Социология форм социального действия зиммелЗиммель считается основоположником так называемой формальной социологии, в которой центральную роль играют логические связи и структуры, вычленение форм социальной жизни из их содержательных отношений и исследование этих форм самих по себе. Такие формы Зиммель называет «формы социации». Формы социации можно определить как структуры, возникающие на основе взаимовлияния индивидов и групп. Общество основывается на взаимовлиянии, на отношении, а конкретные социальные взаимовлияния имеют два аспекта — форму и содержание. Абстрагирование от содержания позволяет, по словам Зиммеля, проецировать факты, которые мы считаем общественно-исторической реальностью, на плоскость чисто социального. Содержание становится общественным только через формы взаимовлияния, или социации. Лишь таким путем можно понять, говорил Зиммель, что в обществе есть действительно «общество», так же как только геометрия может определить, что в объемных предметах действительно составляет их объем.

 

Г.Зиммель: теория конфликта

Зиммеля относят к основателям теоретической конфликтологии. Он считал, что конфликт в обществе неизбежен и неотвратим. Но если Маркс считал, что конфликт произрастает в системе "господство-подчинение" и всегда ведет к разрушению или социальным изменениями, то Зиммель социальную структуру общества представил в виде неразрывно взаимосвязанных процессов ассоциации и диссоциации ее элементов. Конфликт является естественной составляющей этих процессов, а так как конфликт присущь и диссоциации и ассоциации, то он необязательно приводит к разрушению системы или социальным изменениям. Зиммель отмечает положительные последствия конфликтов:

  • сохранение и укрепление социальной системы как целостности,
  • сплочение и унификация социального организма.

В качестве источников конфликта Зиммель называет не только столкновение интересов, но и проявление людьми так называемых им "инстинктов враждебности". Инстинкт враждебности может усилить остроту конфликта. Смягчить же конфликт возможно благодаря гармонии отношений между людьми и инстинкту любви. Таким образом, Зиммель выделил своеобразные факторы, влияющие на характер протекания конфликта - инстинкты любви и ненависти. Зиммель рассматривает конфликт в качестве изменчивой переменной, которая проявляет различные степени интенсивности или силы. Крайними точками шкалы интенсивности являются конкуренция и борьба.

22. Г.Зиммель: форма и содержание социального взаимодействия

Подчеркивая ключевую роль взаимодействия в социологической концепции Зиммеля, достаточно сказать, что центральная категория социологии - общество - рассматривалась им как совокупность взаимодействий формы и содержания. Абстрагирование от содержания позволяет, по словам Зиммеля, проецировать факты, которые мы считаем общественно-исторической реальностью, на плоскость чисто социального. Содержание становится общественным только через формы взаимовлияния, или социации. В этом отношении большое значение приобретает следующее положение социолога, ставшее, по существу, хрестоматийным: "Общество, в каком бы смысле теперь ни употреблялось это слово, становится обществом, очевидно, только благодаря указанным видам взаимодействия. Известное число людей образуют общество не потому, что в каждом из них живет какое-либо конкретно определенное или индивидуально движущее им жизненное содержание; лишь в том случае, если жизненность этих содержаний приобретает форму взаимных влияний, если происходит воздействие одного из них на другого – непосредственно или через посредство третьего, - из чисто пространственного соседства или временной смены людей рождается общество" (Проблема социологии. 1996.)

Куазальное

Дело в том, что предлагаемой моделью иллюстрируется лишь одно частное звено рассуждений Вебера. В своей статье “Объективная возможность и адекватная причинная обусловленность в историческом рассмотрении каузальности” тот ставил вопрос не просто о приписывании историческому событию адекватной причины, каковой может быть, например, чье-то личное решение или поступок, а о выборе этой причины из многих других “моментов” — предпосылок события, “которые должны были бы быть именно в таком, а не ином соотношении, для того чтобы получился именно этот результат…”16. Как подчеркивает Вебер в другом тексте, “число и характер причин, определивших какое-либо индивидуальное событие, всегда бесконечно”17, и они остаются множественными даже после того, как пройдут через фильтр “ценностных идей культуры”. Тогда-то для их окончательной оценки и применяется процедура “каузального сведения” — выяснения того, которая из причин более всех отклонила ход событий от предполагаемого “хода событий при отсутствии этой причины”. Каждой из причин соответствует своя гипотетическая история, и эти “альтернативные истории” ветвятся от реального хода событий. Истина одна, а гипотез много, и их нужно рассортировать по релевантности.

Если <…> каузальная релевантность момента определяется посредством его соотнесения с важными для конкретного рассмотрения пунктами, тогда суждение об объективной возможности, в котором высказывается эта релевантность, может найти свое выражение в целой шкале различных степеней определенности <…>. Суждение об объективной “возможности” по самой своей сущности допускает, следовательно, градации…18

Таким образом, полная схема “каузального сведения” по Веберу — это не “пространственно-кинетическая” модель железнодорожного движения (с. 51), а все-таки “пространственно-статическая” модель градации, размещения многих причин по шкале их существенности. Аналогия со стрелкой и крушением поезда оказывается обманчивой: стрелка есть расхождение двух реально существующих путей, и при ошибке стрелочника один из них оказывается “правильным”, другой же — “неправильным”. Чтобы истолковать в таких терминах концепцию Вебера, пришлось бы представить себе не одну, а много развилок-бифуркаций, накладывающихся друг на друга; задачей историка-аналитика будет сравнение величины многих гипотетических отклонений от одного реального хода событий, отбор из них тех, что соответствуют действительным причинам происшедшего (возможно, таковых окажется несколько). По сравнению с железнодорожной метафорой члены настоящей объяснительной схемы либо иные по природе, либо иначе сочетаются.

 

Идеальный тип по веберу

Важнейшим методологическим инструментом в арсенале Вебера является понятие идеального типа.Идеальный тип - это теоретическая конструкция, предназначенная для выделения основных характеристик социального феномена. Она не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема. Можно сказать, что идеальные типы — исследовательские «утопии», не имеющие аналогов в действительности. Понятие идеального типа дает возможность изучения конкретных исторических событий и ситуаций, выполняя роль измерительной планки, с помощью которой социологи могут оценивать фактические события.

Конструкция идеальных типов, по замыслу Вебера, должна служить средством «ценностно-независимого» исследования. В своих трудах Вебер подчеркивал необходимость разработки социологии, свободной от оценочных суждений. Исследуя социальное действие, Вебер пользуется конструкцией идеального типа действия — целерационального. Рассматривая целерациональное действие как методологическую основу социологии, он показывает, что предметом социологии должен быть индивид как субъект осмысленного целеполагания. Однако эмпирическое социальное действие не является полностью целерациональным, оно содержит и элемент иррационального, обусловленный психологией индивида. Вебер выделяет следующие черты идеально-типических по­нятий: а) идеальный тип — это мысленный образ, не являющийся ни исторической, ни тем более «подлинной» реальностью; б) иде­альный тип — это не схема, в которую конкретное эмпирическое явление может быть введено в качестве частного случая; в) идеальный тип по своему назначению — это идеальное пограничное по­нятие, с которым действительность сопоставляется, сравнивается, для того, чтобы сделать отчетливыми определенные значимые ком­поненты ее эмпирического содержания; г) идеальный тип — это конструкция, в которой на основе категории объективной возмож­ности строятся связи, рассматриваемые нашей ориентированной на действительность, научно-дисциплинированной фантазией как адекватные. Вебер разрабатывает также шкалу возможных идеально-ти­пических понятий:

- родовые понятия; идеальные типы; идеально-типические родовые понятия; идеальные типы этих идей; идеалы исторических персонажей; идеальные типы этих идеалов; идеалы, с которыми историк соотносит историю;

- теоретические конструкции, пользующиеся в качестве ил­люстрации эмпирическими данными;

- историческое исследование, использующее теоретические понятия в качестве пограничных идеальных случаев.

В конце концов Вебер выделяет два основных типа идеально-типических конструкций: генетический идеальный тип, являю­щийся средством выявления генетической связи привязанных к конкретному месту и времени исторических явлений, и чистый идеальный тип, являющийся социологической конструкцией, идеальной формой действия или явления, независимо от условий места и времени. Базисным идеальным типом, используемым в социологии, является концепция социального действия. «Социальным» Вебер называет такое действие, которое «по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него»1. Именно это базовое идеально-типическое понятие веберов-ской социологии было положено им в основу концепции общества.

28. Понятие цели и ценности по Веберу

Социальное действие

М. Вебер предложил типологию социальных действий. В первом случае человек действует по принципу «хороши те средства, которые помогают достичь цели». По М. Веберу, это целерациональный тип действия. Во втором случае человек пытается определить, насколько хороши те средства, которые имеются в его распоряжении, не могут ли они принести вред другим людям и т. п. В этом случае говорят о ценностно-рациональном типе действий (этот термин также был предложен М. Вебером). Такие действия определяются тем, что субъект должен сделать.

В третьем случае человек будет руководствоваться принципом «все так делают», а следовательно, по Веберу, его действие будет традиционным, т. е. его действие будет определяться общественной нормой.

Наконец, человек может совершать действие и выбирать средства под напором чувств. Такие действия Вебер называл аффективными.

Два последних типа действия, по существу, не являются социальными в строгом смысле слова, поскольку в них нет осознанного смысла, положенного в основу действия. Только целерациональные и ценностно-рациональные действия в полном смысле слова являются социальными действиями, имеющими определяющее значение в развитии общества и человека. Причем основной тенденцией развития исторического процесса, считает М. Вебер, выступает постепенное, но неуклонное вытеснение ценностно-рационального поведения целерациональным, поскольку современный человек верит не в ценности, а в успех. Рационализация всех сфер деятельности, по Веберу, — судьба западной цивилизации, где рационализируется все: и способ ведения хозяйства, и осуществление политики, и сфера науки, образования, культуры, и даже мышление людей,их способ чувствования, межличностные отношения, их образ жизни в целом.

М. Вебер предложил типологию социальных действий. В первом случае человек действует по принципу «хороши те средства, которые помогают достичь цели». По М. Веберу, это целерациональный тип действия. Во втором случае человек пытается определить, насколько хороши те средства, которые имеются в его распоряжении, не могут ли они принести вред другим людям и т. п. В этом случае говорят о ценностно-рациональном типе действий (этот термин также был предложен М. Вебером). Такие действия определяются тем, что субъект должен сделать.

В третьем случае человек будет руководствоваться принципом «все так делают», а следовательно, по Веберу, его действие будет традиционным, т. е. его действие будет определяться общественной нормой.

Наконец, человек может совершать действие и выбирать средства под напором чувств. Такие действия Вебер называл аффективными.

Два последних типа действия, по существу, не являются социальными в строгом смысле слова, поскольку в них нет осознанного смысла, положенного в основу действия. Только целерациональные и ценностно-рациональные действия в полном смысле слова являются социальными действиями, имеющими определяющее значение в развитии общества и человека. Причем основной тенденцией развития исторического процесса, считает М. Вебер, выступает постепенное, но неуклонное вытеснение ценностно-рационального поведения целерациональным, поскольку современный человек верит не в ценности, а в успех. Рационализация всех сфер деятельности, по Веберу, — судьба западной цивилизации, где рационализируется все: и способ ведения хозяйства, и осуществление политики, и сфера науки, образования, культуры, и даже мышление людей, их способ чувствования, межличностные отношения, их образ жизни в целом.

31. Рациональное управление Вебер
М. Вебер видел в процессе повсеместной, всеохватывающей рационализации судьбу не только европейской, но и мировой цивилизации. Продолжая логику своей концепции типов господства, в которой легальный тип господства основан исключительно на формальной рациональности, Вебер обратился к изучению общих принципов управления организациями.

 

Итогом его анализа стала теория рациональной бюрократии, которую можно назвать первым удачным опытом социологического анализа и обобщения управленческой теории и практики.

 

«Бюрократия» в прямом переводе с французского – власть стола (рабочего места чиновника). Наблюдая механизмы управления крупного промышленного производства, М. Вебер сосредоточился на исследовании «рационально-легальных», т. е. формально установленных характеристик процессов деятельности и выработке универсальных принципов управления.

 

«Идеальный тип» рациональной бюрократии, по Веберу, выглядит следующим образом.

 

Аппарат (штаб) управления состоит из отдельных чиновников, которые:

 

• лично свободны и подчиняются только служебному долгу;

 

• имеют устойчивую служебную иерархию (каждый подчиняется вышестоящему и несет ответственность как за свои действия, так и за действия своих подчиненных);

 

• имеют твердо определенную компетенцию, которая регламентируется системой предписаний;

 

• работают в силу контракта, следовательно, принципиально на основе свободного выбора;

• вознаграждаются постоянным денежным содержанием (окладом);

• рассматривают свою службу как единственную или главную профессию;

• предвидят свою карьеру: повышение происходит или в соответствии со старшинством по службе или в соответствии со способностями, независимо от суждения начальника;

• работают в полном отрыве от средств управления без присвоения служебных мест;

• подчиняются единой строгой служебной дисциплине и контролю;

• лояльны к своей организации.

Главное в этой схеме – идея достижения максимального упорядочивающего эффекта за счет предельной формализации и нормативного закрепления структуры и функций чиновников, а также четкой специализации персонала. Переход к специализированному труду делает его более продуктивным. Идеальный бюрократ на своем рабочем месте – не человек, а скорее носитель определенных должностных обязанностей. Четкая регламентация делает поведение работников и всей организации предсказуемым.

 

М. Вебер утверждал, опираясь на свой основной сравнительно-исторический метод познания, что «полностью развитый бюрократический механизм выглядит в сравнении с иными (небюрократическими) организациями точно так же, как машинная индустрия в сравнении с немеханическими видами производства».

 

В то же время, предчувствуя последствия упрощенного, некритического использования своей модели в практике управления, он специально предостерегал от «укладывания» реальной действительности в «прокрустово ложе» этого понятия.

 

Однако если учесть, что фундаментальная работа Вебера «Хозяйство и общество», в которой наиболее последовательно была представлена его теория формальной рациональности в применении к экономике, вышла в 1921 г. (через год после смерти автора), повлиять на реальное развитие последующих событий он уже не мог.

 

Рационализм веберовской теории полностью соответствовал по духу господствовавшей в общественном сознании того времени концепции рационального «экономического человека». Эта концепция вытекает из уровня экономического и социального развития общества конца XIX – начала ХХ в. и характеризует роль и место человека-работника в крупном промышленном производстве как придатка машин и механизмов.

Понятие классики в социологии. Институционализация социологии как науки.

В самом общем виде история социологии — это раздел социологической науки (иногда его называют даже особой наукой, что, видимо, не совсем точно), в рамках которого рассматривается процесс ее зарождения, становления, функционирования, развития. Поскольку любая наука, в том числе социологическая, в своем становлении и развитии означает, прежде всего, формирование и функционирование направлений, течений и школ; отраслей и сфер, теорий и концепций, парадигм и моделей, постольку рассмотрение истории социологии есть в первую очередь выделение и осмысление этих направлений, школ, теорий, парадигм, определяющих процесс изменения социологического знания.

*1: {Кун Г. Структура научных революций. М., 1975. С. 11.}

история социологии есть сама социология в ее изменении, совершенствований, развитии







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.202.194 (0.017 с.)