Иначе говоря, залог прав участника юридического лица, отдельный от залога акций или долей, в настоящее время законом не предусматривается.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Иначе говоря, залог прав участника юридического лица, отдельный от залога акций или долей, в настоящее время законом не предусматривается.



Залог прав участника акционерного общества, сопровождаемый залогом акций, не отличается от простого залога акций, поскольку все особенности реализации корпоративных прав включаются в силу ст. 358.17 ГК РФ в договор залога акции. Во всяком случае, никаких особенностей этого договора закон не устанавливает. В соответствии с п. 2 ст. 358.15 ГК РФ при залоге акций удостоверенные ими права осуществляет залогодатель (акционер), если иное не предусмотрено договором залога. Как видим, в Кодексе содержится диспозитивная норма, совпадающая с правилом, предусмотренным для залога любого имущества.

Вместе с тем договор залога доли в уставном капитале и договор залога прав участника общества с ограниченной ответственностью существенно различаются.

Ключевым отличием простого залога доли в уставном капитале как имущества от залога прав участника юридического лица, который сопровождает залог доли, является принципиально иное решение вопроса о реализации заложенных корпоративных прав.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 358.15 ГК РФ права участника общества с ограниченной ответственностью до момента прекращения залога осуществляются залогодержателем. Как видим, для залога прав участника общества с ограниченной ответственностью установлено диспозитивное правило, противоположное по содержанию правилу о залоге имущества. Такое законодательное решение ставит целый ряд вопросов, порожденных тем, что залогодержатель - не участник общества, он не заинтересован в успешности общества, не связывает свою судьбу с обществом, не дорожит его репутацией. Трудно надеяться на лояльное отношение к обществу со стороны залогодержателя, чей имущественный интерес состоит только в том, чтобы получить как можно более точное надлежащее исполнение основного обязательства должника (участника).

Остается неясным, кто и в каком порядке реализует обязанности участника, которые зачастую тесно связаны с его правами. Типичная ситуация: участник общества с ограниченной ответственностью имеет право на участие в управлении (право голоса на общем собрании участников). Если иное не определено договором залога прав участника юридического лица, право участвовать в общем собрании с правом голоса по всем вопросам повестки дня будет реализовывать залогодержатель. Однако в случае, если в силу систематического неучастия в общем собрании общество не может принять важные решения, что существенно затрудняет деятельность общества или делает ее невозможной, такой участник может быть исключен из общества в судебном порядке по иску участников, в совокупности обладающих долей не менее 10% уставного капитала (ст. 10 Закона об ООО). Исключат из общества в этом случае участника, а не залогодержателя, хотя именно бездействие залогодержателя и вызвало затруднения в деятельности общества. Действительная стоимость доли будет выплачена залогодержателю, поскольку ее получение является субъективным правом участника общества. В этом случае бывший участник может предъявить к залогодержателю требования на основании ст. 344 ГК РФ, связанные с последствиями утраты заложенного имущества. При этом в соответствии с законом залогодержатель отвечает перед залогодателем за утрату предмета залога в размере его рыночной стоимости.

Если решением общего собрания участников в соответствии со ст. 27 Закона об ООО на участников будет возложена обязанность внести вклад в имущество общества, то даже если участник возражает, он должен будет внести такой вклад. Ситуация может оказаться двусмысленной, если заложенная доля составляет 2/3 или более от уставного капитала общества. Ведь в таком случае залогодержатель может по своему усмотрению принимать решения о внесении вкладов в имущество общества, исполнять которые будет обязан участник общества (залогодатель). Защитить имущественные интересы такого участника можно с использованием положений ГК РФ о запрете злоупотребительных действий, об обязанности добросовестности участников гражданского оборота, а также совершения действий с учетом прав и законных интересов друг друга (ст. ст. 1, 10, 307 ГК РФ). Такая ситуация представляется опасной для участника.

Реализация корпоративных прав залогодержателем может привести и к уменьшению доли участника в уставном капитале или его влияния на управление обществом, например, в случае, если залогодержатель проголосует за увеличение уставного капитала, изменение устава в части повышения или понижения требуемого большинства для принятия тех или иных решений, откажется от реализации преимущественного права на покупку доли, отчуждаемой другим участником общества третьему лицу.

Возникает вопрос: может ли залогодержатель воспользоваться правом на выход? Буквальное толкование закона приводит к положительному ответу на этот вопрос, поскольку право на выход является правом участника, а значит, его реализация должна осуществляться залогодержателем, что, конечно, не соответствует назначению института залога. В отношении залога имущества данный вопрос решен однозначно - п. 1 ст. 343 ГК РФ устанавливает запрет на совершение действий, которые могут повлечь утрату заложенного имущества. Реализация права на выход означает для участника утрату доли. Поскольку залог прав участников производится одновременно с залогом доли, можно противодействовать отчуждению доли в уставном капитале залогодержателем путем реализации установленных законом и уставом прав участника общества, используя ограничения, установленные нормами о залоге имущества.

Ответ на вопрос о реализации преимущественного права покупки доли в случаях, когда доля передана в залог, вызывает сложности. Отказ от реализации права преимущественной покупки может нарушить имущественные интересы участника общества, согласие на его реализацию, данное залогодержателем, вряд ли может привести к обязанности участника купить долю, предложенную третьему лицу по определенной цене (возможно, у участника не было такого намерения), реализация же данного права самим залогодержателем путем приобретения такой доли в свою пользу явно не соответствует назначению данного права, направленного на обеспечение стабильного состава участников общества. Залогодержатель - не участник. Его пребывание в обществе временно, оно завершится с исполнением участником обеспеченного залогом обязательства или с реализацией заложенной доли для обращения на нее взыскания. Это значит, что в свою пользу реализовать преимущественное право залогодержатель не может. Сама по себе передача в залог доли не является основанием возникновения корпоративного правоотношения с залогодержателем.

Установленный законом правовой режим залога прав участника общества с ограниченной ответственностью не обеспечивает надлежащего баланса интересов всех субъектов данного правоотношения и заинтересованных лиц, поскольку передача доли в залог приводит к утрате корпоративного контроля.

За время, прошедшее после внесения изменений в ГК РФ в части предоставления залогодержателю права реализовывать корпоративные права участника, судебная практика по применению данных норм еще не сложилась. В имеющихся судебных спорах суды часто находят основания для того, чтобы не признать права залогодержателя. Как правило, при этом ссылаются на то обстоятельство, что основной договор или договор залога были заключены до внесения изменений в ГК РФ. По всей видимости, можно говорить о слабой социальной легитимации данного нововведения. Проиллюстрируем указанную проблему примером из практики.

Между Банком и Компанией был заключен кредитный договор, в обеспечение исполнения которого участник Компании (Залогодатель) передал в залог долю в уставном капитале Компании в размере 51% уставного капитала. Сразу после этого Банк начал реализовывать корпоративные права в отношении Компании по своему усмотрению. Залогодатель предъявил иск о признании недействительным договора залога, поскольку при его заключении он был введен в заблуждение, фактически договор привел к утрате корпоративного контроля. Суд согласился с доводами истца, указав, что передача залогодержателю корпоративного контроля противоречит понятию залога, предусмотренному п. 1 ст. 334 ГК РФ. Реализуя корпоративные права, не являясь при этом участником общества, Банк, по мнению суда, допустил злоупотребление правом, использовал право не в соответствии с его назначением. В связи с этим иск был удовлетворен <1>.

--------------------------------

<1> Решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 августа 2016 г. по делу N А40-216102/15-48-1784.

 

В соответствии с п. 5 ст. 334 ГК РФ кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом, обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым такие требования были удовлетворены. В случае, когда наложенный судом запрет касается распоряжения акциями или долями, возникает практический вопрос, какие нормы в этом случае подлежат применению. Особенно актуальной эта проблема является в части запрета распоряжения долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, поскольку в отношении правового режима залога доли и залога прав участника юридического лица установлены разные правила. Представляется, что если суд наложил запрет на распоряжение долей в уставном капитале, то права лица, в чью пользу вынесено такое решение, соответствуют правам залогодержателя в отношении доли в уставном капитале, а значит, все корпоративные права сохраняются у участника. Если же суд наложил запрет на распоряжение корпоративными правами (правами участника общества с ограниченной ответственностью), то у лица, в чью пользу вынесен такой судебный акт, возникает право залогодержателя в отношении прав участника юридического лица, а значит, все корпоративные права сможет реализовать залогодержатель.

 

Нормативные правовые акты

 

Гражданский кодекс РФ (части первая, вторая, третья).

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" // СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3431.

Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утверждено Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27 // Экономика и жизнь. 1997. N 51.

Приказ ФСФР России от 23 декабря 2010 г. N 10/77-пз-н "Об утверждении Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг".

Приказ ФСФР России от 30 июля 2013 г. N 13-65/пз-н "О порядке открытия и ведения держателями реестров владельцев ценных бумаг лицевых и иных счетов и о внесении изменений в некоторые нормативные правовые акты Федеральной службы по финансовым рынкам" // Российская газета. 2013. 19 сентября.

Приказ ФНС России от 25 января 2012 г. N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств" // БНА. 2012. N 44.

 

Судебная практика

 

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 марта 2010 г. N 135 "О некоторых вопросах, связанных с применением статьи 5 Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2010. N 5.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 июня 2009 г. N 131 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ".

Постановление Президиума ВАС РФ от 11 октября 2011 г. N 5950/11.

Постановление Президиума ВАС РФ от 10 июня 2014 г. N 1999/14.

 

Основная литература

 

Кузнецов А.А. Выход участника из хозяйственного общества как способ защиты прав и законных интересов // Вестник гражданского права. 2011. N 5.

Новоселова Л.А. Договор купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2011. N 9.

Новоселова Л.А. Преимущественное право покупки доли в обществе с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2009. N 12.

Новоселова Л.А. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2010. N 11.

Филиппова С.Ю. Договор купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2016. N 2.

 

Дополнительная литература

 

Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 177 - 178.

Белов В.А. Залог по новым правилам // Законодательство. 2014. N 10; СПС "Гарант".

Борисов А.Н., Ушаков А.А., Чуев В.Н. Комментарий к разделу III "Общая часть обязательственного права" части первой Гражданского кодекса РФ (гл. 21 - 29). М., 2015.

 

КонсультантПлюс: примечание. Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: общие положения. М., 1999.

Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М., 2016.

Габов А.В. Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2010.

Егоров А. Залог корпоративных прав и ценных бумаг // Хозяйство и право. 2015. N 4.

Илюшина М.Н. Проблемы оборота долей участия в обществах с ограниченной ответственностью // Коммерческое право. 2010. N 1 (6).

Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью: законодательство и практика его применения. М., 2010.

Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи: правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М., 1998.

Поваров Ю.С. Проблемы нотариального удостоверения требования участника о приобретении обществом с ограниченной ответственностью доли в уставном капитале // Нотариус. 2015. N 8. С. 34 - 38.

Рассказова Н.Ю. Наследование акций, нажитых в браке // Вестник ВАС РФ. 2008. N 12.

Фархутдинов Р.С. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика. М., 2009.

 

Глава XVI. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ЭКСТРАОРДИНАРНЫХ СДЕЛОК

 

Глоссарий

 

Балансовая стоимость активов хозяйственного общества - валюта баланса, т.е. сумма внеоборотных и оборотных активов общества по данным бухгалтерского баланса.

Заинтересованное лицо - лицо, которое имеет возможность влиять на совершение обществом сделки (определение ее существенных условий), в результате чего может возникнуть конфликт интересов указанного лица и самого общества или его акционеров (участников), для предотвращения которого и служит особый правовой режим совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Контролирующее лицо - лицо, которое имеет право прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться более 50% голосов в высшем органе управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 50% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации. Такое право лицо может иметь в силу участия в подконтрольной организации, на основании договора доверительного управления имуществом, договора простого товарищества, договора поручения, акционерного соглашения, иного соглашения, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации.

Конфликт интересов - предполагаемое законом противоречие интересов, являющееся следствием участия одного и того же лица в нескольких правоотношениях, которое может повлиять на формирование его воли в ущерб правам и охраняемым законом интересам корпорации и ее участников.

Крупная сделка - выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности сделка, связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, а также передачей имущества во временное владение и (или) пользование либо предоставлением третьему лицу права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если цена или балансовая стоимость предмета сделки составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, которая определена по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату и в отношении которой законом установлен особый порядок совершения.

Подконтрольное лицо (подконтрольная организация) - юридическое лицо, находящееся под прямым или косвенным контролем контролирующего лица.

Сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, - любая сделка, заключаемая при осуществлении деятельности обществом либо иными организациями, осуществляющими аналогичные виды деятельности, если она приводит к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее.

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, - сделка с предполагаемым конфликтом интересов у члена совета директоров, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества, лица, являющегося контролирующим лицом общества, либо лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, в связи с тем, что данные лица или их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им лица (подконтрольные организации) в силу определенных законом обстоятельств: будучи стороной, выгодоприобретателем, посредником, представителем в сделке; в силу наличия контроля над юридическим лицом, являющимся стороной, выгодоприобретателем, посредником, представителем по сделке, а также в силу участия в органах управления такого юридического лица или его управляющей организации имеют потенциальную возможность повлиять на совершение такой сделки.

Экстраординарная сделка, совершаемая хозяйственным обществом, - сделка, которая по каким-либо основаниям выходит за пределы обычной деятельности общества, ее совершающего, и в отношении которой для создания участникам соответствующих отношений дополнительных гарантий, обеспечения их законных интересов законодательством или уставом общества установлен особый правовой режим.

 

§ 1. Понятие и виды экстраординарных сделок

 

Цели установления особого правового режима совершения

экстраординарных сделок

 

Легальное понятие сделки как действия, направленного на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, содержится в ст. 153 ГК РФ. Иными словами, для того, чтобы определенное явление могло квалифицироваться как сделка, должны быть установлены наличие воли и ее надлежащая направленность (на возникновение прав и обязанностей). Притом что понятие сделки относится к сделкам, совершаемым как физическими, так и юридическими лицами, имеются определенные особенности в зависимости от совершающего ее субъекта. Очевидно, что процесс формирования воли, направленной на приобретение, изменение или прекращение прав и обязанностей, происходит и регулируется по-разному у физических лиц и искусственно созданных субъектов - юридических лиц. Это сказывается как на регламентации порядка совершения сделок физическими и юридическими лицами, так и на основаниях признания недействительными совершаемых ими сделок <1>.

--------------------------------

<1> См. об этом подробно: Филиппова С.Ю., Шиткина И.С. Особенности недействительности сделок, совершаемых с участием корпораций // Хозяйство и право. 2014. N 11. С. 73.

 

С позиций юридической доктрины состав сделки одинаков независимо от субъекта, ее совершающего. Принято выделять следующие элементы состава: субъекты сделки, ее предмет, содержание, воля, волеизъявление, форма сделки. Иногда говорят и о субъективной стороне сделки, под которой понимают мотив, цель сделки <1> и др. Вместе с тем анализ законодательства показывает, что каждый элемент состава сделки определяется, в частности, в зависимости от того, физическое или юридическое лицо ее совершает. Так, например, для формы сделки с участием юридических лиц установлены более жесткие требования - такие сделки независимо от суммы всегда должны совершаться в письменной форме. Но наибольшие различия, несомненно, состоят в формировании воли (волеобразовании) и волеизъявлении при совершении сделки.

--------------------------------

<1> См., напр.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. 2-е изд., доп. М., 1999. С. 3 - 36.

 

Волеобразование юридического лица - более сложный процесс, чем волеобразование гражданина. Формирование и выражение воли гражданина, как правило, не регулируется правом <1>. Формирование и выражение воли юридического лица любой организационно-правовой формы, а особенно корпорации, отличающейся множественностью субъектов, всегда требует правовой регламентации. Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридические лица приобретают права и обязанности через свои органы. Именно специфика отношений по формированию воли корпорации привела к включению в предмет гражданско-правового регулирования корпоративных отношений как отношений, связанных с управлением корпорацией (ст. 2 ГК РФ).

--------------------------------

<1> Исключение составляют случаи формирования и выражения воли недееспособными, несовершеннолетними и некоторые иные.

 

В процессе формирования воли корпорации задействованы многие субъекты, каждый из которых имеет собственный интерес и пытается последовательно реализовать его путем участия в корпорации или иного взаимодействия с ней.

Обеспечиваемые правом законные интересы в разное время были предметом изучения многих специалистов.

Относительно корпоративных отношений в литературе дискутируется вопрос о наличии у корпорации собственных интересов. Имеет ли корпорация собственные, защищаемые правом интересы, будучи по своей сути фиктивным образованием, объединением участников?

Тезис об отсутствии у юридического лица каких-либо собственных интересов отстаивает Д. Степанов. Он отмечает: "Интерес юридического лица - категория ситуативная, подлежащая установлению каждый раз применительно к тому или иному правовому институту корпоративного права... юридическое лицо как правовая абстракция, смысловая фикция, лишенная физического существования, никаких собственных интересов - так, как они понимаются применительно к субъектам, имеющим собственную волю, - не имеет и иметь не может. Любое указание на интересы юридического лица есть не более чем вмененный интерес, присвоенный фиктивному субъекту права, каковым является юридическое лицо. В таком случае интересы юридического лица по факту просто отождествляются с интересами того, кто стоит за таким лицом, то есть с интересами его участников" <1>.

--------------------------------

<1> Степанов Д.И. Интересы юридического лица и его участников // Вестник экономического правосудия РФ. 2015. N 1.

 

С нашей точки зрения, полного отождествления интересов участников и созданного ими искусственного образования (юридического лица) не происходит. Притом что интерес корпорации в определенном смысле "вменен" ее участниками, будучи продуктом объединения интересов участников, корпорация начинает жить собственной жизнью. Возможность несовпадения интересов корпорации и ее участников породила такие правовые средства, как право на выкуп акций (долей) при осуществлении хозяйственным обществом существенных корпоративных действий, возможность выхода участника из общества с ограниченной ответственностью, исключения участника из непубличной корпорации.

Следует согласиться с мнением специалистов <1>, полагающих, что наличие самостоятельной правосубъектности предполагает наличие самостоятельного интереса.

--------------------------------

<1> Михайлов С.В. О корпоративном интересе // Корпорации и учреждения: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007.

 

Так, Е. Мотовиловкер писал: "какими бы правомочиями ни обладал индивид, сам факт наличия на его стороне субъективного права свидетельствует о том, что, во-первых, он имеет некоторый интерес, во-вторых, этот интерес невозможно осуществить без определенного поведения других субъектов, в-третьих, есть предусмотренная законом возможность удовлетворения интереса..." <1>.

--------------------------------

<1> Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 40.

 

Как верно полагает Г. Осокина, "общий корпоративный интерес, носителем которого выступает корпорация (акционерное общество), нельзя рассматривать как простую сумму частных интересов ее участников", поскольку они "имеют конкретное, отличное друг от друга экономико-правовое содержание и форму, что исключает возможность их прямого и непосредственного отождествления" <1>.

--------------------------------

<1> Осокина Г. Косвенные иски: реальность или фикция // Хозяйство и право. 2001. N 1. С. 84.

 

Вывод о наличии у корпорации собственного интереса следует непосредственно из законодательства. Так, ГК РФ и законы о хозяйственных обществах устанавливают приоритет интересов хозяйственного общества перед интересами отдельных участников, возлагая на членов органов управления и фактически контролирующих лиц обязанность действовать в интересах общества добросовестно и разумно <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 3 ст. 53, п. 3 ст. 53.1 ГК РФ, ст. 71 Закона об АО, ст. 44 Закона об ООО.

 

Применительно к корпоративным правоотношениям можно выделить интересы самой корпорации, крупных акционеров, миноритариев, членов органов управления, других лиц - в случаях, предусмотренных законом (реестродержателей, третьих лиц, участвующих в корпоративном договоре). Таким образом, если сделку совершает корпорация, то помимо участников сделки "за скобками" остаются интересы многих непосредственно не поименованных лиц (участников, работников, членов органов управления и др.).

Г.Ф. Шершеневич писал: "...понятие юридического лица играет как бы роль "скобок", в которых заключаются однородные интересы известной группы лиц для более упрощенного определения отношения этой коллективной личности к другим" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 92.

 

Нарушение порядка формирования воли корпорации может привести к ущемлению интересов субъектов, так или иначе зависимых от нее, а следовательно, к ущербности совершаемой сделки.

Именно поэтому наиболее полную регламентацию получили сделки, совершаемые корпорациями, прежде всего коммерческими корпорациями - акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью <1>.

--------------------------------

<1> Отмечу, что в законодательстве о других организационно-правовых формах юридических лиц также имеются положения о крупных сделках и сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, - это, например, Закон о сельскохозяйственной кооперации (п. п. 3 - 7 ст. 38), Закон о некоммерческих организациях (ст. 27), Закон об унитарных предприятиях (ст. ст. 22, 23), Закон об автономных учреждениях (ст. ст. 15 - 17).

 

Таким образом, можно сделать вывод, что целью установления особого правового режима совершения экстраординарных сделок является создание для участников соответствующих отношений дополнительных гарантий обеспечения их прав и законных интересов.

Законодатель в силу развитости имущественного оборота не может запретить совершение определенных "опасных" для его участников сделок - с крупными активами, при наличии конфликта интересов и пр., но призван создать дополнительные механизмы защиты слабого участника, тем самым обеспечивая баланс интересов.

 

Понятие экстраординарной сделки

 

В обычной, не экстраординарной ситуации сделки от имени юридического лица заключает его волеизъявляющий орган - единоличный исполнительный орган <1>.

--------------------------------

<1> Следует подчеркнуть, что именно единоличный исполнительный орган заключает сделку, при этом она может быть согласована или одобрена компетентным органом управления - советом директоров, общим собранием корпорации, а применительно к унитарным организациям - собственником имущества унитарной организации.

 

Однако, как верно пишет А.В. Габов применительно к акционерным обществам, "помимо указанных сделок законодательство выделяет сделки акционерного общества, для совершения которых в силу их потенциальной способности приводить к существенным (критическим) рискам для основных бенефициаров акционерного общества (прежде всего акционеров) требуется соблюдение специального порядка их совершения. Такой специальный порядок состоит в том, что для формирования воли акционерного общества недостаточно компетенции исполнительного органа, а требуется разрешение (одобрение, согласие) других органов акционерного общества и (или) третьих лиц" <1>.

--------------------------------

<1> Габов А.В. Проблемы и перспективы правового регулирования сделок акционерного общества, требующих особого порядка, их совершения // Цивилист. 2007. N 1.

 

С принятием Закона от 3 июля 2016 г. N 343-ФЗ особый порядок совершения экстраординарных сделок заключается не только в разрешении (согласии, одобрении <1>), предоставляемом единоличному исполнительному органу другими органами общества, но и в особом порядке уведомления о сделке, раскрытия информации о ней.

--------------------------------

<1> В отношении терминологии следует заметить, что в ст. 157.1 ГК РФ законодатель в качестве базового использует понятие "согласие на совершение сделки", при этом последующее согласие именует одобрением. Законы о хозяйственных обществах с момента внесения в них изменений Законом от 3 июля 2016 г. N 343-ФЗ также оперируют понятием "согласие" - применительно к предварительной процедуре; понятием "одобрение" - применительно к последующей процедуре согласования условий сделки компетентными органами управления общества.

В тексте настоящей главы для удобства изложения (когда это нерелевантно для правовых последствий) используется одно из приведенных понятий - "согласование" или "одобрение".

 

Итак, особенность правового режима экстраординарных сделок, совершаемых корпорациями, состоит в том, что обязательным элементом состава такой сделки является согласование (одобрение) ее условий компетентным органом управления или действует особый порядок уведомления о сделке, раскрытия информации о совершении такой сделки.

Понятие "экстраординарная сделка" не встречается в российском законодательстве, однако, будучи заимствованным из зарубежных правопорядков <1>, используется как в российской правовой доктрине <2>, так и в бизнес-практике.

--------------------------------

<1> Extraordinary transactions - "необычные сделки", так именуются сделки с крупными активами и сделки с конфликтом интересов в зарубежном законодательстве.

<2> Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М., 2006. С. 266; Она же. Акционерное право: проблемы и перспективы развития // Актуальные проблемы международного частного и гражданского права. К 80-летию В.А. Кабатова: Сб. статей / Под ред. С.Н. Лебедева. М., 2006. С. 75 - 76; Габов А.В. Проблемы и перспективы правового регулирования сделок акционерного общества, требующих особого порядка их совершения // Цивилист. 2007. N 1.

 

При полном понимании условности применения данного термина, не имеющего легального определения, все же полагаем возможным его использование, в том числе для выявления общих характеристик сделок, в отношении которых установлен особый режим совершения.

Экстраординарную сделку можно определить как сделку, которая по каким-либо основаниям выходит за пределы обычной деятельности хозяйственного общества, ее совершающего, и в отношении которой для создания участникам соответствующих отношений дополнительных гарантий, обеспечения их законных интересов законодательством или уставом установлен особый режим.

К числу экстраординарных могут быть отнесены любые сделки, направленные на получение различного правового результата - приобретение и отчуждение имущества, имущественных прав, результатов интеллектуальной собственности, производство работ, оказание услуг и пр.

Таким образом, цель специальной правовой регламентации экстраординарных сделок обусловливается не особенностью порождаемых сделкой правоотношений, а иными причинами, связанными с созданием механизма надлежащей охраняемых законом интересов корпорации и ее участников.

 

Виды экстраординарных сделок

 

При отсутствии легального определения экстраординарности и при общем понимании этого явления как выходящего за пределы обычного различные авторы имеют собственное представление о понятии и классификацию экстраординарных сделок.

Например, В.В. Долинская применительно к акционерным обществам выделяет следующие виды экстраординарных сделок: крупные; сделки, в совершении которых имеется заинтересованность (пересекаются с понятием "сделки с участием аффилированных лиц"); сделки по приобретению и выкупу акций общества; сделки с использованием инсайдерской информации и др. <1>. Указанный автор предложила унифицировать все экстраординарные сделки для всех организационно-правовых форм юридических лиц и понимать под ними сделки, не относящиеся к обычной хозяйственной деятельности (т.е. выходящие за пределы систематической деятельности, включающей в себя круг не противоречащих закону сделок в указанной в его учредительных документах сфере) и отличающиеся специальными субъектным составом, предметом, процедурой заключения и исполнения, последствиями несоблюдения требований к действительности таких сделок и т.д. <2>.

--------------------------------

<1> Долинская В.В. Указ. соч.

<2> Там же.

 

А.В. Габов, не призывая все приведенные им сделки именовать экстраординарными, называет следующие виды сделок, требующие специального одобрения:

- крупная сделка;

- сделка, на которую в соответствии с уставом общества распространяется порядок одобрения крупной сделки, предусмотренный законом;

- сделка, в совершении которой имеется заинтересованность;

- сделка, совершаемая обществом, в отношении которого осуществляются процедуры банкротства, и требующая одобрения (согласия) арбитражного управляющего и органов кредиторов;

- сделка, совершаемая после получения открытым обществом добровольного или обязательного предложения в порядке гл. 11.1 Закона об АО;

- сделка акционерного общества по приобретению собственных акций (ст. 72 Закона об АО);

- сделка, совершаемая с момента принятия решения о реорганизации общества и до момента ее завершения;

- крупная сделка или сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, подлежащая заключению в акционерном обществе в случае, когда представители государства обладают правом вето (ст. 38 Закона о приватизации).

Крупные сделки, сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, - наиболее часто совершаемые хозяйственными обществами экстраординарные сделки.

Сделки акционерного общества по приобретению собственных акций (ст. 72 Закона об АО), сдел



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.016 с.)