В обществе с ограниченной ответственностью право преимущественной покупки установлено законом и не может быть отменено уставом.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В обществе с ограниченной ответственностью право преимущественной покупки установлено законом и не может быть отменено уставом.



Оно составляет элемент правового режима доли. Любой субъект, приобретающий долю в уставном капитале, в силу прямого указания в законе знает о существовании преимущественного права покупки, поэтому в отличие от акционерных обществ в дальнейшем не потребуется доказывать осведомленность покупателей доли о существовании преимущественного права.

Преимущественное право в обществах с ограниченной ответственностью установлено только на случай продажи доли. Ни мена, ни внесение в уставный капитал, ни передача в качестве отступного доли не влечет применения правил преимущественной покупки.

Преимущественное право в обществах с ограниченной ответственностью действует только на случай продажи доли постороннему лицу, поэтому если доля продается участнику, преимущественное право покупки другим участникам не предоставляется.

Цена покупки доли при реализации права преимущественной покупки может соответствовать цене предложения третьему лицу или быть заранее определена в уставе общества. Издержки последнего способа описывались ранее применительно к акционерным обществам. В законе специально установлен запрет на одновременное предоставление возможности приобретения доли по цене предложения третьему лицу и по заранее определенной цене. Участники общества при формировании устава должны избрать только один вариант определения цены реализации преимущественного права покупки доли.

Преимущественное право покупки доли принадлежит только участникам общества, являющимся таковыми на момент его реализации (акцепта поступившей от участника оферты). Исключенные, вышедшие участники, лица, срок оплаты доли в уставном капитале которых истек, наследники умершего участника, в отношении которых еще не дано согласие на принятие их в общество, преимущественного права покупки доли не имеют. Если в соответствии с уставом преимущественное право не предоставлено обществу, то даже при обладании долей в уставном капитале, перешедшей к обществу в установленном законом порядке, оно не имеет преимущественного права покупки отчуждаемой доли.

Участники общества с ограниченной ответственностью обладают преимущественным правом покупки отчуждаемой доли пропорционально размеру той доли, которой они обладают на момент реализации права. Остатки доли, не приобретенные при реализации преимущественного права, могут быть отчуждены участником третьему лицу. Такая норма закона, по нашему мнению, нарушает интересы участника, намеренного продать свою долю. Например, если участник, обладающий долей в 75% уставного капитала, пожелает продать свою долю за 1 млн руб. третьему лицу, то при реализации преимущественного права покупки участником, обладающим долей в 10%, и приобретении доли в 27% уставного капитала приобретение оставшейся части не представляет интереса для потенциального покупателя - он планировал приобрести долю, которая давала бы ему корпоративный контроль над обществом, в результате же реализации преимущественного права покупки остаток доли не образует даже простого большинства. Естественно, что цена доли, предоставляющей корпоративный контроль, и доли, составляющей меньше 50% уставного капитала, не может рассчитываться линейно.

Закон предоставляет широкие возможности уставной регламентации порядка осуществления преимущественного права покупки доли в обществе с ограниченной ответственностью. В уставе могут быть предусмотрены: а) возможность воспользоваться правом приобретения доли не полностью, а частично; б) возможность непропорционального распределения отчуждаемой доли между участниками, желающими ее приобрести; в) предоставление преимущественного права покупки доли обществу, если им не пожелают воспользоваться участники.

Порядок реализации права преимущественной покупки предусмотрен императивными нормами закона и не может быть изменен уставом общества. Участник, желающий продать долю, обязан составить и нотариально удостоверить оферту, в которой должны быть указаны: а) размер отчуждаемой доли; б) цена продажи доли; в) иные условия продажи доли. Эта оферта передается обществу. В соответствии с законом участник может отозвать свою оферту не позднее дня ее получения обществом, подав заявление об отзыве такой оферты. Например, если участник направил оферту в общество заказным письмом, а затем телеграммой направил заявление об отзыве оферты, то оферта будет считаться неполученной. Квалификация в качестве оферты предложения участника означает, что он связан такой офертой. Акцепт оферты означает заключение договора. В соответствии с законом установлен 30-дневный срок для акцепта оферты. Закон предусматривает право в уставе установить большую продолжительность срока реализации права преимущественной покупки, причем максимальная его продолжительность законом не установлена (п. 7 ст. 21 Закона об ООО).

В этот срок каждый из участников может: а) отказаться от использования преимущественного права путем подачи заявления с нотариально удостоверенной подписью участника; б) отказаться от использования преимущественного права путем молчания (бездействия), т.е. не совершая никаких действий в установленный срок; в) воспользоваться преимущественным правом покупки доли, пропорциональной принадлежащей ему доле в уставном капитале; г) воспользоваться преимущественным правом покупки части приходящейся на него доли; д) воспользоваться правом приобретения доли сверх приходящейся на его долю, если другие участники отказались от реализации преимущественного права и это не запрещено уставом общества.

Реализация права преимущественной покупки осуществляется путем нотариального удостоверения акцепта нотариальной оферты либо путем заключения нотариально удостоверенного договора. На основании данного договора нотариус подает заявление в ЕГРЮЛ о внесении изменений, не связанных с изменением учредительных документов.

Участники общества с ограниченной ответственностью, которым не была предоставлена возможность реализации преимущественного права покупки, имеют возможность потребовать перевода на них прав и обязанностей покупателя.

В Законе об АО установлены два варианта применения данного способа. Первый из них применяется в случаях, когда акции еще не переданы, тогда обладатель преимущественного права имеет право потребовать перевода на него прав и обязанностей приобретателя. Второй способ применяется в случаях, когда договор о возмездном отчуждении акций уже заключен и исполнен сторонами, таким образом, обязательство прекратилось, а значит, прекратились права и обязанности приобретателя акций надлежащим их исполнением. На этот случай закон предусматривает в качестве способа защиты предъявление требования о передаче отчужденных акций обладателю преимущественного права с выплатой приобретателю их цены по договору купли-продажи или цены, определенной в уставе общества. Возникшие в этом случае убытки у приобретателя можно будет взыскать с продавца акций. Закон устанавливает сокращенный срок исковой давности для предъявления данного требования, который составляет три месяца, при этом срок начинает исчисляться с момента, когда акционер или общество узнали или должны были узнать о нарушении их права; при этом должно быть доказано, что приобретатель общества знал или должен был знать о наличии в уставе общества положений о преимущественном праве.

Узнать о нарушении своего права участник общества может в момент совершения сделки, в момент проведения очередного общего собрания участников, на котором может обнаружить нового участника, или из иных источников.

Так, в одном из судебных споров было установлено, что участник узнал о нарушении преимущественного права покупки в момент вступления в силу решения суда о восстановлении корпоративного контроля лица. Срок исковой давности на предъявление требования о переводе прав и обязанностей покупателя доли, проданной третьему лицу в период, пока корпоративный контроль лицом был утрачен, был исчислен как три месяца с даты вступления в силу соответствующего решения <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30 мая 2016 г. N Ф09-5112/16.

 

В соответствии с п. 18 ст. 21 Закона об ООО участники общества или само общество вправе в судебном порядке потребовать перевода на них прав и обязанностей покупателя. В соответствии с Законом лицо, на которого переводятся права покупателя, возмещает покупателю расходы, которые он понес в связи с приобретением доли в размере, не превышающем цену, определенную в уставе.

 

§ 3. Выход из общества

 

Выход как способ прекращения участия в корпорации предусмотрен для всех организаций, кроме акционерного общества. Это связано с ограничениями свободы обращения долей и акций. Выход из корпорации позволяет прекратить участие в корпорации без поиска правопреемника.

С помощью выхода из общества могут быть решены следующие задачи:

- имущественные (получение действительной стоимости доли, если, по оценке участника, в дальнейшем таковая может снизиться, - для предотвращения возможных потерь; получение имущества, необходимого для других проектов участника (в том числе при необходимости получить в натуре конкретное имущество, в настоящее время принадлежащее обществу));

- репутационные (прекращение своего участия в обществе, если дальнейшее состояние в нем может повредить имиджу участника, - при банкротстве, при неисполнении обязательств из договора поставки для государственных нужд, если с деятельностью общества связаны негативные ассоциации у населения - при совершении правонарушений, несчастных случаях и пр.);

- прекращение конфликта (в случае затяжного системного корпоративного конфликта с миноритариями участник может принять решение о прекращении своего участия в организации).

По своей природе выход представляет собой одностороннюю сделку участника корпорации, направленную на прекращение правовой связи между лицом и корпорацией. В отличие от договоров выход не требует выражения воли еще какими-то субъектами, кроме выходящего из корпорации лица.

В соответствии со ст. 94 ГК РФ участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества путем отчуждения обществу своей доли в его уставном капитале независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Аналогично сформулирована норма ст. 26 Закона об ООО.

Целью наделения участника правом на выход из общества является обеспечение лицу возможности прекратить состояние участия в обществе с ограниченной ответственностью, если по какой-то причине продолжение участия в обществе становится для участника обременительным или ненужным. В отличие от участия в публичном акционерном обществе, удостоверяемого акциями - оборотоспособными объектами гражданских прав, которые можно продать в любой момент, поскольку в уставе общества не могут устанавливаться запреты на продажу акций, для обеспечения закрытого характера участия в обществе с ограниченной ответственностью закон позволяет в уставе общества устанавливать запрет или ограничения возможности продажи доли. Для обеспечения баланса интересов общества и участника, не желающего продолжать правоотношения с обществом, в порядке реализации конституционного запрета принуждения к участию в объединениях (ст. 30 Конституции РФ) и существует право на выход из общества с ограниченной ответственностью. Ранее право на выход было безусловным и рассматривалось как атрибутивная черта общества с ограниченной ответственностью, после многочисленных критических замечаний <1>, связанных со слабой защищенностью кредиторов общества с ограниченной ответственностью при непрогнозируемом выходе из общества с изъятием имущества, составляющего действительную стоимость выходящего участника, на которую могли рассчитывать кредиторы, право на выход было ограничено законом. Так, сегодня п. 2 ст. 26 Закона об ООО содержит запрет выхода последнего участника. Решение законодателя небесспорно с позиций его справедливости, поскольку последний участник стал таковым в силу стечения случайных обстоятельств (выход и исключение других участников, неоплата ими доли в уставном капитале и пр.), он не знал и не всегда мог знать, что является последним, прекращение права на выход у него происходит без его ведома и он не имеет никаких средств защиты от внезапной утраты права выхода. Приобретая долю, он мог, разумно полагаясь на содержание устава, считать, что его имущественный интерес, связанный с участием в обществе, надежно защищен возможностью в любой момент получить действительную стоимость доли, подав заявление о выходе, но это может перестать соответствовать действительности в любое время.

--------------------------------

<1> См., напр.: Суханов Е.А. Закон об обществах с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 47; Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. статей памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 192; Новак Д. К вопросу об ограничениях права на выход участника из общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2003. N 2. С. 80.

 

Закон устанавливает, что право на выход существует лишь постольку, поскольку оно предусмотрено уставом общества, иначе говоря, наделение участников общества этим правом в настоящее время - дело самих участников. В связи с этим обратим внимание на то, что запрет на выход из общества с ограниченной ответственностью делает общество более стабильным, более надежным контрагентом и работодателем. Управляющие обществом в таком случае могут более взвешенно планировать деятельность общества, строить долгосрочные планы. Иными словами, отсутствие права на выход выгодно кредиторам общества, его работникам, государству, управляющим. Вместе с тем решение о включении или невключении в устав общества права на выход принимается без учета интересов упомянутых субъектов. Изначально включение в устав права на выход производится при создании общества в момент утверждения его устава. На момент принятия этого решения у создаваемого общества еще нет ни одного кредитора, ни одного работника, нет и управляющих. О планах на создание общества не знает государство. Решение о наделении участников правом на выход принимается исключительно самими участниками общества, действующими в собственном интересе и не озадаченными заботой о чуждых им интересах. В интересах каждого участника - сохранить право на выход, тем самым оставив для себя лично возможность покинуть общество при возникновении острой стадии корпоративного конфликта, необходимости срочного получения имущества и др. Включение в устав права на выход диктуется эгоистическими мотивами, а вовсе не доброй совестью и заботой об интересах кредиторов и общества. При таких обстоятельствах естественным следствием измененного правового регулирования в части возможности ограничения права на выход является широкое распространение права на выход, теперь уже в силу положений устава общества, а не императивной нормы закона.

Кроме того, информационным письмом Президиума ВАС РФ было разъяснено, что для обществ, созданных до вступления в силу изменений, внесенных Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ, право на выход участников сохраняется <1>. В таких условиях понятно, что в настоящее время право на выход существует во многих обществах с ограниченной ответственностью.

--------------------------------

<1> См.: п. 21 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 марта 2010 г. N 135 "О некоторых вопросах, связанных с применением статьи 5 Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2010. N 5.

 

В уставе общества возможность выхода может отсутствовать на момент создания общества и быть включенной в устав в последующем по единогласному решению общего собрания участников.

Реализация права на выход, таким образом, с одной стороны, служит интересам выходящего участника, но, с другой стороны, изначально невыгодна самому обществу, его кредиторам, работникам, государству и может иметь для них негативные последствия имущественного характера.

Одной из основных специфических черт реализации права на выход является использование этого права в качестве способа прекращения затяжного корпоративного конфликта путем разрушения социальной связи. Выход из общества позволяет бывшему участнику получить имущественный эквивалент своего участия в обществе. Следует согласиться с замечанием Д.В. Ломакина о том, что зачастую при существенном изменении состава участников общества возможности отдельного участника влиять на деятельность общества оказываются ограниченными, в такой ситуации он предпочитает выйти из общества <1>, что для него оказывается выгоднее, чем продолжать активное противостояние. Выход из общества с ограниченной ответственностью, исходя из правовой цели его использования, можно рассматривать как правовое средство обеспечения имущественного интереса участника корпорации в случае, когда дальнейшее участие в обществе с ограниченной ответственностью перестает отвечать правовым целям участника вследствие неурегулированного конфликта с другими участниками.

--------------------------------

<1> См.: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 432.

 

В соответствии с законом заявление о выходе подлежит нотариальному удостоверению (п. 1 ст. 26 Закона об ООО). В отличие от продажи доли при выходе участника из общества изменения в ЕГРЮЛ, связанные с прекращением участия в обществе, нотариус самостоятельно не вносит. Нотариально удостоверенное заявление о выходе должно быть направлено в общество с ограниченной ответственностью (по почте, вручено лично, иным способом). После получения такого заявления единоличный исполнительный орган должен совершить целый ряд действий.

Выход из общества с ограниченной ответственностью порождает в силу закона юридические обязанности общества выплатить выходящему участнику действительную стоимость его доли и организационные обязанности по приведению данных ЕГРЮЛ в соответствие с изменившимся составом участников общества.

Действительная стоимость доли рассчитывается по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дате подачи заявления о выходе. Выплата действительной стоимости доли может осуществляться деньгами либо с согласия участника ему может быть выдано имущество в натуре.

Законом установлен трехмесячный срок для выплаты действительной стоимости доли (ст. 26 Закона об ООО).

Выплата действительной стоимости доли выходящему участнику деньгами, несмотря на то что в ее процессе может отчуждаться (передаваться бывшему участнику) значительное по стоимости имущество, например если из общества выходит контролирующий участник, никогда не рассматривается в качестве крупной сделки, в связи с этим соответствующие корпоративные одобрения для выплаты действительной стоимости доли не требуются. Это связано с вышеуказанным характером основания выплаты - односторонней сделки самого выходящего участника. Выплата действительной стоимости доли является правовым последствием действия участника, а не результатом сделки общества. Вместе с тем выдача имущества вместо денег требует волевого акта со стороны общества и участника, поэтому к нему применяются правила о совершении сделок.

В этом смысле показательно следующее дело. Общество с ограниченной ответственностью НПФ "Кварк" было создано для производства, продажи и установки кремниевых солнечных элементов с использованием запатентованных изобретений, внесенных в его уставный капитал ООО "Фирма Солнечный ветер", а также имущественного комплекса, внесенного ООО "Континент Энерджи". ООО "Континент Энерджи" являлось контролирующим участником с долей в уставном капитале 74% уставного капитала. Оно подало заявление о выходе, и на основании приказа генерального директора в качестве выплаты действительной стоимости доли ему было выдано недвижимое имущество (имущественный комплекс, используемый для осуществления уставной деятельности) и исключительные права пользования результатами интеллектуальной деятельности, подтвержденные патентами. В арбитражный суд обратился второй участник, полагающий, что без прав пользования результатами интеллектуальной деятельности осуществление уставной деятельности невозможно. Суд отметил, что выдача имущества была направлена на вывод активов из общества "безотносительно к судьбе самого ООО НПФ "Кварк" и невзирая на имущественные интересы отдельных его участников. Такие действия не могут быть признаны законными и добросовестными... представляют собой злоупотребление правом, что влечет оценку такого выхода как недействительной (ничтожной) сделки" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 февраля 2013 г. N 15АП-15491/2012 по делу N А32-1662/2011.

 

Возможность выхода из общества с ограниченной ответственностью может серьезно нарушать законные интересы кредиторов, поскольку имущественное положение общества на момент вступления с контролирующим участником в правоотношение и положение на момент исполнения обязательства в результате его выхода и выплаты ему действительной стоимости его доли могут существенно различаться. Кредитор общества, проявивший должную степень заботливости и осмотрительности при выборе контрагента, не мог предвидеть, что участник воспользуется правом на выход, вследствие чего способность общества исполнить обязательство существенно снизится.

В настоящее время ст. 26 Закона об ООО устанавливает запрет на выход последнего участника. Целью установления этого запрета является противодействие появлению так называемых "брошенных обществ", покинутых участниками, но продолжающих числиться в реестре в качестве существующих юридических лиц.

Иногда правом на выход пользуется участник общества в преддверии банкротства.

В этом смысле показательным является следующее дело. В ООО "Завод Эллипс" контролирующим участником, обладающим долей 95% уставного капитала, являлось ЗАО "ИФ Эрмета". После введения в отношении общества процедуры наблюдения контролирующий участник подал заявление о выходе из общества, после чего решением общего собрания оставшихся участников было поручено одному из оставшихся участников зарегистрировать изменения в ЕГРЮЛ. Соответствующая запись в ЕГРЮЛ была сделана, после чего (через месяц) ООО "Завод Эллипс" было признано банкротом. Конкурсный управляющий обратился в суд с иском о признании недействительной сделки по выходу из состава участников со ссылкой на п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск, однако суд кассационной инстанции справедливо указал, что участник утрачивает свой статус с момента подачи заявления о выходе и принятия каких-либо решений самим обществом при этом не требуется.

В связи с этим ограничения дееспособности общества с ограниченной ответственностью, находящегося в состоянии банкротства, не касаются прав участника общества, а потому п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве к указанным отношениям не может применяться <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 июля 2013 г. по делу N А44-2054/2012.

 

Из материалов дела следует, что участник не получил действительную стоимость своей доли и не претендует на ее получение, понимая, что имущества не хватит даже для удовлетворения всех требований кредиторов. Встает вопрос: каковы цели такого выхода? Как видится, основной задачей, решаемой таким образом, является "спасение" репутации контролирующего участника, не желающего иметь правовую связь с обществом-банкротом. Подобная ситуация так называемого "репутационного выхода" возникает и в случаях, когда участник выходит из общества, с деятельностью которого связано совершение "громких" правонарушений - нарушение прав обманутых вкладчиков, гибель людей при пожарах вследствие халатности и пр. "Снятие корпоративной вуали", которое в настоящее время применяется не только в случае привлечения к ответственности контролирующего участника по обязательствам дочернего общества и касается налоговых, уголовно-правовых и репутационных последствий, приводит к тому, что в некоторых случаях своевременный выход участника позволяет ему сохранить свое доброе имя и при нанесении серьезного ущерба деловой репутации общества. Использование в данном случае такого инструмента, как выход из общества, свидетельствует о возрастании значения доброго имени и в отечественной деловой практике.

Зачастую участник принимает решение о выходе из общества, когда корпоративные правоотношения осложняются системным корпоративным конфликтом, который не представляется возможным урегулировать или разрешить. Переговоры с миноритарием не приводят к успеху, миноритарий своими действиями мешает нормальной деятельности общества, вследствие чего контролирующий участник может принять решение о выходе.

Потенциальная возможность выхода из общества с ограниченной ответственностью оказывает на участников общества стимулирующее воздействие в части принятия более взвешенных решений в отношении миноритариев, которые при определенных обстоятельствах, связанных с систематической неудовлетворенностью управлением общества, могут выйти из общества, получив действительную стоимость своей доли.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.137.68 (0.048 с.)