Таким образом, судебное понуждение к проведению общего собрания в силу прямого указания Закона используется только в акционерных обществах.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Таким образом, судебное понуждение к проведению общего собрания в силу прямого указания Закона используется только в акционерных обществах.



Однако исследование судебной практики приводит к выводу, что подобные иски предъявляются и в отношении обществ с ограниченной ответственностью. По всей видимости, это связано с потребностью создать более прочное легальное основание для принятия решений внеочередным общим собранием в корпорации, отношения в которой серьезно отягощены корпоративным конфликтом.

Для применения данного способа лицо, обращающееся в суд, должно доказать совокупность следующих обстоятельств:

а) истец должен иметь право требовать созыва внеочередного общего собрания, например, обладать достаточным для этого количеством голосующих акций. Такое право требования созыва внеочередного общего собрания должно иметься у истца на момент обращения в совет директоров, обращения в суд и на момент принятия решения судом. Если в процессе рассмотрения споров истец продаст часть акций либо в результате увеличения уставного капитала общества пакет акций, принадлежащий истцу, окажется меньше требуемого размера, в иске о понуждении к проведению собрания должно быть отказано. Допускается предъявление такого иска одновременно несколькими соистцами, если соответствующее право реализуется группой акционеров обществ, действующих в совместной множественности, в совокупности обладающих необходимым пакетом акций;

б) истец предварительно обращался с требованием о созыве внеочередного общего собрания к совету директоров, направив ему письменное требование. Доказательствами такого обращения могут быть почтовые квитанции об отправке соответствующего требования, отметки на копии требования о его получении, произведенные в соответствии с установленным порядком документооборота в данной организации уполномоченным лицом, протокол заседания совета директоров, из которого следует, что совет директоров рассматривал требование акционеров и принимал по этому поводу решение (или не принимал такового) и иными доказательствами;

в) совет директоров общества отказал в созыве внеочередного общего собрания, либо не принял в установленный Законом срок решения о проведении общего собрания, либо, приняв положительное решение, фактически не приступил к организации и проведению общего собрания акционеров. Доказательствами данного обстоятельства могут служить письма акционеру, направленные от имени совета директоров с обоснованием отказа в проведении собрания, протоколы заседаний совета директоров, и др. Отсутствующее обстоятельство - непринятие в отношении требования истца решений советом директоров не требует доказательства. В данном случае достаточно утверждения о том, что общее собрание не проводилось, а соответствующее решение не принималось. Ответчик (общество), возражая против удовлетворения требования, может доказать, что решение о проведении собрания было принято и общее собрание проведено (либо общество в момент рассмотрения спора находится в состоянии подготовки к проведению общего собрания);

г) вопросы, выносимые в повестку дня внеочередного общего собрания, относятся к компетенции общего собрания и могут инициироваться данным лицом. Следует помнить, что в соответствии с Законом ряд вопросов может выноситься на общее собрание только по инициативе совета директоров (например, вопрос об объявлении дивидендов). В этом случае не допускается понуждение общества к проведению собрания с подобной повесткой дня. Возражая против иска, общество может доказать существование запрета на проведение общего собрания по решению или определению суда с заявленной инициатором повесткой дня, а также отсутствие данного вопроса в компетенции общего собрания, определенной в соответствии с Законом и уставом общества.

При разрешении спора суд может указать орган или лицо, на которое будет возложена обязанность проведения общего собрания. При этом таким лицом в силу прямого указания ст. 55 Закона об АО не может быть совет директоров. Формулировка Закона по этому поводу не дает ясного ответа на вопрос, каково процессуальное положение органа управления общества в споре о понуждении к проведению общего собрания. К примеру, в соответствии с Законом инициатором внеочередного общего собрания может быть ревизионная комиссия общества. Буквальное толкование приводит к выводу, что она может выступить истцом в споре о понуждении к проведению общего собрания, очевидно, что ответчиком в споре будет выступать само общество. Закон предусматривает возможность участия в деле также и еще какого-то органа управления, кроме совета директоров, на которое в последующем будет возложена обязанность по проведению собрания. Например, таким органом может стать правление. Представляется очевидным, что ни гражданской, ни процессуальной правосубъектности ни у правления, ни у ревизионной комиссии нет, в связи с чем рассматриваемый способ защиты можно применять на практике только в случае, когда истцом выступает один или несколько самостоятельных, отдельных друг от друга субъектов права. Это подтверждается и судебной практикой. Как правило, истцами по подобным спорам выступают один или несколько акционеров, ответчиком - общество, а лицом, на которое возлагается проведение общего собрания, с согласия последнего оказывается генеральный директор общества, сами истцы - инициаторы собрания или регистратор (юридическое лицо, которое ведет реестр акционеров общества и в силу прямого указания Закона выполняет функции счетной комиссии на собрании).

При рассмотрении спора суд установит наличие оснований и условий для удовлетворения иска. Основаниями к отказу в иске оказываются: а) включение вопросов, заявленных в качестве повестки дня внеочередного общего собрания, в повестку дня годового общего собрания <1>; б) попытка возложить обязанность проведения собрания на лицо, не участвовавшее в деле (например, регистратора) <2>. Но в целом стоит отметить тенденцию удовлетворения требования о понуждении к проведению общего собрания в подавляющем большинстве случаев.

--------------------------------

<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2012 г. по делу N А40-55957/12-48-519 (следует отметить, что в дальнейшем решение суда было отменено).

<2> Постановление ФАС Уральского округа от 18 марта 2010 г. N Ф09-1680/10-С4.

 

Понуждение к включению предложенного вопроса

в повестку дня общего собрания или кандидата в список

кандидатур для избрания в состав органов общества

 

Понуждение к включению предложенного вопроса в повестку дня общего собрания или кандидата в список кандидатур для избрания в состав органов общества - специальный способ защиты прав участников корпорации, установленный п. 6 ст. 53 Закона об АО. Этот способ является развитием известного универсального способа защиты гражданских прав, установленного ст. 12 ГК РФ, - присуждение к исполнению обязанности в натуре. Он относится к юрисдикционным формам защиты права на участие в управлении, поскольку может быть применен только судом. Интересно отметить, что в судебной практике требование акционера в связи с отказом во включении вопроса в повестку дня или кандидата в список кандидатов обычно формулируется как требование о признании недействительным решения совета директоров об отказе во включении вопроса в повестку дня, причем такая практика продолжает сохраняться даже после внесения соответствующих изменений в ст. 52 Закона об АО, установивших иной способ защиты для этого случая <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 19 декабря 2011 г. по делу N А55-4331/2011.

 

Истцом в данном случае может выступать акционер, который обладает достаточным количеством голосующих акций для внесения предложения в повестку дня или кандидата в список кандидатур. В соответствии с Законом такое право предоставляется акционеру, обладающему 2% голосующих акций. В обществе с ограниченной ответственностью право предложить вопрос в повестку дня не зависит от размера доли в уставном капитале. Вопрос, предлагаемый акционером (участником), должен соответствовать компетенции общего собрания и в силу закона должен быть пригоден для инициирования со стороны акционера. Предложенный акционером кандидат (кандидаты) должен соответствовать установленным в Законе или уставе требованиям. Например, для отдельных коммерческих организаций установлены ограничения по включению в состав совета директоров определенных лиц, например, имеющих судимость (Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ "Об организованных торгах"), либо, напротив, могут быть установлены специальные квалификационные требования (наличие высшего экономического образования, определенного опыта работы и пр.). Истец должен представить доказательства своего обращения в совет директоров, при этом важно, чтобы был соблюден установленный срок подачи таких требований - в течение 30 дней после окончания отчетного года (п. 1 ст. 53 Закона об АО). Несоблюдение установленных законом правил обращения в совет директоров с требованием включения вопроса в повестку дня исключает возможность удовлетворения иска судом.

В судебной практике споры о понуждении к включению вопроса в повестку дня не получили широкого распространения. Исследование практики применения данного способа защиты прав участника корпорации позволило выявить лишь два случая обращения с таким требованием в арбитражный суд, при этом в обоих случаях истцам в исках было отказано. Это связано с тем, что процедура подготовки общего собрания имеет довольно небольшую временную продолжительность и рассмотрение спора в арбитражном суде, как правило, не позволяет надлежащим образом защитить права акционера: к моменту вступления в законную силу решения суда годовое общее собрание акционеров уже пройдет и препятствовать этому никак не удастся. Напомним, что в качестве меры по обеспечению иска не допускается применение запрета на проведение собрания, исходя из существования гарантированного Конституцией РФ права граждан мирно собираться, а также в связи с тем, что запрет на проведение общего собрания приводит к фактической невозможности для общества осуществлять свою деятельность <1>.

--------------------------------

<1> Недопустимость подобного рода обеспечительных мер неоднократно подтверждалась судебными органами (см., напр., Постановление Пленума ВАС РФ от 9 июля 2003 г. N 11 "О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров").

 

В обоих случаях присуждения к исполнению в натуре (понуждение к проведению общего собрания и понуждение к включению вопроса в повестку дня) в судебном решении по требованию акционера (участника) может быть определена так называемая судебная неустойка (в литературе именуемая "астрент"), возможность применения которой в рассматриваемой ситуации понуждения к исполнению в натуре установлена в ст. 308.3 ГК РФ. Размер такой судебной неустойки должен определяться судом исходя из требований соразмерности и справедливости, при этом исполнение судебного решения для ответчика должно быть более выгодным, чем его неисполнение, - в этом состоит стимулирующая функция судебной неустойки. В настоящее время практика использования астрента в корпоративных спорах не сложилась, однако очевидно, что этот институт будет востребован именно в данной сфере.

 

Признание недействительным решения общего собрания

 

Признание недействительным решения общего собрания, пожалуй, наиболее распространенный способ защиты права на участие в управлении. Он может быть отнесен к специальным способам защиты, являющимся развитием универсального способа, предусмотренного ст. 12 ГК РФ, - признания недействительным решения собрания. Включение данного способа защиты в число универсальных, закрепленных ст. 12 ГК РФ, произошло сравнительно недавно - в ходе внесения изменений в ГК РФ. Порядок признания недействительным решения собрания регламентируется положениями гл. 9.1 ГК РФ, а также отдельными нормами Закона об АО и Закона об ООО. Представляется не вполне корректным относить этот способ к специальным "корпоративным" способам защиты, как это иногда делают в юридической литературе <1>. Дело в том, что нормы о признании недействительными решений собраний имеют значительно более широкую сферу применения, нежели только признание недействительными решений органов управления корпорации. Помимо органов управления корпорации к гражданско-правовым сообществам можно отнести целый ряд иных групп, например, сособственников, кредиторов одного должника. Фактически с изменением ГК РФ Законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ участники любого многостороннего договора, заключенного при осуществлении предпринимательской деятельности, по соглашению между собой могут образовать сообщество, принимать решения, в том числе об изменении или о расторжении этого договора, на собрании большинством голосов, а значит, в качестве способа защиты использовать признание недействительным решения такого собрания <2>.

--------------------------------

<1> Русанова В.А. Корпоративные способы защиты прав участников хозяйственных обществ в свете изменений Гражданского кодекса Российской Федерации // Корпоративное право: актуальные проблемы / Под ред. Д.В. Ломакина. М., 2015. С. 168.

<2> Филиппова С.Ю. Гражданско-правовое сообщество: понятие, структура, виды, динамика правовой связи (опыт инструментального исследования) // Известия ВУЗов. Правоведение. 2014. N 6.

 

Недействительные решения общих собраний в соответствии с законом можно подразделить на ничтожные и оспоримые. Первые являются недействительными с момента их принятия независимо от признания их недействительными судом, тогда как оспоримые решения действительны и остаются таковыми, если суд не признает их недействительными. Основания недействительности оспоримых и ничтожных решений различаются, соответственно, различаются подлежащие доказыванию обстоятельства в том и другом случае.

Законом установлена презумпция оспоримости недействительного решения общего собрания. Это значит, что, если имеются основания полагать, что решение общего собрания недействительно, должны применяться правила об оспоримых решениях. Случаи же ничтожности решений общего собрания должны быть прямо установлены законом, при этом расширительное толкование перечня таких оснований не допускается.

Надо отметить, что подобный способ регулирования в настоящее время характерен и для недействительности сделок.

Ничтожными являются решения общего собрания, принятые по вопросу, не относящемуся к компетенции общего собрания, в отсутствие кворума, по вопросу, не включенному в повестку дня общего собрания (кроме случая присутствия всех участников), а также противные основам правопорядка и нравственности.

Для применения последствий недействительности решения собрания, являющегося ничтожным, или признания недействительным такого решения в судебном порядке, если по каким-то причинам недействительность ничтожного решения нуждается в подтверждении, в суд может обратиться любое заинтересованное лицо, при этом не требуется доказывать обладание акциями или долей, а также причинение решением убытков истцу. Наличия любого законного интереса у истца достаточно для предъявления соответствующего иска в суд. Истец должен доказать, что соответствующее решение было принято, а также указать на нарушение, соответствующее перечисленным в законе основаниям. Для применения последствий недействительности ничтожного решения общего собрания действует общий срок исковой давности - три года, который исчисляется по общим правилам исчисления срока исковой давности, поскольку специальные сроки исковой давности для ничтожных решений в законе не указаны, в отличие от сроков исковой давности для оспоримых решений.

В соответствии со сформированной Верховным Судом РФ правовой позицией относительно момента начала исчисления срока исковой давности о признании недействительными ничтожных решений исчисление срока определяется по аналогии закона в соответствии с правилами определения начала течения срока исковой давности для оспоримых решений, установленными п. 5 ст. 181.4 ГК РФ, т.е. с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о принятом решении, но не позднее чем в течение двух лет с момента, когда сведения о принятом решении стали общедоступными. Очевидно, что сам общий срок исковой давности прямо определен законом для любых правоотношений, если специальный срок не установлен законом.

Установление специальных сроков исковой давности по аналогии закона не представляется возможным. Именно в таком смысле следует понимать п. 112 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25, где говорится о применении к исчислению срока исковой давности по ничтожным решениям общего собрания аналогии закона.

При этом Верховный Суд РФ разъяснил, что ссылки на ничтожность решения общего собрания оцениваются судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным ( п. 106 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25).

Основания оспоримости решений общего собрания по-разному определяются в ГК РФ и специальных законах. Особенности использованной юридической техники в гл. 9.1 Кодекса приводят к выводу, что положения специальных законов вытесняют положения ГК РФ, которые применяются к признанию недействительными решений общих собраний хозяйственных обществ лишь субсидиарно, в части, не урегулированной специальными законами. Такое разъяснение дано и в п. 104 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25.

Основания оспоримости решений общего собрания указываются в ст. 181.4 ГК РФ, при этом законодатель установил оценочные критерии: нарушение процедуры проведения собрания и правил ведения протокола должны быть существенными; наличие или отсутствие равенства участников требует сопоставления положения отдельных участников при проведении собрания и должно основываться на изучении обстоятельств проведения собрания, выявляемых, например, посредством допроса свидетелей; отсутствие полномочий лица также требует установления. В отличие от оснований ничтожности решений собраний оспоримые решения неочевидно для постороннего лица являются решениями, принятыми с нарушениями.

В отличие от ничтожных решений, признаваемых таковыми по иску любого лица, возможность предъявления иска о признании недействительным оспоримого решения ограничивается законом. Истцом может быть только участник собрания, т.е. лицо, которое имело право участвовать в нем и голосовать по вопросам повестки дня. В нашем случае речь идет об акционерах, обладающих голосующими акциями, и участниках общества с ограниченной ответственностью. Если участник общества не имел права участия в общем собрании, то он не имеет и права оспорить такое решение. Исключение из этого правила прямо установлено п. 2 ст. 149.4 ГК РФ для акционеров, восстановивших свое право на корпоративный контроль после принятия решения общим собранием, где такой акционер не мог участвовать. Процедура реализации права на оспаривание решения собрания таким истцом четко регламентирована законом, что позволяет обеспечивать баланс интересов между акционером, чей корпоративный контроль восстановлен, другими акционерами и стабильностью имущественного оборота <1>.

--------------------------------

<1> Русанова В.А. Корпоративные способы защиты прав участников хозяйственных обществ в свете изменений Гражданского кодекса Российской Федерации // Корпоративное право: актуальные проблемы / Под ред. Д.В. Ломакина. М., 2015. С. 170.

 

Сложнее дело обстоит в ситуациях, когда участник имел право участия в собрании, но в дальнейшем акции или долю продал и к моменту рассмотрения спора судом участником общества не является. С одной стороны, строго говоря, права такого бывшего участника не будут восстановлены при признании недействительным решения общего собрания, поскольку специальной правоспособности участника корпорации, являющейся предпосылкой наличия у него корпоративных прав и законного интереса, сопряженного с участием в корпорации, у него более нет. С другой стороны, с учетом конкретных обстоятельств дела возможно, что признание недействительным решения собрания, принятого в период, когда данное лицо было участником, может влиять на права такого лица, и было бы несправедливо лишать бывшего участника возможности защищать такие права.

Приведем пример. В соответствии со ст. 27 Закона об ООО решением общего собрания участников, принятым большинством в 2/3 голосов, на участников может быть возложена обязанность внести вклад в имущество общества. При этом такая обязанность может возникнуть и у участников, голосовавших против такого решения. Выход участника, не согласного с решением, из общества в соответствии со ст. 22 Закона об ООО не освобождает его от обязанности внести вклад. Если считать, что вышедший участник не вправе оспорить решение общего собрания, получится, что участник, на которого незаконно возложена обязанность внести вклад в имущество (например, при принятии решения без требуемого большинства, с нарушением устава, устанавливающего ограничение суммы такого вклада, иными нарушениями), не имеет возможности защитить свои права.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.177.24 (0.015 с.)