Цель исключения участника, таким образом, состоит в прекращении корпоративного конфликта и обеспечении стабильности корпорации путем устранения влияния на нее со стороны одного из участников.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Цель исключения участника, таким образом, состоит в прекращении корпоративного конфликта и обеспечении стабильности корпорации путем устранения влияния на нее со стороны одного из участников.



Заметим, что в отдельных случаях недоказанность наличия корпоративного конфликта приводит к отказам в исках об исключении участника <1>, вместе с тем одного только корпоративного конфликта для исключения участника недостаточно <2>. Это значит, что сфера применения рассматриваемого правового средства фактически прямо связывается судами с воздействием на корпоративный конфликт, тем самым ограничиваются правовые цели, для достижения которых это правовое средство можно использовать. Инициативный характер проявляется в том, что применение этого правового средства возможно исключительно по воле участников хозяйственного общества, полагающих, что дальнейшее соучастие в обществе вместе с исключаемым лицом угрожает существованию корпорации. Заметим, что в этой части (по функциональным характеристикам) иск об исключении участника подобен косвенному иску (о возмещении убытков, причиненных членами органов управления) <3>. В обоих случаях участник, предъявляя иск, действует в интересах корпорации, являясь процессуально истцом, фактически не имея собственного нарушенного права или законного интереса.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ФАС Московского округа от 12 апреля 2012 г. по делу N А40-87404/11-57-728.

<2> См.: Постановление ФАС Московского округа от 28 ноября 2011 по делу А41-29396/09.

<3> См. об этом, напр.: Кузнецова Л.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Вестник ВАС РФ. 2006. N 9. С. 6.

 

Естественно, что применение рассматриваемого правового средства встречается в непростых ситуациях (отягощенных корпоративным конфликтом), вызывающих тяжелые судебные споры. Неоднозначна норма ст. 10 Закона об ООО, еще более противоречива арбитражная практика ее применения. Официальное толкование ст. 10 Закона, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 содержится лишь в одном пункте, разъясняющем рассматриваемую норму, и не решило всех проблем - на момент принятия данного Постановления они еще не были выявлены. 24 мая 2012 г. ВАС РФ издал информационное письмо N 151 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью" <1>. В нем содержится несколько правовых позиций, понимание которых в контексте общего смысла правовой нормы должно позволить правильно применять закон с использованием функциональных возможностей, предоставляемых правом для решения задач, стоящих перед субъектами.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2012. N 8.

 

В исключении участника из общества так или иначе участвуют три субъекта: а) инициатор исключения (участник или участники общества); б) исключаемый участник; в) само хозяйственное общество.

В соответствии со ст. 67 ГК РФ право требовать исключения из общества принадлежит участнику хозяйственного товарищества или общества. Это значит, что надлежащим истцом при предъявлении требования об исключении из общества будет акционер или участник общества с ограниченной ответственностью. В соответствии со ст. 10 Закона об ООО право требовать исключения из общества с ограниченной ответственностью предоставлено не любому участнику, а лишь тем участникам, доля которых в совокупности составляет не менее 10% уставного капитала ООО. Исходя из буквального толкования закона, истцами должна быть группа лиц - участников общества, доля которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала. Однако официальное разъяснение этой нормы исходит из допустимости предъявления такого иска и одним участником, обладающим долей указанного размера (Постановление Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14).

Вместе с тем в идее непременного обращения в суд именно группы лиц есть смысл, описанный, в частности, в рассуждениях Д.И. Дедова о проблеме справедливости принятия решения большинством голосов. Он полагает, что независимо от размера доли меньшинство в человеческом сообществе все равно остается меньшинством <1>, а потому один участник, даже если он обладает 80% уставного капитала, все равно всего лишь один. Возможно, именно в этом заключается смысл установления требования о том, чтобы инициатором исключения участника была именно группа - ведь физическое присутствие нескольких лиц, соединивших свои организационные усилия для обращения в суд с иском об исключении участника, частично устраняет возможность попыток исключения участников в связи с личным конфликтом, не имеющим отношения к эффективности деятельности корпорации (например, типичны попытки исключения одним бывшим супругом другого на почве ревности или личных неприязненных отношений <2>, разбирать подобный конфликт и мирить супругов арбитражный суд по роду своей деятельности не может, даже сама констатация в решении арбитражного суда "острых неприязненных отношений между бывшими супругами" <3> выходит за пределы подведомственности арбитражных судов). Если бы на стороне истца непременно была группа лиц, очевидно, что вопрос о супружеской верности в контексте исключения участника из общества не вставал бы.

--------------------------------

<1> Дедов Д.И. О формировании приоритетных интересов корпорации // Вестник МГУ. Серия Право. 2009. N 1. С. 42 - 43.

<2> См., напр.: Постановление ФАС Центрального округа от 16 июля 2012 г. по делу N А09-643/2010.

<3> Там же.

 

С нашей точки зрения, упомянутые ранее товарищеские черты, а значит, природа договорного объединения лиц проявляются во всех свойствах общества с ограниченной ответственностью, в том числе и необходимости "группового исключения".

В акционерных обществах специальные правила в отношении истца не предусмотрены. Это значит, что право требовать исключения участника из акционерного общества на основании ст. 67 ГК РФ имеет любой акционер независимо от количества принадлежащих ему акций. Это приводит к риску исключения крупного акционера по требованию миноритария. Такая возможность была негативно оценена ВАС РФ применительно к исключению из общества с ограниченной ответственностью.

Пункт 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью, содержит правовую позицию, согласно которой исключение из ООО участника, обладающего долей в размере более 50% уставного капитала общества, возможно только в том случае, если участники общества в соответствии с уставом не имеют права свободного выхода из общества.

Представляется, что эту правовую позицию нельзя взять за основу и применительно к решению вопроса об исключении из непубличного акционерного общества контролирующего акционера, в частности, в связи с тем, что из акционерного общества возможность выхода не предусмотрена.

Для того чтобы акционер был признан имеющим право требовать исключения из непубличного акционерного общества другого акционера, он должен иметь собственный имущественный интерес в участии в корпорации. При этом, исходя из справедливости и необходимости обеспечения разумного баланса интересов различных участников корпорации, имущественный интерес в успешности корпорации исключающего участника должен быть больше или по крайней мере не меньше, чем имущественный интерес исключаемого участника. Данный имущественный интерес акционеров имеет меру, выраженную в количестве. Думается, для предъявления требования об исключении акционера количество акций исключающего участника во всяком случае должно быть больше количества акций исключаемого участника. Хотя в ст. 67 ГК РФ речь идет о праве участника и не сказано о необходимости объединения участников общества в группы для реализации указанного права, такая возможность следует из ст. 67.2 ГК РФ и соответствует существующим нормам корпоративного и процессуального законодательства, сложившейся практике. Это означает, что акционеры, заявляющие требование об исключении другого акционера, смогут заключить между собой корпоративный договор о совместном осуществлении корпоративных прав и таким образом собрать группу акционеров, обладающую достаточным количеством акций для заявления требования об исключении акционера из общества.

Исключающий акционер или участники общества с ограниченной ответственностью должны иметь соответствующий статус на момент предъявления иска в суд и на момент его удовлетворения. Прекращение статуса участника корпорации, например вследствие выхода из общества, продажи акций (доли), смерти, делает невозможным удовлетворение такого иска, поскольку истец более не имеет интереса и у него отсутствует субъективное право, принадлежащее только участникам корпорации.

Исключаемый участник должен быть таковым на момент вступления в законную силу решения об исключении акционера из общества. В связи с этим продажа акций или доли в уставном капитале, их дарение, иное отчуждение акций, произведенные до момента принятия судом решения по делу, приводят к невозможности удовлетворения иска об исключении акционера из общества. В частности, указанное последствие наступит при переходе акций к обществу вследствие неоплаты вклада в уставный капитал в установленный срок. В таком случае статус акционера прекратится по иному основанию. Если суд установит, что участник не оплатил вклад в уставный капитал либо продал акции до момента принятия решения судом, в иске об исключении такого акционера должно быть отказано. Заметим, что такая правовая позиция была сформирована судом применительно к исключению из общества с ограниченной ответственностью (п. 10 информационного письма ВАС РФ N 151).

В правоотношении по исключению участника из корпорации невозможно правопреемство, поскольку оно связано с личностью исключаемого, поэтому смерть гражданина или реорганизация организации-участника не служит основанием правопреемства, она влечет прекращение производства по делу (ст. 150 АПК РФ).

Исключено может быть как физическое лицо - участник, так и юридическое лицо или публично-правовое образование, хотя ситуация, при которой из хозяйственного общества с государственным участием по судебному решению будет исключена Российская Федерация выглядит сомнительной. По всей видимости, исключение публично-правовых образований должно осуществляться с соблюдением специальных правил, которые должны быть выработаны судебной практикой.

Само хозяйственное общество не является стороной спора об исключении участника из общества, хотя именно за нарушение обязанностей перед обществом или затруднение его деятельности участник и исключается.

Вместе с тем исключение участника порождает правовые последствия для хозяйственного общества в части выплаты действительной стоимости его акций (доли), поэтому общество должно быть привлечено к участию в деле в качестве третьего лица.

Допускается исключение участника из всех корпораций, кроме публичного акционерного общества.

 

Основания исключения участника

 

Основания исключения участника указаны в ст. 67 ГК РФ.

К таковым относятся случаи, когда участник своими действиями или бездействием причинил существенный вред обществу или иным образом существенно затруднил его деятельность и достижение целей, ради которых общество создано, в том числе грубо нарушая обязанности.

Как видно из буквального толкования положений указанной статьи, закон использует исключение участника в качестве:

1) санкции за неправомерное поведение акционера;

2) последствия правомерного поведения акционера, которое, однако, нарушает интересы акционерного общества, затрудняя его деятельность.

Несмотря на то что норма п. 1 ст. 67 ГК РФ не позволяет четко разделить случаи, когда исключение из хозяйственного общества выступает санкцией, а когда только мерой защиты интересов общества, такое разграничение необходимо проводить, поскольку оно имеет важнейшее практическое значение. Для обеспечения правовой поддержки субъекта корпоративного правоотношения в споре об исключении участника (акционера) из общества, в том числе определения предмета доказывания и формирования позиции по делу, нужно различать, относится конкретное основание исключения участника к санкции за неправомерное поведение либо к мере защиты хозяйственного общества. От этого зависит решение вопросов о необходимости выявления вины участника, наличии надлежащего основания определения его обязанностей и пр. Если речь идет об исключении из общества в качестве санкции, то необходимо установление: (а) противоправного поведения участника (нарушающего закон или устав), (б) негативного последствия для общества (существенное затруднение его деятельности или достижения целей), (в) причинной связи между поведением участника и данным последствием и (г) вины участника. Если же речь идет об исключении в качестве меры защиты интересов хозяйственного общества, то установлению подлежит только (а) соответствующее поведение участника, (б) негативное последствие для общества (существенное затруднение его деятельности) и (в) наличие причинной связи между поведением участника и затруднениями в деятельности общества.

Исключение участника в качестве санкции возможно также в случаях:

- причинения существенного вреда обществу;

- существенного затруднения достижения целей обществ;

- грубого нарушения обязанностей, предусмотренных законом или уставом общества.

Во всех иных случаях речь идет об исключении из хозяйственного общества, которое может квалифицироваться лишь как мера защиты интересов общества.

В литературе спорным является вопрос о том, следует ли рассматривать исключение из общества в качестве меры ответственности. Теория гражданского права такой меры гражданско-правовой ответственности, как лишение права, не знает. Кроме того, характеризуя гражданско-правовую ответственность, принято выделять в качестве ее признаков: 1) имущественный характер; 2) возложение на нарушителя дополнительных в сравнении с вытекающими из договора расходов; 3) невыгодные имущественные последствия; 4) компенсационный характер <1>. Как видно, все эти признаки не присущи исключению акционера. Для исключаемого акционера отсутствуют неблагоприятные имущественные последствия, напротив, он должен получить деньги или иное имущество в счет действительной стоимости утраченных в результате исключения из общества акций. В связи с этим следует согласиться с Д.В. Ломакиным, выразившим сомнение по поводу обоснованности квалификации исключения из общества в качестве меры гражданско-правовой ответственности <2>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010. Т. 1: Общая часть. С. 587 - 589.

<2> См.: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 431.

 

В тех ситуациях, когда поведение акционера не содержит признаков правонарушения, но существенно затрудняет деятельность общества, о санкциях говорить не приходится, вместе с тем права общества и других участников должны быть защищены и в таком случае. Здесь исключение из общества представляет собой реализацию такого поименованного в ст. 12 ГК РФ способа защиты гражданских прав, как прекращение правоотношения.

Рассмотрим отдельные основания исключения участника.

Причинение существенного вреда обществу предполагает такое поведение участника, в результате которого акционерное общество понесло существенные имущественные потери. Сложившаяся практика не связывает причинение вреда с поведением в качестве только участника. Так, в отношении участников общества с ограниченной ответственностью допускается исключение лица, причинившего вред при выполнении им функции единоличного исполнительного органа или представителя общества, действующего по доверенности (п. п. 1 - 3 информационного письма ВАС РФ N 151). Акционер же может причинить вред обществу, если он одновременно состоит с акционерным обществом в различных правовых связях - как акционер и работник, акционер и договорный представитель, акционер и арендатор и проч. В этих случаях акционер может причинить вред обществу, находясь с ним в другой правовой связи. Причинение такого вреда в данной ситуации, по всей видимости, по мысли законодателя, свидетельствует о недолжном отношении акционера к обществу, об отсутствии у него ожидаемой лояльности и заботы об обществе. Именно поэтому за причинение обществу вреда в одном правоотношении допускается прекращение другого правоотношения - корпоративного путем исключения из акционерного общества.

В литературе отмечают, что деятельность участников общества и самого общества должна строиться на основе сотрудничества и общности целей <1>. Выявление отсутствия этого свойства и служит основанием для исключения акционера.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание. Монография С.Д. Радченко "Злоупотребление правом в гражданском праве России" включена в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2010.

<1> См.: Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. М., 2011. О необходимости и имманентности сотрудничества в корпорации также говорилось ранее (см.: Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в науке частного права. С. 202 - 232).

 

Л. Кузнецова <1>, С. Могилевский <2> и ряд других ученых справедливо полагают, что исключение должно быть связано с поведением лица именно в качестве участника общества.

--------------------------------

<1> См.: Кузнецова Л.В. Указ. соч. С. 9.

<2> См.: Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью: законодательство и практика его применения. М., 2010. С. 110.

 

В законе установлен оценочный критерий исключения участника по этому основанию - причиненный вред должен быть существенным. Существенность вреда зависит от имущественного положения общества и устанавливается судом при рассмотрении иска об исключении.

В п. 1 ст. 67 ГК РФ имеется указание на необходимость установления причинной связи между поведением участника в форме действия или бездействия и причиненным вредом (участник своими действиями причинил вред обществу) - в отсутствие такой связи участник не может быть исключен из общества. Иначе говоря, наличие у общества вреда, вызванного иными обстоятельствами, не связанными с поведением участника, например, изменением цен, неисправностью контрагента, особыми свойствами имущества, ситуацией на рынке, не может служить основанием исключения участника. Если в суде ответчику удастся доказать отсутствие непосредственной причинной связи между причиненным вредом и поведением лица, то в иске об исключении участника должно быть отказано.

Грубое нарушение обязанностей в силу п. 1 ст. 67 ГК РФ является основанием для исключения участника только в случаях, установленных законом или учредительными документами. Единственным учредительным документом хозяйственного общества является его устав. Это значит, что нарушение договорных обязанностей акционера, содержащихся в договоре о создании общества, в корпоративном договоре, либо обязанностей, содержащихся в регламенте и иных внутренних документах общества, не может служить основанием для исключения акционера. Поскольку исключение участника является экстраординарной мерой, представляет собой ограничение права, норма об основаниях исключения не подлежит расширительному толкованию: устав общества, корпоративный договор и иные акты не могут предусматривать иные по сравнению с законом порядок и основания исключения из акционерного общества <1>.

--------------------------------

<1> См. об этом, напр.: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 426.

 

Согласно п. 4 ст. 65.2 ГК РФ участник корпорации обязан:

- участвовать в образовании имущества корпорации;

- не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества;

- участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность;

- не совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации;

- не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация.

Нарушение данных обязанностей может служить основанием для исключения участника, если иное правовое последствие не установлено законом. Например, участник, не оплативший вклад в уставный капитал, не может быть исключен из общества, поскольку в этом случае установлено иное правовое последствие - переход неоплаченных акций (доли) обществу.

Определенные сомнения вызывает положение закона об исключении акционера за такое поведение, в результате которого затрудняется достижение целей акционерного общества. Обратимся к п. 4 ст. 52 ГК РФ, в соответствии с которым предмет и цель деятельности коммерческой организации не должны указываться в уставе общества (в отличие от содержания устава некоммерческой организации). По закону установление предмета и цели - лишь факультативное условие устава, без которого он вполне может существовать. Это объясняется тем, что хозяйственное общество, являющееся коммерческой организацией, имеет в качестве своей основной цели извлечение прибыли. Названная цель универсальна для всех хозяйственных обществ, предопределяет выбор соответствующей организационно-правовой формы, потому презюмируется. Отсутствие в уставе прямого указания на цели деятельности организации делает невозможным исключение участника за действия (бездействие), существенно затрудняющие достижение подразумеваемых учредителями целей общества. По данному основанию могут быть исключены только участники обществ, занимающихся специальными видами деятельности, указанными в уставе (кредитных организаций, бирж, страховых организаций и пр.). В остальных случаях такое основание применять нельзя.

Несколько иначе определены основания исключения участника в Законе об ООО. Положения Закона применяются к исключению из обществ с ограниченной ответственностью приоритетно в сравнении с ГК РФ, нормы которого являются общими по отношению к специальным нормам Закона об ООО.

 

Процедура исключения

 

Исключение участника из общества производится только в судебном порядке. Вообще из всех коммерческих организаций внесудебное исключение предусмотрено только для производственного кооператива, где членские правоотношения и особенности компетенции общего собрания членов кооператива приводят к существованию такой возможности. Для хозяйственных товариществ и обществ, где в силу закона допустимо исключение, оно производится по решению суда. Судебный порядок исключения из общества прямо установлен в ст. 67 ГК РФ, иных вариантов не предусмотрено. В этом смысле определенные сомнения вызывает существующая в научной литературе позиция, в соответствии с которой исключение из общества представляет собой одностороннюю сделку <1>. Как видится, участник исключается на основании решения суда, именно решение суда и есть тот юридический факт, с которым связаны гражданско-правовые последствия (ст. 8 ГК РФ). По справедливой оценке, данной в юридической литературе, судебный контроль, под которым осуществляется исключение из общества, является дополнительной гарантией защиты корпоративных прав исключаемого участника, поскольку у него есть право представить доказательства необоснованности требований истца, дать соответствующие объяснения. К тому же принятый судебный акт может быть обжалован <2>.

--------------------------------

<1> См.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Право членства // Вестник ВАС РФ. 2013. N 12. С. 74 - 76.

<2> См.: Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М., 2010.

 

Судебная процедура исключения основана: а) на принципе неприкосновенности собственности, означающем, что никто не может быть лишен имущества без законных оснований, устанавливать наличие которых должен суд. Доля в уставном капитале или акция - имущество, поэтому исключение из общества приводит к принудительному прекращению права на долю, т.е. к лишению имущества. Очевидно, что необходим государственный контроль за правильностью определения оснований для лишения имущества; б) необходимости минимизации негативных последствий корпоративного конфликта, что не могут сделать сами участники, находящиеся внутри этого конфликта; в) необходимости установления наличия оснований для исключения, поскольку отдельные основания исключения носят оценочный характер (грубо нарушать, делать невозможной деятельность, существенно ее затруднять).

Спор является корпоративным и рассматривается в порядке, установленном для корпоративных споров. При рассмотрении спора суд устанавливает: а) наличие у истца права на предъявление иска (наличие статуса акционера), а также наличие этого статуса у ответчика, в связи с чем к исковому заявлению необходимо приложить выписку из реестра акционеров (выписку из ЕГРЮЛ - для участника); б) совершение действий (бездействия) акционера или участника; в) негативные последствия для акционерного общества (причинение вреда, невозможность или затруднительность ведения деятельности, достижения цели); г) причинную связь между поведением акционера и негативными последствиями. Установление вины лица требуется только в случаях, когда исключение применяется в качестве санкции за противоправное поведение. Суд должен также установить существенность причиненного вреда, а также существенный характер затруднений, которые испытывает общество в связи с поведением исключаемого акционера (участника). Существенный характер - оценочная категория. Именно суд с учетом всех обстоятельств должен определить наличие и достаточность признаков, позволяющих констатировать требуемую по закону степень вреда или затруднений. О существенном характере может свидетельствовать систематичность, большие суммы причиненных убытков, необходимость принятия решения для продолжения деятельности общества, увеличение риска ликвидации общества и совершения им правонарушений и пр. <1>.

--------------------------------

<1> О порядке оценки существенности см., напр.: Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М., 2010. С. 358 - 340.

 

Последствия исключения участника из общества

 

С момента вступления в законную силу решения суда об исключении участника из хозяйственного общества возникает целый ряд правовых последствий для исключенного участника и хозяйственного общества.

Последствия можно разделить на несколько групп. Первая группа - имущественные последствия для участника, которые состоят в том, что с момента вступления в законную силу решения суда об исключении из общества акции акционера или доля в уставном капитале переходят к обществу, а бывшему акционеру (участнику) должна быть выплачена их стоимость. Порядок определения действительной стоимости доли в уставном капитале рассматривался в гл. X "Правовой режим уставного капитала хозяйственного общества" настоящего курса. Порядок определения действительной стоимости акций исключаемого акционера законом не установлен. Представляется, что по аналогии закона должен применяться порядок расчета выкупной цены акций акционера, приобретаемых у него акционерным обществом в порядке ст. ст. 75 - 77 Закона об АО. Акции (доля) исключенного акционера (участника) переходят к обществу, которое должно в течение года распорядиться ими. Такие акции (доля) не предоставляют права голоса, по ним не начисляются дивиденды (правовой режим таких акций аналогичен установленному п. 6 ст. 76 Закона об АО).

Вторая группа - организационные последствия. После вступления в законную силу решения суда генеральный директор общества должен обратиться к реестродержателю с передаточным распоряжением, на основании которого вносится запись в реестр, либо обратиться в регистрирующий орган с заявлением о внесении изменений в ЕГРЮЛ.

В литературе предлагается считать, что с момента исключения из общества происходит изменение договора о создании общества <1>, однако полагаем, что это не так. Если исключенный акционер участвовал в создании общества, его статус учредителя как лица, участвовавшего в учредительном собрании и голосовавшего за его создание и утверждение его устава, сохраняется, - этот статус не имеет никаких последствий после создания общества, когда учредитель становится участником. Договор о создании общества не является учредительным документом, он регулирует отношения по оплате уставного капитала, распределению обязанностей, регистрации общества. С момента исполнения сторонами обязанностей по этому договору они прекращаются надлежащим исполнением. Учредитель, не оплативший в срок свои акции, теряет статус акционера - его акции переходят к обществу. Поэтому исключить из общества учредителя, не ставшего акционером (участником), нельзя. В отношении же учредителя, оплатившего свои акции (долю), действие договора о создании прекращается - его обязанность надлежащим образом исполнена, а по сложившейся практике исполненные договоры не подлежат изменению. Таким образом, исключение из общества не влечет изменения договора о создании общества.

--------------------------------

<1> См.: Сикачев М.Н. Особенности изменения и прекращения договора о создании юридического лица // Законодательство и экономика. 2013. N 10.

 

Исключение участника из общества не требует изменения корпоративного договора, заключенного с этим акционером. Обязанности исключенного участника голосовать определенным образом и осуществлять иные корпоративные права прекращаются с момента его исключения из акционерного общества в связи с невозможностью исполнения. На это обстоятельство прямо указано в п. 8 ст. 67.2 ГК РФ.

 

Признание сделки корпорации, совершенной с нарушением

установленных правил, недействительной

 

Корпорация - искусственно созданное образование, не обладающее собственными сознанием и волей. Воля корпорации формируется через ее органы управления, в конечном счете определенными физическими лицами - членами таких органов, которые на основании закона должны действовать добросовестно и разумно в интересах организации. Вместе с тем для отдельных сделок (особенно значимых для корпорации) или для определенных субъектов, осуществляющих ведение дел корпорации или участвующих в управлении ею, устанавливаются специальные требования, призванные не допустить нарушения прав и охраняемых законом интересов корпорации. Нарушение таких требований может приводить к признанию недействительными сделок корпорации.

Порядок признания сделок недействительными зависит от того, какого рода требования были нарушены при их совершении. Различается: а) признание недействительными сделок, совершенных в нарушение требований, установленных законом; б) признание недействительными сделок, совершенных без необходимого согласия органа юридического лица, требуемого по закону; в) признание недействительными сделок, совершенных в нарушение требований, установленных уставом корпорации или в отсутствие согласия, требуемого в силу устава.

Во всех указанных случаях сделки являются оспоримыми, т.е. будут являться недействительными только при признании их таковыми судом. Такое положение призвано обеспечить стабильность гражданского оборота, предполагающую преимущественное сохранение юридической силы сделки и презумпцию ее действительности.

Тенденции развития законодательства о сделках, совершаемых корпорацией, состоят в либерализации процедуры совершения таких сделок и уменьшении императивных требований к совершению сделок, предоставлении большей свободы усмотрения субъектам гражданского права, установлении ограничения случаев признания сделки недействительной. Подтверждениями существования такой тенденции являются: а) установление сокращенных сроков исковой давности для признаний оспоримой сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ); б) установление запрета на восстановление пропущенного срока исковой давности при его пропуске в отдельных случаях (например, п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Закона об АО); в) ограничение перечня субъектов, имеющих право оспорить сделку корпорации (ст. 166 ГК РФ); г) широкое распространение случаев конвалидации сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

В соответствии со ст. 173.1 ГК РФ сделка, совершенная без согласия органа юридического лица, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если в отношении такой сделки законом не установлены иные последствия.

Применение данного состава признания недействительности сделки возможно во всех случаях, когда закон предусматривает возможность совершения сделки только с предварительным согласием или последующим одобрением определенного органа юридического лица. Наиболее распространенным случаем применения данного основания недействительности сделки является нарушение установленного законом порядка совершения крупной сделки. В соответствии с п. 6 ст. 79 Закона об АО, п. 4 ст. 46 Закона об ООО такие сделки признаются недействительными именно в соответствии с данными правовыми нормами. Истцом в данном случае может являться акционер (акционеры), обладающий (обладающие в совокупности) 1% голосующих акций общества; член совета директоров; само общество в лице единоличного исполнительного органа, арбитражного управляющего, иного лица, в силу закона или договора имеющего право действовать от имени юридического лица при предъявлении иска. При предъявлении такого иска акционеры действуют в интересах общества, являясь его законными представителями. Поэтому не требуется доказывать собственный интерес таких акционеров в удовлетворении иска, достаточно доказать наличие интереса общества, чьим законным представителем такие акционеры являются. Интерес общества в подобных случаях состоит в обеспечении имущественной основы деятельности путем применения последствий недействительности сделки, которые могут состоять в приведении сторон в первоначальное положение, что означает возвращение обществу имущества, отчужденного при совершении такой сделки. Член совета директоров, предъявляющий подобный иск, может действовать как (а) в собственном интересе, обеспечивая собственную деловую репутацию как директора стабильно развивающегося общества с хорошей имущественной основой, так и (б) в интересах общества, действуя добросовестно и разумно и обеспечивая стабильность имущества общества. Ответчиком при предъявлении такого иска является контрагент по сделке в случаях, когда истцом выступает общество, либо действующий в интересах общества участник, или член совета директоров, или все стороны крупной сделки, в том числе общество, если истцом выступает не само общество.

Для удовлетворения иска истец должен доказать: а) совершение обществом оспариваемой сделки; б) соответствие сделки критериям, установленным законом для признания сделки крупной; в) нарушение порядка совершения данной сделки; г) факт того, что другая сторона по сделке знала или должна была знать о том, что сделка является крупной и что согласие на совершение такой сделки отсутствует. Ответчик, возражающий против удовлетворения иска, должен доказать: а) что в силу закона к данной сделке не применяются правила о крупных сделках (например, что сделка не выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, в понимании п. 4 ст. 78 Закона об АО, п. 7 ст. 45 Закона об ООО); б) что ответчик не знал и не мог знать о нарушении требований к сделке. Данное обстоятельство может быть доказано, например, тем, что ответчик просил представить согласие на совершение сделки, такое согласие было представлено, но в дальнейшем было отозвано, или при предоставлении такого согласия были допущены формальные нарушения, которые ответчик, действуя с разумной степенью осмотрительности, обнаружить не мог.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.116 (0.025 с.)