Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, может быть признана недействительной в соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, может быть признана недействительной в соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ.



Как это установлено в п. 1 ст. 84 Закона об АО, п. 6 ст. 45 Закона об ООО, сделка может быть признана недействительной, если она совершена в ущерб интересам общества и доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) о том, что согласие на ее совершение отсутствует. При этом отсутствие согласия на совершение сделки само по себе не является основанием для признания такой сделки недействительной.

В случае если сделка с заинтересованностью совершена при отсутствии согласия на ее совершение, член совета директоров или его акционеры (акционер), владеющие в совокупности не менее чем 1% голосующих акций общества (в ООО - участник (участники), обладающий не менее чем 1% общего числа голосов участников общества), вправе обратиться к обществу с требованием предоставить информацию, касающуюся сделки, в том числе документы или иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества (в том числе совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных). Указанная информация должна быть предоставлена в срок, не превышающий 20 дней со дня получения этого требования.

Законодатель презюмирует наличие ущерба интересам общества в результате совершения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, при наличии совокупности следующих условий:

1) отсутствует согласие на совершение или последующее одобрение сделки;

2) лицу, обратившемуся с иском о признании сделки недействительной, не была по его требованию предоставлена информация, касающаяся сделки, в том числе документы или иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества (в том числе совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных).

Следует заметить, что презумпция ущерба интересам общества не означает отсутствия необходимости доказать наличие этого ущерба. Она освобождает от доказывания причинной связи между причиненным ущербом и, соответственно, согласием (одобрением сделки) или сообщением информации о ней, стимулируя тем самым участников соответствующих правоотношений на надлежащее осуществление возложенных на них обязанностей.

Судебная практика выработала подходы, когда осведомленность стороны по сделке о наличии у другой стороны заинтересованности презюмируется. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28 приводится следующая правовая позиция: применительно к сделкам с заинтересованностью судам надлежит исходить из того, что другая сторона сделки знала или должна была знать о наличии элемента заинтересованности, если в качестве заинтересованного лица выступает сама эта сторона или ее представитель, изъявляющий волю в данной сделке, либо их супруги или родственники, поименованные в законе. Если в ходе рассмотрения дела будет установлено, что заинтересованность была неявной для обычного участника оборота, то ответчик считается добросовестным (подп. 3 п. 4).

 

Оспаривание сделок, особый порядок совершения которых

предусмотрен уставом общества

 

Как это следует из п. 2 ст. 69 Закона об АО, п. 3.1 ст. 40 Закона об ООО, уставом хозяйственного общества дополнительно к закону может быть предусмотрена необходимость получения согласия совета директоров общества или общего собрания акционеров на совершение определенных сделок ("уставная экстраординарность"). При отсутствии согласия или последующего одобрения сделки, особый порядок совершения которой определен уставом общества, она может быть оспорена по иску общества, члена совета директоров общества или его акционеров (участников), владеющих в совокупности не менее чем 1% голосующих акций (голосов) общества по основаниям, установленным п. 1 ст. 174 ГК РФ.

Подобное регулирование отражает сложившуюся правоприменительную практику. ВАС РФ сформировал правовую позицию, согласно которой при рассмотрении споров о признании недействительными сделок, в отношении которых уставом хозяйственного общества предусмотрен особый режим согласования или одобрения, судам следует руководствоваться п. 1 ст. 174 ГК РФ: по общему правилу контрагенты вправе полагаться на неограниченные полномочия директора, за исключением случаев, когда они знали об ограничениях или должны были о них знать, т.е. обстоятельства были таковы, что любое разумное лицо немедленно обнаружило бы превышение директором его полномочий (подп. 1 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28).

Таким образом, "уставная экстраординарность" отличается от "законной экстраординарности" не только в части процедуры одобрения, но и с точки зрения предмета доказывания при оспаривании сделки. Так, истец по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением требований устава, в числе других обстоятельств также должен доказать, что контрагент знал или должен был знать об особом порядке одобрения, предусмотренном для такой сделки уставом общества.

 

Иные способы защиты прав и законных интересов

при совершении экстраординарных сделок

 

Помимо признания сделки недействительной, имеются и другие механизмы защиты нарушенных прав и законных интересов при совершении экстраординарных сделок. Отказ в иске о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, предъявленном участником или обществом, не лишает этих лиц возможности предъявить иск о возмещении убытков, причиненных обществу членами органов управления, а также не препятствует удовлетворению иска об исключении из общества участника, непосредственно заключавшего данную сделку (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа) или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников (п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28).

Как определено в п. 3 ст. 67.3 ГК РФ, участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным хозяйственным товариществом или обществом убытков, причиненных его действиями или бездействием дочернему обществу (ст. 1064 ГК РФ).

Указанное требование заявляется участником (акционером) путем предъявления иска в интересах дочернего общества.

"Участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков ( статья 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация ( пункт 2 статьи 53 ГК РФ, пункт 1 статьи 65.2 ГК РФ)" ( п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25).

С точки зрения иных способов защиты нарушенных прав при совершении экстраординарных сделок применительно к акционерному обществу установлена также ответственность заинтересованного лица перед обществом в размере убытков, причиненных им обществу, независимо от того, была ли признана соответствующая сделка недействительной (п. 2 ст. 84 Закона об АО).

В случае если на дату заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, заинтересованное лицо нарушило обязанность по уведомлению общества о наступлении обстоятельств, в силу которых указанное лицо может быть признано заинтересованным, вина указанного лица в причинении обществу такой сделкой убытков предполагается (п. 3 ст. 84 Закона об АО).

 

Нормативные правовые акты

 

Гражданский кодекс РФ.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ст. ст. 45, 46).

Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (ст. 27).

Федеральный закон от 3 ноября 2006 г. N 174-ФЗ "Об автономных учреждениях" // СЗ РФ. 2006. N 45. Ст. 4626.

Информационное письмо ФКЦБ России от 16 октября 2001 г. N ИК-07/7003 "О балансовой стоимости активов хозяйственного общества" // Вестник ФКЦБ России. 2001. N 10.

 

Иные акты

 

Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06-52/2463 "О Кодексе корпоративного управления" // Вестник Банка России. 2014. N 40.

Распоряжение ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г. N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения" (документ фактически утратил силу в связи с изданием письма Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06-52/2463).

Указания Банка России от 31 марта 2017 г. N 4335-У "Об установлении предельных значений размера сделок акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, при превышении которых такие сделки могут признаваться сделками, в совершении которых имеется заинтересованность" (зарегистрировано в Минюсте России 24 апреля 2017 г. N 46460) // Вестник Банка России. 2017. N 43).

 

Судебная практика

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское" // СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1656.

Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2011 г. N 1486-О-О "По жалобе гражданина Саттарова Шавката на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 81 и пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" // Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // Вестник ВАС РФ. 2013. N 10.

Постановление Президиума ВАС РФ от 26 июля 2011 г. N 2763/11 // Вестник ВАС РФ. 2011. N 11.

Постановление Президиума ВАС РФ от 6 декабря 2011 г. N 11523/11 // Вестник ВАС РФ. 2012. N 4.

Определение Верховного Суда РФ от 7 августа 2015 г. N 309-ЭС15-2399.

Определение Верховного Суда РФ от 13 августа 2015 г. N 303-ЭС15-8244.

 

Основная литература

 

Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005.

 

КонсультантПлюс: примечание. Статья А.В. Габова "Проблемы и перспективы правового регулирования сделок акционерного общества, требующих особого порядка их совершения" включена в информационный банк согласно публикации - "Цивилист", 2007, N 1.

Габов А.В. Отдельные вопросы совершения и оспаривания сделок, на которые уставом акционерного общества распространяется порядок одобрения крупных сделок // Цивилист. 2007. N 1.

Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004.

 

КонсультантПлюс: примечание. Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2015 (2-е издание, переработанное и дополненное).

Корпоративное право: Учебный курс. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. И.С. Шиткиной. М., 2016.

Ломакин Д.В. Реформирование корпоративного законодательства. Как выбрать правильный вектор? // Хозяйство и право. 2015. N 11.

Маковская А.А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом. М., 2004.

Маковская А.А. Новые правила Закона об акционерных обществах о крупных сделках и сделках с заинтересованностью // Хозяйство и право. 2016. N 10.

Филиппова С.Ю. Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия. М., 2009.

Шиткина И.С. Правовой режим экстраординарных сделок, совершаемых хозяйственными обществами. М., 2017.

Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование экономической зависимости. Управление в группе компаний. М., 2008.

 

Дополнительная литература

 

Кузнецов А.А. Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью: общие замечания // СПС "КонсультантПлюс".

 

КонсультантПлюс: примечание. Статья Д.В. Ломакина "Крупные сделки в гражданском обороте" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2001.

Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. 2001. N 3.

Ломидзе О., Ломидзе Э. Крупные сделки хозяйственных обществ: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2003. N 1.

Маковская А.А. Сделки по размещению эмиссионных ценных бумаг как крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность // Хозяйство и право. 2004. N 7.

Маковская А.А. Взаимосвязанные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. N 36.

Тарасенко Ю.А. Крупные сделки акционерных обществ и действия норм во времени // Законодательство. 2004. N 7.

Шиткина И.С. Изменения в положения Гражданского кодекса РФ о юридических лицах: анализ новелл и практические советы // Хозяйство и право. 2014. N 7.

 

КонсультантПлюс: примечание. Статья И.С. Шиткиной "Правовое регулирование экономической зависимости" включена в информационный банк согласно публикации - "Хозяйство и право", 2010, N 8.

Шиткина И.С. Правовое регулирование экономической зависимости // Хозяйство и право. 2017. N 6 (приложение).

 

Глава XVII. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИОБРЕТЕНИЯ БОЛЕЕ 30%

АКЦИЙ ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

 

Глоссарий

 

Голосующие акции (для целей гл. XI.1 Закона об АО) - обыкновенные акции и привилегированные акции, предоставляющие право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Закона об АО.

Добровольное предложение - публичная оферта о приобретении ценных бумаг, которую лицо, имеющее намерение приобрести более 30% голосующих акций публичного акционерного общества (ПАО), вправе направить акционерам - владельцам голосующих акций ПАО и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции ПАО.

Конкурирующее предложение - добровольное предложение, поступившее в ПАО после того, как в это ПАО уже поступило добровольное или обязательное предложение.

Обязательное предложение - публичная оферта о приобретении ценных бумаг, которую лицо, ставшее владельцем более 30% (50 или 75%) голосующих акций ПАО, обязано направить акционерам - владельцам голосующих акций ПАО и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции ПАО.

Публичное предложение - добровольное (тендерное) или обязательное предложение.

Требование о выкупе ценных бумаг у их владельцев - требование, которое лицо, ставшее в результате публичного предложения владельцем более 95% общего количества голосующих акций ПАО, вправе направить акционерам - владельцам голосующих акций ПАО и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции ПАО.

Уведомление о праве требовать выкупа ценных бумаг - уведомление, которое лицо, ставшее в результате публичного предложения владельцем более 95% общего количества голосующих акций ПАО, обязано направить акционерам - владельцам голосующих акций ПАО и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции ПАО.

 

§ 1. Общие положения о публичных поглощениях

 

Понятие рынка корпоративного контроля

 

В 1965 г. американский исследователь H. Manne, который стоял у истоков такого направления научных исследований в США, как право и экономика, опубликовал статью "Слияния <1> и рынок корпоративного контроля" (Mergers and the Market of Corporate Control) <2>. В наименование этой статьи была вынесена ее главная идея, а именно: существование особого рынка, в рамках которого предметом сделок является контроль над компаниями. Владение определенной долей голосующих акций компании обеспечивает акционеру возможность осуществлять контроль над компанией, или корпоративный контроль <3>. Такой контроль выражается в возможности определять прямо или опосредованно судьбу компании и ее активов. Поскольку корпоративный контроль позволяет лицу, им располагающему, обеспечить принятие корпоративных решений, соответствующих его интересам, то корпоративный контроль приобретает самостоятельную рыночную ценность.

--------------------------------

<1> Понятие merger может означать как разновидность реорганизации (слияние либо присоединение), так и иные ситуации, в том числе когда контроль над компанией устанавливается посредством приобретения ее акций.

<2> Manne Henry G. The Journal of Political Economy. Vol. 73. N 2. 1965. April. P. 110 - 120.

<3> Более подробно о проблематике корпоративного контроля см., напр.: Степанов Д.И. Феномен корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2009. N 3. С. 142 - 206.

 

Признание за корпоративным контролем рыночной ценности приводит к постепенному формированию рынка, в рамках которого корпоративный контроль переходит от одних лиц к другим. Рынок корпоративного контроля, по крайней мере в теории, обеспечивает переход корпоративного контроля к тем, кто может обеспечить, осуществляя контроль над компанией, более эффективное управление ею и ее активами. Исходя из этого предположения спрос на этом рынке предъявляется со стороны тех, кто полагает себя способным обеспечить более эффективное управление соответствующей компанией. Кроме того, стремление установить контроль над компанией может быть продиктовано и другими причинами (к примеру, необходимостью выйти на новый рынок - товарный или географический). Сторона, которая уступает корпоративный контроль, представлена акционерами соответствующей компании.

Корпоративный контроль может быть аккумулирован в руках одного из акционеров или "распылен" между множеством акционеров. В первом случае приобретение контроля над компанией может быть осуществлено путем совершения сделки с одним или несколькими акционерами. Вторая ситуация - более сложная. Контроль над компанией рассредоточен между большим количеством акционеров. Такая ситуация характерна для компаний с "распыленной" структурой капитала. Вместо заключения большого числа сделок купли-продажи или мены акций лицо, заинтересованное в установлении контроля над такой компанией, может направить ее акционерам предложение о приобретении принадлежащих им ценных бумаг.

Если компания, над которой соответствующее лицо пытается установить контроль, является публичной компанией, то процесс установления контроля над такой компанией принято называть публичным поглощением (public takeover).

 

Обоснование необходимости правового регулирования

публичных поглощений

 

Несмотря на то что история публичных поглощений насчитывает уже более столетия, первые правила о публичных поглощениях появились только в конце 60-х годов прошлого века (Великобритания и США) <1>. Каковы были причины для разработки корпуса норм, регулирующих публичные поглощения?

--------------------------------

<1> Более подробно об этом см. ниже.

 

В ситуации, когда компания становится объектом поглощения, возникают три основные группы конфликтов, требующих разрешения. Во-первых, это конфликт между акционерами и управляющими компании <1>. Этот конфликт характерен главным образом для компаний с "распыленной" структурой капитала. Если попытка поглощения увенчается успехом, то управляющие компании, скорее всего, будут заменены лицами, лояльными (новому) контролирующему акционеру. Осознание этого факта может подтолкнуть управляющих к действиям в ущерб интересам акционеров, а именно к принятию мер, затрудняющих установление контроля над компанией. Эта проблема может быть решена посредством включения в законодательство правил, ограничивающих возможность управляющих компании вводить в действие меры корпоративной обороны в ситуации, когда компания сталкивается с угрозой поглощения.

--------------------------------

<1> Kraakman R., Armour J., Davies P., Enriques L., Hansmann H.B., Hertig G., Hopt K., Kanda H. and Rock E.B. The Anatomy of Corporate Law. 2nd ed. Oxford, 2009. P. 35 - 45.

 

Во-вторых, это конфликт между контролирующим акционером и миноритарными акционерами. Если контролирующий акционер продает принадлежащий ему пакет акций, то миноритарные акционеры могут оказаться в ситуации, когда дальнейшее пребывание в компании для них является неприемлемым, однако "выход" из такой компании невозможен в принципе либо сопряжен с потерей части инвестиций. Задача законодателя в этом случае состоит в предоставлении миноритарным акционерам возможности продать свои акции по "справедливой" цене. Разрешению этого конфликта может способствовать включение в корпоративное законодательство института обязательного предложения, а также институтов выкупа ценных бумаг по требованию их владельцев и принудительного выкупа ценных бумаг у их владельцев.

Наконец, ситуация, когда имеет место попытка публичного поглощения, порождает конфликт между акционерами и иными стейкхолдерами (работниками, местными сообществами и проч.). С целью разрешения этого конфликта в законодательство о публичных поглощениях могут быть, к примеру, введены правила о раскрытии информации (в том числе о планах приобретателя в отношении персонала компании-цели). Кроме того, работникам компании-цели может быть предоставлена возможность высказать свою позицию по поводу поступившего публичного предложения.

 

§ 2. Обзор иностранного законодательства

в сфере публичных поглощений

 

Законодательство США о публичных поглощениях

 

Общие положения

 

Согласно Конституции США к компетенции США относится в том числе регулирование торговли с иностранными государствами, между отдельными штатами и с индейскими племенами (так называемое "коммерческое положение") <1>. "Коммерческое положение" означает, что, во-первых, регулирование межштатной торговли относится к исключительной компетенции США и, во-вторых, отдельным штатам запрещается законодательствовать по этому вопросу <2>. При применении той части "коммерческого положения", которая говорит о межштатной торговле, возник вопрос о том, следует ли фразу "между отдельными штатами" интерпретировать как включающую только межштатную торговлю или как включающую межштатную и внутриштатную торговлю. В течение первых десятилетий после принятия Конституции США указанному словосочетанию давалось узкое толкование (только межштатная торговля), однако в 1824 г. Верховный Суд США в решении по делу Gibbons v. Ogden <3> высказался в поддержку права США регулировать не только межштатную, но и внутриштатную торговлю, но лишь в той мере, в какой торговля внутри штата способна оказывать "существенное влияние" на торговлю между штатами.

--------------------------------

<1> Предложение 3 разд. 3 ст. 1 Конституции США.

<2> Clarkson K., Miller R. & Gross F. Business Law: Text and Cases. Legal, Ethical, Global and Corporate Environment. 12th ed. Cengage Learning, 2012. P. 76 - 77.

<3> 22 U.S. (9 Wheat.) 1; 16 L. Ed. 23; 1824 U.S.

 

В период Великой депрессии на основании "коммерческого положения" <1> были приняты такие законы в области ценно-бумажного регулирования, как Закон о ценных бумагах 1933 г. <2> (Securities Act of 1933) и Закон о торговле ценными бумагами 1934 г. <3> (The Securities Exchange Act of 1934). Специалисты сходятся во мнении, что на основании этого положения могли быть приняты и федеральные законы в области корпоративного права <4>, однако начиная с 1920-х годов вопрос о возможности принятия таких федеральных законов серьезно не рассматривался <5>. С течением времени общепринятой стала позиция, в соответствии с которой корпорация <6> "есть порождение законодательства штатов" <7>, а само корпоративное право стало рассматриваться в качестве области правового регулирования, в которой "уже длительное время господствует право штатов" <8>. Таким образом, "за исключением тех случаев, когда федеральный закон предусматривает определенные обязанности директоров в отношении акционеров, законы штатов регулируют вопросы, связанные с внутренними делами корпораций" <9>. В решении по делу VantagePoint Venture Partners 1996 v. Examen, Inc. <10> указывается, что понятием "внутренние дела" (internal affairs doctrine) охватываются такие вопросы, как учреждение (инкорпорация) корпорации, управление корпорациями, а также права и обязанности акционеров и директоров. При этом необходимо иметь в виду, что правом, регулирующим отношения, складывающиеся внутри корпорации, является право того штата, в котором данная корпорация была инкорпорирована, при этом не имеет значения, осуществляет ли корпорация свою деятельность в том штате, по праву которого она инкорпорирована, или нет <11>. Таким образом, исторически сложилось, что "внутренние дела" корпораций регулируются законодательством штатов, хотя у США есть конституционное право законодательствовать в этой области.

--------------------------------

<1> Louis L., Seligman J. & Paredes T. (2004). The Fundamentals of Securities Regulation. 5th ed. New York. P. 98 et. seq.

<2> Securities Act of 1933 (48 Stat. 74).

<3> The Securities Exchange Act of 1934 (48 Stat. 881).

<4> Roe M. (2003). Delaware's Competition. Harvard Law Review 117. P. 597; J. Seligman (2005). A Modest Revolution in Corporate Governance. Notre Dame Law Review 80. P. 1169.

<5> Bratton W. & McCahery J. (2006). The Equilibrium Content of Corporate Federalism. Wake Forest Law Review 41. P. 653.

<6> В настоящем параграфе используется традиционное для американского корпоративного права наименование компании - "корпорация".

<7> См.: дело Santa Fe Industries, Inc. v. Green, 430 US 462, 479 (1977).

<8> CTS Corp. v. Dynamics Corp. of America, 481 US 69, 70 (1987).

<9> Cort v. Ash, 422 US 66, 84 (1975).

<10> 871 A.2d 1108 (Del. 2005).

<11> Исключение из этого правила - Кодекс о корпорациях Калифорнии (California Corporation Code), § 2115 которого предусматривает, что положения этого Кодекса распространяются также на корпорации, которые были инкорпорированы по законодательству других штатов, но деятельность которых тесным образом связана со штатом Калифорния, а также Кодекс Нью-Йорка о бизнес-корпорациях, содержащий аналогичное положение (см.: New York Business Corporation Law, § 1315, 1317, 1319).

 

В США публичные поглощения регулируются как на федеральном уровне, так и на уровне отдельных штатов. При этом федеральное законодательство в этой области - это законодательство в сфере ценных бумаг, а законодательство на уровне отдельных штатов - это корпоративное законодательство.

 

Федеральное законодательство о публичных поглощениях

 

В начале 1960-х годов одним из основных инструментов установления контроля над корпорациями становятся тендерные предложения. Тендерное предложение представляет собой добровольное предложение лица владельцам ценных бумаг о приобретении у них ценных бумаг. При этом действовавшее в то время федеральное законодательство о ценных бумагах не содержало положений о поглощениях, осуществляемых посредством направления тендерных предложений. Отсутствием разработанного законодательства в этой области пользовались лица, стремившиеся к установлению контроля над корпорациями и с этой целью направлявшие их акционерам тендерные предложения: не будучи обязанными раскрывать информацию о предпринимаемых ими шагах, они предпочитали действовать в обстановке полной секретности, до последнего оставляя акционеров корпорации-цели в неведении относительно своих намерений. Помимо недостатка информации, необходимой акционерам компании-цели для принятия обоснованного инвестиционного решения, им зачастую приходилось принимать решение касательно адресованного им тендерного предложения в условиях цейтнота. Наконец, к этому периоду относится возникновение различных наступательных и оборонительных практик, использование которых было зачастую сопряжено с нарушением интересов участников процесса публичного поглощения <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Tyson W. & August A. The Williams Act After Rico: Has the Balance Tipped in Favor of Incumbent Management? 35 Hastings L.J. 53, 59 (1983).

 

Указанные проблемы, возникавшие в ходе публичных поглощений, привлекли внимание законодателя. Сенатором Г. Уильямсом был подготовлен и представлен на рассмотрение конгресса законопроект, призванный ликвидировать законодательный пробел в области тендерных предложений. Основной целью законопроекта было обеспечить предоставление акционерам необходимой информации, касающейся тендерного предложения, с тем чтобы дать им возможность принять обоснованное решение в ситуации, когда корпорация становится объектом поглощения; с этой же целью законопроект устанавливал минимальный срок действия тендерного предложения. Необходимо также отметить, что в законопроекте не нашла отражения поддержка законодателем одной из сторон процесса публичного поглощения. В сопроводительных документах к этому законопроекту отмечалось, что, поскольку в ходе публичного поглощения акции у их владельцев могут приобретаться со значительной премией к текущей цене, сложившейся на рынке, создавать препятствия на пути осуществления публичных поглощений было бы неразумным. С другой стороны, публичное поглощение, в результате которого приобретатель устанавливает контроль над корпорацией, может иметь для нее разрушительные последствия. Отсюда делался вывод о необходимости сохранения законодателем нейтралитета по отношению к поглощениям с использованием тендерных предложений.

Закон Уильямса (Williams Act), вступивший в силу в 1968 г., дополнил Закон о торговле ценными бумагами 1934 г. разд. 13(d), 13(e) <1> и 14(d)-14(f) <2>. Разделы 13(d) и 14(d) налагают на лицо, намеревающееся приобрести акции корпорации, обязанность по раскрытию информации. Раздел 13(d) вводит "систему раннего предупреждения": лицо, ставшее владельцем более 5% акций определенного класса, обязано раскрыть информацию об этом в течение 10 дней с даты превышения этого порогового значения. В силу разд. 14(d) лицо, сделавшее тендерное предложение, должно направить в Комиссию по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission), а также в корпорацию, акционеры которой являются адресатами тендерного предложения, полную информацию о себе и о направленном тендерном предложении. Раздел 14(е) Закона Уильямса содержит положения, направленные против использования участниками процесса публичных поглощений недобросовестных рыночных практик. Наконец, разд. 14(f) касается случаев установления контроля над корпорациями на основании заключаемых в частном порядке приобретателем и крупными акционерами сделок. Необходимо также отметить, что Комиссией по ценным бумагам и биржам, действовавшей на основании мандата, предоставленного ей Законом Уильямса, были разработаны и утверждены правила, развивающие положения Закона Уильямса <3>.

--------------------------------

<1> 15 U.S.C. § 78m (d)-(e) (1994).

<2> 15 U.S.C. § 78n (d)-(f) (1994).

<3> Rules and Forms under the Securities Exchange Act of 1934. 17 C.F.R. § 240.0-1.

 

Особенностью Закона Уильямса является то, что он не содержит определения тендерного предложения, хотя это понятие и является для него центральным. Во время разработки законопроекта, впоследствии ставшего Законом Уильямса, Комиссия по ценным бумагам и рынкам выступала против включения в него определения тендерного предложения. В обоснование своей позиции Комиссия апеллировала к тому, что понятием "тендерное предложение" охватывается множество техник и, кроме того, велика вероятность появления в будущем новых техник публичных поглощений. В этой связи определение тендерного предложения, во-первых, рискует оказаться неполным; во-вторых, оно может быстро утратить свою актуальность в связи с появлением новых техник публичных поглощений <1>. Хотя впоследствии Комиссия и изменила свою позицию на противоположную, при рассмотрении в конгрессе законопроекта, внесенного сенатором Г. Уильямсом, была поддержана первоначальная позиция Комиссии о нецелесообразности включения в законопроект определения тендерного предложения <2>.

--------------------------------

<1> Tender Offers, Exchange Act Release N 34-12676,41 Fed. Reg. 33,004 (1976).

<2> Hazen T. The Law of Securities Regulation § 11.13, 617 (1996).

 

При отсутствии в Законе Уильямса определения тендерного предложения и пользуясь предоставленными ей полномочиями, Комиссия по ценным бумагам и биржам разработала так называемый восьмифакторный тест для определения того, является соответствующее предложение тендерным или нет. Этот тест был взят на вооружение американскими судами <1>, и с течением времени в судебной практике было сформулировано и получило поддержку правило о достаточности соответствия предложения шести из восьми факторов для квалификации его в качестве тендерного. Использование восьмифакторного теста, характеризующегося значительной гибкостью, с одной стороны, снижает вероятность обхода положений Закона Уильямса, но с другой - создает известную правовую неопределенность в этой области.

--------------------------------

<1> Wellman v. Dickinson, 475 F. Supp. 783 (S.D.N.Y. 1979), aff'd, 682 F.2d 355 (2d Cir. 1982), cert. denied, 103 S. Ct. 1522 (1983).

 

Законодательство отдельных штатов о публичных поглощениях

 

Вскоре после принятия Закона Уильямса отдельные штаты стали принимать законы, целью которых было упорядочить процесс публичных поглощений. В качестве причины, обусловливавшей необходимость принятия таких законов, указывалось на то, что в ситуации, когда корпорация становится объектом поглощения (особенно враждебного <1>), интересы акционеров корпораций, инкорпорированных по праву соответствующего штата, нуждаются в дополнительной защите. С точки зрения разработчиков законов о публичных поглощениях, эта цель могла быть достигнута посредством предоставления совету директоров корпорации-цели широкой дискреции при решении вопроса о принятии мер противозахватной обороны <2>.

--------------------------------

<1> Враждебными (hostile takeovers) признаются поглощения, условия которого не получают одобрения со стороны совета директоров корпорации-цели. Враждебному поглощению противопоставляются дружественное поглощение (friendly takeovers).

<2> К числу таковых относятся, к примеру, продажа наиболее ценных активов корпорации третьим лицам либо принятие корпорацией на себя дополнительного долгового бремени с целью снизить свою привлекательность в глазах потенциального приобретателя; введение системы, при которой ежегодно подлежит переизбранию только треть совета директоров; размещение корпорацией дополнительных акций и многие другие.

 

Таким образом, в отличие от федерального законодателя разработчики законов отдельных штатов о публичных поглощениях отказались от нейтральности по отношению к процессу публичного поглощения. Напротив, в законах о публичных поглощениях нашло отражение стремление законодателя предоставить корпорациям возможность более эффективно противостоять попыткам установить контроль над ними.

 

Кодекс Сити о публичных поглощениях и слияниях

 

В конце 1960-х годов в Великобритании компаниями, работавшими в лондонском Сити, был разработан Кодекс о публичных поглощениях и слияниях - The City Code on Takeovers and Mergers (Кодекс Сити). Этот Кодекс включал в себя принципы, в соответствии с которыми должны были осуществляться публичные поглощения. Принципы, положенные в основу Кодекса Сити, были направлены на обеспечение защиты интересов акционеров в ходе публичного поглощения. С этой целью в Кодекс были включены в числе прочих положения об обязательном предложении и правило, предписывающее совету директоров воздерживаться от принятия решений, могущих затруднить установление контроля над компанией (правило нейтральности совета директоров). Контроль за соблюдением положений Кодекса осуществляет специальная комиссия (Takeover Panel), в которую входят представители крупнейших финансовых институтов лондонского Сити.

 

Директива ЕС о публичных поглощениях

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.135.174 (0.031 с.)