Иными словами, вероятна ситуация, когда у хозяйственного общества будет несколько директоров, некоторые из которых физические, а некоторые - юридические лица.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Иными словами, вероятна ситуация, когда у хозяйственного общества будет несколько директоров, некоторые из которых физические, а некоторые - юридические лица.



При этом Закон об АО после внесения в него изменений Законом от 29 июня 2015 г. N 210-ФЗ сохранил опцию передачи полномочий только одной управляющей организации или управляющему (индивидуальному предпринимателю) (п. 3 ст. 69 Закона об АО). Аналогично и Закон об ООО на момент написания настоящего учебного курса не приведен в соответствие с ГК РФ на предмет возможности назначения нескольких лиц, исполняющих полномочия единоличного исполнительного органа.

В данной ситуации все же полагаем:

поскольку нормы ГК РФ о "множественности" единоличного исполнительного органа - прямого действия (не содержат ссылки на другие законы), внедрение этой конструкции, включая возложение обязанностей директора на юридическое лицо, возможно до внесения соответствующих изменений в законы о хозяйственных обществах.

Складывающаяся практика подтверждает этот вывод.

Конструкция "множественности" единоличного исполнительного органа заимствована из зарубежных правопорядков, где она именуется принципом "двух ключей" или "четырех глаз", призванным защищать интересы участников корпорации от злоупотреблений со стороны директоров. Так, уставом компании может быть предусмотрено, что наиболее значимые решения (сделки) должны быть подписаны не менее чем одним директором каждого класса, причем каждый акционер назначает директоров своего класса <1>. При раздельном выполнении полномочий каждый из директоров должен иметь свою компетенцию, определенную уставом.

--------------------------------

<1> Например, первый акционер назначает двух директоров класса "A", второй акционер - двух директоров класса "B", третий акционер - двух директоров класса "C", а в уставе компании предусмотрено, что сделка может быть совершена при условии ее подписания не менее чем одним директором каждого класса. Несколько директоров могут быть назначены и в "компании одного лица", когда акционер желает обезопасить систему управления, создав систему "сдержек и противовесов".

 

В зарубежном законодательстве совокупность директоров чаще всего образует коллегиальный орган компании, именуемый в зависимости от традиций правовой системы правлением или советом директоров. В соответствии с российским законодательством "множественный" единоличный исполнительный орган теоретически может быть образован наряду с созданием коллегиального органа управления - совета директоров и коллегиального исполнительного органа - правления с иным персональным составом, чем лица, образующие единоличный исполнительный орган.

В российских компаниях с учетом нормы п. 1 ст. 53 ГК РФ при наличии нескольких директоров в уставе должен быть определен порядок осуществления ими полномочий - совместное или раздельное. Исходя из этого определяется и юридическая ответственность директоров за деятельность в интересах общества: при совместном осуществлении полномочий несколькими директорами ответственность будет солидарной, а при раздельном - индивидуальной. В целях защиты участников имущественного оборота от возможных злоупотреблений вследствие создания "множественного" единоличного исполнительного органа Верховным Судом РФ сформирована следующая правовая позиция: если в ЕГРЮЛ содержатся сведения о нескольких лицах, уполномоченных выступать от юридического лица, третьи лица вправе исходить из неограниченности полномочий каждого из них, а при наличии в реестре сведений о совместном осуществлении таких полномочий несколькими лицами - из неограниченности полномочий лиц, действующих совместно (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25).

 

Образование, приостановление и прекращение

полномочий единоличного исполнительного органа

 

Образование единоличного исполнительного органа и досрочное прекращение его полномочий в акционерном обществе находятся в альтернативной компетенции общего собрания и совета директоров (подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО). В обществе с ограниченной ответственностью, где имеется совет директоров, образование исполнительных органов также отнесено к альтернативной компетенции общего собрания и совета директоров (п. 1 ст. 40 Закона об ООО). Но в отличие от акционерных обществ в ООО принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации (управляющему) также отнесено к альтернативной компетенции общего собрания и совета директоров (подп. 4 п. 2 ст. 33 Закона об ООО). В АО решить вопрос о передаче полномочий управляющей организации может только общее собрание акционеров.

В акционерном обществе имеется еще один механизм формирования единоличного исполнительного органа, определяющий процедуру привлечения общего собрания акционеров к решению вопроса о единоличном исполнительном органе общества в случае, если этот вопрос находится в компетенции совета директоров и он не принят советом директоров. Подобный механизм нужен для обеспечения возможности функционирования компании при блокировании или объективной невозможности принятия решения об образовании единоличного исполнительного органа советом директоров. Он предусматривает порядок образования временного исполнительного органа и раскрытия информации о соответствующих корпоративных процедурах (п. п. 5 - 9 ст. 69 Закона об АО).

Единоличный исполнительный орган может быть образован на срок или без указания срока, по усмотрению самого общества. В Законе об ООО имеется диспозитивная норма, согласно которой единоличный исполнительный орган избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества (ст. 40 Закона об ООО). В Законе об АО нет подобной ссылки на необходимость указывать срок в решении об образовании единоличного исполнительного органа. Представляется, что указание в законах о хозяйственных обществах на возможность досрочного прекращения полномочий единоличного исполнительного органа - скорее проявление некачественной законодательной техники, чем основание для вывода об обязательности установления срока образования единоличного исполнительного органа. Следует заметить, что трудовое законодательство допускает заключение срочного трудового договора с руководителем организации по соглашению с ним (ст. 59 ТК РФ). Согласно ст. 275 ТК РФ срок действия трудового договора директора определяется уставом или <1> соглашением сторон.

--------------------------------

<1> Иными словами, возможна ситуация, когда уставом не предусмотрен срок образования ЕИО, а по соглашению сторон заключен срочный трудовой договор (ст. 59 ТК РФ) или сроки полномочий ЕИО, указанные в уставе и трудовом договоре, не совпадают. Однако такая практика из-за возможных сложностей в правореализационной деятельности не может быть признана лучшей.

 

Единоличный исполнительный орган считается образованным с момента принятия соответствующего решения уполномоченным органом (общим собранием или советом директоров). Закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений <1>. Однако для третьих лиц действует принцип публичной достоверности реестра: лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительности (п. 2 ст. 51 ГК РФ). Таким образом, презюмируется, что лицо, полагающееся на данные ЕГРЮЛ, не знало и не должно было знать о недостоверности таких данных. Риски, связанные с несвоевременным внесением сведений в ЕГРЮЛ, несет само общество, если только контрагент не действует недобросовестно.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2006 г. N 12580/05.

 

В Законе об АО предусмотрен особый механизм - приостановление полномочий единоличного исполнительного органа, который имеет значение для случая, когда в соответствии с уставом общества образование и прекращение полномочий единоличного исполнительного органа осуществляется общим собранием акционеров.

Совет директоров акционерного общества вправе принять решение о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа. Одновременно с этим решением совет директоров общества должен принять решение об образовании временного единоличного исполнительного органа общества и о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий и об образовании нового единоличного исполнительного органа общества.

Право совета директоров на принятие решения о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа напрямую вытекает из Закона об АО, если единоличный исполнительный орган по каким-либо причинам не может выполнять свои обязанности. По усмотрению самого совета директоров полномочия единоличного исполнительного органа могут быть прекращены, только если такое право предоставлено совету директоров уставом акционерного общества. И в первом и во втором случаях соответствующее решение совет директоров принимает большинством в 3/4 голосов членов совета без учета голосов выбывших членов. Устанавливая такой порядок принятия решения, законодатель придает значение этому важному для общества вопросу, по сути, дающему совету директоров право досрочно отстранить законно избранный общим собранием единоличный исполнительный орган и образовать временный единоличный исполнительный орган, который будет иметь все полномочия, определенные законом для единоличного исполнительного органа, если только его компетенция не будет ограничена уставом общества (п. 4 ст. 69 Закона об АО).

Прекращение полномочий единоличного исполнительного органа возможно на основании решения компетентного органа управления как по причине истечения срока полномочий ЕИО, так и в связи с их досрочным прекращением. Следует подчеркнуть, что если руководитель состоит в штате организации, то в части трудовых отношений к нему применяется законодательство о труде, включая нормы об увольнении. Помимо оснований, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации также может быть прекращен по основаниям, определенным ст. 278 ТК РФ, в том числе в связи с отстранением от должности руководителя организации - должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве) и в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора (ст. 278 ТК РФ). В указанных случаях при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему должна быть выплачена компенсация в размере, указанном в трудовом договоре, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка (ст. 279 ТК РФ) <1>. Для предотвращения злоупотреблений в компаниях с прямым или косвенным участием публично-правовых образований выходное пособие руководителей, их заместителей, главных бухгалтеров и членов коллегиальных исполнительных органов госкорпораций, государственных компаний и организаций, более 50% акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности, а также руководителей, их замов и главных бухгалтеров государственных внебюджетных фондов, государственных и муниципальных учреждений, ГУПов и МУПов выплачивается в размере трехкратного среднего месячного заработка (ст. 349.3 ТК РФ) <2>.

--------------------------------

<1> Указанная выплата получила наименование "золотой парашют". О правовой природе и порядке одобрения "золотых парашютов" см. подробно: Шиткина И.С. Правовой режим экстраординарных сделок // Хозяйство и право. 2016. N 4 - 6; Она же. "Золотые парашюты" для руководителей компании: как их оформлять и всегда ли необходимо их выплачивать // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2013. N 1.

<2> См.: ст. 1 Федерального закона от 2 апреля 2014 г. N 56-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников".

 

Специальными основаниями для прекращения трудовых отношений с руководителем, в частности, также являются основания, предусмотренные самим трудовым договором (подп. 13 п. 1 ст. 81 ТК РФ). К числу таких оснований может быть отнесено, например, превышение единоличным исполнительным органом полномочий, определенных уставом организации, невыполнение решений органов общества (общего собрания, совета директоров), невыполнение обязанностей по выплате заработной платы, невыполнение налоговых обязательств общества, недостижение установленных производственных или финансовых показателей.

В части регулирования образования и прекращения полномочий единоличного исполнительного органа Законом от 29 июня 2015 г. N 210-ФЗ в п. 3 ст. 69 Закона об АО включена новая норма: если полномочия исполнительных органов общества ограничены определенным сроком и по истечении такого срока не принято решение об образовании новых исполнительных органов общества или решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации либо управляющему, то полномочия исполнительных органов общества действуют до принятия указанных решений. Заметим, что правоприменительная практика уже шла по пути легализации единоличного исполнительного органа с истекшим сроком полномочий. Теперь этот подход получил закрепление на уровне закона. Причина очевидна: законодатель хочет возложить риски необразования единоличного исполнительного органа по истечении срока полномочий предыдущего на самих акционеров (участников), защитив тем самым интересы других лиц, которые не могут повлиять на сложившуюся ситуацию, - работников, контрагентов общества, государство, имеющее фискальные интересы, связанные с обязанностью общества по уплате налогов и других обязательных платежей в бюджет.

 

Компетенция единоличного исполнительного органа

 

Компетенция единоличного исполнительного органа - остаточная, т.е. этот орган может осуществлять любые полномочия в сфере текущей деятельности хозяйственного общества, за исключением отнесенных законодательством и уставом к компетенции общего собрания акционеров (участников), совета директоров и правления общества.

Уставы хозяйственных обществ, как правило, содержат широкий и незакрытый перечень вопросов, которые относятся к ведению единоличного исполнительного органа. Как правило, единоличный исполнительный орган хозяйственного общества:

- представляет совету директоров годовой отчет, годовую бухгалтерскую (финансовую) отчетность о деятельности общества, а также предложения по распределению прибыли;

- информирует совет директоров о текущей хозяйственной деятельности общества;

- возглавляет деятельность правления общества (если такой орган образуется в обществе), в том числе созывает заседания правления, определяет их повестку дня в пределах компетенции, установленной уставом для правления, и председательствует на заседаниях правления;

- заключает от имени общества сделки;

- открывает расчетные и иные счета в российских и иностранных банках;

- организует учет, обеспечивает составление и своевременное представление бухгалтерской, налоговой и статистической отчетности о деятельности общества в соответствующие органы;

- определяет сведения, составляющие коммерческую тайну общества;

- утверждает организационную структуру и штаты общества;

- обеспечивает подбор, расстановку, обучение, аттестацию, повышение квалификации персонала общества и рациональное использование трудовых ресурсов;

- принимает на работу и увольняет с работы работников общества, применяет к ним меры поощрения и налагает взыскания;

- обеспечивает работникам здоровые и безопасные условия труда;

- в пределах своей компетенции утверждает локальные нормативные акты общества;

- самостоятельно решает все вопросы, возникающие в текущей хозяйственной деятельности общества.

Директор действует от имени общества без доверенности.

 

О соотношении норм корпоративного и трудового

законодательства при правовом регулировании

деятельности директора

 

Специалисты уже длительное время ведут дискуссию о правовой природе отношений между обществом и единоличным исполнительным органом.

Так, Ю.П. Орловский в числе многих других специалистов в области трудового права полагает, что природа отношений с руководителем организации трудоправовая <1>. Возражая против трудовой природы отношений с единоличным исполнительным органом, Э.В. Мартиросян эмоционально замечает: "Человек с печатью в руках, имеющий право сделать любую бумагу, по которой обязанности будет нести юридическое лицо, не может иметь статус наемного работника, поскольку он представляет юридическое лицо и распоряжается его имуществом. А это предмет правового регулирования гражданского права" <2>. Л.В. Санникова высказывает точку зрения на трудовое право вообще, согласно которой "отношения найма обладают всеми признаками для причисления их к предмету гражданского права, что дает основания конструировать модель гражданско-правового по своей природе правоотношения найма труда" <3>. По мнению С.Г. Бушевой, придание единоличному исполнительному органу корпорации самостоятельного статуса посредством смешения его со статусом физического лица, осуществляющего управленческие функции, вообще влечет за собой эклектику гражданских, трудовых и административных правоотношений <4>.

--------------------------------

<1> См.: Трудовое право России: Учебник / Отв. ред. Ю.П. Орловский, А.Ф. Нуртдинова. 2-е изд. М., 2008 (§ 5 гл. XVI, автор главы - В.В. Глазырин).

<2> Мартиросян Э.В. Правовое положение руководителя организации // Трудовое право. 2000. N 1. С. 12.

<3> Санникова Л.В. Договор найма труда в России. М., 1992. С. 72.

<4> Бушева С.Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 3. С. 32.

 

Обоснованной представляется позиция С.Д. Могилевского, который пишет: "Мы имеем дело с правовым феноменом, когда единоличный исполнительный орган выступает в качестве некоего двуликого Януса, одновременно являясь и органом, и наемным работником. В отношении работника применяются нормы трудового права, но деятельность единоличного исполнительного органа, как, впрочем, и любого другого органа хозяйственного общества, например, общего собрания или совета директоров, регулируется нормами корпоративного права. Поэтому каждый раз, пытаясь определить отраслевую принадлежность правовых регуляторов, необходимо понимать то, что будет ими регулироваться: труд физического лица как наемного работника или деятельность органа юридического лица как его организационно-обособленной части. Смешение этих вопросов неминуемо приведет к путанице в использовании данных регуляторов и, как следствие, к ошибкам" <1>.

--------------------------------

<1> Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью. С. 346.

 

Действительно, между физическим лицом - директором и хозяйственным обществом возникают как трудовые отношения, субъектами которых является общество как работодатель и директор как руководитель организации, так и корпоративные, субъектами которых выступают общество как корпорация и ее единоличный исполнительный орган. Главное - определить характер отношений возникающих между директором и обществом для правильного применения к ним норм соответствующей отраслевой принадлежности.

Следует заметить, что особенности правового статуса руководителя организации были предметом рассмотрения высших судов.

Так, Конституционный Суд РФ, в частности, отметил: "...в силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. N 3-П.

 

Пленум Верховного Суда РФ 2 июня 2015 г. принял Постановление N 21, разъясняющее регулирование труда руководителя и членов коллегиального исполнительного органа организации <1>. В соответствии с этим Постановлением трудовая функция руководителя организации состоит в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа, т.е. в совершении от имени организации действий по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений (полномочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, правообладателя исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, прав и обязанностей работодателя в трудовых отношениях с иными работниками организации и т.д.).

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 2 июня 2015 г. N 21 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации".

 

При этом в Законе об АО определена приоритетность распространения норм корпоративного законодательства на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом и членами коллегиального исполнительного органа общества (п. 3 ст. 69 Закона об АО). Представляется, что по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) это положение применимо и к обществам с ограниченной ответственностью.

С нашей точки зрения, особенности правового статуса директора хозяйственного общества во многом объясняются его "двуединой" природой. Директор - это лицо, которое одновременно является субъектом в двух сферах правоотношений: корпоративных, где оно именуется единоличным исполнительным органом, и трудовых, где оно именуется руководителем организации. Как было указано выше, важно только определить, какое правоотношение является предметом рассмотрения при взаимодействии с лицом, выполняющим полномочия ЕИО: к корпоративным отношениям применяются нормы корпоративного законодательства, к трудовым - нормы трудового законодательства.

Так, особенности регулирования труда руководителя организации закреплены в гл. 43 и других статьях ТК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Об особенностях регулирования труда руководителя см.: Шишкина И.С. Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового положения единоличного и коллегиального исполнительных органов // Хозяйство и право. 2007. N 2.

 

Рассматривая вопрос о правовой природе договора, заключаемого между обществом и лицом, выполняющим полномочия единоличного исполнительного органа, следует отметить, что договор, регулирующий права и обязанности директора как руководителя организации, "базово" является трудовым <1>. Однако особый статус директора, заключающийся в реализации через него правоспособности юридического лица, определяет существенную специфику заключаемого с ним договора.

--------------------------------

<1> Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июня 2015 г. N 21 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации".

 

По поводу правовой природы договора с директором в литературе высказано мнение, что указанный договор носит смешанный полиотраслевой (т.е. многоотраслевой) характер <1>. "Полиотраслевой смешанный договор, - по мнению Д.В. Огородова и М.Ю. Челышева, - это не механическое соединение условий всех мыслимых договоров в один документ, а органичное "встраивание" отдельных условий в структуру "инородного" договора. В частности, когда говорится о сочетании условий трудового и гражданского договоров, то речь идет об отдельных, подчеркнем, отдельных условиях гражданско-правового характера, вкрапленных в общую структуру трудового договора, при этом не посягающих на ключевые начала трудового права. Комбинируя в одном договоре условия, происходящие из разных отраслей права, недопустимо искажать сущность отраслевого договора. Условия гражданско-правового характера могут быть направлены на дополнительное решение цивилистических вопросов, которые связаны со спецификой труда конкретного работника, но не на лишение его прав и гарантий, предусмотренных трудовым законодательством" <2>.

--------------------------------

<1> Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве // Сделки: проблемы теории и практики: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2008. С. 310 - 355.

<2> См.: Огородов Д.В., Челышев М.Ю. К вопросу о видах смешанных договоров в частном праве // СПС "КонсультантПлюс".

 

Сторонником данной концепции является также В.В. Долинская, отметившая, что на основе буквального толкования ч. ч. 2 и 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО, ст. 274 ТК РФ, а также применения по аналогии Примерного трудового договора с руководителем федерального государственного унитарного предприятия, утвержденного Приказом Минэкономразвития России от 2 марта 2005 г. N 49, можно рекомендовать конструкцию этого договора как межотраслевого, а именно с элементами гражданско-правового и трудового договора <1>.

--------------------------------

<1> Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М., 2006. С. 559.

 

Как правильно отмечали М.И. Брагинский и В.В. Витрянский <1>, следует различать "договор" как письменный документ, договор как юридический факт, и договор как систему договорных правоотношений (прав и обязанностей), которые порождает этот юридически факт. Договор как документ - материальный носитель информации - может включать договоренности разной отраслевой принадлежности. Однако не существует смешанных, разноотраслевых правоотношений.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание. Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М., 1997. С. 9 - 15, 116 - 121, 222 - 273.

 

Поэтому трудовой договор является основанием возникновения трудового правоотношения, в то время как условия гражданско-правового характера - основанием возникновения именно гражданско-правовых отношений <1>...

--------------------------------

<1> Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Некоторые дискуссионные проблемы учения о смешанных договорах // Правоведение. 2007. N 6. С. 62.

 

Приведенная точка зрения, по сути, заключается в том, что трудовые и корпоративные отношения могут регулироваться в одном документе, подписываемом между директором и уполномоченным от общества лицом (соответственно председателем совета директоров в АО, председателем собрания участников - в ООО или лицом, назначенным по поручению этих органов). Именно такой способ - подписание одного документа, регулирующего и трудовые, и гражданские отношения, практикуется в российских хозяйственных обществах.

Судебная практика не отрицает данного подхода. Так, в п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 установлено: "Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных статьями 23 - 24 ГПК РФ" <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 6.

 

Завершая рассмотрение вопроса о правовой природе договора с лицом, назначенным (избранным) единоличным исполнительным органом, надо отметить, что

трудовой договор не является основанием приобретения лицом статуса ЕИО. Таким основанием является решение компетентного органа управления об образовании единоличного исполнительного органа, которое предоставляет ему возможность реализовывать правоспособность юридического лица даже до заключения трудового договора или вообще при его отсутствии. Трудовые отношения возникают в этом случае на основании фактического допущения работника к работе ( ч. 3 ст. 16 ТК РФ).

 

О правовом статусе лица, временно исполняющего

обязанности отсутствующего директора

 

Для обеспечения непрерывной деятельности хозяйственного общества в случае временного отсутствия единоличного исполнительного органа, если только мы не имеем дело с моделью "множественности" единоличного исполнительного органа, возникает необходимость назначить лицо, которое будет временно исполнять обязанности отсутствующего директора.

Речь идет именно о назначении лица, исполняющего обязанности в период временного отсутствия лица, назначенного (избранного) ЕИО в установленном законом и уставом порядке, например, в случае его очередного отпуска, невозможности исполнения обязанностей по состоянию здоровья и пр. Эту ситуацию так называемого "оперативного замещения" не следует смешивать с образованием временного единоличного исполнительного органа в акционерном обществе в связи с приостановлением полномочий единоличного исполнительного органа, поскольку одновременно с решением о приостановлении полномочий и назначении временного единоличного исполнительного органа совет директоров принимает решение о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий исполнительного органа и об образовании нового исполнительного органа (п. 4 ст. 69). В последнем случае назначенный в установленном порядке директор больше не вернется к исполнению своих обязанностей, т.е. у этих институтов совершенно разные цели. Для того чтобы не смешивать временное заместительство и назначение временного единоличного исполнительного органа в связи с приостановлением полномочий ЕИО, мы будем называть лицо, назначенное исполнять обязанности на период временного отсутствия директора, временно исполняющим обязанности - ВРИО <1>.

--------------------------------

<1> Хотя вполне допустимо и даже более логично было бы называть это лицо временным единоличным исполнительным органом, если на законодательном уровне будет принят такой подход.

 

Действующим корпоративным законодательством образование ВРИО не предусмотрено. При этом на возможность образования ВРИО среди специалистов имеется несколько точек зрения. Одна из них состоит в том, что органы, временно исполняющие обязанности органов юридического лица, не предусмотрены законодательством и даже если возможность образования таких органов будет предусмотрена учредительными документами организации, эти органы будут нелегитимными <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Лазарев В.Г. Гражданско-правовые полномочия лица, временно исполняющего обязанности руководителя организации // Право и экономика. 2004. N 4.

 

Действительно, в соответствии с законодательством порядок назначения и избрания органов юридического лица определяется законом правовыми актами и учредительным документом организации (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Назначить временно исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа вправе тот орган управления, который уполномочен на это законодательством и уставом организации. Таким образом, получается, что если законодательством и учредительными документами не предусмотрен институт временного исполнения обязанностей единоличного исполнительного органа и не определен порядок его назначения, то лицо, действующее в таком качестве, выполняет функции руководителя неправомерно. Исходя из этого, все юридически значимые действия временно исполняющего обязанности не могут расцениваться как совершенные от имени организации.

Хотя обозначенный подход вытекает из буквального прочтения закона, однако образование ВРИО является сложившимся в российской деловой практике обычаем. Действительно, в реальной предпринимательской практике назначение ВРИО в ряде случаев жизненно необходимо, ведь в период временного отсутствия директора организация продолжает осуществлять свою деятельность и ей необходимо лицо, через которое оно будет приобретать права, исполнять обязанности и нести ответственность.

Как указано в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 марта 2012 г. по делу N А58-6315/10, "назначение единоличным исполнительным органом юридического лица на время своего временного отсутствия исполняющего его обязанности является общеизвестным обычаем делового оборота (статья 5 Гражданского кодекса Российской Федерации" (выделено нами. - И.Ш.).

Ссылка на достаточность института гражданско-правового представительства для целей оперативного "замещения директора" не кажется нам убедительной, поскольку этот институт не решает всех проблем. Ведь директор реализует не только гражданскую правоспособность юридического лица, но и действует от его имени в сфере административных, трудовых, налоговых и прочих отношений, где гражданско-правовое представительство не имеет значения <1>. Действительно, в период отсутствия директора кто-то должен подписывать приказы, распоряжения, акты, жалобы, декларации и прочие документы от имени юридического лица.

--------------------------------

<1> Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 23 сентября 2011 г. N Ф07-5465/11 по делу N А42-6718/2010 указано, что нотариально засвидетельствованная доверенность на имя исполняющего обязанности директора не свидетельствует о наличии у него полномочий на подписание заявления в налоговый орган. При этом суд кассационной инстанции посчитал, что издание ЕИО приказа о назначении временно исполняющего обязанности является достаточным основанием для возникновения у исполняющего обязанности директора полномочий действовать от имени общества без доверенности.

 

При этом наряду с решением уполномоченного органа о временном исполнении обязанностей лицу, действующему от имени организации, как правило, также выдается доверенность. Без оформления гражданско-правового представительства (только на основании решения уполномоченного органа об образовании ВРИО) лицо, назначенное исполнять обязанности ЕИО, исходя из сложившейся практики, не будет признано полномочным для действий в имущественном обороте от имени юридического лица <1>.

--------------------------------

<1> Так, в Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 2 февраля 2015 г. N Ф10-4918/14 по делу N А48-4475/2013 указано, что из содержания приказа, согласно которому директор возложил обязанности генерального директора на исполняющего обязанности директора, также не следует, что последний был наделен полномочиями на совершение сделок от имени общества.

 

Таким образом, лицо, временно исполняющее обязанности ЕИО хозяйственного общества, осуществляет полномочия на основании двух документов - доверенности и решения (приказа) о назначении ВРИО.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.058 с.)