ТОП 10:

История развития русской артиллерии. Часть 1. XIV-середина XIX вв.



Октября 2007, 2208

Первое упоминание о боевом применении артиллерии на Руси относится к 1382 году, когда, защищаясь от нашествия войск Тохтамыша, москвичи «из больших пушек стреляли».


Первое упоминание о боевом применении артиллерии на Руси относится к 1382 году, когда, защищаясь от нашествия войск Тохтамыша, москвичи «из больших пушек стреляли». Первые пушки были выкованы из железа, существовало два их вида: короткие («тюфяки», название предположительно происходит от персидского слова «тупанг» - «труба»), которые представляли собой короткую трубу, наглухо заваренная с одной стороны и заряжаемые с дульной части. Из таких орудий стреляли «дробом» - мелкими камнями, прообразом будущей картечи. Такой способ боя назывался «ежовый бой»; он предназначался для поражения живой силы противника.
Но были и длинноствольные орудия, называемые «пищали», которые заряжались с казенной части. Связано это с тем, что в те времена порох представлял собой мякоть, которая при большой длине ствола размазывалась по его стенкам. Для этого была приспособлена отдельная камора заряжания, которая представляла собой подобие кружки. После приготовления выстрела ее вынимали, закрепляли все это в стволе и подносили пальник.
Из пищалей стреляли ядрами. Их делали из обработанных камней, ковали из железа, позднее стали отливать из чугуна.
До 16 века лафетов как таковых не существовало. Стволы устанавливали на специальных дубовых колодах.
Важным рывком в развитии артиллерии стало то, что в конце 15 века научились отливать артиллерийские орудия из бронзы. Так вплоть до второй половины 19 века, то есть до появления нарезной артиллерии, бронза стала главным пушечным металлом. Единственным дошедшим до нашего времени образцом бронзового литья этого времени считается орудие, отлитое мастером Яковом Русским в 1491 году.
Бронзовая отливка позволяла делать орудия гораздо больших размеров, чем раньше, когда их ковали из железа (при обработке железа методом ковки существует ряд ограничений, не позволяющий делать орудия более определенного размера). Особенных успехов русская артиллерия достигла во времена Ивана Грозного, при котором артиллерия выделилась в особый род войск. В это время в Москве на Пушечном дворе работает знаменитый пушечный мастер Андрей Чохов. До нашего времени дошло только 12 орудий из множества, отлитых им за 60 лет своей работы на пушечном дворе. Семь орудий находятся в Военно-историческом музее артиллерии, инженерный войск и войск связи в Санкт-Петербурге, три орудия находятся в Москве, в том числе и знаменитая Царь-пушка, а две находятся в Стокгольме, куда они попали в качестве трофеев после неудачного для нашей армии сражения под Нарвой в 1700 году.
Один из выдающихся образцов, созданный Андреем Чоховым – пушка «Инрог» («инрог» - сказочное животное), отлитая из бронзы, имеющая длину свыше 5 метров, калибр 216 миллиметров, стрелявшая на расстояние свыше 1 километра ядрами весом 28 килограмм. Правда, скорострельность этого орудия, заряжавшегося с дульной части, была невелика – чтобы произвести 1 выстрел, нужно было более одного часа. (Следует отметить, что к тому времени порох из мягкой вязкой массы стал зернистым, что облегчило заряжание орудия с дульной стороны. Таким образом, к 16 веку практически вся артиллерия стала дульнозарядной). Для перевозки этого орудия требовалась сотня лошадей.
Впервые «Инрог» принимал участие в Ливонской войне во времена Ивана Грозного. Затем в 1632 году, во время неудачной попытки русских войск освободить захваченный поляками Смоленск, это орудие было взято ими в качестве трофея и отправлено в город Эльбинг, где уже во времена Северной войны оно было вновь захвачено армией Карла 12. Но в конце Северной войны это орудие было привезено в Россию шведским купцом Иоганном Приймом и выкуплено Петром 1.

Другой характерный образец осадной артиллерии конца 16 века – орудие «Свиток», которое отлил мастер Семен Дубинин. Орудие имело ствол, снаружи украшенный как бы свитком, спиралью, длиной около 4,5 метров и калибром около 200 мм.
Орудия 16 века отличает наличие на стволе цапф для закрепления на лафете. Также на орудиях этого периода появляются ручки для переноски и установки стволов. Причем русские мастера никогда не делали одинаковых простых ручек – он выполнялись в виде разных мифологических животных, преимущественно морских, нехарактерных для русской фауны. Заднюю же ручку, которая находится на глухо запаянном конце ствола, называют «винград», так как очень часто ее выполняли в виде виноградной грозди.
Уже в это время русские мастера задумывались об увеличении дальности выстрела. Они уже понимали, что дальность выстрела напрямую зависит и от длины ствола. Первым опытом по созданию длинноствольного орудия была пищаль «Три аспида», которая отливалась специально для Иосифо-Волоколамского монастыря. Эта пищаль представляла собой длинную трубу (длина свыше ста калибров, то есть около 5 метров) с заряжанием с казенной стороны. Калибр пищали составляет 45 мм, длина 4930 мм, вес 162 кг. Ствол запирался клином, который явился первым прототипом будущего клинового затвора. Ствол был выкован из трех труб одинаковой длины, а затем скован. Места сковки имели вид змеиных пастей, кусающих хвост предыдущей (откуда и происходит название «Три аспида»). Но была неправильно рассчитана масса порохового заряда, который бы мог вытолкнуть заряд из ствола, и при пе6рвом же выстреле свинцовое ядро так и не вышло за его пределы. Мало того, оно там застряло.
В это же время самые разнообразные формы затворов. Самым простым из них был винтовой. Говоря попросту, в ствол после заряжания ввинчивалась стальная пробка. Сохранилась 3/4-гривенная «скорострельная» железная пищаль, изготовленная в XVI веке. Калибр 44-42 мм, длина 2860 мм, вес 115 кг. В дульной части канала имеется 12 прямых параллельных нарезов длиной около 500 мм. Ствол пищали запирался ввинчивающимся «винградом» (затвором) с четырехгранным хвостом. Любопытно, что эта пищаль была на вооружении армии Пугачева.
В XVII веке русские казнозарядные орудия принимают более совершенный вид. Так например, 1/2-гривенная (1 гривна равна 1 фунту) железная пищаль, изготовленная в 1661-1673 годах имела горизонтальный клиновой затвор, запирающийся с помощью рукоятки. На плоскости клина были зубцы, имевшие сцепление с шестерней, насаженной на один стержень с рукоятью. Калибр пищали 27 мм, длина ствола 1160 мм, вес 19 кг. Ствол железный кованый.
Изготовленная в 1661-1673 годах мастером Ермолаем Федоровым 1-гривенная пищаль имела в качестве затвора ввинчивающийся винград. Калибр пушки составлял 46 мм, длина ствола 2730 мм, вес 106 кг. Железный ствол имел 16 полукруглых нарезов, делавших 1,25 оборота на протяжении нарезной части ствола.
В Артиллерийском музее представлена и 1/2-гривенная пищаль, где канал запирался вертикальным клином.
Таким образом, в XVI-XVII веках имелись десятки, если не сотни образцов артиллерийских орудий, конструктивно близких к орудиям конца XIX века - нарезные с вертикальными и горизонтальными клиновыми затворами.

Также в XVI веке зарождается идея о необходимости нарезов внутри ствола. Характерным образцом довольно удачного воплощения этой мысли является так называемая «Грановитая пищаль», которая уже имеет нарезы в канале ствола, правда, не на всю его длину. Но уже тогда мастера понимали, что наличие нарезов положительно влияет на качество стрельбы. Орудие заряжалось сзади, а запиралось ввинчивающимся винградом, который представлял собой прообраз поршневого затвора.
Для поражения целей, находящихся за крепостными стенами, предназначались мортиры – короткоствольные орудия, которые в боевом положении стояли как миномет, практически вертикально. Ядро такой мортиры весило около тридцати пудов. Для того, чтобы зарядить его, требовалось строить наклонную плоскость, по которой с помощью специальных рычагов ядро закатывали в ствол, предварительно засыпав в казенную часть со стороны дула пороховой заряд и вставив пыж.
Наряду с ядрами – снарядами ударного действия, в 16 веке появляются и снаряды разрывного действия. Если вес такого снаряда меньше пуда, то это была «бомба», если меньше, то его называли «гренада». Впоследствии от этого названия произошло название рода войск – «гренадеры».
К 17 веку относятся попытки создать казнозарядные пищали с настоящим клиновым затвором. Было создано несколько образцов таких орудий, снабженных вертикальным клиновым затвором, который позволял плотно запирать ствол после заряжания. Интересно, что в конце 19 века один из династии германских оружейников Круппов захотел запатентовать изобретенный им клиновой затвор. Но, увидев в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга пищаль 17 века, уже тогда имевшую клиновой затвор, во чтобы то ни стало желал выкупить ее. Вероятно, для того, чтобы скрыть тот факт, что русские оружейники за двести с лишним лет до него. Естественно, у него ничего не получилось.
На рубеже 16-17 веков делаются попытки увеличить скорострельность путем совмещения нескольких стволов. Такое оружие называлось «оргАн» или «сорока». Предстовляло это орудие собой квадратный ящик с размещенными в нем 105 стволами небольшого калибра. Стволы внутри этого ящика соединялись между собой пороховыми полочками. Искра от кремневого замка, попав внутрь, бежит по полочкам, заставляя все стволы стрелять по очереди. Все 105 стволов выстреливали за очень короткое время, практически залпом. Такие орудия были весьма эффективны в ближнем бою, при отражении атаки вражеской пехоты.
Следующим важным этапом в развитии русской артиллерии стало время правления Петра Первого. До него в русской артиллерии не существовало калибров – каждый мастер отливал пушки на свой лад, озабоченный только тем, чтобы оно было прочным и красивым. Поэтому возникали огромные трудности при производстве ядер. Когда, например, при штурме Нарвы в 1700 году в одном месте собрали полторы сотни орудий, было очень трудно разобраться, какие ядра к какому орудию подходят. Это послужило одной из причин поражения наших войск в битве под Нарвой и полной потери всей артиллерии.
Для того, чтобы заново создать артиллерию, потребовалось строить несколько новых заводов – на Урале и в Олонце (нынешняя Карелия). С этой задачей справились успешно – в битве под Полтавой русская артиллерия не только не уступала шведской, но и даже превосходила ее. В этой битве русской артиллерией командовал Яков Брюс, один из ближайших сподвижников Петра.

В память об этой победе тульские оружейники подарили Петру Первому орудие, которое целиком выковали из дамаскированной стали. Уникален уже сам по себе этот факт, ибо ковка из стали – сложнейший технологический процесс. А первые боевые орудия, отлитые из стали, появятся только во второй половине 19 века. Орудие инкрустировано серебром и золотом, винград выполнен в виде головы мифического дракона, держащего ядро.
Появляются и новые виды «ручной артиллерии» - драгун вооружают маленькими «мортирками», которые стреляют на 200-250 шагов разрывными «гренадами». Такое вооружение является, по сути, прообразом современного гранатомета.
На протяжении всего периода развития русской артиллерии наши оружейники и военные инженеры пытались решить проблему поражения залпом одного орудия как можно большего количества вражеской живой силы. Для этого изобретались все новые и новые типы орудий (как уже знакомый «орган») или же боеприпасы (как картечь). Также была предпринята попытка создать орудие, которое стреляло бы одновременно тремя ядрами, которые оборачивались холстиной и укладывались рядом. Однако точность и дальность стрельбы оставляли желать лучшего, поэтому орудие осталось опытным.
Другой образец, который был принят на вооружение русской армии в 18 веке – это 44-мортирная батарея. Орудие представляло собой очень прочный вращающийся лафет, на котором было закреплено 44 мортирки. Они соединены по 5-6 штук внутри одного сектора. Друг от друга сектора отделяются дисками. Внутри эти мортирки соединяются пороховой полочкой. Во время боя снимается крышка, закрывающая эту полочку, к ней подносится пальник, и искра через отверстия попадает внутрь камор мортирок – и происходит выстрел. После того, как сектор сделал залп, он проворачивается, а его место занимает другой. В это время все «отработавшие» сектора снова заряжаются. Такую конструкцию предложил Андрей Константинович Нартов.
Еще один импульс в развитии артиллерии был сделан в середине 18 века, во времена Елисаветы Петровны. В это время генерал-фельдцейхместером русской армии был граф Петр Шувалов. Он не был профессиональным артиллеристом, тем не менее артиллерию любил. Под его руководством офицеры Мартынов и Данилов создают орудие, которое было признано лучшим орудием своего времени. Называлось это орудие «Единорог», так как, ознакомившись с результатами его испытаний, Шувалов повелел отметить его своим гербом, на котором было изображено это животное. В виде единорогов были выполнены ручки этого орудия.
Принципиальное отличие этого орудия от всего, прежде существовавшего, заключается в том, что его казенная часть была конической. Это позволяло заряжать орудие таким образом, что снаряд прилегал к стенкам ствола очень плотно, не допуская прорыва пороховых газов. Соответственно, за счет этого увеличилась дальность, улучшилась кучность стрельбы; орудия, бьющие на дальние расстояния, перестали быть большими, что обеспечило их легкую транспортировку. К тому же, единороги (так стал называться такой тип орудий) можно было заряжать как ядрами, так и гранатами. Также при небольшой длине ствола «единорога» можно было стрелять через голову своих войск, что предопределило изменение тактики артиллерии на поле боя. Единороги оставались на вооружении русской артиллерии вплоть до середины 19 века, то есть практически до появления нарезной артиллерии. Первое боевое применение единорогов приходится на период Семилетней войны 1756-63 гг.

Также Шувалов разработал проект орудия, названный «секретная гаубица». Секрет этой гаубицы состоял в том, что дульный срез канала ствола имеет овальную форму. Это нужно было для увеличения угла разлета картечи и, соответственно, для увеличения количества поражаемой живой силы противника. Орудие успешно применялось в Семилетней войне, однако быстро сошло со сцены именно из-за узости номенклатуры применяемых снарядов – нужно было стрелять не только картечью, но и ядрами, и гранатами, а из этой гаубицы это было невозможно.
С этого периода кардинальных изменений в развитии артиллерии вплоть до середины 19 века не происходит. Орудия по-прежнему остаются бронзовыми (реже чугунными), дульнозарядными и гладкоствольными. Изменилась технология отлива. Если раньше отливали целиком готовое орудие, то теперь этот процесс ускорили – сначала отливали болванку, которую затем обтачивали снаружи, а затем высверливали канал ствола.

Огромную роль в преобразовании нашей артиллерии сыграл граф Аракчеев. О его жестокости, трусости, реакционности, малограмотности и т.п. написано достаточно. Но из песни слова не выкинешь, своими победами в 1812—1815 годах русская артиллерия обязана прежде всего Аракчееву. Артиллерист И.С. Жиркевич, современник Аракчеева, писал: «Об усовершенствованиях артиллерийской части я не буду распространяться: каждый в России знает, что она, в настоящем виде, создана Аракчеевым, и ежели образовалась до совершенства настоящего, то он же всему положил прочное начало».
Аракчеевым была введена система орудий образца 1805 г. Скажем сразу, что никаких революционных технических новшеств в новой системе не было. Просто было введено единообразие. Были существенно облегчены почти все артсистемы. На телах орудий убрали излишние украшения. Все каналы орудий образца 1805 г. заканчивались полушарным дном.
Из многих десятков типов орудий, бывших при Екатерине II, в полевой артиллерии должны были остаться только: 12-фунтовые пушки средней и меньшей пропорции, 6-фунтовая пушка меньшей пропорции, а также единороги: 1/2-пудовый, 1/4-пудовый пеший, 1/4-пудовый конный. Все эти пушки отливались из так называемого «артиллерийского металла», содержавшего 10 частей меди и одну часть олова. Для наведения орудий на цель перед каждым выстрелом на ствол устанавливался квадрант, по которому орудие наводили. Непосредственно перед самим выстрелом его снимали, чтобы выстрел не сбил наводку, и затем снова устанавливал.
Орудия в полевой артиллерии имели только два лафета: батарейный для 1/2-пудового единорога и 12-фунтовых пушек, и легкий для 1/4-пудовых единорогов и 6-фунтовых пушек. Батарейные лафеты возились шестеркой лошадей, легкие в пешей артиллерии — четверкой лошадей, а в конной — шестеркой. 1/2-пудовые единороги и 12-фунтовые пушки возились восьмеркой лошадей.
Таким образом, Аракчеев создал тип полевого орудия. Интересно, что до 1945 года все полевые (дивизионные) пушки по весу системы в боевом и походном положении, диаметру колес, ширине хода и т.д. будут укладываться в рамки характеристик между легким и батарейным лафетом образца 1805 г. Объясняется это тем, что до полного перевода полевой артиллерии на механическую тягу массогабаритные характеристики орудий ограничивались возможностями шестерки лошадей…







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.007 с.)