ТОП 10:

Этническая история русского народа



Этносоциальная общность русского народа—Московское, а затем Русское (Российское) государство быстро расширяло свои границы. В XV в. были присоединены Верхнее и часть Среднего Поволжья и Приуралья, начинается проникновение русского населения в низовья Дона. В XVI в. в состав Русского государства входит Среднее и Нижнее Поволжье, русские про­двигаются в Сибирь, процесс присоединения которой в основ­ном завершается в XVII в. Затем русское население появляется на Аляске и в Калифорнии (эти территории были утрачены в XIX в.). В XVII в. расширяются также западные границы Рус­ского государства, где оно включает в свой состав значитель­ную часть территории, заселенной украинцами и белорусами. В XVIII в. к России присоединяются земли в Прибалтике, часть Польши, Западный и Центральный Казахстан, к концу века бы­ло присоединено Северное Причерноморье—бывшее «дикое по­ле», а также Правобережная Украина. В XIX в. в состав России вошли Финляндия, Северный Кавказ и Закавказье, Восточный Казахстан и Средняя Азия. Росла численность населения госу­дарства и, соответственно, русских, которые всегда были самым крупным этносом России:

 

Год Численность, млн чел. % русского населения
    население страны русские    
Подворная перепись 1678 г. 11,5 8,1 70,4
Ревизии 1719г. 15,7 11,1 70,7
1782г. 36,6 18,1 49,5
1795г. 41,2 20,1 48,8
1834г. 55,6 28,6 51,4
1858г. 66,8 34,8 52,1

 

В 1897 г. была проведена первая перепись населения России, по ее данным, оно составляло 128,2млнчел., из них в 55,8млн, т.е. 43,5%, составляли русские. Перед революцией 1917г. на­селение страны насчитывало 171,8 млн чел., из них русских в 76,7 млн (44,6%). Отток русского населения за пределы России был незначительным, в XVII-XVIII вв. это в основном мигра­ции старообрядцев в Австрию, Польшу, Румынию и ряд других стран. Однако с конца XIX в. поток переселенцев увеличился, изменилась и его направленность — США, Канада, Бразилия, Австралия, хотя в целом за пределами России к 1917г. прожи­вало менее 1% (около полумиллиона) русских.

Расширение границ Русского государства способствовало расселению русских на новых территориях, которое, однако, имело свои особенности. Оно не могло быть интенсивным в западные области страны, где издавна была велика плотность местного населения, а также в Закавказье, Среднюю Азию и в Сибирь (кроме Южной Сибири), где климатические условия не позволяли русским заниматься традиционными видами хозяй­ственной деятельности. Зато активно русские заселяли Среднее и Нижнее Поволжье, Приуралье, северо-восток Европейской России, Причерноморье и Приазовье, Ставрополье и Прикубанье, Северный Казахстан, Южную Сибирь и Дальний Восток. В ходе расселения русские попали в новые экологические усло­вия, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, требовавшие в процессе приспособления к ним изменения традиционных форм культуры или заимствования иноэтничных элементов. Некото­рые группы русских даже изменили свой антропологический об­лик в результате браков с представителями местного населения и его ассимиляции. В ряде случаев произошла смена языка при сохранении этнического самосознания.

Подобные факторы, к которым иногда добавлялся социаль­ный, привели к появлению в составе русского народа терри­ториальных групп со своеобразными чертами хозяйства, бы­та, иногда даже языка и антропологического облика. Этно­графы выделяют два вида данных групп: одни не имеют осо­бого, отличного от общерусского, самосознания (этнографиче­ские группы), другие им обладают, что проявляется в их на­звании (субэтносы). Основными этнографическими группами являются севернорусская, южнорусская и переходная между ними среднерусская группа. Кроме того, выделяют еще северо­восточную, юго-восточную и западную группы. К субэтносам относятся различные группы казачества—донское, кубанское, семиреченское, амурское и др., а также поморы, устьцилемцы, полехи, цуканы в Европейской России, поляки, семейские, ка-рымы, камчадалы в Сибири. Всего у русских более полутора десятков субэтносов.

В СССР численность русских в составе населения менялась следующим образом: по переписи 1926г. их насчитывалось 77,8млн (53,9%), 1937г. («репрессированной») —93,9 млн (58%), 1939г. (результаты ее «скорректированы») — 99,6 млн (58,4%), 1959г.— 114,1 млн (54,6%), 1970г. —129млн (53,4%), 1979г.— 137,4млн (52,4%), 1989г. —145,2млн (50,6%). В советское время продолжалось расселение русских в другие («национальные») регионы, что было связано с промышленным развитием страны, целенаправленным заселением малолюдных Сибири и Дальне­го Востока, освоением целинных и залежных земель. Но с 70-х годов в ряде регионов в результате снижения рождаемости, а также политики «скрытого» национализма стало наблюдаться уменьшение как процентного состава русских, так и абсолютной их численности.

По результатам Всесоюзной переписи 1989г., в Российской Федерации русских насчитывалось 119,9 из 147,4 млн чел. ее населения (81,3%, что составляет 81,7% всех русских в мире), на Украине—11,4 млн, в Казахстане — 6,2 млн, Узбекистане— 1,6млн, Белоруссии—1,3млн, всего в 1989г. 25,3 млн русских проживало в других республиках СССР. За пределами Сою­за ССР численность русских составляла около 1,5 млн чел.— 1,1 млн в США, по 70тыс.—в Канаде и Бразилии, бОтыс. — в Аргентине, 50 тыс.—во Франции, 35 тыс.—в Румынии, 25 тыс.—в Австралии.

Как и во всем мире, традиционный культурно-бытовой уклад русского народа под влиянием индустриализации и урбанизации в значительной степени утратил свои самобытные черты, под­вергся нивелировке. Эта трансформация наиболее интенсивно проходила в последние десятилетия XIX-—начале XX вв. По­этому говоря о традиционной культуре этноса (не только рус­ского), обычно характеризуют ее состояние на рубеже XIX-XX вв., обращая особое внимание на крестьянскую культуру, которая в наибольшей степени сохраняет традиционные элементы. Для России это тем более оправдано, что на рубе­же веков сельское население составляло подавляющее большин­ство (85%) общей числености страны.

 

Хозяйство

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. Основным занятием русских было пашен­ное земледелие, в северных лесных районах оно сочеталось с подсечно-огневым. Хозяйственный год начинался весенней под­готовкой к вспашке почвы. На севере в лесных районах выруба­лась растительность и сжигалась тут же на поле, что увеличи­вало плодородие почвы. На юге в лесостепной и степной зонах практиковалось залежное земледелие, когда истощенная земля не обрабатывалась некоторое время для восстановления пло­дородия. Господствовало трехполье—два участка отводилось под яровые и озимые культуры, а третий оставлялся «под па­ром», его не засевали. Вспашка, посев и уборка урожая яровых культур производились в одном календарном году. Под озимые пахали и сеяли их в течение лета—начала осени, уборка при­ходилась уже на следующий год. Сроки сельскохозяйственных работ определялись климатическими условиями, поэтому на се­вере по сравнению с югом они проводились примерно на месяц позднее.

На севере землю пахали сохой, было известно несколько их типов — черкуша, курашимка, ярославская косуля и др., на юге—плугом, тоже нескольких разновидностей—«крас­ный» плуг, сабан с колесным передком, плужницы. Тягловой силой на севере была лошадь, на юге—быки и волы, обычно запрягаемые попарно.

После вспашки землю боронили, иногда боронение произво­дили и после сева. Бороны были разными, и очень примитив­ными, сделанными из вершины ели с коротко обрубленными ве­твями (суковатка), и более совершенными, в виде решетки из прутьев с деревянными зубьями (плетенка), решетка могла де­латься из деревянных брусков, а зубья—из металла. В зажи­точных хозяйствах борона могла быть целиком металлической. Сеяли, разбрасывая зерно рукой. С момента сева начинал­ся очень рискованный период, когда судьба урожая зависела не столько от усилий земледельца, сколько от капризов погоды. Поэтому сев сопровождался многими обрядами—клали кури­ные яйца в мешки с семенами, чтобы зерна нового урожая были такими же крупными, везли семенное зерно на поле ночью, что­бы его не «сглазили», сеятель должен был надеть чистую ру­баху — тогда на поле не будет сорняков, и т. д. Главное место в хозяйстве русских крестьян занимали зерновые. По климатическим условиям на севере в основном сеяли ячмень, в цен­тральных районах — рожь, на юге — пшеницу. Выращивались также просо, гречиха, горох, овес, последний главным образом в качестве фуражной культуры. Зерновое земледелие давало не только пищу людям и домашним животным, но и солому, кото­рая использовалась как топливо, для покрытия крыш, набива­ния матрацев и очень широко в обрядовых действиях.

Значительное место в пищевом рационе русских отводилось репе, которую выращивали на специальных, участках—«репищах». С середины XIX в., несмотря на упорное сопротивле­ние, которое оказывалось на первых порах, в крестьянских хо­зяйствах внедряется картофель, он занимает место репы в пи­тании, становясь «вторым хлебом».

Из технических культур выращивались лён (преобладал на севере) и конопля (главным образом, в южных районах), из их волокон делалась нить, шедшая на изготовление ткани, из кото­рой производилась одежда, постельные принадлежности, поло­тенца и др. Из семян этих культур выжималось масло.

С XVIII в. начинается распространение новых полевых куль­тур, в основном на юге России,—кукурузы, подсолнечника, та­бака, сахарной свеклы. Там же, в южных районах, русское население заимствует навыки бахчеводства и виноградарства. Кроме полевых культур, выращивали огородные—лук, чеснок, капусту, огурцы, хрен, редьку, позднее появляются помидоры. Существовало и садоводство, но оно не получило у крестьян широкого развития, на севере по причине климатических усло­вий, на юге из-за недостатка земли. Единственным удобрением, которое вносилось на поля, был навоз, особенно много навоза надо было на севере с его малоплодородными почвами. Выво­зился навоз на поле обычно в конце весны—начале лета. Везли его в специальных телегах, которые назывались навозницами, или наземницами.

С июня начинался сенокос. При косьбе использовали косы двух типов—с длинной рукоятью, такая коса иногда называ­лась литовкой, и с короткой изогнутой—горбуша, последняя бытовала преимущественно на севере, где была удобнее на коч­коватой, поросшей кустарником местности. Старались отко­ситься к концу июля, потому что с этого времени начиналась страда—уборка урожая.

Зерновые убирали серпами, реже косами, к концу XIX в. появились механические жнейки. Существовала традиция начинать уборку .зерновых сообща. Сжатые снопы связывали и укладывали для просушки на поле разными способами. Такое сооружение называлось суслоном (бабкой, крестцом). Особые обряды были приурочены к окончанию жатвы: на поле оставля­ли несколько несжатых колосьев, их завивали, затем пригибали к земле, произнося при атом фразу: «Вот тебе, Илья, борода, а ты нам хлеба вороха»; последний сноп обвязывали красной лентой и торжественно вносили в избу, где ставили в переднем углу, его, необмолоченным, потом скармливали скоту.

Снопы вывозили с полей и при необходимости перед обмо­лотом досушивали в специальных постройках-—шишах, овинах или ригах. Шиш был самым примитивным сооружением. Он представлял собой яму, в которой разводился огонь. Над ямой делался дощатый настил с отверстиями, а поверх нее ставил­ся конус из жердей, на которые укладывали снопы для суш­ки. Овин—двухэтажное строение, в нижнем этаже разводили огонь, тепло от него поступало в верхний, который набивался снопами. Из-за легкой возгораемости овинов к концу XIX в. хлеб стали сушить в основном в ригах — одноэтажных построй­ках с печью.

Хлеб обмолачивали на току — ровной площадке, открытой, под навесом или в специальном помещении. Молотили зерно цепом, кичигой—палкой с кривым суком или корневым отрост­ком, иногда прямой палкой, на юге пользовались каменными каталками-гарманами или прогоняли по снопам скот. Для по­лучения неповрежденной соломы, которая шла на изготовление различных изделий, обивали снопы о бочку. В зажиточных хо­зяйствах использовались механические молотилки.

После обмолота зерно веяли, подбрасывая деревянными ло­патами на ветру или в решете, одновременно оно сортирова­лось—на семена, в пищу людям и на продажу, на корм ско­ту. Хранили зерно в амбарах, на севере их делали массивными бревенчатыми, иногда двухэтажными, на юге—из более тонких бревен, плах, обожженного кирпича, самана, иногда даже плет­ня, обмазанного глиной. Здесь практиковалось также хранение хлеба, в земляных ямах. Внутри амбаров вдоль стен отгора­живались отсеки для различных видов зерна, они назывались сусеками.

Для получения муки зерно размалывали на мельницах. Бы­ли ручные мельницы—жорны, но чаще для размола использо­валась сила ветра или воды. Водяные мельницы были двух типов: наливные, когда вода на мельничное колесо падала сверху, и подошвенные—вода била по лопаткам колеса снизу. Также су­ществовало два типа ветряных мельниц: столбовки вращались всем корпусом на столбе, на котором они были насажены, у шатровок поворачивалась только верхняя часть. Существовали мельницы, приводившиеся в движение силой животных. Особое приспособление могло быть установлено на мельнице для дро­бления зерна в крупу, в домашних условиях зерно дробили в ступах.

ЖИВОТНОВОДСТВОдавало мясо и молоко, кожи и шку­ры, шерсть для изготовления одежды, рог, из которого делали гребни, пуговицы, музыкальные инструменты. Скот давал удо­брение для полей, служил тягловой силой при выполнении хо­зяйственных работ и т. д. Держали русские крестьяне крупный рогатый скот, в основном коров, а также лошадей, овец и коз, свиней, домашнюю птицу. Корова была почти в каждой семье, в зажиточных по несколько. Разводили разные породы коров — сюземскую, ярославскую и др., преобладала холмогорская.

Система содержания скота была стойлово-выгонная. В те­плое время, когда была трава, скот выгоняли на пастбище, обычно под присмотром пастуха, профессия которого ввиду рискованности была связана с выполнением многих магических обрядов и предписаний. Особенно развита была пастушеская обрядность в северных районах, где скот приходилось выпасать в лесу и опасность утраты его была велика, меньше—на юге с его открытыми пространствами.

На севере накануне сезона выпаса пастух брал «отпуск», т. е. заключал «договор» с «нечистой силой». Написанный на бу­маге текст с заговором, иногда вместе с другими сакральными предметами—крестом, хлебом, кусочком воска, в который были закатаны волоски от всех животных стада, он прятал до конца выпаса в каком-нибудь укромном месте. Магические действия по сохранности стада им совершались при первом выгоне ско­та, обычно на Егорьев день — 23 апреля ст.ст. (6 мая нов. ст.) и ежедневно, например, утром пастух, распуская стадо, отмы­кал замок, а вечером, собирая его, замыкал. Однако были в его арсенале и реальные приемы, обеспечивающие сохранность жи­вотных: пастух мазал медвежьим жиром растения на границах пастбища, чтобы скот не уходил за его пределы, прогонял жи­вотных утром между двух костров, тогда запах дыма отпугивал хищников и т. п.

Лошадей днем использовали в работах, а выпасали в ноч­ное время. Зимой крестьянин, имеющий лошадь, мог заниматься извозом. Держали русские крестьяне также овец ради мя­са, шерсти и овчин, коз, от которых получали молоко ц пух, с конца XIX в. стало активно развиваться свиноводство. Почти повсюду разводили домашнюю птицу—кур, гусей, уток, позже индюшек.

Значительная роль домашних животных в крестьянском хозяйстве получила широкое отражение в культовой практике. .Некоторые святые христианского пантеона считались покрови­телями всего скота—Егорий, Власий, Илья, другие—отдель­ных видов его, например, Флор и Лавр — лошадей, Косьма и Дамиан—кур. Устраивались так называемые «скотьи» празд­ники, во время которых выполнялись определенные обряды, на­правленные в основном на сохранность скота—животных кро­пили «святой» водой около церкви или часовни, после чего устраивалась общая трапеза сельчан, кости съеденного жер­твенного животного, завернутые в его шкуру, закапывали где-нибудь. Обрядами сопровождались первый выгон скота на пастбище, покупка домашнего животного, особый комплекс ма­гических действий—«опахивание» деревни—т производился при эпизоотиях.

Народный календарь. Сроки хозяйственных работ определялись календарем. Народный календарь был соотнесен с христи­анским месяцесловом, поэтому, указывая даты, русский человек не называл числа и месяца, а говорил: «на Николу зимнего»(6/19 декабря) или «на Воздвиженье» (14/27 сентября), приме­нительно к длительным промежуткам времени—«на Великий пост» (семь недель перед Пасхой), «на пестрой неделе» (одна
из недель между Крещением и Масленицей).

Как бытовой предмет в конце XIX в. Крестьянский календарь представлял собой деревянный брусок с регулярными нарезка­ми, обозначающими дни, и с отметками у тех, которые: имели особое значение: изображением сохи напротив дня 1/14 мар­та (Евдокия), потому что в этот день предписывалось чинить инвентарь, готовясь к началу земледельческих работ, косы у отметки 8/21 июля (Иоанн и Прокопий Устюжские)—начало сенокоса на севере, серпа, у дня 18/31 августа (флор и Лавр) — в некоторых районах в этот день начинали жатву и т. п. Были и вышивные календари, которые к этому времени утратили свое функциональное назначение и сохранялись в качестве образцов орнаментальных мотивов на бытовых вещах.

Архаичные календари нередко были незамкнутыми, т. е. ис­числяли не все дни года, благодаря чему компенсировалась високосность, которую нельзя было установить эмпирическим пу­тем. По календарю определяли не только сроки агротехниче­ских работ, но и погоду: природные приметы на тот или иной день предсказывали погоду на ближайшую или отдаленную пер­спективу. Иногда эти предсказания выражались в виде сло­весных формул, например: «На Сампсона дождь -— семь недель тож». Это означало, что дождь в день Сампсоиа-странноприимца (27 июня/10 июля) предвещает семинедельную мокрядь. Существовал у русских крестьян обширный арсенал предсказа­ний погоды и по другим природным приметам—поведению жи­вотных, особенностям развития растительности, направлению ветров и т. д.

ПОДСОБНЫЕ ЗАНЯТИЯ, ПРОМЫСЛЫ И РЕМЕСЛАбыли очень разнообразны и варьировали в различных районах проживания русских. Повсеместно было распространено соби­рательство—грибов, орехов, ягод, трав, во многих местах — рыболовство, прежде всего, речное и озерное, а на Севере и морское. Использовались разные виды рыболовных орудий— сети, остроги, удочки, разнообразные ловушки (морды, верши и т. п.). Охота как подсобный крестьянский промысел была ши­роко распространена только на Севере и в Сибири—с ружьем и собакой, установкой силков и других ловушек. Там, где бы­ла возможность, занимались бортничеством — добыванием ме­да диких пчел, но преобладало уже пчеловодство— содержание домашних пчел в ульях.

Везде были развиты домашние ремесла. Те из ремесел, кото­рые ориентировались на заказ или на рынок, получили развитие в основном в неземледельческих районах, существуя зачастую в качестве отхожих промыслов. Ремеслами крестьяне занима­лись, как правило, в зимнее время, свободное от полевых работ, но в ряде случаев, при ориентации уже не на заказ, а на рынок, само земледелие становилось подсобным занятием. В услови­ях господства натурального хозяйства в крестьянских семьях зачастую изготавливались полностью одежда и обувь, многие предметы утвари, сельскохозяйственные орудия труда, в зим­нее время в лесных районах производились заготовка древеси­ны, выжигание угля, гонка дегтя и т.д. Среди наиболее рас­пространенных отхожих промыслов были плотницкий, шубный, печной, жестяной. Как правило, уже ремесленной специфики требовали такие виды производств, как кузнечное, гончарное, кожевенное, портняжное и ряд других.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.011 с.)