ТОП 10:

Традиционные верования и представления



Христианство на Руси начинает широко распространяться с конца X в. в православной форме и обретает значительную роль в народной жизни. Православие укрепляет нравственные прин­ципы народа—милосердие, странноприимство, верность данно­му слову, готовность пострадать за «мир». К Богу и Богороди­це, к патронам-покровителям обращается человек как за помо­щью в трудные минуты жизни, так и с благодарностью за содей­ствие в преодолении беды. Посещение храма, который предста­влял собой, по образному выражению, «синтез искусств», при­общало русского человека к «высоким» формам культуры — в архитектуре, живописи, скульптуре, музыке, хоровом пении.

Однако в то же время в народе прочно удерживались веро­вания дохристианского времени, языческие по характеру. Су­ществовали довольно развитые представления о различных ду­хах и демонах, которые имели общее название «нечистая си­ла». Народное сознание населило ими жилые и хозяйственные постройки, воды, леса, поля. Были «специалисты» по контак­там с нечистой силой—колдуны, ворожеи, ведьмы, знахари и т. п. Их опасались, считая, что они могут навести «порчу» на людей, которыми недовольны, т. е. болезнь и смерть, а также пожар, падеж скота. С другой стороны, к ним же обращались за помощью при аналогичных и других несчастьях. Обладание ими магической силой обозначалось словом «знание», «знани­ем» могли обладать и специалисты в тех или иных производ­ственных областях — пастухи, плотники, мельники, кузнецы и т.д., а также некоторые из земледельцев. Производимые ими для достижения той или иной цели магические действия сопро­вождались заговорами.

Существовавшие, по народным представлениям, многочис­ленные демонические существа обычно связывались с опреде­ленными локусами пространства—жилищем (домовой), хозяй­ственным строением (овинник), водоёмом (водяной), некоторые могли ассоциироваться с социумом (домовой), с состоянием здо­ровья человека (Двенадцать Трясовиц) и т.п. Считалось, что некоторые духи происходят от «заложных» покойников и пото­му бессмертны, но могут при этом иметь семью и детей. Из-за боязни вызвать их появление называли того или иного духа чаще иносказательно — «хозяин». Их «античеловечность», т.е. принадлежность к миру природы, подчеркивалась обликом— обросшие волосами, без одежды, а если одеты, то в деталях пе­репутано правое и левое и т.п., им приписывалась способность к «оборачиванию», т. е. превращению в животное или предмет. ДОМОВОЙ (ДОБРОЖИЛ, СУСЕДКО, ЖИРОВИК). Дух до­ма, иногда отождествляемый с другим домашним духом — ДВО­РОВЫМ, хотя последний может мыслиться и как иное существо. В качестве места обычного пребывания домового указывают­ся подпечек, печной столб, порог, голбец, чердак. Людям он может «явиться» в виде старика, а также в облике животно­го—кошки, крысы, змеи. Довольный хозяевами, он заботит­ся о членах семьи и домашних животных, недовольный вредит, пакостничает. Ломовой может предсказывать будущее стуком, воем, душением человека во сне. При переходе на новое жи­лище производился обряд «перезова» домового. У некоторых групп русских существовали представления о помощниках до­мового, их называли КУРГУРУШИ, или КОЛОВЕРШИ (похо­жие на кошку, они приносят в дом припасы, украденные в дру­гих семьях), а также вера в таких локальных духов дома, как ПОДПОЛЯНИК, ЗАПЕЧНИК, ЖИХАРЬи др.

ОВИННИК (или РИЖНИК, иногда отождествлялся с ГУМЕН­НИКОМ). По народным представлениям местом обитания его была соответствующая хозяйственная постройка. Он считался духом, настроенным враждебно к человеку, его козням припи­сывали пожары в овинах и ригах. Являлся он людям черным, лохматым, с горящими, как уголь, глазами. Он запрещал ноче­вать в овине, топить его по определенным дням (Воздвиженье, Покров, Михайлов день).

КИКИМОРА. Маленькое злое антропоморфное существо жен­ского пола, обитающее, по одним представлениям, в болоте, по другим—в доме, в последнем случае может считаться женой домового. Особенно вредит кикимора женщинам, главным обра­зом нерадивым—путает напряденные нити, бьет горшки и т. д. БАЕННИК. Дух бани, представлялся маленьким, заросшим волосами старичком. Его недоброжелательством объясняли не­приятности, связанные с мытьем в бане — угар, ожоги, а также пожары в банях. Поэтому посещение ее обставлялось рядом правил и запретов: нельзя ходить в баню после церкви или в церковь после бани, входить в баню, не сняв нательного креста (в других местах предписывалось, наоборот, крест обязательно надевать, чтобы баенник не навредил), после мытья баеннику надо было оставить шайку теплой воды, веник, мыло.

ЛЕШИЙ. Дух леса, мог иметь разный облик—седого стари­ка, медведя, превратиться в сухое дерево, пень, мог менять свой рост, уменьшиться до таких размеров, что скроется в траве, а мог стать выше деревьев. Он—хозяин лесных зверей, упра­вляет их миграциями, сбивает путников с дороги, приняв об­лик знакомого человека, довольный своей проделкой хохочет, хлопает в ладоши. Заблудившемуся человеку, чтобы выйти из леса, надо запахнуть кафтан на правую сторону, левый лапоть надеть на правую ногу, а правый на левую и т. п. В северных районах пастух искал покровительства у лешего, для чего де­лал ему различные приношения, произносил соответствующие заговоры.

ПОЛЕВИК. В безлесных районах в какой-то степени прини­мает на себя функции лешего, но представления об этом духе весьма неотчетливы, во многих местах они вообще не зафикси­рованы.

ВОДЯНОЙ. Хозяин водных пространств — рек, озер, болот. Изображался в виде голого старика с длинной бородой и ры­бьим хвостом вместо ног, иногда рыбы — сома, щуки и др., толь­ко очень больших размеров. Он прорывает мельничные плоти­ны, топит купающихся в полдень или после захода солнца, во­рует домашний скот и уводит его под воду. Водяному приносят жертвы мельники, пасечники, плотогоны. Лети его, ШИЛИКУ-НЫ, после водосвятия 6 января стараются проникнуть в дома, чтобы уберечься от них, на окнах и дверях рисуют кресты.

Существовали представления, но не столь отчетливые, и о других демонических существах: МАРЕ — злом духе, воплоще­нии смерти; ЛЕСНОМ/ВОДЯНОМ ДАРЯ—главе местных ле­ших и водяных; РУСАЛКАХ (ФАРАОНКАХ)— водяных. духах, имеющих облик молодых девушек, этот образ, видимо, про­ник из западной демонологии; ОГНЕННОМ ЗМЕЕ —соврати­теле женщин, принимающем облик умершего мужа; ПОЛУДНИЦЕ—духе поля, запрещающем полевые работы в полдень, ее действию приписывались солнечные и тепловые удары, и некоторых других.

Наконец, бытовала вера в БЕСА (ЧЕРТА)—нелокализуемого представителя «нечистой силы», который в народном сознании отождествлялся с христианским Дьяволом, но был более древ­него, языческого, происхождения. Чертом (бесом) могли называть и других демонов—домовых, леших и т.п. Этимология слова «черт» указывает на представление о нем в прошлом как о духе границы—черты. Он враждебен человеку, но человек может его «провести», и тогда сам черт оказывается в непри­ятной ситуации.

Культура двух других восточнославянских народов — укра­инцев и белорусов, при всей их близости к русской, отличает­ся рядом специфических черт. Это объясняется особенностями их исторического развития, контактами с соседними народами, воздействием географической среды и рядом других факторов.

 

УКРАИНЦЫ


Украинская народность формировалась на территории, ко­торая была ядром Древнерусского государства,—Киевского, Чернигово-Северского и Переяславского княжеств. Впервые понятие «Украина» встречается в Киевской летописи под 1187 г. в связи с событиями в Переяславской земле—смертью князя Владимира Глебовича. Со временем оно стало применяться к территории Среднего Поднепровья. Сначала «Украина» была территориальным названием наряду с другими, но именно оно дает начало этнониму — украинцы. Под 1305г. впервые зафик­сировано еще одно понятие—«Малая Русь» (сначала приме­нительно к Галицкой митрополии, а затем к Галицким землям), происходящий от него этноним «малороссы» стал употреблять­ся как аналогичный «украинцам».

Формирование украинской народности осложнялось вхожде­нием частей ее территории в состав нескольких государствен­ных образований—Литвы и Польши (с 1569г. Речи Посполитой), Венгерского королевства, Молдавского княжества. Осно­вами образования украинского этноса в этих условиях явля­лись близость говоров формирующейся общности и религиоз­ное единство-—православие. В письменных памятниках XIV в. уже довольно отчетливо проявляются черты собственно укра­инского языка, в основу его легли говоры Среднего Поднепро­вья. В целом этногенез украинского этноса, как и великорус­ского, происходит в XIV-XV вв. В XVI-XVII вв. наблюдается расширение территории, заселяемой украинцами, за счет Сло­бодской Украины (современные Харьковская и часть Сумской и Луганской областей) и Нижнего Поднепровья, где появляет­ся специфическая группа украинцев — запорожское казачество. Оно сыграло особую роль в становлении общеукраинского на­ционального самосознания, так как обладало высоким социаль­ным статусом.

Постепенно название «Украина» распространяется от Кар­пат до границ России, при этом оно начинает отождествляться с понятием «Малая Русь». До начала XVI в. русские и украинцы находились в составе разных государств, затем начинается при­соединение украинских земель к России. К началу XIX в. почти вся территория расселения украинцев, кроме западных районов (Галиция и Буковина), оказывается в ее составе. Вместе с тем продолжается расширение этнической территории украинско­го этноса, в основном в Северное Причерноморье и Приазовье, а в XIX — начале XX в. значительная часть украинцев пересе­ляется на Северный Кавказ, в Нижнее Поволжье и Казахстан, в Сибирь и на Дальний Восток. Так, в 1885-1916 гг. за Урал мигрировало 1,6 млн украинцев, из них более миллиона осело там.

В течение ряда столетий происходило активное взаимодей­ствие украинской культуры с польской, а затем культурой рус­ского населения. Многие украинцы: мыслитель и государствен­ный деятель Феофан Прокопович, философ Ф. Десницкий, компо­зитор Д. Бортнянский, художники Д. Левицкий и В. Боровиков­ский, скульптор И. Мартос, работали в России, и деятельность их составляет ее заслуженную славу. Традиция эта продолжа­лась и впоследствии: писатель Н. В. Гоголь, историк М. И.Кос­томаров, художник, поэт, общественный деятель Т. Г. Шевчен­ко, археолог и этнограф Ф. К. Волков и многие другие заняли достойное место в российской науке и культуре.

Вместе с тем царское правительство отказывало украинцам в праве на этническую самостоятельность и самобытность. За­прещало пользование названиями «Украина» и «украинцы» — только «южнорусы», или «малороссы» (тем самым подчерки­вая «малость» их по отношению к русским—великороссам), ограничивалась сфера употребления украинского языка. В цир­куляре 1863г. министра внутренних дел П. А. Валуева вообще утверждалось, что «украинского языка не было, нет и быть не может», до 1905г. не существовало ни одного периодического издания на украинском языке.

Все это тормозило, но не могло остановить процесс разви­тия украинского народа, в частности, формирование на рубе­же XVIII-XIX вв. современного украинского языка. Специфика этнического развития населения ряда регионов Украины при­водит к появлению в его среде нескольких субэтносов: полещуков — в Полесье, бойков, лемков и гуцулов — в западноукраинских областях, до конца XVIII в. существовала такая этниче­ская группа украинцев, как запорожское казачество.

Конец XIX — начало XX вв. характеризуется значительной миграцией украинцев Австро-Венгрии за океан, в основном, в Америку, а украинцев Российской империи главным образом в другие районы государства. С территории Западной Украи­ны эти миграционные потоки продолжались и в дальнейшем, но в меньших масштабах. По первой переписи населения России 1897г. украинцев насчитывалось 22,4 млн чел., они составляли 17,8% населения страны.

В годы гражданской войны была создана Украинская Совет­ская Социалистическая Республика, в 1922 г. она вошла в со­став СССР. При этом в результате изменения послевоенных границ часть бывшей территории Российской империй, насе­ленной украинцами, отошла к Польше. Украинцы также прожи­вали в Венгрии, Румынии, Чехословакии. По Всесоюзной лере-писи 1926г. в СССР насчитывалось 31,2 млн украинцев (!21,2% населения страны), 1937г. —26,4млн (16,3%), 1939г. —28,1 Млн (18,3%), уменьшение численности украинцев объясняется ре­прессиями и голодом 1933 г. Она несколько увеличилась в 1939 и 1940гг. как за счет естественного прироста, так и в результате присоединения к СССР Западной Украины, а также Бессара­бии, где был значителен процент украинского населения.

Большие потери понес украинский народ в годы Великой Отечественной войны, когда территория республики была пол­ностью оккупирована врагом. Переписи 1959, 1970 и 1979гг. дали цифры соответственно 37,3млн (17,9%), 40,8млн (16,9%), 42,3 млн (16,2%) украинского населения. В советский период продолжалась миграция в другие регионы СССР—-Сибирь и на Дальний Восток, а также в Северный Казахстан. В ряде случаев эти переселения не были добровольными, украинцев выселяли как «буржуазных националистов» и «представителей эксплуататорских классов». Большая часть украинцев всегда проживала на территории собственно Украины, где среди го­родских жителей их доля составляла 50-75%, в сельской мест­ности— до 95-98%.

На рубеже 80-40-х годов XX в. всего в мире проживало около 46 млн украинцев. По Всесоюзной переписи 1989г. в СССР их насчитывалось 44,2 млн чел (15,4%), из них 37,4млн на террито­рии Украинской ССР, где они составляли 72,7% всего населения республики (примерно 82% всех украинцев мира). Из других республик украинцев было в РСФСР—4,4 млн, в Казахста­не —0,9 млн, в Молдавии—0,6 млн и в Белоруссии—0,3 млн чел. За пределами бывшего СССР украинцев примерно 1,8 млн: бо­лее чем по полмиллиона человек в Канаде и США, 350 тыс.—в Польше, более 100 тыс.—в Аргентине, по несколько десятков тысяч украинцев проживает в Бразилии, Румынии, Чехии и Словакии, странах бывшей Югославии и в Австралии.

Традиционное хозяйство

Основными видами традиционных занятий украинцев было земледелие и животноводство, немалую роль играли также под­собные занятия и промыслы.

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. Особенности его определялись открытым характером местности большинства районов Украины, преоб­ладанием плодородных, но тяжелых для обработки почв, срав­нительно теплым климатом. В Полесье до начала XX в. еще практиковалась подсека, но основными формами земледелия на Украине были трехполье и перелог. Для перелога характерно то, что после запашки в течение двух-трех лет земля несколько лет отдыхала и использовалась под пастбище или под покос.

Основными орудиями вспашки почвы были плуг, более лег­кий на севере и тяжелый, иногда с колесным передком, на юге в степной зоне, а также рало, одно- и многозубов. В Полесье была известна и соха (рогач, односторонка и др.). Использова­лись разные типы борон—и примитивные из верхушки дерева с обрубленными сучьями, и в виде треугольной деревянной рамы с железными зубьями, она называлась драпак, и бороны цель­нометаллические, употреблявшиеся в зажиточных хозяйствах. Тягловой силой были быки и волы, а также лошади, запряга­лись животные обычно попарно. Широко использовались ору­дия ручной обработки почвы—заступы, сапы, мотыги.

Главными полевыми культурами были зерновые — рожь и пшеница, последняя преобладала в южных степных районах, в Закарпатье, частично в лесостепи. Выращивались ячмень, про­со, овес, гречиха, бобовые—горох, фасоль, чечевица, из тех­нических—конопля и лен. Постепенно росла доля посевов ку­курузы, подсолнечника, картофеля. При уборке яровых хлебов часто использовали грабки—косу с прикрепленными к ней граблями, озимые жали серпами. Для первичной обработки со­бранного урожая сооружались клуни—огромные постройки, в которые свободно могла заехать лошадь, запряженная в теле­гу. Ток для молотьбы устраивали либо под крышей клуни, ли­бо рядом с ней. Сушили зерновые в ригах, молотили цепами, на юге -— деревянными и каменными каталками-гарманами, мо­лотильными досками или гоном, прогоняя домашних животных по расстеленным на току снопам, чтобы те копытами выбива­ли зерно. Мололи хлеб на ручных жерновах или мельницах, ветряных и водяных.

Из огородных культур сажали капусту, свеклу, огурцы, лук, чеснок и др., а также культивировали арбузы и дыни. Издав­на было широко распространено садоводство, выращивались яблони, груши, сливы, вишни и т.д., а на юге персики, абри­косы, виноград.

ЖИВОТНОВОДСТВО было тесно связано с земледелием, обеспечивая его тягловой силой и удобрениями. Украинцы раз­водили крупный рогатый скот — быков и волов, коров различ­ных пород (холмбгорскую, ярославскую, красную степную). С конца XIX в. увеличилась роль в хозяйстве лошади (степной украинской породы, орловской, русской рысистой), держали в хозяйствах овец решетиловской (черной) и сокольской (серой) пород, а также коз, домашнюю птицу, особо процветало сви­новодство. Преобладало стойлово-выгонное содержание ско­та, в Карпатах и на юге Украины—отгонное, когда овцы в те­плое время содержались на пастбище круглосуточно под прис­мотром чабанов—пастухов-профессионалов.

ПОДСОБНЫЕ ЗАНЯТИЯ И ПРОМЫСЛЫ. Наиболее важ­ными из подсобных занятий были рыболовство, в основном реч­ное, а также пчеловодство, собирательство, в Карпатах и на По­лесье практиковалась охота. Домашний характер имели многие ремесла—ткачество, выделка кож и шкур, изготовление ковров и др.; некоторые, например, гончарство, стеклоделие, кузнечное дело вышли на профессиональный уровень.

 

Материальная культура

ПОСЕЛЕНИЯ И ЖИЛИША. Преобладающим типом сель­ских поселений украинцев конца XIX — начала XX в. были многодворные села, в более раннее время широко были распро­странены дворища, или хутора,—поселения в 3-7 дворов, су­ществовали также посады, представляющие собой переходный вид от села к городу, и другие типы. Лля сед были харак­терны разные виды застройки: уличная, радиальная, рядовая, в Карпатах—архаичная свободная, в южных районах круго­вая — оборонительного характера.

На территории Украины выделяются несколько типов жи-лищно-хозяйственных комплексов,—северноукраинскиИ, когда жилые постройки, примыкая друг к другу, образуют замкну­тый четырехугольный двор (последний на Украине всегда име­ет открытый характер); близок к нему тип эападноукраинского комплекса; для центральноукраинского характерно параллель­ное расположение жилой и хозяйственных построек с незамкну­тым двором между ними; южноукраинский тоже имел двухряд­ную застройку, но часть хозяйственных помещений примыкала к жилому, составляя с ним единое целое. Каждый тип имел свои варианты. Двор окружался оградой—из стволов дере­вьев, жердей, досок, плетневой, в южных районах—из камня или глины.

Жилищно-хозяйственный комплекс находился несколько в стороне от улицы, рядом располагались сад и огород. Жили­ще (хата) ставилось либо вдоль улицы, либо перпендикулярно к ней. Хозяйственные строения были очень разнообразны—хлев, конюшня, кошница для хранения кукурузы в початках, возивня, где содержались транспортные средства и т. д., поодаль от них ставилась камора, где хранились зерно, одежда, утварь.

Основным материалом для строительства было дерево, хо­тя срубная техника из-за нехватки леса была распространена только в Полесье и Карпатах, в других районах преобладала каркасная и бескаркасная техника, когда стены возводились из глины, камыша, плетня, соломы, иногда камня.

Жилище ставилось либо прямо на землю, либо на стояны— вертикальные обрезки бревен высотой до 1 м, на юго-западе де­лался каменный или кирпичный фундамент. Пол преобладал глинобитный, потолок опирался на матицу и делался из раз-ных материалов. Крыша была четырехскатной, реже двухскат­ной. В Карпатах и Полесье она крылась деревом — плахами или дранкой, на юге Украины камышом и черепицей, в остальных районах — соломой, связанной снопиками. Лля жилища боль­шинства районов Украины характерна обмазка и побелка стен снаружи и внутри, побелка нередко расписывалась.

Жилая постройка была двух- или трехчастной (хата, сени, камора), в начале XX в. камору стали превращать в жилое по­мещение, сооружая в нем печь. Внутренняя планировка хаты относится к так называемому украинско-белорусскому (запад­норусскому) типу. Духовая печь ставилась в углу при входе, устьем к продольной стене с окнами. Типы печей были раз­ными: одни, самые примитивные, топились по-черному, другие имели трубную конструкцию, сущестовала и переходная фор­ма— в виде печи с патрубком (комином) над сводом. Дополня­лась духовая печь другими обогревательными сооружениями — трубками, лежанками.

По диагонали от печи располагался красный угол с икона­ми, украшенный вышитыми полотенцами, здесь стоял стол и пе­реносная скамеечка. Вдоль стен шли лавки, а также полки и шкафчики, где хранились продукты и утварь, у тыльной стены устраивался деревянный помост для спанья. Освещалось жили­ще лучиной с дымоходом над ней или жирником. Характерной чертой украинского жилища является красочность его убран­ства—роспись стен, вышитые полотенца, выставленная деко­ративная керамика, разноцветные ковры-налавники, в Карпа­тах—декорированные изразцы печей.

ТРАДИЦИОННАЯ УКРАИНСКАЯ ОДЕЖДА изготавли­валась из тех же материалов, что и одежда других восточносла­вянских народов — конопли, льна, а также шерсти, кож и шкур, коры деревьев. Как мужская так и женская одежда, в том числе верхняя, часто богато украшалась, особенно вышивкой, преоб­ладали растительные и геометрические узоры преимуществен­но красного, а также синего и черного цветов.

Мужской костюм состоял из вышитой сорочки с прямым раз­резом на груди, она могла быть туникообразной, с Полинами или на кокетке. Сорочка заправлялась в широкие шаровары, которые к концу XIX в. стали шить более узкими. На нее ино­гда надевали короткую безрукавку—кептар. Обычной верхней одеждой была суконная свита, прямоспинная или отрезная по талии со сборками внизу, либо близкий к ней по покрою зимний овчинный кожух и летний матерчатый жупан. На свиту или кожух в непогоду или холод надевали кирею — одежду из грубого сукна типа халата с капюшоном. Были и другие ви­ды прямоспинной верхней одежды—бруслук, лейбик, катанка и присборенной у отрезной талии, например, опанча в Подолии и Галиции, которая имела капюшон. Одежда обязательно подпо­ясывалась матерчатым или кожаным поясом. Зимним головным убором была обычно овчинная шапка, летним соломенная шля­па—брыль. Волосы мужчины подрезали «под горшок», стари­ки носили бороды, молодые парни и мужчины брились, оста­вляя усы.

Женская одежда была более разнообразна^ чем мужская. Со­рочка делалась либо с цельнокроенным рукавом, либо с при­шитыми поликами. Поясная одежда была нескольких видов: запаска—из двух несшитых кусков, ткани, дерга—из одного или нескольких сшитых полотнищ, плахта—праздничная оде­жда из двух сшитых до половины кусков клетчатой ткани, они дополнялись фартуком. Поверх сорочки надевалась корсетка — безрукавка.

Верхняя одежда во многом была схожа с мужской: свита—из сукна с клиньями или сборками, близкая к ней юпка—из легких материалов, ее разновидностью был так называемый «халат». Женский кожух был аналогичен мужскому, если его покрывали сверху тканью, то такая одежда называлась кожушанка. Голов­ным девичьим убором .могла быть лента, летом—венок из жи­вых цветов, платок, который носился по-разному. Женщины на голову надевали очипок в виде чепца, а поверх него платок, ли­бо полотенчатые уборы—намитку, серпанок, нафраму. Волосы девушки заплетали в одну или две косы, а женщины скручивали в жгуты, которые укладывали на голове и закрывали головным убором. Многочисленны были девичьи и женские украшения: ленты, серьги, косники, намисто—ожерелье из монет и т. п.

Распространенной обувью были кожаные постолы типа рус­ских поршней, черевики—-разновидность туфель, зимой, а ле­том в качестве праздничной обуви носили сапоги, в том числе так называемые чернобривцы—с цветными голенищами. Из­вестны были и лапти, они отличались прямым плетением, кото­рое начиналось с пятки, мелким носком и невысокими бортами.

Значительны были локальные различия в одежде украинцев, в частности в Подолии, Буковине, Закарпатье. Очень ярко, особенно своими архаичными чертами, они проявлялись в По-песье — сорочка с ткаными, красного цвета по ликами, ее носи­ли поверх штанов, войлочные головные уборы у мужчин, свое­образная женская поясная одежда—литник со вставкой впере­ди из другой ткани, она называлась притычкой, и юбка-андарак, а в Карпатах—туникообразная сорочка с разрезом на спине или на плече, богато украшенная вышивкой меховая безрукав­ка— кептар, гугля—плащевидная накидка из шерстяной ворси­стой ткани, и ряд других.

ПИША. Главное место в питании украинцев занимали муч­ные изделия и в первую очередь хлеб из кислого теста, с преоб­ладанием ржаного—на севере Украины и пшеничного—на юге. В Карпатах выпекали также ячменный и овсяный хлеб, иногда с добавлением тертого картофеля. Известно было много других мучных изделий, иногда из пресного теста, с начинкой и без нее: перепички—маленькие хлебцы с солью, млынцы—блины из кислого теста, коржи — тонкие лепешки, которые ели с маком и медом, галушки и вареники — кусочки теста, в том числе и с начинкой, которые варили в воде, и др. Хлебными были мно­гие из обрядовых блюд— свадебный каравай, новогодний кара­чун— большой круглый хлеб, «жаворонки» из пресного теста, выпекавшиеся в день прилета птиц, кутья из пшеничных или яч­менных зерен в Сочельник и многие другие.

Из первых блюд самым распространенным был борщ, вклю­чавший в себя до 20 компонентов, известны были и другие ви­ды супов: капустняк—из квашеной капусты и пшена, юшка—с картофелем, луком и другими приправами, в Карпатах суп де­лался из овсяной муки, холодные супы—весенний «зеленый» борщ со щавелем, крапивой, лебедой, холодники и т.д. Вто­рым блюдом были обычно каши—пшенная, ячменная, овсяная, гречневая, кулеш—жидкая пшенная со свиным салом, из му­ки— саломата, затирка, толокно, из муки варили также кисель, его ели с медовой сытой и молоком. Значительное место в пи­тании, особенно жителей Полесья, занимал картофель, а так­же овощи (сырые, вареные, соленые, маринованные) — капуста, свекла, чеснок, лук, огурцы, употреблялись в пищу горох, фа­соль, мак, красный перец.

Мясо ели нечасто, обычно это была свинина и баранина, ре­же говядина. Мясо жарили, тушили и варили, чаще исполь­зуя как приправу. Практиковалась заготовка мясных продуктов впрок—изготовление колбас, копчение окороков, засолка сала. Широко употреблялись в пищу молочные блюда—молоко (коровье, овечье и козье) в свежем и сквашенном виде, творог, сме­тана, масло, в горных и степных районах — брынза. Больше, нежели коровье, употреблялись растительные масла (конопля­ное, льняное, подсолнечное, маковое), а также животные жиры (свиной, в том числе в виде шкварок, бараний, говяжий). Шло в пищу мясо птицы и яйцо, по преимуществу, куриное.

В рацион питания входили фрукты—яблоки, груши, сливы, вишня, черешня, а также виноград, бахчевые—арбузы и ды­ни, дикорастущие—орехи, грибы, ягоды, травы. Из напитков были распространены квас, хлебный и фруктовый, узвар—из запаренных и залитых водой сушеных фруктов, древесные со­ки, наиболее употребительными алкогольными напитками были ячменное пиво, горилка—водка с перцем, на юге Украины и в Карпатах—-виноградные вина.

Община исемья

ОБЩИННЫЕ ОТНОШЕНИЯ. В той части украинских зе­мель, которые входили в состав Великого княжества Литовско­го, а затем речи Посполитой, община исчезает уже в XVI— первой половине XVII в. в результате проведения в 1557г. аграрной реформы «Устава на волоки», по которой каждый кре­стьянин мог получить надел (волоку). Он прикреплялся к земле, фактически превращаясь в крепостного, должен был отбывать барщину («гвалты» и «толоки») и выплачивать денежную рен­ту. Таким образом, феодалу противостоял не общинный коллек­тив, а отдельная семья. На начало XX в. в целом по Украине в общине состояло примерно 45% крестьянских дворов, преиму­щественно общинные формы землевладения были распростра­нены в восточных, отчасти северных районах. На севере су­ществовала еще одна форма сельскохозяйственного объедине­ния— сябринная. В основе ее лежала общность пользования землей несколькими семьями, каждая из которых, тем не ме­нее, считалась собственником своего земельного пая. Сябрин­ная форма довольно быстро уступила место подворному земле­владению.

Община называлась громадой (до середины XIX в. — копа), в нее входили жители одного, иногда двух сел, но бывали ситуации, когда в селе было две-три общины. Общинная земля дели­лась согласно нормам обычного права по душам или по дворам, полученную землю можно было закладывать, сдавать в аренду, обменивать, но без права отчуждения ее от общины и до сле­дующего передела. Распределялись также сенокосы,, а пастби­щами пользовались сообща. Общинный лес шел, как правило, на общественные нужды: строительство церквей, школ, мостов, отопление общественных зданий. Также по душам или по дво­рам раскладывались государственные, а до 1861 г. и помещичьи повинности.

Распорядительные функции в общине возлагались на сель­ский сход— собрание представителей от всех хозяйств (это мо­гли быть главы семей или их жены, или совершеннолетние сыно­вья), а исполнительные—на старосту, которого на сходе и вы­бирали. Как и в русской общине, выбирались также десятские, сотские и другие административные чины. Существовали сель­ские суды, действовавшие на основе «копного», т. е. обычного, права. Свои функции они осуществляли во время сходов. Эти суды решали вопросы,связанные с земельными спорами, выпол­нением повинностей, такими проступками членов общины, как потрава, воровство, драка и т. п. Регулирующая роль общины у украинцев была меньшей, чем у русских.

Общинные традиции украинцев проявлялись в организации взаимопомощи («талака») в производственной сфере и в раз­ных формах коллективного труда—обработка тяжёлых почв, сбор урожая, вырубка леса, строительство жилища. Например, для совместного производства сельскохозяйственных работ не­сколько семей объединяли свой инвентарь и тягловый скот, та­кой коллектив назывался «супряга», или 5-7 домохозяйств на­нимали механическую молотилку в совместное пользование и т.д.

Значительную роль в общественной жизни играли молодеж­ные объединения (иногда раздельные—девушек и парней). Они собирались для совместных развлечений, которые зимой соче­тались с работами—прядением, шитьем, изготовлением постол. В холодное время для таких сборищ снималась хата, там устра­ивались угощения с танцами. В украинских объединениях мо­лодежи были правила приема и исключения, общая касса, свой лидер — атаман.

УКРАИНСКАЯ СЕМЬЯ. В конце XIX—начале ХХ.вц боль­шие патриархальные семьи на Украине сохранялись в основном


в Полесье и горных районах Закарпатья. Общее количество их составляло примерно 16%. В промышленно развитых районах преобладающей формой семьи была малая. Быстрый по сравне­нию с русскими и белорусами распад больших семей у украин­цев объясняется довольно ранним развитием товарно-денежных отношений и поздним формированием крепостной зависимости. Существовало два типа большой семьи—отцовская и братская, в первой главой был отец, во второй—брат, обычно старший, немалая роль принадлежала и жене главы семьи. Власть его нередко носила деспотический характер, он распоряжался всем имуществом семьи и судьбой ее членов.

Распад большой семьи начался с роста экономической само­стоятельности малых, из которых она состояла: у них появи­лись собственные денежные средства, земельные наделы, сель-хозинвеитарь, скот, затем малые семьи обособлялись в питании и проживании в отдельном жилище. После смерти главы боль­шая семья делилась на ряд малых, численностью 5-6 человек. Лля малой семьи было характерно большее равноправие ее чле­нов, в том числе женщин.

В семье наследовали имущество сыновья, при вступлении в брак они получали обычно примерно равные доли, большая до­ставалась младшему сыну. Он и после вступления в брак про­должал жить с родителями и содержал их до смерти, за что на­следовал жилище и хозяйственные постройки. Женщина, уходя из семьи, могла забрать только приданое—«материзну». Су­ществовал институт примачества (хотя и не столь широко, как в России), когда либо муж приходил в семью жены, не имея воз­можности обзавестись собственным хозяйством, либо примака брали для младшей дочери, если в семье не было сыновей.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.80.87 (0.023 с.)