Поселения и жилищно-хозяйственные комплексы 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Поселения и жилищно-хозяйственные комплексы



Выбор места для проживания определялся многими фактора­ми— природными, социальными, экономическими. Удачное ме­сто расположения способствовало длительности существования поселения. Различались города, как средоточие администра­тивных, социальных, экономических, военных и других функ­ций, и сельские поселения, номенклатура которых была разно­образной, — погост, деревня, починок, выселок и т. д. К концу XIX в. преобладающими стали два названия сельских поселе­ний— деревня и село. По особенностям поселений и жилищно-хозяйственных комплексов значительно различались северные, центральные и южные районы расселения русских.

Для севернорусской группы были характерны Небольшие по­селения в 10-15 дворов и только в долинах крупных рек они бы­ли больше. Тяготели поселения всегда к водным источникам. У переходной группы русских поселения насчитывали в среднем 30-40 дворов и располагались как у водоемов, так и на водораз­делах. В северных и центральных районах они обычно называ­лись либо деревней, либо селом, в селе, в отличие от деревни, находилась церковь, а также административные здания, учеб­ные заведения, велась торговля. У южнорусских все сельские поселения назывались селами, размещались они и у водоемов, но за недостатком места чаще на водоразделах, насчитывали сотни, а иногда тысячи дворов. В районах проживания каза­чества сельские поселения назывались станицами и хуторами, различались они по таким же критериям, как село от деревни. С начала XX в. в результате проведения столыпинской реформы начинают более широко, чем раньше, распространяться одно­ дверные поселения— хутора. -

Для сельских поселений русских была характерна разно­образная планировка— свободная; гнездовая, круговая, рядо­вая (одно- и многорядная), уличная (квартально- и радиально-уличная), две последние были наиболее характерны.

Отличия между группами русских проявлялись и в специфике жилищно-хозяйственных комплексов. На севере основой всякой постройки был сруб, возведенный из бревен с разными спосо­бами соединения их в углах — «в чашу», «в иглу», «в лапу» и др. Для этого региона был характерен так называемый боль­шой крытый дом-двор, состоящий из нескольких поставленных вплотную друг к другу срубов и объединяющий жилые и хозяй­ственные помещения. Благодаря этому зимой большую часть работ можно было сделать не выходя из-под крыши, что очень важно в условиях холодного климата. На улицу дом-двор выхо­дил узкой торцовой стороной. Пол его жилой части настилался высоко над землей, помещение под полом называлось подклетом, или подызбицей, оно использовалось в хозяйственных це­лях. Вплотную к дому пристраивался крытый двор в два этажа, нижний использовался как хлев, на верхнем, куда вел въезд, ши­рокий настолько, что по нему проезжала лошадь, запряженная в телегу, хранили сено, дрова, сельскохозяйственный инвентарь и т. д.

Под углы построек на севере обычно подкладывали круп­ные камни. Крыша была двухскатной, самцовой конструкции— продольные слеги, составляющие ее обрешетку, укладывались на бревна фронтонов, которые назывались самцами, она по­крывалась тесом, реже дранью или щепой. Большую роль в оформлении крыши севернорусского дома играли такие ее эле­менты, как охлупень — бревно, которое закрывало щель между скатами крыши, конец его иногда украшался изображением го­ловы коня, «курицы»—изогнутые жерди, поддерживающие во­досливные желоба—«потоки», причелины — резные доски, за­крывающие спилы бревен обрешетки крыши, «полотенце»— украшенная резьбой доска на главном, «князевом», бревне кры­ши. Резной орнамент мог сочетаться с расписным. Такой же богатый, как и на фронтоне, декор мог быть иа наличниках.

Существовали разные архитектурные варианты севернорус­ского дома—он мог быть двухэтажным («об двух жирах»), под одной крышей ставились рядом две избы («изба-двойня»), к большой избе, летней, пристраивали избу поменьше («зимник») для экономии дров. Лом мог делиться на две части одной бре­венчатой стеной («пятистенок») или на четыре—двумя («кре­стовик»). Крытый двор пристраивался к избе либо в одну ли­нию (однорядная связь), либо под углом («глаголем»), либо па­раллельно избе под одной крышей с ней («кошелем») и т. д.

Вне дома-двора из-за опасности пожара ставили две постройки: ам­бар—обычно против фасадных окон дома, чтобы всегда был под присмотром, и баню, ее размещали поближе к воде, поэто­му она часто находилась вне пределов усадьбы.

Чем дальше к югу, тем ниже были постройки, самцовая кон­струкция крыши соседствовала со стропильной, у которой опо­ра кровли делалась из брусьев, соединенных верхними концами под углом, а нижними упирающимися в стены или балки потол­ка. В этих районах изба ставилась уже на невысоком подклете, крытый двор, пристроенный к ней, был одноэтажным.

В зоне проживания переходной среднерусской группы дома тоже располагались перпендикулярно улице, двор плотно при­мыкал к дому и сообщался с избой через сени, но не составлял с ним единого целого. Различны были типы связи дома и двора: одно-, двух- и трехрядная, были глаголе- и покоеобразные типы застройки. Появилась тенденция ставить отдельно некоторые хозяйственные помещения. Крыши делались как двухскатными, так и четырехскатными, крыли их не только деревом, но и со­ломой. Более беден или отсутствовал декор фронтона крыши, зато обильно украшались наличники.

Южнорусское население ставило дома длинной стороной к улице, стены построек возводило не только в срубной, но и каркасно-столбовой технике. Поскольку бревна были тонкими, для тепла их иногда обмазывали глиной. Постройки стави­лись обычно на установленные вертикально короткие обрезки дубовых бревен. Недостаток древесины вынуждал делать сте­ны строений, жилых и хозйственных, из других материалов— плетневых конструкций, тростника, глины с добавлением ре­заной соломы, в некоторых районах — камня, преимуществен­но известняка. Крыша на доме была четырехскатная, для по­крытия ее чаще всего использовалась солома. Хозяйственные постройки (хлев, конюшня, дровяник, сарай и т.д.) вместе с жилищем образовывали замкнутое полностью или неполностью четырехугольное открытое сверху пространство, которое и на­зывалось собственно двором. Декор южнорусского жилища был очень скромен, а часто его не было совсем.

Пол дома у русских делался дощатым, но в некоторых южных районах был земляным, иногда с глиняной обмазкой. Самый ар­хаичный тип потолка, сводчатый, в конце XIX—начале XX в. иногда встречался в северных районах, но преобладал плоский потолок из досок или плах, настеленных на матицу — балку, которая врубалась в верхние венцы сруба. Для сохранения тепла потолок засыпали землей.

Планировка жилищного пространства отличалась едино­образием. Наиболее типичны были трехраздельные построй­ки: вход с улицы через крыльцо вел в сени, по одну сторону от которых располагалась клеть (кладовая), иногда здесь устраи­валась горница—летняя неотапливаемая комната, а по другую сторону находился вход собственно в избу.

Значительную часть избы (до 1/3) занимала большая, так на­зываемая русская (духовая) печь, с дымоходом или топившаяся по-черному. Она была многофункциональным сооружением— обогревала жилище и освещала его, в ней готовили пищу и пе­кли хлеб, на печи спали, сушили одежду и т. д. В зависимо­сти от положения печи и направленности ее устья существова­ло несколько типов внутренней планировки жилища—северно-среднерусская, западнорусская (украинско-белорусская), вос­точно-южнорусская и западно-южнорусская. По диагонали от печи располагался большой (красный, передний, святой) угол — самое почетное место в жилище. Здесь стоял стол, ви­сели иконы, отправлялись наиболее важные обряды, во время трапез сидели хозяин и хозяйка, сюда сажали жениха и невесту, ставили гроб с покойником и т. д. Другие углы тоже имели свое назначение, а часто и название: малый, печной, дверной.

Вдоль стен избы набивались неподвижные лавки для сидения и спанья, выше них—полки для хранения утвари и продуктов, у печи делался настил (полати), на котором спали. В доме мо­гли быть и кровати, обычно самодельные, переносные скамьи и специфическая маленькая скамеечка «коник», впрочем, в дру­гих случаях коником называлась широкая стационарная лавка у печи, забранная внизу досками. В севернорусском доме у пе­чи иногда сооружался «голбец»—небольшая деревянная при­стройка, с дверцей для входа в подполье.

До конца XIX в. у русских преобладало однокамерное жили­ще, хотя пространство избы могло делиться на отдельные по­мещения бревенчатой или дощатой перегородкой. На севере ее роль иногда выполняла «заборка»—длинный высокий шкаф с дверцами, в нем держали предметы утвари, постельные при­надлежности, одежду и т.д. Наиболее ценные вещи и деньги хранили в сундуках. Освещалось жилище лучиной, которую вставляли в металлический светец, переносной или стационар­ный, либо жирником—глиняной плошкой с животным жиром, в которую клали фитиль. С конца XIX в. интерьер крестьянско­го жилища меняется—место у печи отделяется перегородкой, превращаясь в кухню, появляются занавески, шкафы для посу­ды, керосиновые лампы, характерно это было в первую очередь для зажиточных семей.

Постройка и использование жилища и хозяйственных поме­щений были связаны с многочисленными представлениями, об­рядами, предписаниями. Это относится к выбору места под строительство—одни места считались счастливыми (напри­мер, те, где любил отдыхать крупный рогатый скот), другие— нет (нельзя строиться на месте дома, сгоревшего от удара молнии); заготовке материала (запретна могла быть осина — «проклятое» дерево, ибо на нем, по народным представлениям, повесился Иуда, у других групп русских — липа, ель); подъему матицы (после этого устраивали угощение, имевшее ритуаль­ный характер) и т. д.

Одежда и украшения

В культуре любого народа одежда и ее декор, кроме сугу­бо практической, имеют и ряд других функций—эстетическую, знаковую, а в народной культуре и магическую—продуцирую­щую и защищающую.

МАТЕРИАЛЫ. Материалы для изготовления одежды у рус­ских были как растительного — лен, пенька, кора деревьев, так и животного происхождения—шкуры, кожи, шерсть.

Лен и коноплю обычно выдергивали из земли руками, оста­вляли на некоторое время на поле, затем из них выбивали семе­на, из которых выжимали масло. Стебли растений вымачивали в воде, мяли на мялке, трепали деревянным ножом, расчесы­вали. Получалась кудель, из которой на прялке при помощи веретена скручивали нить. Так же получали шерстяную нить. Из нити на ткацком станке ткали материю. Станки были разных типов—и упрощенные, для тканья рогож, поясов, сит, и более совершенные, для получения ткани из льна, конопли (холстов) и шерсти (сукна). Ткани затем подвергались отбеливанию, кото­рое включало в себя несколько процедур—запаривание в золь­ном растворе, вымачивание, отбивание деревянными вальками. Холсты могли также отбеливать в навозе или в растворе из сыворотки, муки и гашеной извести. После этих процедур ткань становилась белее и мягче.

Материю при необходимости красили. Красители получали из трав (горец, подмаренник, дрок), коры деревьев (дуба, оль­хи), грибов и др. С XIX в. популярной становится так называе­мая кубовая краска (индиго). Узорная окраска делалась набой­кой. На одной стороне деревянной дощечки (манер) вырезался или набивался металлическим штифтом узор. Эту сторону по­гружали в краску, потом дощечку накладывали на ткань и били по ней молотком, получая таким образом узор на материи. Дру­гой способ нанесения разноцветной окраски—погружение тка­ни поочередно в емкости с различными красителями, при этом места, которые окраске не подлежали, покрывали специальным составом — вапой.

На особых станках ткали ковры—ворсовые и гладкие. Из расчесанной и взбитой шерсти валяли войлок и делали войлоч­ные изделия—валенки и головные уборы. Из шерстяной нити вязали спицами варежки, носки, платки.

Кожи и шкуры получали как от домашних, так и от диких животных. Снятую шкуру вымачивали в воде и в зольном рас­творе, очищали от мездры (остатки мяса и жира), при необ­ходимости удаляли волос, сбривая его или химическим путем, например, закапывая шкуру в болото или в навоз. Затем шкуру смазывали жиром или дегтем и размягчали, используя специ­альное приспособление — мяло, либо на мялке для льна и коно­пли. Таким образом получалась сыромять, которая шла на из­готовление сбруи, ремней, поршней и т. д. Другие технологии позволяли получать разные сорта высококачественных кож— сафьян, юфть, шевро.

Шкуры, которые шли на изготовление одежды, головных убо­ров, некоторых видов обуви, квасили и дубили. Квашение производилось в растворе кваса с другими компонентами, так обычно выделывались овчины белого цвета для пошива тулу­пов и полушубков. Для того чтобы шкура была более прочной, водонепроницаемой и окрашенной, ее дубили в растворах, сде­ланных с использованием коры различных деревьев: дуба, ивы и др.

МУЖСКАЯ ОДЕЖДА. Традиционная мужская одежда рус­ских была довольно едина по всей территории их проживания. Она состояла из рубахи, штанов и верхней одежды нескольких видов.

Рубаха обычно шилась из неокрашенной материи. Существо­вали архаичные туникообразные рубахи, но к концу XIX в. пре­обладали рубахи более сложного кроя, со вставками подмышка­ми (ластовицами) и иногда на плечах (поликами). На спине от плеча до пояса могла быть полотняная подкладка (подоплека). Рубаха, как правило, украшалась вышивкой или тканым орна­ментом по вороту, на рукавах и на подоле. Длиной она была до середины бедра, более длинной у стариков. Воротник рубахи был либо невысокий стоячий, либо отложной, мог и отсутство­вать, рубаха без воротника называлась голошейкой. На груди делался разрез, вертикальный посередине, сбоку или косой. Во­ротник затягивался тесемками, либо застегивался на пуговицу, оловянную или медную.

Штаны — слово тюркского происхождения, вытеснившее бо­лее раннее название — порты, которое означало и одежду во­обще и материю. Штаны у русских имели узкий шаг, верхний край их подшивался, в рубец вставляли шнурок или ремень, на которых они держались на поясе. Шили штаны из не однотонной материи, так называемой пестряди.

Верхняя мужская одежда была довольно разнообразной как по покрою, который эволюционировал от прямого к отрезному в талии с большим количеством боковых вставок — боров, так и по номенклатуре, последняя с покроем далеко не всегда совпада­ла,— зипун, сермяга, пониток, однорядка, армяк и т.д. Шилась верхняя одежда обычно из сукна. Зимой также носили овчинную одежду мехом внутрь, дубленую и недубленую — отрезной в талии полушубок или длинный прямоспинный тулуп, сверху их могли для большего тепла покрывать материей. Из меха диких животных — лисы, волка, медведя — шились шубы, тоже широкие и прямоспинные, обычно с большим воротником, мехом наружу или внутрь. Запахивалась верхняя одежда на левую сторону и застегивалась или подвязывалась поясом, празднич­ную могли украсить вышивкой и аппликацией.

Поясом подвязывались и рубахи, вообще ходить без него мужчинам и женщинам считалось таким же грехом, как и ходить без креста. Делались пояса из разных материалов — лыка, ко­жи, турецких и персидских шалей, самыми распространенными были тканые из шерстяных или хлопчатобумажных ниток.

Мужские головные уборы не отличались разнообразием. В летнее время носили высокие цилиндрические или конические валяные шапки, которые назывались гречневики, черепники, матерки, зимой—меховые ушанки, малахаи, треухи. С конца XIX в. популярными становятся картузы из фабричной ткани с козырьком, близкие по форме к военной фуражке.

Однотипны были прически у мужчин. Волосы на голове под­стригали, для ровности надев горшок («в кружало»), парни бри­лись, иногда оставляя усы, мужчины средних лет могли носить бороду, в то время как для старика она была обязательной при­надлежностью. Из украшений только у самых больших щего­лей на деревне могла быть серебряная серьга в левом ухе, а на пальцах перстни и кольца.

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖЛА. У русских бытовало несколько ком­плексов традиционной женской одежды, наиболее распростра­ненными из них были северно- и южнорусский. Общим элемен­том женской одежды была рубаха. Шилась она более длинной, чем мужская, часто имела плечевые вставки—полики, прямые у севернорусских, косые у южнорусских. Известны были туникообразные рубахи—их носили старообрядцы, они также входи­ли в комплект погребальной одежды. Виды воротов были такие же, как у мужских рубах, а разрез делался вертикальным посре­дине груди. Женская рубаха могла состоять из двух частей — верхней (воротушка) и нижней (подстава), верхняя часть могла носиться самостоятельно. Рубахи женщин богато орнаменти­ровались—вышивкой, ткачеством украшались полики, ворот, подол, рукава.

В севернорусский комплекс женской одежды, кроме рубахи, входили сарафан и кокошник. Сарафан одевался поверх рубахи и подвязывался поясом. Известно было несколько его видов — сукман (самый архаичный), клинник, круглый, или московский, который чаще назывался по виду материи—атласник, штофник, клетовник и т. д. С сарафаном севернорусские женщины носили кокошник—головной убор различных форм и названий—кика, шишак, «седлом», однодворческий и др. Кокошник богато укра­шался жемчугом, золотной нитью, цветными стеклами и други­ми декоративными элементами и стоил довольно дорого.

Для южнорусского комплекса женской одежды были харак­терны понева и кичка. Понева—поясная одежда, часто из шер­стяной клетчатой ткани, держалась она на вздержке. Самая архаичная понева делалась из трех кусков несшитой материи, которые закреплялись на поясе, более поздними типами были растополка, у которой эти три куска ткани уже сшивались, и глухая—со вставленным другого цвета четвертым куском. Поневу девушка начинала носить со вступлением в брачный воз­раст, первое надевание ее сопровождалось обрядностью. К на­чалу XX в. поневу стала вытеснять юбка. Поверх поневы южно­русские женщины носили другие виды одежды—занавеску, пе­редник, насов и т. п. Женским головным убором у южной груп­пы русских была обычно кичка, иногда рогатая, разных видов, как и кокошник, богато украшенная.

Названия русских женских головных уборов и их частей ча­сто имели орнитоморфный характер: кокошь — курица на яй­цах (вариант — петух); кика—птица; сорока и т.д. Тяжелые, неудобные и дорогие, они в конце XIX—начале XX в. стали вытесняться платками и шалями.

Женский головной убор полностью закрывал волосы, по­явиться с открытыми волосами на людях, «опростоволосить­ся», считалось крайне неприличным. От женских отличались девичьи головные уборы (повязки, венки, челки и т.д.), кото­рые, наоборот, оставляли волосы открытыми. Различны были и прически — женщины волосы заплетали в две косы и уклады­вали их, а девушки волосы носили распущенными или заплетали в одну косу.

Верхняя женская одежда отчасти была сходна с мужской — кафтаны, зипуны, овчинные полушубки и др., тоже с левым запа­хом. Но были и специфические виды женской одежды—шугаи, душегреи, епанечки и т. д., короткие, с сильным расширением от талии или выше, на лямках или с рукавами, нередко из дорогой материи и с богатой отделкой.

Разнообразны были женские и девичьи украшения—височ­ные подвески из бисера, стекляруса, птичьих перьев, серьги в ушах, перстни и кольца на пальцах рук, нагрудные, ожерелья из жемчуга, янтаря и др.

Кроме северно- и южнорусского комплексов женской одежды бытовал еще западнорусский, состоявший из поневы в два по­лотнища или полосатой юбки (андарака), наметки в качестве головного убора и суконной свиты. Своеобразной была одежда казачества, в среде которого встречались оба основных ком­плекса и присутствовали также элементы одежды, заимствован­ные у других народов. Заимствования были характерны и для одежды русского населения Сибири.

ОБУВЬ. У мужчин и у женщин обувь была довольно сход­ной. Самой распространенной были лапти, которые плелись в основном из липового лыка. Для русских лаптей характерно диагональное плетение и закругленность носов. Лапти широ­ко использовались не только в повседневной, но и в обрядо­вой жизни—в них венчали, хоронили, ими били сватов перед сватовством и т. д. Зимние лапти подбивали паклей, они на­зывались «с подковыркой», делали праздничные лапти («писа­ные») —мелкого плетения из разноцветного лыка, что создава­ло шахматный узор. Лапти носили с онучами, представлявши­ми собой полоски белого или серого сукна, держались на ногах лапти и онучи оборами—веревочками из пеньки, лыка, шерсти, кожи. В грязь и в холод на ноги надевали ступни—обувь пря­мого плетения из широких полос березовой коры.

Кроме плетеной обуви носили кожаную. Это—поршни, сде­ланные из одного куска кожи, присборенные в верхней части. Более распространены были сапоги, хотя повседневной обувью они были только в зажиточных семьях. Назывались они «рус­скими», отличались высокими голенищами и круглыми носа­ми, имели каблук и шились из черной кожи, праздничные могли быть украшены разноцветной аппликацией. Специфически жен­ской обувью были коты—высокие ботинки с частой шнуровкой, на высоком каблуке. Зимой носили войлочные валенки.

ПИЩА Своеобразие пищи русских определялось особенностями их хозяйственных занятий—преобладало зерновое земледелие; религиозным фактором—пища делилась на постную и скором­ную, количество дней постов доходило до 200 и более в году; сезоном—в конце осени и зимой было больше мясной пищи, вес­ной и летом преобладала растительная, оказывали воздействие и такие факторы, как региональный, имущественный, социаль­ный и др. Продукты в пищу употребляли, в основном, в пере­работанном виде, известно было много способов приготовления пищи—варение, печение, жарение, сушение, квашение, каление и т.д.

Из всех продуктов питания главным был хлеб, выпекался, в основном, кислый хлеб, в качестве закваски использовались остатки старого теста. В зависимости от способа очистки му­ки различался хлеб мякинный, решетный, ситный, лучшим был крупчатый. Выпеченный на поду печи хлеб назывался подовым, в форме—формовым. На севере и в центральных районах пре­обладал ржаной и ячменный хлеб, в южных — пшеничный (ка­лач). Делались также изделия из сдобного теста— баранки, бу­блики, крендели, из пресного — сочни, ватрушки, колобки. Осо­бое место занимали пироги, разной формы и с разной начинкой, они были праздничным и обрядовым блюдом. Обрядовым хлеб­ным изделием были также свадебные каравай, рыбник (на севе­ре) и курник (на юге), пасха (сейчас—кулич), которую пекли в высокой форме к Светлому Христову Воскресенью, масленич­ные блины и др. Поедание этих блюд имело не столько физио­логическое, сколько сакральное и социальное значение.

Из муки также делались мучные каши—саломата, кулага, заваруха и др., на основе муки готовили кисели—традицион­ное повседневное и обрядовое блюдо, и очень популярный квас.

Дроблением зерновых получали крупу, которая шла на при­готовление каш, тоже игравших роль и обрядовой пищи. Раз­личались они по крупам (перловая, гречневая, пшенная), варили их на воде или молоке, жидкими и густыми.

Разнообразны были первые блюда, зимой преобладали го­рячие— щи, борщ, рассольник, летом холодные—свекольник, окрошка, тюря; их готовили на мясном бульоне, воде, квасе. С рыбой на первое варили уху. Главным компонентом первых блюд были овощи: капуста, картофель, лук, чеснок, огурцы, свекла и др. Ели овощи и отдельно в свежем, соленом, кваше­ном виде. Особенно много потребляли репы, затем ее вытесняет картофель, который произвел переворот в русской кухне, бла­годаря своей питательности и сочетаемости с разными видами продуктов.

Существенную роль в питании играли продукты собиратель­ства—грибы, ягоды, орехи, травы—щавель, хвощ, борщевник, в качестве напитков использовали соки деревьев — березовый, кленовый.

Много потребляли рыбы, тем более что она считалась пост­ной пищей. Преобладала речная рыба— сом, щука, лещ, карась и др., готовили ее по-разному—варили и жарили, вялили и су­шили, коптили, у северных народов были заимствованы такие блюда, как квашеная рыба и строганина.

Мясо на столе появлялось нечасто и обычно было приправой к другим блюдам. С мясом могли готовить первые блюда, из него делали жаркое, холодец, пельмени, особенно популярные в Сибири, мясо коптили, солили, но широкая заготовка мясных продуктов впрок в виде колбас, окороков для русских была не­характерна.

Масло употреблялось в пишу разное, и животного проис­хождения— сливочное, а больше топленое, говяжий, бараний, свиной жиры, и растительные масла—льняное, конопляное, с XIX в. подсолнечное, реже горчичное, маковое, тыквенное. Ели яйца, главным образом, вареные, молоко в свежем и сквашеном виде, творог и сыр, из творога делали обрядовую пасху. В ка­честве приправы к разным блюдам использовали сметану.

Разнообразны были напитки, самые распространенные среди них квас и кисель. Праздничными хмельными напитками были пиво и брага, а в особо торжественных случаях водка. Произ­водство и продажа ее были монополией государства, но в кре­стьянской среде практиковалась тайная выгонка водки, назы­вавшейся самосидкой, или самогонкой. В городах был популя­рен горячий напиток на основе меда—сбитень, особенно охот­но его пили зимой. Чай на Руси сначала известен был только травный, настоящий появляется в XVII в., но доступным по цене основной массе населения он становится лишь в XIX в.



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; просмотров: 383; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.123 (0.046 с.)