ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ — РУССКИЕ, УКРАИНЦЫ, БЕЛОРУСЫ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ — РУССКИЕ, УКРАИНЦЫ, БЕЛОРУСЫ



ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ — РУССКИЕ, УКРАИНЦЫ, БЕЛОРУСЫ

Современное расселение и численность

В конце 80-х годов XX в. общая численность восточносла­вянских народов (русских, украинцев и белорусов) в мире со­ставляла около 203 млн чел., большая часть их проживала в СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989г., 164,5 млн восточных славян проживало на территории своих национально-государственных образований, а сейчас самостоя­тельных государств — Российской Федерации, Украины и Белоруссии. В других республиках СССР представителей восточ­нославянских народов насчитывалось примерно 35 млн чел., чи­сленность их затем стала быстро сокращаться, в основном за счет миграции в «свои» государства.

Общее количество русских, украинцев и белорусов за пре­делами СССР в середине 80-х годов составляло немногим бо­лее Змлн чел.: значительным было число их в США—более 1,5 млн чел., Канаде — более 0,5млн, примерно столько же в Польше, по несколько десятков тысяч человек—в Югославии, Румынии, Франции. Восточных славян насчитывалось более полутора сотен тысяч в Аргентине, более ста тысяч—в Брази­лии. По несколько десятков тысяч человек — русских, украинцев и белорусов проживало в государствах Азии и в Австралии, прак­тически отсутствовало восточнославянское население на афри­канском континенте. (Данные по численности восточнославян­ских народов за пределами СССР приводятся по: Брук С.И. Население мира. Этнодемографический справочник. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 1986.)

арабских и западноевропейских. К этому времени относятся и самые ранние памятники археологической культуры Прага— Корчак (VI-VIIBB.), достоверно связываемой со славянами; она занимала территорию от верхнего и среднего течения Эльбы до Среднего Поднепровья. К раннеславянским некоторые исследо­ватели относят также датируемые примерно тем же временем колочинскую археологическую культуру в бассейне Среднего Днепра и пеньковскую на территории от Среднего и Нижнего Подунавья до бассейнов левых притоков Среднего Днепра.

Что же касается более ранней истории славян, то она— предмет долголетней полемики между исследователями, при ве­дении которой привлекаются данные различных наук, в основ­ном письменной истории и археологии. Некоторые историки склонны считать предками славян сколотов Геродота Vs. до н.э., другие—венедов античных источников первых веков на­шей еры, третьи— ртаванов Птолемея Ив. н. э.

Археологи ведут поиски археологических культур, которые могли принадлежать славянам до середины I тыс. н. э. Для од­них линия славянского развития проходит от тшинецкокома-ровской к раннепшеворской и зарубинецкой культурам и далее к культуре корчак (Б. А. Рыбаков), для других — от зарубинец­кой культуры к киевской, которые послужили основой для куль­тур корчак, колочинской и пеньковской (П. Н. Третьяков), неко­торые ведут ее от культур штрихованной керамики и киевской к культуре корчак (Л. А. Мачинский, М. Б. Щукин). К насто­ящему времени существует более десятка «археологических» гипотез происхождения славян.

Широкое расселение славян и развитие языковых процессов приводят в VI-VII в. к разделению славян на три группы: во­сточных, западных и южных. О ранней истории восточных сла­вян мы знаем благодаря «Повести Временных Лет». В ее всту­пительной части рассказывается о появлении славян на Дунае и их последующем расселении, о восточнославянских племенах — древлянах, вятичах, полянах и других, о их соседях. Архео­логами исследованы многочисленные памятники восточносла­вянских культур VII/VIII-X вв. — лука-райковецкал в лесостеп­ной части правобережья Днепра, роменско-боршевская левобе­режья среднего Днепра и верхнего и среднего Подонья, длинных курганов и сопок на северо-западе Восточной Европы, а также некоторых других, предположительно связанных со славянами.

В X в, на их основе образуется единая культура восточнославянского населения с различиями, не выходящими за рам­ки локальных вариантов. Начинают исчезать в исторических источниках племенные этнонимы. Так, последнее упоминание полян относится к 944г., древлян—970г., радимичей—984г., словен—к 1036г. Они поглощаются новым названием восточ­нославянского населения—«русь». Образовавшуюся народ­ность в научной литературе, чтобы не путать ее с современными русскими, принято называть «древнерусской». К IX—началу X в. формируется этносоциальная общность восточных славян в пределах Древнерусского государства, в названии которого закрепляется новое этнонимическое образование.

РУССКИЕ

Хозяйство

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. Основным занятием русских было пашен­ное земледелие, в северных лесных районах оно сочеталось с подсечно-огневым. Хозяйственный год начинался весенней под­готовкой к вспашке почвы. На севере в лесных районах выруба­лась растительность и сжигалась тут же на поле, что увеличи­вало плодородие почвы. На юге в лесостепной и степной зонах практиковалось залежное земледелие, когда истощенная земля не обрабатывалась некоторое время для восстановления пло­дородия. Господствовало трехполье—два участка отводилось под яровые и озимые культуры, а третий оставлялся «под па­ром», его не засевали. Вспашка, посев и уборка урожая яровых культур производились в одном календарном году. Под озимые пахали и сеяли их в течение лета—начала осени, уборка при­ходилась уже на следующий год. Сроки сельскохозяйственных работ определялись климатическими условиями, поэтому на се­вере по сравнению с югом они проводились примерно на месяц позднее.

На севере землю пахали сохой, было известно несколько их типов — черкуша, курашимка, ярославская косуля и др., на юге—плугом, тоже нескольких разновидностей—«крас­ный» плуг, сабан с колесным передком, плужницы. Тягловой силой на севере была лошадь, на юге—быки и волы, обычно запрягаемые попарно.

После вспашки землю боронили, иногда боронение произво­дили и после сева. Бороны были разными, и очень примитив­ными, сделанными из вершины ели с коротко обрубленными ве­твями (суковатка), и более совершенными, в виде решетки из прутьев с деревянными зубьями (плетенка), решетка могла де­латься из деревянных брусков, а зубья—из металла. В зажи­точных хозяйствах борона могла быть целиком металлической. Сеяли, разбрасывая зерно рукой. С момента сева начинал­ся очень рискованный период, когда судьба урожая зависела не столько от усилий земледельца, сколько от капризов погоды. Поэтому сев сопровождался многими обрядами—клали кури­ные яйца в мешки с семенами, чтобы зерна нового урожая были такими же крупными, везли семенное зерно на поле ночью, что­бы его не «сглазили», сеятель должен был надеть чистую ру­баху — тогда на поле не будет сорняков, и т. д. Главное место в хозяйстве русских крестьян занимали зерновые. По климатическим условиям на севере в основном сеяли ячмень, в цен­тральных районах — рожь, на юге — пшеницу. Выращивались также просо, гречиха, горох, овес, последний главным образом в качестве фуражной культуры. Зерновое земледелие давало не только пищу людям и домашним животным, но и солому, кото­рая использовалась как топливо, для покрытия крыш, набива­ния матрацев и очень широко в обрядовых действиях.

Значительное место в пищевом рационе русских отводилось репе, которую выращивали на специальных, участках—«репищах». С середины XIX в., несмотря на упорное сопротивле­ние, которое оказывалось на первых порах, в крестьянских хо­зяйствах внедряется картофель, он занимает место репы в пи­тании, становясь «вторым хлебом».

Из технических культур выращивались лён (преобладал на севере) и конопля (главным образом, в южных районах), из их волокон делалась нить, шедшая на изготовление ткани, из кото­рой производилась одежда, постельные принадлежности, поло­тенца и др. Из семян этих культур выжималось масло.

С XVIII в. начинается распространение новых полевых куль­тур, в основном на юге России,—кукурузы, подсолнечника, та­бака, сахарной свеклы. Там же, в южных районах, русское население заимствует навыки бахчеводства и виноградарства. Кроме полевых культур, выращивали огородные—лук, чеснок, капусту, огурцы, хрен, редьку, позднее появляются помидоры. Существовало и садоводство, но оно не получило у крестьян широкого развития, на севере по причине климатических усло­вий, на юге из-за недостатка земли. Единственным удобрением, которое вносилось на поля, был навоз, особенно много навоза надо было на севере с его малоплодородными почвами. Выво­зился навоз на поле обычно в конце весны—начале лета. Везли его в специальных телегах, которые назывались навозницами, или наземницами.

С июня начинался сенокос. При косьбе использовали косы двух типов—с длинной рукоятью, такая коса иногда называ­лась литовкой, и с короткой изогнутой—горбуша, последняя бытовала преимущественно на севере, где была удобнее на коч­коватой, поросшей кустарником местности. Старались отко­ситься к концу июля, потому что с этого времени начиналась страда—уборка урожая.

Зерновые убирали серпами, реже косами, к концу XIX в. появились механические жнейки. Существовала традиция начинать уборку .зерновых сообща. Сжатые снопы связывали и укладывали для просушки на поле разными способами. Такое сооружение называлось суслоном (бабкой, крестцом). Особые обряды были приурочены к окончанию жатвы: на поле оставля­ли несколько несжатых колосьев, их завивали, затем пригибали к земле, произнося при атом фразу: «Вот тебе, Илья, борода, а ты нам хлеба вороха»; последний сноп обвязывали красной лентой и торжественно вносили в избу, где ставили в переднем углу, его, необмолоченным, потом скармливали скоту.

Снопы вывозили с полей и при необходимости перед обмо­лотом досушивали в специальных постройках-—шишах, овинах или ригах. Шиш был самым примитивным сооружением. Он представлял собой яму, в которой разводился огонь. Над ямой делался дощатый настил с отверстиями, а поверх нее ставил­ся конус из жердей, на которые укладывали снопы для суш­ки. Овин—двухэтажное строение, в нижнем этаже разводили огонь, тепло от него поступало в верхний, который набивался снопами. Из-за легкой возгораемости овинов к концу XIX в. хлеб стали сушить в основном в ригах — одноэтажных построй­ках с печью.

Хлеб обмолачивали на току — ровной площадке, открытой, под навесом или в специальном помещении. Молотили зерно цепом, кичигой—палкой с кривым суком или корневым отрост­ком, иногда прямой палкой, на юге пользовались каменными каталками-гарманами или прогоняли по снопам скот. Для по­лучения неповрежденной соломы, которая шла на изготовление различных изделий, обивали снопы о бочку. В зажиточных хо­зяйствах использовались механические молотилки.

После обмолота зерно веяли, подбрасывая деревянными ло­патами на ветру или в решете, одновременно оно сортирова­лось—на семена, в пищу людям и на продажу, на корм ско­ту. Хранили зерно в амбарах, на севере их делали массивными бревенчатыми, иногда двухэтажными, на юге—из более тонких бревен, плах, обожженного кирпича, самана, иногда даже плет­ня, обмазанного глиной. Здесь практиковалось также хранение хлеба, в земляных ямах. Внутри амбаров вдоль стен отгора­живались отсеки для различных видов зерна, они назывались сусеками.

Для получения муки зерно размалывали на мельницах. Бы­ли ручные мельницы—жорны, но чаще для размола использо­валась сила ветра или воды. Водяные мельницы были двух типов: наливные, когда вода на мельничное колесо падала сверху, и подошвенные—вода била по лопаткам колеса снизу. Также су­ществовало два типа ветряных мельниц: столбовки вращались всем корпусом на столбе, на котором они были насажены, у шатровок поворачивалась только верхняя часть. Существовали мельницы, приводившиеся в движение силой животных. Особое приспособление могло быть установлено на мельнице для дро­бления зерна в крупу, в домашних условиях зерно дробили в ступах.

ЖИВОТНОВОДСТВОдавало мясо и молоко, кожи и шку­ры, шерсть для изготовления одежды, рог, из которого делали гребни, пуговицы, музыкальные инструменты. Скот давал удо­брение для полей, служил тягловой силой при выполнении хо­зяйственных работ и т. д. Держали русские крестьяне крупный рогатый скот, в основном коров, а также лошадей, овец и коз, свиней, домашнюю птицу. Корова была почти в каждой семье, в зажиточных по несколько. Разводили разные породы коров — сюземскую, ярославскую и др., преобладала холмогорская.

Система содержания скота была стойлово-выгонная. В те­плое время, когда была трава, скот выгоняли на пастбище, обычно под присмотром пастуха, профессия которого ввиду рискованности была связана с выполнением многих магических обрядов и предписаний. Особенно развита была пастушеская обрядность в северных районах, где скот приходилось выпасать в лесу и опасность утраты его была велика, меньше—на юге с его открытыми пространствами.

На севере накануне сезона выпаса пастух брал «отпуск», т. е. заключал «договор» с «нечистой силой». Написанный на бу­маге текст с заговором, иногда вместе с другими сакральными предметами—крестом, хлебом, кусочком воска, в который были закатаны волоски от всех животных стада, он прятал до конца выпаса в каком-нибудь укромном месте. Магические действия по сохранности стада им совершались при первом выгоне ско­та, обычно на Егорьев день — 23 апреля ст.ст. (6 мая нов. ст.) и ежедневно, например, утром пастух, распуская стадо, отмы­кал замок, а вечером, собирая его, замыкал. Однако были в его арсенале и реальные приемы, обеспечивающие сохранность жи­вотных: пастух мазал медвежьим жиром растения на границах пастбища, чтобы скот не уходил за его пределы, прогонял жи­вотных утром между двух костров, тогда запах дыма отпугивал хищников и т. п.

Лошадей днем использовали в работах, а выпасали в ноч­ное время. Зимой крестьянин, имеющий лошадь, мог заниматься извозом. Держали русские крестьяне также овец ради мя­са, шерсти и овчин, коз, от которых получали молоко ц пух, с конца XIX в. стало активно развиваться свиноводство. Почти повсюду разводили домашнюю птицу—кур, гусей, уток, позже индюшек.

Значительная роль домашних животных в крестьянском хозяйстве получила широкое отражение в культовой практике. .Некоторые святые христианского пантеона считались покрови­телями всего скота—Егорий, Власий, Илья, другие—отдель­ных видов его, например, Флор и Лавр — лошадей, Косьма и Дамиан—кур. Устраивались так называемые «скотьи» празд­ники, во время которых выполнялись определенные обряды, на­правленные в основном на сохранность скота—животных кро­пили «святой» водой около церкви или часовни, после чего устраивалась общая трапеза сельчан, кости съеденного жер­твенного животного, завернутые в его шкуру, закапывали где-нибудь. Обрядами сопровождались первый выгон скота на пастбище, покупка домашнего животного, особый комплекс ма­гических действий—«опахивание» деревни—т производился при эпизоотиях.

Народный календарь. Сроки хозяйственных работ определялись календарем. Народный календарь был соотнесен с христи­анским месяцесловом, поэтому, указывая даты, русский человек не называл числа и месяца, а говорил: «на Николу зимнего»(6/19 декабря) или «на Воздвиженье» (14/27 сентября), приме­нительно к длительным промежуткам времени—«на Великий пост» (семь недель перед Пасхой), «на пестрой неделе» (одна
из недель между Крещением и Масленицей).

Как бытовой предмет в конце XIX в. Крестьянский календарь представлял собой деревянный брусок с регулярными нарезка­ми, обозначающими дни, и с отметками у тех, которые: имели особое значение: изображением сохи напротив дня 1/14 мар­та (Евдокия), потому что в этот день предписывалось чинить инвентарь, готовясь к началу земледельческих работ, косы у отметки 8/21 июля (Иоанн и Прокопий Устюжские)—начало сенокоса на севере, серпа, у дня 18/31 августа (флор и Лавр) — в некоторых районах в этот день начинали жатву и т. п. Были и вышивные календари, которые к этому времени утратили свое функциональное назначение и сохранялись в качестве образцов орнаментальных мотивов на бытовых вещах.

Архаичные календари нередко были незамкнутыми, т. е. ис­числяли не все дни года, благодаря чему компенсировалась високосность, которую нельзя было установить эмпирическим пу­тем. По календарю определяли не только сроки агротехниче­ских работ, но и погоду: природные приметы на тот или иной день предсказывали погоду на ближайшую или отдаленную пер­спективу. Иногда эти предсказания выражались в виде сло­весных формул, например: «На Сампсона дождь -— семь недель тож». Это означало, что дождь в день Сампсоиа-странноприимца (27 июня/10 июля) предвещает семинедельную мокрядь. Существовал у русских крестьян обширный арсенал предсказа­ний погоды и по другим природным приметам—поведению жи­вотных, особенностям развития растительности, направлению ветров и т. д.

ПОДСОБНЫЕ ЗАНЯТИЯ, ПРОМЫСЛЫ И РЕМЕСЛАбыли очень разнообразны и варьировали в различных районах проживания русских. Повсеместно было распространено соби­рательство—грибов, орехов, ягод, трав, во многих местах — рыболовство, прежде всего, речное и озерное, а на Севере и морское. Использовались разные виды рыболовных орудий— сети, остроги, удочки, разнообразные ловушки (морды, верши и т. п.). Охота как подсобный крестьянский промысел была ши­роко распространена только на Севере и в Сибири—с ружьем и собакой, установкой силков и других ловушек. Там, где бы­ла возможность, занимались бортничеством — добыванием ме­да диких пчел, но преобладало уже пчеловодство— содержание домашних пчел в ульях.

Везде были развиты домашние ремесла. Те из ремесел, кото­рые ориентировались на заказ или на рынок, получили развитие в основном в неземледельческих районах, существуя зачастую в качестве отхожих промыслов. Ремеслами крестьяне занима­лись, как правило, в зимнее время, свободное от полевых работ, но в ряде случаев, при ориентации уже не на заказ, а на рынок, само земледелие становилось подсобным занятием. В услови­ях господства натурального хозяйства в крестьянских семьях зачастую изготавливались полностью одежда и обувь, многие предметы утвари, сельскохозяйственные орудия труда, в зим­нее время в лесных районах производились заготовка древеси­ны, выжигание угля, гонка дегтя и т.д. Среди наиболее рас­пространенных отхожих промыслов были плотницкий, шубный, печной, жестяной. Как правило, уже ремесленной специфики требовали такие виды производств, как кузнечное, гончарное, кожевенное, портняжное и ряд других.

Одежда и украшения

В культуре любого народа одежда и ее декор, кроме сугу­бо практической, имеют и ряд других функций—эстетическую, знаковую, а в народной культуре и магическую—продуцирую­щую и защищающую.

МАТЕРИАЛЫ. Материалы для изготовления одежды у рус­ских были как растительного — лен, пенька, кора деревьев, так и животного происхождения—шкуры, кожи, шерсть.

Лен и коноплю обычно выдергивали из земли руками, оста­вляли на некоторое время на поле, затем из них выбивали семе­на, из которых выжимали масло. Стебли растений вымачивали в воде, мяли на мялке, трепали деревянным ножом, расчесы­вали. Получалась кудель, из которой на прялке при помощи веретена скручивали нить. Так же получали шерстяную нить. Из нити на ткацком станке ткали материю. Станки были разных типов—и упрощенные, для тканья рогож, поясов, сит, и более совершенные, для получения ткани из льна, конопли (холстов) и шерсти (сукна). Ткани затем подвергались отбеливанию, кото­рое включало в себя несколько процедур—запаривание в золь­ном растворе, вымачивание, отбивание деревянными вальками. Холсты могли также отбеливать в навозе или в растворе из сыворотки, муки и гашеной извести. После этих процедур ткань становилась белее и мягче.

Материю при необходимости красили. Красители получали из трав (горец, подмаренник, дрок), коры деревьев (дуба, оль­хи), грибов и др. С XIX в. популярной становится так называе­мая кубовая краска (индиго). Узорная окраска делалась набой­кой. На одной стороне деревянной дощечки (манер) вырезался или набивался металлическим штифтом узор. Эту сторону по­гружали в краску, потом дощечку накладывали на ткань и били по ней молотком, получая таким образом узор на материи. Дру­гой способ нанесения разноцветной окраски—погружение тка­ни поочередно в емкости с различными красителями, при этом места, которые окраске не подлежали, покрывали специальным составом — вапой.

На особых станках ткали ковры—ворсовые и гладкие. Из расчесанной и взбитой шерсти валяли войлок и делали войлоч­ные изделия—валенки и головные уборы. Из шерстяной нити вязали спицами варежки, носки, платки.

Кожи и шкуры получали как от домашних, так и от диких животных. Снятую шкуру вымачивали в воде и в зольном рас­творе, очищали от мездры (остатки мяса и жира), при необ­ходимости удаляли волос, сбривая его или химическим путем, например, закапывая шкуру в болото или в навоз. Затем шкуру смазывали жиром или дегтем и размягчали, используя специ­альное приспособление — мяло, либо на мялке для льна и коно­пли. Таким образом получалась сыромять, которая шла на из­готовление сбруи, ремней, поршней и т. д. Другие технологии позволяли получать разные сорта высококачественных кож— сафьян, юфть, шевро.

Шкуры, которые шли на изготовление одежды, головных убо­ров, некоторых видов обуви, квасили и дубили. Квашение производилось в растворе кваса с другими компонентами, так обычно выделывались овчины белого цвета для пошива тулу­пов и полушубков. Для того чтобы шкура была более прочной, водонепроницаемой и окрашенной, ее дубили в растворах, сде­ланных с использованием коры различных деревьев: дуба, ивы и др.

МУЖСКАЯ ОДЕЖДА. Традиционная мужская одежда рус­ских была довольно едина по всей территории их проживания. Она состояла из рубахи, штанов и верхней одежды нескольких видов.

Рубаха обычно шилась из неокрашенной материи. Существо­вали архаичные туникообразные рубахи, но к концу XIX в. пре­обладали рубахи более сложного кроя, со вставками подмышка­ми (ластовицами) и иногда на плечах (поликами). На спине от плеча до пояса могла быть полотняная подкладка (подоплека). Рубаха, как правило, украшалась вышивкой или тканым орна­ментом по вороту, на рукавах и на подоле. Длиной она была до середины бедра, более длинной у стариков. Воротник рубахи был либо невысокий стоячий, либо отложной, мог и отсутство­вать, рубаха без воротника называлась голошейкой. На груди делался разрез, вертикальный посередине, сбоку или косой. Во­ротник затягивался тесемками, либо застегивался на пуговицу, оловянную или медную.

Штаны — слово тюркского происхождения, вытеснившее бо­лее раннее название — порты, которое означало и одежду во­обще и материю. Штаны у русских имели узкий шаг, верхний край их подшивался, в рубец вставляли шнурок или ремень, на которых они держались на поясе. Шили штаны из не однотонной материи, так называемой пестряди.

Верхняя мужская одежда была довольно разнообразной как по покрою, который эволюционировал от прямого к отрезному в талии с большим количеством боковых вставок — боров, так и по номенклатуре, последняя с покроем далеко не всегда совпада­ла,— зипун, сермяга, пониток, однорядка, армяк и т.д. Шилась верхняя одежда обычно из сукна. Зимой также носили овчинную одежду мехом внутрь, дубленую и недубленую — отрезной в талии полушубок или длинный прямоспинный тулуп, сверху их могли для большего тепла покрывать материей. Из меха диких животных — лисы, волка, медведя — шились шубы, тоже широкие и прямоспинные, обычно с большим воротником, мехом наружу или внутрь. Запахивалась верхняя одежда на левую сторону и застегивалась или подвязывалась поясом, празднич­ную могли украсить вышивкой и аппликацией.

Поясом подвязывались и рубахи, вообще ходить без него мужчинам и женщинам считалось таким же грехом, как и ходить без креста. Делались пояса из разных материалов — лыка, ко­жи, турецких и персидских шалей, самыми распространенными были тканые из шерстяных или хлопчатобумажных ниток.

Мужские головные уборы не отличались разнообразием. В летнее время носили высокие цилиндрические или конические валяные шапки, которые назывались гречневики, черепники, матерки, зимой—меховые ушанки, малахаи, треухи. С конца XIX в. популярными становятся картузы из фабричной ткани с козырьком, близкие по форме к военной фуражке.

Однотипны были прически у мужчин. Волосы на голове под­стригали, для ровности надев горшок («в кружало»), парни бри­лись, иногда оставляя усы, мужчины средних лет могли носить бороду, в то время как для старика она была обязательной при­надлежностью. Из украшений только у самых больших щего­лей на деревне могла быть серебряная серьга в левом ухе, а на пальцах перстни и кольца.

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖЛА. У русских бытовало несколько ком­плексов традиционной женской одежды, наиболее распростра­ненными из них были северно- и южнорусский. Общим элемен­том женской одежды была рубаха. Шилась она более длинной, чем мужская, часто имела плечевые вставки—полики, прямые у севернорусских, косые у южнорусских. Известны были туникообразные рубахи—их носили старообрядцы, они также входи­ли в комплект погребальной одежды. Виды воротов были такие же, как у мужских рубах, а разрез делался вертикальным посре­дине груди. Женская рубаха могла состоять из двух частей — верхней (воротушка) и нижней (подстава), верхняя часть могла носиться самостоятельно. Рубахи женщин богато орнаменти­ровались—вышивкой, ткачеством украшались полики, ворот, подол, рукава.

В севернорусский комплекс женской одежды, кроме рубахи, входили сарафан и кокошник. Сарафан одевался поверх рубахи и подвязывался поясом. Известно было несколько его видов — сукман (самый архаичный), клинник, круглый, или московский, который чаще назывался по виду материи—атласник, штофник, клетовник и т. д. С сарафаном севернорусские женщины носили кокошник—головной убор различных форм и названий—кика, шишак, «седлом», однодворческий и др. Кокошник богато укра­шался жемчугом, золотной нитью, цветными стеклами и други­ми декоративными элементами и стоил довольно дорого.

Для южнорусского комплекса женской одежды были харак­терны понева и кичка. Понева—поясная одежда, часто из шер­стяной клетчатой ткани, держалась она на вздержке. Самая архаичная понева делалась из трех кусков несшитой материи, которые закреплялись на поясе, более поздними типами были растополка, у которой эти три куска ткани уже сшивались, и глухая—со вставленным другого цвета четвертым куском. Поневу девушка начинала носить со вступлением в брачный воз­раст, первое надевание ее сопровождалось обрядностью. К на­чалу XX в. поневу стала вытеснять юбка. Поверх поневы южно­русские женщины носили другие виды одежды—занавеску, пе­редник, насов и т. п. Женским головным убором у южной груп­пы русских была обычно кичка, иногда рогатая, разных видов, как и кокошник, богато украшенная.

Названия русских женских головных уборов и их частей ча­сто имели орнитоморфный характер: кокошь — курица на яй­цах (вариант — петух); кика—птица; сорока и т.д. Тяжелые, неудобные и дорогие, они в конце XIX—начале XX в. стали вытесняться платками и шалями.

Женский головной убор полностью закрывал волосы, по­явиться с открытыми волосами на людях, «опростоволосить­ся», считалось крайне неприличным. От женских отличались девичьи головные уборы (повязки, венки, челки и т.д.), кото­рые, наоборот, оставляли волосы открытыми. Различны были и прически — женщины волосы заплетали в две косы и уклады­вали их, а девушки волосы носили распущенными или заплетали в одну косу.

Верхняя женская одежда отчасти была сходна с мужской — кафтаны, зипуны, овчинные полушубки и др., тоже с левым запа­хом. Но были и специфические виды женской одежды—шугаи, душегреи, епанечки и т. д., короткие, с сильным расширением от талии или выше, на лямках или с рукавами, нередко из дорогой материи и с богатой отделкой.

Разнообразны были женские и девичьи украшения—височ­ные подвески из бисера, стекляруса, птичьих перьев, серьги в ушах, перстни и кольца на пальцах рук, нагрудные, ожерелья из жемчуга, янтаря и др.

Кроме северно- и южнорусского комплексов женской одежды бытовал еще западнорусский, состоявший из поневы в два по­лотнища или полосатой юбки (андарака), наметки в качестве головного убора и суконной свиты. Своеобразной была одежда казачества, в среде которого встречались оба основных ком­плекса и присутствовали также элементы одежды, заимствован­ные у других народов. Заимствования были характерны и для одежды русского населения Сибири.

ОБУВЬ. У мужчин и у женщин обувь была довольно сход­ной. Самой распространенной были лапти, которые плелись в основном из липового лыка. Для русских лаптей характерно диагональное плетение и закругленность носов. Лапти широ­ко использовались не только в повседневной, но и в обрядо­вой жизни—в них венчали, хоронили, ими били сватов перед сватовством и т. д. Зимние лапти подбивали паклей, они на­зывались «с подковыркой», делали праздничные лапти («писа­ные») —мелкого плетения из разноцветного лыка, что создава­ло шахматный узор. Лапти носили с онучами, представлявши­ми собой полоски белого или серого сукна, держались на ногах лапти и онучи оборами—веревочками из пеньки, лыка, шерсти, кожи. В грязь и в холод на ноги надевали ступни—обувь пря­мого плетения из широких полос березовой коры.

Кроме плетеной обуви носили кожаную. Это—поршни, сде­ланные из одного куска кожи, присборенные в верхней части. Более распространены были сапоги, хотя повседневной обувью они были только в зажиточных семьях. Назывались они «рус­скими», отличались высокими голенищами и круглыми носа­ми, имели каблук и шились из черной кожи, праздничные могли быть украшены разноцветной аппликацией. Специфически жен­ской обувью были коты—высокие ботинки с частой шнуровкой, на высоком каблуке. Зимой носили войлочные валенки.

ПИЩАСвоеобразие пищи русских определялось особенностями их хозяйственных занятий—преобладало зерновое земледелие; религиозным фактором—пища делилась на постную и скором­ную, количество дней постов доходило до 200 и более в году; сезоном—в конце осени и зимой было больше мясной пищи, вес­ной и летом преобладала растительная, оказывали воздействие и такие факторы, как региональный, имущественный, социаль­ный и др. Продукты в пищу употребляли, в основном, в пере­работанном виде, известно было много способов приготовления пищи—варение, печение, жарение, сушение, квашение, каление и т.д.

Из всех продуктов питания главным был хлеб, выпекался, в основном, кислый хлеб, в качестве закваски использовались остатки старого теста. В зависимости от способа очистки му­ки различался хлеб мякинный, решетный, ситный, лучшим был крупчатый. Выпеченный на поду печи хлеб назывался подовым, в форме—формовым. На севере и в центральных районах пре­обладал ржаной и ячменный хлеб, в южных — пшеничный (ка­лач). Делались также изделия из сдобного теста— баранки, бу­блики, крендели, из пресного — сочни, ватрушки, колобки. Осо­бое место занимали пироги, разной формы и с разной начинкой, они были праздничным и обрядовым блюдом. Обрядовым хлеб­ным изделием были также свадебные каравай, рыбник (на севе­ре) и курник (на юге), пасха (сейчас—кулич), которую пекли в высокой форме к Светлому Христову Воскресенью, масленич­ные блины и др. Поедание этих блюд имело не столько физио­логическое, сколько сакральное и социальное значение.

Из муки также делались мучные каши—саломата, кулага, заваруха и др., на основе муки готовили кисели—традицион­ное повседневное и обрядовое блюдо, и очень популярный квас.

Дроблением зерновых получали крупу, которая шла на при­готовление каш, тоже игравших роль и обрядовой пищи. Раз­личались они по крупам (перловая, гречневая, пшенная), варили их на воде или молоке, жидкими и густыми.

Разнообразны были первые блюда, зимой преобладали го­рячие— щи, борщ, рассольник, летом холодные—свекольник, окрошка, тюря; их готовили на мясном бульоне, воде, квасе. С рыбой на первое варили уху. Главным компонентом первых блюд были овощи: капуста, картофель, лук, чеснок, огурцы, свекла и др. Ели овощи и отдельно в свежем, соленом, кваше­ном виде. Особенно много потребляли репы, затем ее вытесняет картофель, который произвел переворот в русской кухне, бла­годаря своей питательности и сочетаемости с разными видами продуктов.

Существенную роль в питании играли продукты собиратель­ства—грибы, ягоды, орехи, травы—щавель, хвощ, борщевник, в качестве напитков использовали соки деревьев — березовый, кленовый.

Много потребляли рыбы, тем более что она считалась пост­ной пищей. Преобладала речная рыба— сом, щука, лещ, карась и др., готовили ее по-разному—варили и жарили, вялили и су­шили, коптили, у северных народов были заимствованы такие блюда, как квашеная рыба и строганина.

Мясо на столе появлялось нечасто и обычно было приправой к другим блюдам. С мясом могли готовить первые блюда, из него делали жаркое, холодец, пельмени, особенно популярные в Сибири, мясо коптили, солили, но широкая заготовка мясных продуктов впрок в виде колбас, окороков для русских была не­характерна.

Масло употреблялось в пишу разное, и животного проис­хождения— сливочное, а больше топленое, говяжий, бараний, свиной жиры, и растительные масла—льняное, конопляное, с XIX в. подсолнечное, реже горчичное, маковое, тыквенное. Ели яйца, главным образом, вареные, молоко в свежем и сквашеном виде, творог и сыр, из творога делали обрядовую пасху. В ка­честве приправы к разным блюдам использовали сметану.

Разнообразны были напитки, самые распространенные среди них квас и кисель. Праздничными хмельными напитками были пиво и брага, а в особо торжественных случаях водка. Произ­водство и продажа ее были монополией государства, но в кре­стьянской среде практиковалась тайная выгонка водки, назы­вавшейся самосидкой, или самогонкой. В городах был популя­рен горячий напиток на основе меда—сбитень, особенно охот­но его пили зимой. Чай на Руси сначала известен был только травный, настоящий появляется в XVII в., но доступным по цене основной массе населения он становится лишь в XIX в.

Обряды жизненного цикла

По мере взросления человека менялись его права и обязанно­сти. Это соответствие возраста и социального статуса фиксиро­валось в терминологии — кувятка (младенец), недоросль (ребе­нок 7-8 лет), борнавояок (мальчик постарше, помогающий отцу во время боронования пашни) и т. д. Понятно, что переход из одного состояния в другое происходил постепенно, но три мо­мента в жизни человека имели практически дискретный Харак­тер— рождение, брак и смерть, поэтому они сопровождались большим количеством обрядовых действий.

 

УКРАИНЦЫ


Украинская народность формировалась на территории, ко­торая была ядром Древнерусского государства,—Киевского, Чернигово-Северского и Переяславского княжеств. Впервые понятие «Украина» встречается в Киевской летописи под 1187 г. в связи с событиями в Переяславской земле—смертью князя Владимира Глебовича. Со временем оно стало применяться к территории Среднего Поднепровья. Сначала «Украина» была территориальным названием наряду с другими, но именно оно дает начало этнониму — украинцы. Под 1305г. впервые зафик­сировано еще одно понятие—«Малая Русь» (сначала приме­нительно к Галицкой митрополии, а затем к Галицким землям), происходящий от него этноним «малороссы» стал употреблять­ся как аналогичный «украинцам».



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.231.61 (0.024 с.)