Глава 1. Восточные славяне. Их соседи.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 1. Восточные славяне. Их соседи.



Введение

Что разуметь под началом истории какого-либо народа? С чего начинать историю его происхождения?

Древний мир оставил нам очень немного известий о восточных славянах. Первые письменные свидетельства о славянах относятся к I—II вв. н.э. О них сообщали римские, арабские, византийские источники.

На многие вопросы наука до сих пор способна отвечать лишь предположительно. Так, одни историки полагают, что еще в первом тысячелетии до н. э. на территории восточной Европы проживали славянские племена, с которыми они связывают археологические культуры. Другие говорят, что в более поздние периоды обнаруживается несходство керамики этих культур. Многие считают, что славяне – народ дикий и варварский, а иные утверждают, что славяне – народ не кочевой, а оседлый.

Первые бесспорно славянские памятники появляются в Восточной Европе на берегах Днепра в VI в. н. э. Серьезным письменным источником, несомненно, является Повесть временных лет – первая русская летопись, которая датируется XII в н. э. Автор летописи подробно описывает расселение славянских племен и период, непосредственно предшествующий образованию древнерусского государства.

Начало истории народа должно обозначаться более явственными, уловимыми признаками. Их следует искать, прежде всего, в памяти самого народа. Первое, что запомнил о себе народ, и должно указывать путь к началу его истории. Народ есть население, не только совместно живущее, но и совокупно действующее, имеющее общий язык и общие судьбы. Потому в народной памяти обыкновенно надолго удерживаются события, которые впервые коснулись всего народа, в которых весь он принял участие и через это совокупное участие впервые почувствовал себя единым целым. Но такие события обыкновенно не проходят бесследно не только для народной памяти, но и для народной жизни: они выводят составные части народа из разрозненного состояния, соединяют его силы для какой-либо общей цели и закрепляют это соединение какой-либо связующей, для всех обязательной формой общежития. Таковы, по моему мнению, два тесно связанных между собою признака, обозначающие начало истории народа; самое раннее воспоминание его о самом себе и самая ранняя общественная форма, объединившая его в каком-либо совокупном действии. Можно ли найти такие признаки в истории нашего народа?

 

Глава 1. Восточные славяне. Их соседи.

Расселение восточных славян.

Начальная летопись не помнит времени прихода славян из Азии в Европу; она знает их уже на Дунае.

Древнейшим местом жительства славян в Европе были северные склоны Карпатских гор. Там они были известны еще в римские, готские и гуннские времена под именем венедов, антов и склавен. Отсюда славяне разошлись в разные стороны: на юг (балканские славяне), на запад (чехи, моравы, поляки), на восток (русские славяне).

Восточная ветвь славян пришла на Днепр вероятно еще в VII в. и, постепенно расселяясь, дошла до озера Ильмень и верхней Оки.

Из русских славян вблизи Карпат остались хорваты и волыняне (по иному - дулебы, бужане). Поляне, древляне и дреговичи основались на правом берегу Днепра и на его правых притоках. Северяне, радимичи и вятичи перевалили за Днепр и сели на его левых притоках, причем вятичи успели продвинуться даже на Оку. Кривичи тоже вышли из системы Днепра на север, на верховья Волги и Западной Двины, а их отрасль словене заняли речную систему озера Ильменя.

В своем движении вверх по Днепру, на северных и северо-восточных окраинах своих новых поселений, славяне приходили в непосредственную близость с финскими племенами. Они постепенно оттесняли их все далее на север и северо-восток. В то же время на северо-западе соседями славян оказывались литовские племена, понемногу отступавшие к Балтийскому морю перед напором славянской колонизации.

На восточных окраинах, со стороны степей, славяне, в свою очередь, много терпели от кочевых азиатских пришельцев. Позднее же поляне, северяне, радимичи и вятичи, жившие восточнее прочих родичей, в большей близости к степям, были покорены хазарами, можно сказать, вошли в состав хазарской державы. Так определилось первоначальное соседство русских славян.

 

 

Соседи восточных славян.

Самым диким из всех соседивших со славянами племен было финское племя, которое составляло одну из отраслей монгольской расы. Финны жили с незапамятной поры, подчиняясь воздействию как скифов с сарматами, так позднее готов, тюрков, литовцев и славян. Делясь на много маленьких народцев (чудь, весь, емь, эсты, меря, мордва, черемисы, вотяки, зыряне и многие другие), финны занимали своими редкими поселениями громадные лесные пространства всего русского севера. Не имевшие никакого внутреннего устройства они оставались в первобытной дикости и простоте. Легко поддавались всякому вторжению в их земли, быстро подчинялись более культурным пришельцам и ассимилировались с ними, или без заметной борьбы уступали им свои земли и уходили от них на север или восток. Таким образом, с постепенным расселением славян в средней и северной России масса финских земель переходила к славянам. Лишь изредка там, где финские жрецы-шаманы (по старому русскому названию "волхвы" и "кудесники") поднимали свой народ на борьбу, финны становились против русских. Но эта борьба кончалась неизменной победой славянства.

Одновременно со славянским воздействием на финнов началось сильное воздействие на них со стороны тюркского народа - болгар волжских (названных так в отличие от болгар дунайских). Пришедшие с низовьев Волги к устьям Камы кочевые болгары основались здесь и построили города, в которых началась оживленная торговля. Сношения с арабами и хазарами распространили между болгарами некоторую образованность. Болгарские города (в особенности Болгар или Булгар на самой Волге) стали очень влиятельными центрами для всей области верхней Волги и Камы, населенной финскими племенами.

Влияние болгарских городов сказывалось и на русских славянах, которые торговали с болгарами, а впоследствии враждовали с ними. В политическом отношении волжские болгары не были сильным народом. Зависели они первоначально от хазар. С падением хазарского царства, болгары существовали самостоятельно, но много терпели от русских набегов и были окончательно разорены в XIII в. татарами.

Литовские племена (литва, жмудь, латыши, пруссы, ятвяги и др.) заселяли те места, на которых их позднее застали славяне. Поселения литовцев занимали бассейны рек Неман и Западной Двины и от Балтийского моря доходили до реки Припяти и истоков Днепра и Волги. Отступая постепенно перед славянами, литовцы сосредоточились по Неману и Западной Двине в дремучих лесах ближайшей к морю полосы. Племена их не были объединены, они делились на отдельные роды и взаимно враждовали. Там, где литовцы непосредственно соседили с русскими, они заметно поддавались культурному их влиянию.

По отношению к финским и литовским своим соседям русские славяне чувствовали свое превосходство и держались наступательно. Совсем иначе было дело с хазарами. Кочевое тюркское племя хазар прочно осело на Кавказе и в южнорусских степях. Забегая вперед скажем, что позднее, в Х в., когда хазары ослабели от упорной борьбы с новым кочевым племенем — печенегами, русские сами стали нападать на хазар и способствовали падению Хазарского государства.

Перечень соседей русских славян необходимо дополнить указанием на варягов, которые не являлись прямыми соседями славян, которые приходили к славянам "из-за моря". Именем "варягов" ("варангов", "вэрингов") называли норманнов, выходивших из Скандинавии в другие страны. Такие выходцы стали появляться с IX в. среди славянских племен на Волхове и Днепре, на Черном море и в Греции в виде военных или торговых дружин. Среди русских славян с середины IX столетия варягов было много, что их можно назвать прямыми сожителями русских славян. Они вместе торговали с греками и арабами, вместе воевали против общих врагов, иногда ссорились и враждовали, причем, то варяги подчиняли себе славян, то славяне прогоняли варягов "за море" на их родину. Влияния варяг на славян почти незаметно, потому в культурном отношении варяги не были выше славянского населения той эпохи.

Прежде всего — славяне народ не кочевой, а оседлый. Уже Тацит, который сближает их с сарматами, отмечает, что они были диким народом, но отличались от сарматов тем, что жили оседло и строили дома. Оседлость славян надо понимать в том смысле, что главный капитал их состоял не в стадах и табунах, а в земле, и хозяйство было основано на эксплуатации земли. Но эта оседлость была не прочна, так как, истощив пашню на одном месте, славяне легко покидали свое жилище и искали другого. Таким образом, поселки славян имели первоначально очень подвижный характер. Об этом согласно свидетельствуют и греческие писатели и летописец, который говорит о древлянах и вятичах так, что можно понять, что они только что принялись за обработку земли. Древляне, которые, по словам летописца, "живяху звериньским образом", уже ко времени летописца "делают нивы своя и земля своя". Области, в которых приходилось жить и пахать славянам, были лесные, поэтому рядом с земледелием возникла и эксплуатация лесов, развиты лесные промыслы, бортничество и охота с целью промышленною. Воск, мед и шкуры были искони предметами торговли, которыми славилась Русь на Дунае. Святослав, например, желая остаться на Дунае, говорит: "Хочу жити в Переяславце на Дунае, яко то есть середа в земли моей, яко ту вся благая сходятся"; и далее он перечисляет, что привозят туда из Греции и Рима, а о Руси говорит: "Из Руси же скора и мед, воск и челядь". Охота на пушного зверя составляла один из основных промыслов славян, точно так же, как изделия из дерева (лодки и т. п.).

 

Торговля.

В оборот хозяйственной жизни славян издавна входила и торговля. На пространстве от южного побережья Балтийского моря до Урала и Волги находят клады с арабскими (куфическими) монетами, относящимися к VIII, даже и к VII в. Если принять во внимание, что у арабов был обычай при каждом халифе перечеканивать монеты, то можно приблизительно точно определить время, по крайней мере,(с67) век, в котором зарыт клад. На основании этого и делают вывод, что в VIII, IX и Х вв. те народы, которые жили на Руси, вели торговлю с арабами. Эти археологические предположения совпадают с рассказами арабских писателей, которые передают нам, что арабы торговали в пределах нынешней России и, между прочим, с народом Росс. Велась торговля, вероятно, речными путями, по крайней мере, клады своим местонахождением намекают на это. О размерах торговых оборотов мы можем судить, напр., по тому, что у Великих Лук и недавно у Твери найдены клады в несколько тысяч рублей. Возможность зарыть в одном кладе столько ценностей показывает, что торговля велась большими капиталами. В торговле с Востоком для славян, как мы уже видели, большое значение имели хазары, открывшие им безопасный путь к Каспийскому морю. Под покровительством этих же хазар славяне проникли и в Азию. Это было одно направление торговли славян-русских. Второе вело в Грецию на юг. Древний договор Олега с греками показывает, что подобные торговые договоры писались уже и раньше и что в Х в. сложились уже определенные формы и традиции торговых сношений. Указывают и еще торговый путь, который шел из Руси в Западную Европу. Профессор Васильевский, основываясь на хороших данных, говорит, что славяне в глубокой древности под именем "ругов" постоянно торговали на верхнем Дунае. Таким образом, сведения, которые мы имеем от древнейшей поры, показывают, что рядом с земледелием славяне занимались и торговлею; а при таком условии мы можем предположить у славян раннее существование городов как торгово-промышленных центров. Этот вывод — вывод несомненный — проливает яркий свет на некоторые явления древней киевской жизни. Хотя Иордан и утверждал, что у славян не было городов, тем не менее с первого же времени исторической жизни славян мы видим у них признаки развития городской жизни. Скандинавские саги, знакомые с Русью, зовут ее "Гардарик", т. е. страна городов. Летопись уже не помнит времени возникновения на Руси многих городов, они были "изначала". Главнейшие города древней Руси (Новгород, Полоцк, Ростов, Смоленск, Киев, Чернигов) все расположены на речных торговых путях и имели значение именно торговое, а не были только пунктами племенной обороны.

Политическая.

Юридическая.

Мировоззрение и вера.

Культ природы.

В сохранённых позднейшими памятниками скудных чертах мифологии восточных славян можно различить два порядка верований. Одни из них можно признать остатками почитания видимой природы. В русских памятниках уцелели следы поклонения небу под именем Сварога, солнцу под именами Дажбога, Хорса, Велеса, грому и молнии под (с.132)именем Перуна, богу ветров Стрибогу, огню и другим силам и явлениям природы. Дажбог и божество огня считались сыновьями Сварога, звались Сварожичами.

Таким образом на русском Олимпе различались поколения богов - знак, что в народной памяти сохранялись ещё моменты мифологического процесса. Уже в VI в., по свидетельству Прокопия, славяне признавали повелителем вселенной одного бога-громовержца, т. е. Перуна. По нашей Начальной летописи Перун - главное божество русских славян рядом с Велесом, который характеризуется названием «скотьего бога» в смысле покровителя стад, а может быть, и в значении бога богатства: на языке этой летописи слово скот сохраняло ещё старинное значение денег.

Общественное богослужение ещё не установилось, и даже в последние времена язычества видим только слабые его зачатки. Незаметно ни храмов, ни жреческого класса; но были отдельные волхвы, кудесники, к которым обращались за гаданиями и которые имели большое влияние на народ. На открытых местах, преимущественно на холмах, ставились изображения богов, пред которыми совершались некоторые обряды и приносились требы (жертвы).

Так, в Киеве на холме стоял идол Перуна, перед которым Игорь в 945 г. приносил клятву в соблюдении заключённого с греками договора. Владимир, утвердившись в Киеве в 980 г., поставил здесь на холме кумиры Перуна с серебряной головой и золотыми усами, Хорса, Дажбога, Стрибога и других богов, которым князь и народ приносили жертвы.2

 

Большее развитие получил и крепче держался Другой ряд верований - культ предков. В старинных русских памятниках средоточием этого культа является со значением охранителя родичей род со своими рожаницами, т. е. Дед с бабушками, - намёк на господствовавшее некогда между славянами многоженство. Тот же обоготворённый предок чествовался под именем чура, в церковно-(с.133)славянской форме щура; эта форма доселе уцелела в сложном слове пращур. Значение этого деда-родоначальника как охранителя родичей доселе сохранилось в заклинании от нечистой силы или нежданной опасности: чур меня! т. е. храни меня, дед. Охраняя родичей от всякого лиха, чур оберегал и их родовое достояние. Предание, оставившее следы в языке, придаёт чуру значение, одинаковое с римским Термом, значение сберегателя родовых полей и границ. Нарушение межи, надлежащей границы, законной меры мы и теперь выражаем словом чересчур; значит, чур - мера, граница. Этим значением чура можно, кажется, объяснить одну черту погребального обряда у русских славян, как его описывает Начальная летопись. Покойника, совершив над ним тризну, сжигали, кости его собирали в малую посудину и ставили на столбу на распутиях, где скрещиваются пути, т. е. сходятся межи разных владений. Придорожные столбы, на которых стояли сосуды с прахом предков, - это межевые знаки, охранявшие границы родового поля или дедовской усадьбы. Отсюда суеверный страх, овладевавший русским человеком на перекрёстках: здесь, на нейтральной почве родич чувствовал себя на чужбине, не дома, за пределами родного поля, вне сферы мощи своих охранительных чуров. Всё это, по-видимому, говорит о первобытной широте, цельности родового союза. И однако в народных преданиях и поверьях этот чур-дед, хранитель рода, является ещё с именем дедушки домового, т. е. хранителя не целого рода, а отдельного двора. Таким образом, не колебля народных верований и преданий, связанных с первобытным родовым союзом, расселение должно было разрушать юридическую связь рода, заменяя родство соседством. И эта замена оставила некоторый след в языке: сябр, шабер, по первоначальному, коренному значению родственник (ср. лат. consobrinus), потом получил значение соседа, товарища.

Язык и грамота.

Введение

Что разуметь под началом истории какого-либо народа? С чего начинать историю его происхождения?

Древний мир оставил нам очень немного известий о восточных славянах. Первые письменные свидетельства о славянах относятся к I—II вв. н.э. О них сообщали римские, арабские, византийские источники.

На многие вопросы наука до сих пор способна отвечать лишь предположительно. Так, одни историки полагают, что еще в первом тысячелетии до н. э. на территории восточной Европы проживали славянские племена, с которыми они связывают археологические культуры. Другие говорят, что в более поздние периоды обнаруживается несходство керамики этих культур. Многие считают, что славяне – народ дикий и варварский, а иные утверждают, что славяне – народ не кочевой, а оседлый.

Первые бесспорно славянские памятники появляются в Восточной Европе на берегах Днепра в VI в. н. э. Серьезным письменным источником, несомненно, является Повесть временных лет – первая русская летопись, которая датируется XII в н. э. Автор летописи подробно описывает расселение славянских племен и период, непосредственно предшествующий образованию древнерусского государства.

Начало истории народа должно обозначаться более явственными, уловимыми признаками. Их следует искать, прежде всего, в памяти самого народа. Первое, что запомнил о себе народ, и должно указывать путь к началу его истории. Народ есть население, не только совместно живущее, но и совокупно действующее, имеющее общий язык и общие судьбы. Потому в народной памяти обыкновенно надолго удерживаются события, которые впервые коснулись всего народа, в которых весь он принял участие и через это совокупное участие впервые почувствовал себя единым целым. Но такие события обыкновенно не проходят бесследно не только для народной памяти, но и для народной жизни: они выводят составные части народа из разрозненного состояния, соединяют его силы для какой-либо общей цели и закрепляют это соединение какой-либо связующей, для всех обязательной формой общежития. Таковы, по моему мнению, два тесно связанных между собою признака, обозначающие начало истории народа; самое раннее воспоминание его о самом себе и самая ранняя общественная форма, объединившая его в каком-либо совокупном действии. Можно ли найти такие признаки в истории нашего народа?

 

Глава 1. Восточные славяне. Их соседи.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.179.228 (0.013 с.)