ТОП 10:

Третий период маньчжуро-китайской войны - оборона Центрального и Южного Китая и антиманьчжурские народные восстания (1645–1652 гг.).



Маньчжуры с помощью предателей родины — китайских феодалов легко овладели Северным Китаем, истощенным антифеодальной войной. В дальнейшем они встретили упорное сопротивление народа Центрального, и Южного Китая, территорию которых почти не затронула крестьянская война. Здесь объединились антиманьчжурские силы, включавшие крестьян, горожан, купечество, шэньши и мелких феодалов. Но и на юге крупные феодалы предавали интересы страны.

Маньчжуры стремились прежде всего овладеть приморскими провинциями — Южной Чжили, Чжэцзяном и Фуцзянем. Одновременно они продвигались в Сычуань, которую в 1646 г. упорно обороняли повстанцы во главе с Чжан Сяньчжуном, [610] и в Хубей, где оборонялись повстанцы во главе с Ли Го, племянником Ли Цзы-чэна.

В юго-восточных провинциях Китая большую роль в организации антиманьчжурских сил играло приморское купечество, возглавлявшееся старшиной Чжэн Чжи-луном. Для борьбы с маньчжурами китайские купцы сформировали флотилию в 3 тыс. кораблей. Однако феодалы и богатые купцы боялись вооружать крестьянские массы для борьбы с чужеземными завоевателями, что ослабляло антиманьчжурские силы. Оборону Китая дезорганизовывали также феодальные противоречия, которыми умело пользовались маньчжуры.

При осаде укрепленных китайских городов завоеватели применяли артиллерию. Но и китайцы умело пользовались артиллерией. В 1646 г. маньчжуры взяли упорно оборонявшийся г. Фучжоу в провинции Фуцзянь, а в январе 1647 г. заняли Кантон. В провинции Гуанси они встретили наиболее организованное сопротивление.

Оборона китайцамиГуйлиня в 1647–1648 гг. В 1647 г. маньчжуры вторглись в провинцию Гуанси и подошли к хорошо укрепленному г. Гуйлинь. Еще в период обложения города они дважды были атакованы оборонявшимися китайцами. Один из китайских отрядов, находившийся за пределами города, должен был усилить гарнизон. Была возможность войти в крепость незаметно через не занятый еще маньчжурами участок. Однако командир отряда «решился отворить себе путь обнаженным мечом», т. е. прорваться через расположение врага, тем самым подняв моральный дух гарнизона крепости. Внезапное нападение китайского отряда застало маньчжуров врасплох, и они понесли значительные потери. Отряд прошел в крепость.

Вслед за этим начальник китайского гарнизона организовал вылазку с добровольным участием только что прибывшего отряда во главе с командиром. Китайцы напали «врасплох на две разные части стана, расстроили оные, и возвратились в город, получив над татарами (маньчжурами. — Е. Р. ) вскоре полнейшее преимущество. После сего полководец их, боясь нового нападения, паче прежних еще сильнейшего, рассудил за благо оставить осаду...»{643} Оборонявшиеся достигли внезапности искусным выбором момента нападения, произведя вылазку сейчас же вслед за прорывом отряда в крепость. Смелые действия китайцев оказались неожиданными для маньчжуров, понесших значительные потери в процессе обложения крепости и поэтому снявших ее осаду.

Китайское командование воспользовалось отступлением маньчжуров и усилило гарнизон Гуйлиня свежими войсками. [611]

Враг также получил пополнение и возобновил осаду. Для осуществления полной блокады крепости у маньчжуров не хватало сил, чем воспользовались оборонявшиеся.

Начальник китайского гарнизона приказал артиллерийскому офицеру переправиться через реку, протекавшую у крепостной стены, и установить несколько батарей из крупнокалиберных пушек, расположив их против лагеря врага. Для прикрытия артиллерии был сформирован сильный отряд из лучших войск. Гарнизон крепости готовился к вылазке под прикрытием артиллерийского огня. Оборону крепости начальник гарнизона возложил на вооруженных горожан.

На крепостных стенах было организовано наблюдение за действиями китайской артиллерии. «Узнав по великой тревоге, примеченной в стане (врага. — Е. Р. ), что дело (уартиллеристов. — Е. Р. ) идет успешно, отворили городские ворота; Томас же (начальник гарнизона. — Е. Р. ), ведя людей своих, устремился на татар подобно молнии, и побил у них на праве и на леве бесчисленное множество народа. По крайней мере войско их совсем было разбито, и потеряло 20000 человек»{644}.

Во время вылазки гарнизона начальник выдвинутой за реку китайской артиллерии проявил разумную инициативу и осуществил смелый маневр, основанный на взаимодействии отряда прикрытия с артиллерийским огнем. Начальник артиллерии заметил большой отряд маньчжуров, который спускался с горы, направляясь в свой лагерь на помощь войскам, осаждавшим крепость. «Сия помощь, сошед в долину, долженствовала идти вправо батарей, чтоб следовать вдоль по реке, и искать в ней брода, недалеко оттуда лежащего. Искусный китаец (начальник артиллерии. — Е. Р. ) дал подойти сим новым неприятелям так близко, что мог уже стрелять по ним в бок (во фланг. — Е. Р. ) в открытом месте и изрытом небольшими каналами. По наступлении сего времени, между тем как артиллерия его производила ужасный огонь по левому боку (флангу. — Е. Р. ) татарской (маньчжурской. — Е. Р. ) колонны, сам он (с артиллерийским прикрытием. — Е. Р. ) пошел нападать на оную с тыла со всеми лучшими из людей своих: он гнал задние ряды, опровергал наперед идущие, и наступал до тех пор, как увидел уже сих маньчжур подавляющих самих себя, или истребленных артиллерией. Некоторые думали спастись, бежав броситься в реку; но сие было для того, чтоб потонуть в ней: ибо глубина воды, и страх, объявших их, привел в несостояние сыскать брод»{645}.

В результате хорошо организованного взаимодействия [612] китайских войск, инициативы и смелости их начальников, а также умелого использования полевой артиллерии враг потерпел поражение. Осада Гуйлиня снова была снята.

Маньчжуры пытались компенсировать свою неудачу, предприняв осаду и штурм крепости Суентшеу в той же провинции Гуанси. Но китайцы «так хорошо побили татар (маньчжуров. — Е. Р. ), что едва остался из них один, который мог бы уведомить полководца о совершенной сего корпуса гибели»{646}.

В середине 1648 г. маньчжуры вновь предприняли осаду Гуйлиня, рассчитывая на ослабление его гарнизона. Однако начальник гарнизона, за месяц до этого предупрежденный о планах противника, принял меры для сосредоточения своих сил и осуществления нового замысла. Отрядам войск провинции было приказано скрытно двигаться к назначенному сборному пункту, где они поступали под командование присланного из крепости военачальника, имевшего указания о дальнейших действиях.

Небольшой гарнизон Гуйлиня не вызывал у маньчжуров опасения, и они «расположились станом весьма покойно. Не было никакой вылазки, и даже не примечено никакого старания в гарнизоне, которое могло бы тревожить осаждающих»{647}. Усыпив бдительность врага, начальник гарнизона рано утром выступил из крепости со всем гарнизоном, опять поручив оборону крепости вооруженным горожанам. Маньчжуры рассчитывали легко отразить слабые силы китайцев. Но обстановка оказалась более сложной.

«Маньчжуры едва вооружились, как увидели себя атакованных со всех сторон целою армией, которая во всю ночь шла с намерением дойти до них и напасть в час назначенный. В сие мгновение удивление их было толь чрезвычайно, что, не взирая на все то, что генералы их ни делали, мгновенно переродилось оно в ужас. Побито у них около 10000 человек, сверх большого числа подавленных на берегу реки Куейлина, или утопших с желанием перебраться через оную»{648}.

Китайцы нанесли новое поражение маньчжурам благодаря мужеству своих солдат и искусству их командования. Взаимодействие деблокирующих войск с вылазкой гарнизона крепости — сложная задача в области военного искусства. Китайское командование решило ее успешно.

Героическая оборона Гуйлиня продолжалась более года. Китайский народ отстоял этот важный опорный пункт провинции [613] Гуанси, Маньчжуры не смогли его взять. Эта успешная борьба китайцев показывала, что нашествие иноземных завоевателей можно отразить. Однако китайские феодалы свои личные и классовые интересы ставили выше общенациональных интересов и предавали свой народ, которого они боялись больше иноземцев.

Опираясь на продажную верхушку феодальной знати, чиновничества и богачей, маньчжуры в конечном счете утвердили свое господство в Китае. Антиманьчжурские народные восстания продолжались в 1648–1652 гг. В результате восьмимесячной осады Кантона маньчжуры с помощью китайских изменников в 1650 г. овладели этим важным опорным пунктом Южного Китая, истребив свыше 100 тыс. жителей. Вслед за этим был взят и разгромлен героический Гуйлинь. Только в 1683 г. маньчжуры овладели Тайванем. Китай оказался под властью чужеземных завоевателей, утвердивших династию Цинов и создавших новую вооруженную организацию, способную подавлять народные массы, продолжавшие освободительную борьбу.

* * *

Великая крестьянская война в Китае 1626–1645 гг. потрясла устои феодализма, разрушила прогнивший бюрократический аппарат Минской империи и свергла династию Минов. Закрепить успехи крестьянской революции не удалось вследствие вторжения маньчжуров, призванных китайскими феодалами. С помощью чужеземных войск китайским реакционным силам удалось разгромить крестьянские войска, но страна оказалась во власти маньчжуров.

Чужеземные завоеватели упрочили феодальные порядки в Китае, укрепили политический аппарат новой военно-феодальной организацией, отменили прибавки к налогам за последние 20 лет, осуществили ряд мероприятий в интересах купечества. Однако завоевание маньчжурами Китая имело одним из следствий разрушение производительных сил страны. Завоеватели беспощадно расправлялись с народом, отстаивавшим свою страну от чужеземцев, которые разрушали города, опустошали сельские местности, истребляли население. Все это отрицательно сказалось на экономическом, политическом и культурном состоянии страны. Иноземное иго препятствовало ее развитию.

Великая крестьянская антифеодальная война в Китае, переросшая в народную войну против маньчжуров-завоевателей, является важной стадией развития искусства вооруженного восстания угнетенных масс. По сравнению с крестьянскими войнами в Европе она отличается большей организованностью масс, лучшим и более централизованным политическим [614] и военным руководством, более или менее стройными формами организации войск, определенностью стратегических целей и многообразием тактических способов действий, вытекавших из конкретных условий борьбы. Восставшие широко пользовались наступлением и отступлением при невыгодном соотношении сил, обороной и контрнаступлением. Характерна стойкость повстанцев и их руководителей, которые не падали духом даже при крупных поражениях, организовывали прорыв из окружения или отступление, сохраняя кадры для дальнейшей борьбы. С изменением политической ситуации повстанцы возобновляли борьбу, в ходе которой отдельные, но многочисленные нападения на врага в конечном итоге перерастали в наступления большого размаха. Тактика партизанской войны силами мелких отрядов сочеталась с действиями крупных сил, стремившихся к достижению важных тактических целей.

В ходе войны с маньчжурами большую роль начинала играть артиллерия в сухопутных войсках и во флоте. Китайские офицеры умело применяли полевую артиллерию, взаимодействовавшую с пехотой и конницей. У маньчжур была сильная конница. Встретив упорное сопротивление гарнизонов многочисленных китайских крепостей, они с помощью предателей — представителей господствующих классов Китая создали артиллерию, используя технические силы и средства порабощенной страны.

Активная вооруженная борьба китайского народа с чужеземными завоевателями была очень длительной, несмотря на предательскую роль китайской знати, крупных феодалов и высших чиновников. [615]

Глава одиннадцатая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.005 с.)