ТОП 10:

Четвертая фаза боя — отражение шведскими войсками атаки имперской пехоты, ее окружение и уничтожение.



Центр боевого порядка шведской армии был атакован пехотой имперцев (три пехотные бригады). Орудия полевой тяжелой артиллерии шведов от стрельбы так накалились, что из них нельзя было стрелять. Густав Адольф выдвинул артиллерийский резерв, а сам с частью конницы бросился в тыл неприятельской пехоты. Шведская артиллерия открыла огонь с дистанции 300 м, нанося противнику большие потери.

Густые массы имперской пехоты не могли развить свой натиск и остановились. Артиллерия имперцев была захвачена шведами, и огонь ее был направлен против неприятельской пехоты. Легкая артиллерия шведов и мушкетеров с близких дистанций расстреливала пехотные колонны имперцев. Тилли удалось пробиться на север с незначительной частью своей пехоты. Для преследования эксцентрически отступавшего противника Густав Адольф выслал свежие части конницы.

Потери имперцев достигали 12 тыс. человек (7 тыс. убитыми и 5 тыс. пленными). Шведы потеряли 1,5 тыс., саксонцы — около 3 тыс. человек. Все пленные перешли на службу к шведскому королю, армия которого после боя оказалась сильнее, чем до него.

Тилли имел возможность разбить шведов и саксонцев по частям, но дважды упустил выгодные моменты для перехода в наступление, допустил разрыв своего боевого порядка на три части и сам обрек себя на поражение по частям.

Густав Адольф выстроил свои войска в две линии, что увеличило устойчивость боевого порядка, а расчленение по фронту повысило маневренность армии на поле боя. Отсутствие общего резерва лишало командующего важного средства дополнительного маневра.

Шведская армия вела бой не в линейном боевом порядке, а в линиях, составленных из мелких тактических единиц — фирфенлейнов (батальонов), что повышало маневренные возможности армии и обеспечивало войскам успех при действиях против неуклюжих испанских терций. Расчленение армии на мелкие колонны позволяло эффективнее использовать огнестрельное оружие в пехоте и холодное в коннице. Можно говорить лишь о зачатках линейной тактики. Устойчивость шведской конницы обеспечивалась подразделениями мушкетеров, которые своим огнем вносили замешательство в ряды конницы противника.

Активная роль принадлежала кавалерии, решившей исход боя. У шведов пять бригад пехоты вовсе не вступили в дело, а саксонская пехота бежала в начале боя.

Артиллерия шведов сыграла в бою большую роль. Она прикрывала своим огнем построение боевого порядка, ослабляла [416] действие огня имперской кавалерии, действовала совместно с кавалерией. Введение в бой артиллерийского резерва имело решающее значение.

Тесное взаимодействие пехоты, кавалерии и артиллерии и маневренность войск характеризует действия армии шведов. Комбинированными действиями родов войск были побеждены имперцы, у которых рода войск не были объединены для совместных действий.

Новым фактором в действиях шведской армии в кампаниях 1630–1631 гг. являлось определение оперативных по своему существу (стратегических, по терминологии того времени) задач и последовательное их осуществление. Прежде всего была организовала, обеспечена и произведена высадка войск. Затем шведы заложили и постепенно расширяли базу армии, что являлось одним из мероприятий подготовки театра военных действий в инженерном отношении, включавшей также устройство укрепленных лагерей, обеспеченных переправ через Одер и охрану коммуникаций.

Маневрирование шведской армии, опиравшейся на укрепленные лагеря и располагавшей переправами через крупную водную преграду, позволяло ей удерживать стратегическую инициативу в своих руках. По внешней видимости, шведы, уклоняясь от решительного боя, действовали оборонительно, имея основной целью создание выгодной для себя политической и стратегической обстановки.

Густав Адольф удачно осуществлял одно из главных правил на войне, о котором впоследствии Наполеон сказал: «Не делать того, что неприятель хочет, по той весьма естественной причине, что он этого желает».

Важно учесть, что успешным действиям шведской армии содействовала антигабсбургская борьба крестьян и горожан Чехии и Германии, являвшаяся по своему существу антифеодальной борьбой. Эти народные силы Густав Адольф стремился использовать в интересах шведского дворянства и купечества, распуская слух о себе как о защитнике интересов крестьян. В связи с этим при приближении шведской армии крестьяне восставали против габсбургских властей.

Однако шведские войска, несмотря на поддерживавшуюся у них дисциплину (чересчур переоцененную буржуазной историографией), так же грабили и разоряли местное население, как и прочие наемники. Отдавая некоторые города на разграбление, Густав Адольф фактически поощрял частные насилия солдат и офицеров, хотя в отдельных случаях зверски наказывал за них. В конечном итоге крестьяне восставали и против шведов, тыл которых оказывался ненадежным. Такая обстановка летом 1632 г. заставила Густава Адольфа прекратить военные действия на юге Германии. [417]

Кампания 1632 г. После победы при Лейпциге (Брейтенфельде) вся Северная Германия оказалась в руках шведов. Театр военных действий переместился теперь к югу.

Весной 1632 г. шведская армия двинулась в Баварию, на р. Лех снова разбила имперцев (в этом бою был убит Тилли) и заняла Аугсбург и Мюнхен. На основе успехов шведов возник проект организации федерации протестантских городов и князей во главе с Густавом Адольфом. В связи с этим у французского правительства появились опасения в отношении возможности объединения Германии под шведским протекторатом.

Сложившаяся обстановка способствовала консолидации антишведских сил. Теперь император имел возможность снова призвать Валленштейна, поручив ему набор большой армии и неограниченное командование ею.

Армия шведов располагалась в районе Нюрнберга на хорошо укрепленной позиции. Подошла армия имперцев, но Валленштейн не решился ее атаковать. «Было проведено достаточно сражений, — сказал он, — пришло время испытать другой способ». Армия имперцев расположилась в укрепленном лагере в районе г. Штейна, имея целью препятствовать подвозу продовольствия и фуража для шведов. Противники перешли к так называемой «малой войне» — действиям небольшими подвижными отрядами на коммуникациях.

В августе 1632 г. в результате контроля имперцами путей подвоза в армии шведов начал ощущаться большой недостаток продовольствия и фуража, следствием чего явились болезни и возраставшая смертность в войсках. С целью деблокады Нюрнберга Густав Адольф решил или вызвать Валленштейна на бой в полевых условиях или же штурмовать укрепленный лагерь имперцев.

Имперцы не вышли из своего укрепленного лагеря. Шведский король приказал начать артиллерийский обстрел, а 24 августа двинул свои войска на штурм. Армия имперцев отразила все попытки шведов ворваться в их лагерь. Армия Густава Адольфа понесла большой урон и отступила к Нюрнбергу. Неудача подорвала авторитет шведов, завоеванный ими в предыдущих кампаниях.

Укрепленные лагеря являлись средством уклонения от решительного боя. Полевая артиллерия оказывалась бессильной против земляных оборонительных сооружений. Поэтому штурм лагеря обычно не приводил к положительному результату. В ходе Тридцатилетней войны укрепленные лагеря находили широкое применение.

Гражданская война в Англии имела иной характер. «Мы, — писал роялист Дефо, — никогда не сооружали укрепленных лагерей и не окапывались... не занимали позиций под прикрытием [418] рек или дефиле. Основным девизом войны было — где противник? Вперед, в бой!»{400}

От Нюрнберга шведская армия двинулась в Баварию. Однако имперцы не пошли за ними. Валленштейн повернул на север, вторгся в Саксонию и, заняв Лейпциг и Люцен, расположил свои войска на зимних квартирах.

Опасаясь потерять саксонского союзника, Густав Адольф также пошел на север — к Эрфурту, а затем к Наумбургу, где и расположил свою армию в укрепленном лагере. В районе Торгау находились союзные шведам люнебург-саксонские войска. Занимая Лейпциг и Люцен, имперские войска разобщали союзников. Поэтому, когда стало известно, что Паппенгейм послан со значительным отрядом в Галле, Густав Адольф решил перейти в наступление с целью или соединиться с саксонцами, или нанести поражение имперцам до их возможного сосредоточения.

Получив донесения о наступлении шведов, Валленштейн приказал авангарду Коллоредо задерживать продвижение противника, а главным силам срочно приступить к укреплению позиций, полагая дать оборонительный бой. Позиция была выбрана с таким расчетом, чтобы противнику пришлось совершать обходное движение, теряя на это время, выигрыш которого имел большое значение как для производства имперцами работ, так и для сосредоточения их сил.

Имперские войска подставляли противнику свой правый фланг, который, однако, был надежно прикрыт укрепленным городком Люценом, окруженным топким лугом. Поэтому для фронтальной атаки шведам приходилось развертываться с флангового марша. Левый фланг имперцев также прикрывал труднопроходимый луг.

Ноября рано утром шведская армия выступила из Наумбурга и двинулась в направлении Люцена. Бой авангардов несколько задержал наступление шведов, но затем Густав Адольф приказал обойти позицию отряда Коллоредо. К вечеру шведские войска уже находились на подступах к Люцену (в 2–3 км от него), где и заночевали, сохраняя расположение в боевом порядке.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.005 с.)