ТОП 10:

Генеральные штаты Нидерландов в мирное время постоянно содержали около 30 тыс. пехоты и до 3 тыс. конницы.



Таким образом, в нидерландской армии были налицо все элементы регулярства: штатная организация войск, однообразное вооружение и обмундирование, регулярная выплата [354] жалованья и централизованное снабжение, регламентирование уставами поведения военнослужащих, их обучения и способов боевых действий. В Западной Европе это была первая регулярная армия.

Первый период Нидерландской войны за независимость (1567–1576 гг.) и кипрская война 1570–1578 гг.

Политика испанского короля Филиппа II была направлена на установление в Нидерландах системы испанского абсолютизма и осуществление католических изуверств. Такая политика нанесла большой ущерб экономике страны, вызвала всеобщее озлобление, следствием чего явились восстания нидерландцев.

Народные выступления против существовавших порядков достигли больших размеров. Тысячные толпы собирались слушать проповедников-кальвинистов, что считалось «величайшим нарушением общественного спокойствия». Опасаясь всеобщего бунта, нидерландское дворянство начало оппозиционные выступления против испанского режима, требуя восстановления прежних вольностей в стране, вывода испанских войск, отмены преследований еретиков и отставки правителя Гранвеллы.

В 1565 г. дворянская оппозиция оформилась в союз «Соглашения», или «Компромисса», выработавший текст обращения к правительству. Делегацию, вручавшую обращение наместнице испанского короля, обозвали «гёзами» (нищими). Впоследствии гёзами называли всех борцов против испанского абсолютизма. Организация союза дворян и вручение петиции на имя короля представляли собой высшую точку колебаний в рядах господствующего класса. Созрела революционная ситуация.

Аристократическую оппозицию возглавили представители нидерландской знати — принц Вильгельм Оранский, граф Эгмонт и адмирал Горн.

Оппозиционное дворянство вело переговоры с кальвинистскими консисториями (организации нидерландской буржуазии) о совместной борьбе с испанским абсолютизмом. Однако народное так называемое «иконоборческое» восстание упредило действия дворянской оппозиции и буржуазных консисторий. В ходе восстания, охватившего 12 провинций, создавались отряды народной милиции, поддерживавшие порядок в городах.

С целью отколоть от народных масс дворянскую оппозицию и буржуазные консистории правительство пошло на временные уступки. Дворянская оппозиция приняла участие в подавлении [356] народного восстания, лишившегося вследствие измены, буржуазии централизованного руководства и организованности.

Пользуясь сложившейся обстановкой, испанское правительство решило подавить всякое сопротивление нидерландцев. В 1567 г. в Нидерланды было направлено 10-тысячное войско во главе с герцогом Альбой, которое оккупировало страну и обеспечило осуществление жесточайшего политического и религиозного террора и экономического угнетения.

На борьбу с иноземными поработителями прежде всего поднялись широкие народные массы, из среды которых организовывались отряды лесных и морских гёзов. Так в 1567 г. против испанского владычества развернулась партизанская народная борьба, положившая начало многолетней Нидерландской войне за независимость.

Вне всякой связи с лесными гёзами начали действовать и другие движущие силы нидерландской войны — дворянство, бюргерство и консервативная торговая буржуазия, при поддержке которых борьбу с испанским деспотизмом начал принц Вильгельм Оранский. Вначале принц фактически стремился к включению Нидерландов в состав Германской империи на правах самостоятельного курфюршества, что являлось возвратом к отжившим уже порядкам феодальной раздробленности. Приверженцы Оранского создавали ему авторитет «патриота» и «самоотверженного» борца за независимость страны.

Эксплуататорские классы Нидерландов в войне за независимость не собирались опираться на вооруженный народ. Борьбу с испанскими войсками они вели силами наемных армий. Походы в Нидерланды Вильгельм Оранский организовывал с помощью немецких протестантских князей и французских гугенотов. Имея такую узкую социальную и политическую базы ведения войны, войска Оранского терпели многократные поражения.

Первый период Нидерландской войны за независимость (1567–1576 гг.) — это революционная народная война против испанского абсолютизма и походы Вильгельма Оранского с целью изгнания испанских войск из Нидерландов. Две антииспанские силы находились вне связи и взаимодействия, а поэтому не могли достигнуть положительного результата. Центрами народной войны являлись провинции Фрисландия, Голландия, Зеландия, Фландрия и Геннегау, а походы Вильгельм Оранский организовывал на территорию провинций Гронинген и Брабант.

Кампании 1568 и 1572 гг. Весной 1568 г. Вильгельм Оранский и его брат Людовик Нассауский собрали до 20 тыс. наемников. Отряд Людовика двинулся в северную провинцию Гронинген, где 24 мая у Гейлигерлейя нанес поражение испанцам. [357] Однако 21 июля испанцы разбили этот отряд у Гейлигерлейя. Вильгельму с главными силами не удалось принудить войско герцога Альбы вступить в бой. и поэтому за недостатком средств он распустил своих наемников, а сам скрылся во Францию.

В начале 1572 г. в Нидерландах вновь назрела революционная ситуация. Поводом к вооруженному восстанию послужил внезапный налет морских гёзов, захвативших 1 апреля г. Брилль в дельте Рейна. В северных провинциях восстания горожан сливались с крестьянскими восстаниями. Против испанцев велись согласованные действия отрядов народной милиции.

По словам Гуго Греция, Вильгельм Оранский к народному восстанию «не проявил никакого удовольствия. Наоборот, он жаловался, что эти небольшие успехи помешают главному мероприятию, которое он готовил»{381}. «Главное мероприятие» строилось в расчете на помощь французских гугенотов.

Летом 1572 г. отряд Людовика Нассауского с помощью гугенотов захватил сильную крепость Монс, которую затем осадили испанские войска. Попытка деблокировать осажденную крепость не удалась ни гугенотам, которых разбили испанцы, ни Вильгельму Оранскому, двигавшемуся на помощь Людовику. Кампания 1572 г. оказалась неудачной, так как не было организовано взаимодействие с народной войной.

В северных провинциях дело революции народ взял в свои руки, создавая крестьянские отряды самообороны, стрелковые гильдии (отряды народной городской милиции), флотилии морских гёзов. В конечном итоге в северных провинциях революция победила и положила начало буржуазной Голландской республике.

Герцог Альба бросил против восставших провинций крупные силы, проникшие в Голландию и Зеландию, осадившие Алькмар, Гарлем и Лейден. При обороне Лейдена восставшие открыли шлюзы и прорвали плотины, затопив большую территорию. Испанцам приходилось вести войну в сложных условиях, являвшихся следствием развертывания народной войны на суше и на море.

В сложившейся обстановке Вильгельм Оранский начал сближаться с буржуазией северных провинций, проявив достаточную гибкость и политическую дальновидность. Но за недооценку в первых кампаниях основных движущих сил ему пришлось расплачиваться рядом поражений.

Кампания 1574 г. и бой у д. Моок. Боевые действия нидерландцев успешно развивались на море, где морские гёзы дважды нанесли поражение испанскому флоту. На суше испанцы продолжали осаду Лейдена. [358]

Основной целью кампании 1574 г. Вильгельм Оранский наметил деблокаду Лейдена. Замысел был довольно сложен и исходил из предположения возможных неудач в ходе кампании. Людовик Нассауский, навербовав наемников в Германии, должен был двинуться к Маастрихту (на р. Маас), а в случае неудачи под Маастрихтом направиться в район Дельфта на соединение с войском своего брата Вильгельма. Такой план принц Оранский считал «единственным верным средством положить скорый конец войне и выгнать этих дьяволов испанцев из страны, прежде нежели герцог Альба успеет собрать другую армию, чтобы поддержать их»{382}. На самом деле в основе такого плана оказалось распыление сил и возможность поражений по частям.

В конце февраля 1574 г. наемное войско (6 тыс. пехоты и 3 тыс. конницы; артиллерии, по-видимому, не было) во главе с Людовиком во время сильной метели перешло Рейн и направилось к Маастрихту. На пути к р. Маас больше тысячи наемников дезертировали.

Переправа через Маас оказалась невозможной вследствие [359] приближавшегося ледохода. Войско Людовика расположилось лагерем против Маастрихта. Испанцы воспользовались отсутствием у своего противника бдительности, внезапно напали на него и нанесли урон в 700 человек убитыми. Моральный дух наемников Людовика сильно понизился, а сам он увидел полную невозможность выполнить поставленную задачу — взять Маастрихт — и даже начал сомневаться в возможности соединения с силами своего брата.

Когда Реквезенс, сменивший в Нидерландах отозванного в Испанию герцога Альбу, получил сведения о замысле Оранского, он приказал навербовать в Германии 8 тыс. конницы с соответствующим количеством пехоты. Командование было поручено дону Санхо д'Авила.

Авила снял часть оккупационных войск из городов, усилил гарнизоны Антверпена, Гента, Нимвегена и Валансьена, а затем с остальными силами двинулся в направлении Маастрихта. Замысел испанского военачальника заключался в том, чтобы не допустить вторжения войска Людовика в Брабант, а также соединения его в Голландии с силами Вильгельма, сосредоточившего на острове Боммель 6 тыс. пехоты.

Силы графа Людовика убывали, а численность его противника возрастала. Поэтому нидерландский военачальник отказался от выполнения первой задачи и 8 апреля правым берегом р. Маас двинулся на соединение с войском своего брата.

13 апреля Людовик, имея 6 тыс. пехоты и 2 тыс. конницы, расположился в районе д. Моок (10 км южнее Нимвеген). Бой с испанцами не входил в его расчеты, так как «войска были в состоянии возмущения, требуя жалованья. Когда он толковал им о чести, они вопили ему о деньгах. У этих наемников (немецких. — Е. Р. ) было в обычае бунтовать накануне сражения, а у испанцев после того, как оно было дано. Вследствие поведения одних, сражение часто проигрывалось, когда могло бы быть выиграно; вследствие поведения других, победа, которая одерживалась, делалась бесплодной»{383}.

Авила решил сорвать маневр Людовика и преградить ему путь в Голландию. С этой целью он двинул свои небольшие силы левым берегом р. Маас, обогнал противника, построил понтонный мост через реку восточнее д. Моок, переправился на правый берег Мааса и стал на пути движения Людовика.

Разъезды, высланные нидерландским военачальником из д. Моок, доложили ему, что испанцы находятся на расстоянии пушечного выстрела. Людовик вынужден был принять решение дать бой в невыгодной для его войска тактической обстановке, так как местность не позволяла ему использовать свое преимущество в коннице. [360]

Авила имел всего 4 тыс. пехоты и менее одной тысячи всадников. В день боя к нему прибыло подкрепление численностью более одной тысячи человек, а 15 апреля утром должно было прибыть еще 5 тыс. человек. Следовательно, соотношение сил могло измениться в пользу испанцев. Но ждать подкреплений было рискованно, так как Людовик за это время мог уклониться от боя и уйти на соединение с братом. Поэтому испанский военачальник твердо решил довести бой до окончательного результата.

Поле боя представляло собой узкую равнину между р. Маас и грядой возвышенностей, находящуюся от реки на расстоянии пушечного выстрела. Посреди этой равнины была расположена маленькая деревенька Моок. Авила рассчитывал, что такие условия местности не позволят противнику использовать свое превосходство в коннице.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.01 с.)