ТОП 10:

Некоторые офицеры советовали Кромвелю погрузить войска на суда и этим закончить кампанию. Однако командующий надеялся достигнуть решительных результатов, и армия оставалась в Денбаре.



Лесли решил отрезать армию Кромвеля от Англии и атаковать противника во фланг тогда, когда он будет прорываться в направлении Барвика. С этой целью шотландская [476] армия в ночь с 1 на 2 сентября 1650 г. обошла Денбар и заняла ряд высот к югу от него, контролируя дорогу на Барвик. К горному проходу Кокбернспат (11 км. южнее) Лесли выслал отдельный отряд. Путь отступления английской армии оказался в руках шотландцев.

2 сентября Кромвель писал: «Мы находимся в очень трудном положении. Враг блокирует нас... и мы можем выйти отсюда разве только чудом»{447}.

Пресвитерианские руководящие круги торопили Лесли воспользоваться затруднениями английской армии, а также своим двойным численным превосходством (22 тыс. против 11 тыс. человек) и разбить противника. К тому же разыгралась буря, шел сильный дождь, и шотландским войскам приходилось трудно на голых высотах. В этих условиях необходимо было действовать быстро и решительно.

В 16 часов по приказанию Лесли шотландская армия спустилась с высот и расположилась в боевом порядке за ручьем Брок. Правый ее фланг примыкал к морю, а левый оказался между обрывистым берегом ручья и высотой. Конница находилась на флангах, а пехота в центре.

Кромвель и Ламберт наблюдали за движением противника и поняли, что шотландцы намерены их атаковать.

Бой у Денбара 3 сентября 1650 г. 2 сентября вечером на военном совете командования английской армии было решено упредить противника и внезапно атаковать его, захватив инициативу в свои руки.

Главный удар намечалось нанести по правому флангу шотландцев силами конницы под командованием Ламберта, а по их левому флангу сосредоточить огонь артиллерии.

Ночью под проливным дождем английские войска построились в боевом порядке, имея на флангах конницу и в центре пехоту. За левым флангом находился сильный резерв конницы под командованием Кромвеля. На правом фланге в районе охотничьего домика заняла позицию артиллерия, орудия которой были хорошо замаскированы.

Первая фаза боя — отражение шотландцами первых атак английской конницы и пехоты.

В 4 часа утра 3 сентября, когда ветер несколько разогнал туман и показалась луна, пехота и конница левого крыла армии Кромвеля успешно форсировали ручей Брок и атаковали противника. Хотя нападение англичан и было внезапным, однако шотландцы успели стать в строй и отразили их первую атаку.

Вторая фаза боя — ввод Кромвелем в бой резерва, охват правого фланга шотландцев и разгром их армии. [477]

Кромвель приказал, артиллерии открыть огонь по левому крылу боевого порядка противника, а коннице своего правого крыла спешить на помощь левому крылу. Затем он стал во главе трех кавалерийских полков, составлявших резерв, и атаковал противника, охватывая его правый фланг во взаимодействии с пехотой. В результате этой атаки враг был отброшен к высотам.

Боевой порядок шотландцев был расстроен, и они уже не могли оказать организованного сопротивления. В 5 час. 30 мин. армия Лесли дрогнула и началось паническое бегство. Шотландцы потеряли 3 тыс. убитыми, 10 тыс. пленными, всю артиллерию и обоз. Потери англичан составили 20–30 человек убитыми.

Вскоре после боя при Денбаре армия Кромвеля заняла Эдинбург. В руках англичан оказалась Южная Шотландия, но шотландцы и роялисты продолжали сопротивляться. Лесли удалось собрать новые силы.

Оказавшись отрезанным от своей базы, Кромвель не спасался бегством на судах, а атаковал противника, несмотря на его двойное численное превосходство и занимаемую им выгодную позицию.

В бурю, дождь и туман англичане строились для боя. Местность была так хорошо изучена, что даже в этой обстановке не произошло никакой путаницы. Но шотландцы [478] проявили достаточную бдительность и не позволили противнику застать себя врасплох.

Главную атаку армия Кромвеля вела левым крылом, где по условиям местности успешно могла действовать английская конница во взаимодействии со своей пехотой. Фланговая атака англичан лишила армию шотландцев свободы маневра и возможности использовать свое численное превосходство. Удачно взаимодействовала с пехотой английская артиллерия. Английские войска в расчлененном боевом порядке под командованием Кромвеля хорошо маневрировали.

Лиддел Гарт отмечает, что победа при Денбаре, по сути дела, явилась следствием «стратегии непрямых действий» Кромвеля и была достигнута «благодаря тактическим непрямым действиям, последовавшим немедленно за ошибкой, допущенной слишком самоуверенным противником»{448}.

Во-первых, схема английского теоретика («прямые и непрямые действия») надумана и исключает многообразие стратегических и тактических форм борьбы. Во-вторых, количеством примеров нельзя доказать преимущества так называемых «непрямых действий», так как примерами, если подбирать их произвольно, можно обосновать любую надуманную схему. В-третьих, Лиддел Гарт видит истоки лишь в положительной деятельности Кромвеля и в ошибках Лесли, сбрасывая со счета войска, которые вели бой, и не учитывая их качественного соотношения. Кромвель мог осуществить свой план лишь потому, что под его командованием находились дисциплинированные, хорошо обученные и опытные воины, доверявшие своему полководцу, который умело воспитывал у подчиненных уверенность в победе.

Второй этап похода - уклонение Лесли в кампании 1651 г. от решающего боя, маневр армии Кромвеля, вторжение шотландцев в Англию и их поражение при Вустере.

Под командованием Лесли снова находились значительные силы, но он не решался вступить в бой. Маневрирование шотландской армии имело целью заманить англичан в пустынную горную местность и там изматывать их, действуя на коммуникации. Кампания 1651 г. затягивалась.

Осенью 1651 г. Кромвель предпринял рискованный маневр с тем, чтобы заставить противника вступить в решительный бой. Он открыл шотландцам путь для вторжения в Англию.

Шотландская армия во главе с Карлом II двинулась на юго-запад, отбрасывая слабые заслоны англичан. Король рассчитывал на восстания роялистов, ко его надежды не оправдывались, так как силы роялистов были основательно разгромлены. [479]

На борьбу с новой опасностью феодальной реакции поднималось местное население, записываясь в ряды милиции. Снова опираясь на народные массы, армия Кромвеля преградила путь Карлу II, который пытался идти на Лондон.

Сентября 1651 г. у Вустера 6-тысячная армия шотландцев была уничтожена превосходящими силами (31 тыс.) англичан. Карлу II удалось спастись, а затем бежать на корабле на континент.

Победа армии Кромвеля у Вустера означала конец независимости Шотландии, превращенной в одну из провинций Англии. Так поход армии Кромвеля против сил феодальной реакции закончился угнетением малой народности.

Политика ограбления и угнетения соседних народностей и подавления революционных народных масс вела к крушению республики и установлению военной диктатуры Кромвеля, опиравшегося на армию и выражавшего интересы буржуазно-дворянского блока. Кромвель превратился в душителя английской буржуазной революции, расчищающего путь реставрации Стюартов.

Весной 1660 г. (через два года после смерти Кромвеля) в Лондон вступил Карл II и восстановил монархию. Начался период контрреволюционного террора. Изменение расстановки и соотношения классовых сил и внешнеполитической обстановки в конечном итоге привело к государственному перевороту 1688–1689 гг., известному в английской историографии под названием «славной» и «бескровной» революции 1688 г., так как эта «революция» была осуществлена без участия народных масс и фактически представляла политический компромисс английской буржуазии со значительной частью крупных землевладельцев. Формой этого компромисса явилась конституционная монархия. У власти «славная революция» поставила «наживал из землевладельцев и капиталистов»{449}. Буржуазия оказалась «...скромной, но признанной частью господствующих классов Англии»{450}.

* * *

«Буржуазии выгодно, — писал В. И. Ленин, — чтобы буржуазная революция не смела слишком решительно все остатки старины, а оставила некоторые из них, т. е. чтобы эта революция была не вполне последовательна, не дошла до конца, не была решительна и беспощадна»{451}. Такой именно и являлась английская буржуазная революция, для которой характерна нерешительность буржуазии, боявшейся развития революционной самодеятельности, инициативы и энергии широких народных масс. [480]

Перед возможностью углубления революции силами революционного народа буржуазия готова была пойти и шла на сговор со своим врагом — королевской властью. Когда же реальная угроза нависала над интересами буржуазии со стороны феодальной реакции, буржуазия использовала энергию революционных масс для борьбы с контрреволюцией. Политика лавирования буржуазии наиболее полно выразилась в деятельности Кромвеля, опиравшегося на революционно-демократические силы для достижения победы над роялистами и утвердившего военную диктатуру в интересах буржуазии.

Войну против феодальной контрреволюции английская буржуазия вела силами народных масс. Революционный, прогрессивный характер гражданской войны определялся ее целями (утверждение новых, прогрессивных капиталистических порядков) и средствами ее ведения (революционная энергия народа, направленная на свержение реакционных феодальных порядков). Однако борьбу с контрреволюцией возглавлял класс буржуазии, заинтересованный лишь в изменении форм эксплуатации трудящихся масс. Захватив власть, буржуазия стремилась расширять поле своей деятельности, умножать богатства ограблением своего собственного и других народов. Поэтому гражданская война английской буржуазной революции завершилась подавлением освободительной антифеодальной борьбы народных масс и превращением войны революционной в войны захватнические с целями порабощения соседних народностей (ирландцев, шотландцев), захвата колоний и обеспечения господства английского флота на море.

Классовый состав двух боровшихся враждебных лагерей (феодальная реакция и буржуазно-дворянский блок) определял и социальный состав вооруженных сил сторон. Армия короля состояла из феодальной знати и морально неустойчивых наемников. Парламентская армия прошла путь развития от феодальной милиции через смешанную систему к «новой модели», представлявшей собой регулярную армию, единую по своему национальному составу и буржуазно-демократическую по устройству (возможность выдвижения талантливых военачальников из народа).

В ходе революции и войны английские демократические армия и флот перерождались, превращаясь в орудие буржуазной военной диктатуры. Эти изменения определялись расстановкой и соотношением классовых сил, превращением буржуазно-революционной гражданской войны в захватнические войны буржуазии, в которых на первое место выдвинулось соперничество с голландской буржуазией.

По мере развития и углубления буржуазной революции и изменения средств вооруженной борьбы (армия и ее командование) [481] менялись способы ведения войны. От феодальных способов, характеризующихся медлительностью и нерешительностью действий, парламентские армии, выдвигая новых военачальников, переходили к ведению войны по-революционному. Для достижения решительных стратегических результатов Кромвель неоднократно шел на риск (возможность поражения), но, опираясь на высокий моральный, дух, дисциплинированность и выучку своих войск, всегда добивался победы.

Успехи армии под командованием Кромвеля определялись, во-первых, тем, что он правильно оценивал политическую обстановку и своевременно возглавлял демократические силы в стране и армии, организуя их на разгром войск феодальной реакции. Во-вторых, Кромвель понимал, что сила армии заключается в ее социальной однородности, в единстве форм организации, в воинской дисциплине, в идеологической обработке и обученности личного состава, в единоначалии главного командования. В-третьих, большое значение имели и личные качества полководца буржуазно-революционной армии, отличавшегося стратегическим и тактическим глазомером, смелостью в принятии решений, энергией в достижении поставленных целей, моральным воздействием на войска.

План военных действий Кромвель разрабатывал на основе всесторонней оценки обстановки и намеченных стратегических целей. Ему были чужды рутинерство и педантизм, поэтому разработанный план претворялся в жизнь творчески и в зависимости от обстановки видоизменялся. Войска, возглавлявшиеся Кромвелем, обычно осуществляли глубокий стратегический маневр. В их действиях можно видеть зачатки новой, так называемой «маневренной» стратегии.

Полководец армии английской революции всегда захватывал стратегическую инициативу и навязывал противнику свою волю, заставляя его в конечном итоге вступить в решительный бой в невыгодной для него обстановке. Одним из средств достижения этой цели являлась возраставшая подвижность парламентской армии. В начале гражданской войны дневной ее марш не достигал 20 км, затем, отказавшись от панцирей, удалось повысить среднюю величину перехода до 23 км.

В ходе гражданской войны в Англии развивались основные элементы линейной тактики, пришедшей на смену отжившей тактике квадратных масс. Новая тактика, творчески осуществлявшаяся революционными войсками, вскрыла многие возможности тактического маневра, основным средством которого являлась конница. Меньшую роль в полевом бою играла артиллерия. С пехотой, боеспособность которой повысилась в связи с упразднением сошки для мушкета, в основном взаимодействовала конница. «Железнобокие» [482] оказались способными решать в ходе боя несколько тактических задач, так как прочная дисциплина и хорошая выучка позволяли после каждой атаки немедленно восстанавливать порядок. Подразделения и части английской конницы все время (при удачной атаке, при преследовании, при неудачной атаке и отходе) находились в руках командиров.

Кромвеля как кавалерийского начальника высоко оценивал Ф. Энгельс. Он писал: «В Англии гражданская война выдвинула двух выдающихся кавалерийских начальников. Принц Руперт, из лагеря роялистов, отличался «лихостью», присущей каждому кавалерийскому командиру, но почти всегда он слишком увлекался, терял управление своей кавалерией, и сам настолько оказывался поглощенным тем, что происходило непосредственно перед ним, что «смелый драгун» всегда брал в нем верх над военачальником. Кромвель, принадлежавший к другому лагерю, проявляя такую же лихость там, где она требовалась, был гораздо более искусным военачальником; он крепко держал своих солдат в руках, всегда оставлял резерв на случай непредвиденных обстоятельств и для решающих маневров, умело маневрировал и, таким образом, обычно оказывался победителем над своим неосмотрительным противником. Он выиграл сражения при Марстон-Муре и Нейзби только благодаря своей кавалерии»{452}.

Нельзя согласиться с утверждением Дельбрюка, что оригинальность деятельности Кромвеля заключается в формировании им «новой модели», а не в способах ее вождения. Гражданская война в Англии, безусловно, сыграла определенную роль в процессе становления маневренной стратегии и линейной тактики. Боевые действия в ходе этой войны имели совершенно иной характер по сравнению с Тридцатилетней войной, в которой широко применялись укрепленные лагеря, где армии отсиживались тогда, когда командование не решалось вступить в бой. Гражданская война в Англии носила маневренный характер, требовавший от всех военачальников творческой деятельности. Возникали и утверждались новые основы развития военного искусства.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.40 (0.008 с.)