ТОП 10:

Победив неприятеля, необходимо преследовать его без отдыха силами легкой конницы.



«В несчастии не унывай, подлинно ведая, что военное счастье ежедневно переменяется. Кто сегодня побежден, тот может завтра победителем быть»{562}.

Но и победителя Монтекуколи предупреждал, указывая на судьбу Сципиона, который после победы при Заме с большим триумфом возвратился в Рим. «Что же над ним после того сделалось? Клеветники и ненавистники в гроб его вогнали. Командующему генералу в таких случаях от клевет и ругательств так же непоколебимо быть должно, как каменная [540] гора посреди моря от волн никогда не движется; добро делать, а злословие терпеть, дуракам смеяться, злых презирать, а похвалою добрых и заслуженных людей довольствоваться. Фабий Максим народном молвы не пугался, а Цезарь от злословия врагов своих не дрожал... Всяк это знает, что за великим счастием молва, ропот, лжа, клевета, ругательство и зависть с ненавистью следуют»{563}.

«О военных операциях »{564} и о требованиях, предъявляемых к их исполнителям, автор трактата довольно подробно говорит в четвертой главе первой книги.

Успешные действия войск в операциях зависят от правильности принятого решения, твердости его осуществления. сохранения военной тайны и быстроты исполнения.

Приняв твердое решение, военачальник ни в чем не должен сомневаться и никаких «боязливых советов» не слушать и не опасаться неудач. «А хотя бы какая неудача и подлинно сделалась, то всегда крепость и постоянстве, а при том великое равнодушие имеючи, в благополучии превозноситься, а в несчастии унывать отнюдь не должно»{565}.

По мнению автора, советоваться следует со многими, а решение принимать с двумя — тремя, а лучше всего одному. Замысел свой необходимо от противника «прилежно» скрывать, а если это не удалось, то немедленно изменять решение. Нельзя доверять перебежчикам из лагеря врага. Важно всеми способами усыплять бдительность противника и вводить его в заблуждение.

Быстрое исполнение принятого решения, по утверждению Монтекуколн, потому полезно, что не дает времени к разглашению военной тайны. Быстрота необходима для внезапного нападения, при этом надо использовать каждую допущенную противником оплошность и небрежность. «От скорого генерала нигде неприятель не укроется, ежели к пользе своей ни единого способного часа упускать не станешь»{566}.

Основными «военными операциями», требующими хорошей организации и обеспечения, автор трактата считал поход и расположение войск на отдых.

При определении размещения сил и средств в походной колонне главное требование заключалось в том, чтобы быстро и простыми перестроениями армия развернулась «в ордер баталию» (в боевой порядок). Организация марша основывалась [541] на всесторонней оценке местности, расчете времени, сведениях о противнике и своем намерении (цели похода или задачи).

Оценивая местность, следует учитывать ее общий характер — открытая (поле) или закрытая (леса), ровная (долина) или пересеченная (горы), доступная для войск, труднодоступная (болотистая, пересеченная реками) или вовсе непроходимая, проходима ли для артиллерии (твердый или мягкий грунт), сколько имеет дорог в направлении объекта марша.

Успех марша во многом зависел от организации разведки и действий отрядов обеспечения, которые высылались для захвата и обороны теснин и для блокады постов охранения противника. Авангард и арьергард, состоявшие в основном из конницы, требовалось усилить «пехотой и полевыми пушками». Главные силы конницы и обоз размещались в середине походной колонны. Запрещалось перемешивать пехоту с конницей.

Большое внимание автор уделил форсированию рек, обеспечение которого возлагалось на артиллерию и мушкетеров, занимавших позицию с таким расчетом, чтобы фланкировать огнем входящий угол реки. После захвата плацдарма на противоположном берегу реки требовалось закрепиться на нем, а затем наводить переправу. Если была угроза с тыла, арьергард должен был укрепиться на хорошей позиции.

Во время переправы автор рекомендовал: «...Прилежно того смотри, дабы неприятель по переходе одной половины войска твоего вооруженных барок, брандеров или других махин к разорванию твоего моста не поставил»{567}.

Для расположения армии на отдых выбиралось место, удобное для лагеря. Наличие воды, фуража для лошадей (подножного корма или сена), дров и требования обороны являлись основными условиями для устройства лагеря. В центре расположения войск назначалось место для построения всей армии по тревоге в боевом порядке. Затем высылалось сторожевое охранение, а пехота преграждала все подступы к лагерю надолбами, засеками, рогатками и другими препятствиями. «Всему артиллерийскому обозу стать посреди лагеря, а откуда неприятельского приходу боишься, с той стороны полевые пушки поставь»{568}. Артиллерию автор все еще именовал «артиллерийским обозом», хотя по существу во второй половине XVII в. она уже являлась родом войск.

Требовалось укреплять лагерь шанцами (окопами), повозками и рогатками. Особое внимание обращалось на соблюдение чистоты на лагерной территории.

Крепостной войне Монтекуколи уделил большое [542] внимание. Изложение этого вопроса он начал с обоснования необходимости устройства крепостей, резко возражая тем, кто недооценивал крепости, и отмечая, что «нынешнею практикой весь сей спор разрешен». Крепости представляют собой «тверждение государств, обуздание мятежных и завоеванных народов, явный знак самодержавной силы и власти, действительный способ к приобретению всенародного покоя укреплением власти правительствующих, повиновению подданных, добрый порядок внутри, а внешним нападкам сопротивление»{569}. Следовательно, крепости, по мнению автора, являлись главным образом средством внутренней политики, обеспечения «всенародного покоя». Задача обороны государства оказывалась на последнем месте.

Автор трактата рекомендовал строить обширные крепости для гарнизонов в несколько тысяч человек. «Крепостям и цитаделям должно способным быть к коммерции (торговле), к получению со всех сторон всякой себе помощи, им же (крепостям) иметь здоровый воздух, добрую воду и плодоносные поля»{570}.

Затем в трактате изложены требования к выбору места для крепости и основные технические правила ее устройства. Для руководства рекомендованы труды ряда авторов (Карл Тети, Даниель Опекль, Сарди, Девиль, Целлай).

Переходя к вопросу овладения крепостью, Монтекуколи писал: «Нет на свете столь крепкого города, которого бы оружием, огнем, голодом, нечаянным нападением или военными хитростями взять невозможно было»{571}.

Способов овладения крепостью много: «атака тайная» (с применением военной хитрости), «атака явная» («нечаянное нападение» или «явный приступ»), блокада дальняя, «долговременное окружение». Трактат рекомендует следующий порядок осады: стать лагерем, окружить крепость, открыть траншею, делать апроши, строить батареи, отнять у неприятеля наружные работы, подвести к стене минеров, перейти ров с галереями, сделав пролом, идти на приступ..

«Атака учит обороне» — таков отправной тезис исследования способов обороны крепости. Автор трактата подробно рассматривает оборону различных объектов — крепостной стены, рва, контрэскарпа, наружных работ и т. п., а также способы противодействия осадным работам противника. Против осадных батарей рекомендовалось ставить свои батареи так, «чтобы гораздо выше неприятельских были»{572}. Даны [543] краткие советы о том, как разрушать галереи противника, противодействовать подкопам, оборонять проломы, отражать приступы. Лучшей помощью осажденным являются активные действия полевых войск.

В полевой и крепостной войне успех зависит от количества и качества войск, от подготовки офицерского состава, от талантов главнокомандующего. «Благополучие родится от согласия и от доброго порядка; а согласие с добрым порядком происходит от науки и от доброй диспозиции, которые обе все военные доходы у счастья отнимая, разуму вручают»{573}. Очень важную роль играют авторитет главнокомандующего, единоначалие и единство в рядах офицеров. «В которой армии командиры не согласны н намерение свое не к одному концу клонят, той необходимо погибнуть должно; а для того, что один строит, то другой ломает. Сим губительным раздором сами себе вредят...»{574}

Знания и военное искусство «командующий генерал» приобретает практикой, в войне и походах. «Не в покойном и роскошном житье, но под ружьем на стуже и жару, на дожде и снеге, с голодом и жаждою сие искусство получается»{575}.

Монтекуколи предъявлял к личному составу армии большие требования, но одновременно заботился о материальном его обеспечении и авторитете. «Праздность, — писал он, — мать всем грехам, а труд — питатель добродетели. Для того надлежит военному человеку беспрестанное старание прилагать о причинении вреда неприятелю своему, о приобретении себе пользы или уже беспрерывно в трудах и в беспокойстве быть»{576}.

Солдат и офицеров на тяжелый труд должны вдохновлять всеобщее уважение и хорошие материальные условия. «Где солдату почтения нет, там вся армия в презрении»{577}. Автор трактата отметил хорошую оплату военной службы в Испании, в том числе награждение «половинным жалованием жены и детей умершего офицера или солдата»{578}.

В целом труд Монтекуколи представляет собой более или менее систематизированное изложение военной теории XVII в. на основе прошлой и современной автору организационной и боевой практики. «Без практики вся теория ничто»{579}, — писал Монтекуколи. [544]

В этом отношении характерно все построение трактата. «Главные правила военной науки» обстоятельно подкреплены ссылками на примеры из истории военного искусства греков, римлян и в большей степени из современных автору войн. Больше того — все свои теоретические положения автор применил в разработанном им плане войны с Турцией (вторая книга) и обосновал подробным исследованием того, «что в последнюю венгерскую войну произошло с 1661 по 1664 год» (третья книга).

Греческие, римские, византийские и средневековые военные теоретики, включая и Макиавелли, сводили военную теорию к вопросам организации и обучения армии, построению боевых порядков и «стратагемам» (военным хитростям). Монтекуколи написал своего рода учебник тактики, в котором военная теория изложена не абстрактно, а в тесной связи с исторической практикой. В труде автора XVII в. нет той сухости изложения тактических вопросов, которой характеризуются буржуазные учебники тактики XX в., игнорирующие многовековую практику вооруженной борьбы.

В наш век огромного технического прогресса особенно важно не забывать о связи (вертикальной, т. с. исторической, и горизонтальной — по ступеням вооруженной организации) общего, особенного и единичного в военном искусстве, а также «азбучных истин» военного дела, не потерявших своего значения и в атомную эпоху потому, что война — это прежде всего вооруженная борьба.

Заслуга Монтекуколи заключается также в том, что он показал значение и основное содержание общей и частной диспозиций, являющихся одним из средств управления войсками. Однако военное искусство он в основном свел к деятельности полководца.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.007 с.)