ТОП 10:

Две линии бригад составляли центр боевого порядка шведской армии, а многочисленная кавалерия размещалась на его флангах вперемежку с небольшим числом мушкетеров.



В XVI в. пикинеры являлись основной наступательной силой, теперь же они потеряли всякую способность к атаке. Они стали средством обороны и лишь прикрывали мушкетеров от кавалерийских атак. Вся тяжесть наступления легла теперь на кавалерию. «...Пехота утратила, а кавалерия восстановила свое положение»{393}.

Кавалерия была реорганизована на тех же самых началах, что и пехота. Густава Адольфа Энгельс назвал выдающимся кавалерийским начальником этого периода. Его конница состояла из драгун и кирасиров. Последние были освобождены от бесполезных теперь доспехов, что увеличило их подвижность.

«...Густав-Адольф вывел из практики кавалерии стрельбу, ставшую к тому времени для последней излюбленным способом ведения боя; он приказывал своей коннице всегда атаковать на полном скаку и с палашом в руке; и с этого времени, вплоть до возобновления сражений на пересеченной местности, всякая кавалерия, придерживавшаяся этой тактики, могла похвастаться большими успехами в соревновании с пехотой»{394}.

Это был суровый приговор наемной пехоте, но увеличение значения кавалерии в бою, что определило ее численный рост.

Административной единицей кавалерии был полк (512–528 коней), состоявший из четырех эскадронов. Тактической единицей являлся эскадрон (125 коней), а корнет (взвод) был боевой единицей. В эскадроне было четыре корнета (взвода).

Кавалерия армии шведов строилась в три — четыре шеренги. Четвертая шеренга выполняла функцию поддержки первых шеренг. В период господства феодализма кавалерия располагалась в центре, теперь же она стала размещаться на флангах, как это было в древних рабовладельческих армиях. В боевом порядке армии кавалерия строилась в две линии.

Артиллерия шведской армии также была реорганизована. В ее состав вошли усовершенствованные легкие пушки [394] и были упразднены чрезмерно мелкие орудия. На вооружение вводились кожаные пушки (из кованых железных труб, покрытых кожей), которые стреляли картечью. В полевой артиллерии начали применять патроны, что повысило ее скорострельность.

Кожаные пушки оказались непрочными и были заменены чугунными 4-фунтовыми (8 см) орудиями весом 310 кг, длиной 16 калибров, которые перевозились двумя лошадьми. Из этих орудий производили шесть выстрелов, тогда как за то же время из мушкета возможно было сделать лишь два выстрела. Такие орудия предназначались для стрельбы картечью, но очень скоро они были приспособлены и для стрельбы ядрами. Каждый полк имел два орудия. Так в западноевропейских армиях возникла полковая артиллерия.

Развитию полковой артиллерии способствовали два важных изобретения — горизонтальный подъемный винт и трубки для затравки, что облегчало и ускоряло заряжание и прицеливание.

В этот же период полевая артиллерия была разделена на легкую и тяжелую : легкие пушки сопровождали пехоту колесами, а тяжелые орудия занимали во время боя постоянную позицию или оставались в резерве. Самые тяжелые пушки полевой артиллерии (30-фунтовые — 16 см) перевозились на 20 лошадях.

Из тяжелых орудий формировались сильные батареи, которые занимали позиции впереди центра боевого порядка армии или на его флангах. Формированием батарей и отделением легкой артиллерии от тяжелой были заложены основы артиллерийской тактики. «...Полевая артиллерия теперь впервые стала самостоятельным родом войск, подчиненным своим [395] собственным особым правилам, касающимся ее применения в бою»{395}. Артиллерия стала самостоятельным родом войск.

В шведской армии на каждую тысячу солдат приходилось от 5 до 12 пушек. Роль артиллерии в бою возросла. Густав Адольф форсировал р. Лех под прикрытием огня 72 тяжелых полевых орудий. В бою при Грейфенгагене он имел 80 орудий на 20 тыс. человек, а в бою при Франкфурте-на-Одере у него было 200 орудий на 18 тыс. человек.

Основные моменты тактики артиллерии шведской армии в общем можно свести к следующим мероприятиям:

— организация батарей тяжелой полевой артиллерии (обычно трех батарей — одна в центре и две на флангах боевого порядка);

— сопровождение полков орудиями легкой полковой артиллерии;

— применение артиллерийского резерва.

Боевой порядок в шведской армии состоял из сочетания пехотных бригад, которые выстраивались в центре. На флангах размещалась кавалерия. Полковая артиллерия выстраивалась в интервалах, а тяжелая или занимала фланговые позиции, или составляла артиллерийский резерв.

Это было новое построение армии, которое позволяло одновременно использовать в бою большое количество мушкетов и сабель и наносить фронтальные удары. На поле боя армия вытянулась в длинные линии, исключавшие ведение боя на пересеченной местности. Линии расчленялись на мелкие тактические единицы, располагавшиеся в довольно глубоких строях. Опорой боевого порядка явилась пехота; несложное маневрирование производили конница и артиллерия. Теперь, как правило, пехота и конница не выделялись в резерв, так как это ослабляло бы боевую линию.

В противоположность линейным построениям шведской армии ее противники выстраивались по-прежнему колоннами или каре по 30 шеренг в глубину. Таким боевым порядкам [396] шведская артиллерия наносила большие потери. Новые пехотные боевые порядки шведов больше отвечали свойствам нового огнестрельного оружия, но они состояли из оборонительных батальонов, как их называл Энгельс и были, таким образом, пронизаны оборонительными тенденциями. Оценивая шведские боевые порядки, современники называли их подвижными укреплениями. Свою оборонительную силу шведская бригада усиливала переносными искусственными препятствиями, преимущественно испанскими рогатками.

Требования сложных перестроений и отличного обращения с оружием привели к необходимости систематической строевой подготовки, на которую Густав Адольф обращал особое внимание. Система военного обучения сделалась чрезвычайно сложной. Следствием регулярного обучения солдат было укрепление воинской дисциплины.

Шведская армия обучалась постройке полевых укреплений и в течение нескольких часов создавала полевые позиции, за которыми укрывались орудия. Появилась необходимость в навесной стрельбе, для чего в состав артиллерии впоследствии были включены мортиры.

Качество наемного солдата непрерывно ухудшалось, и требовалась суровая дисциплина для того, чтобы держать его в подчинении. С этой целью в шведской армии вводилось наказание шпицрутенами. Провинившегося пропускали сквозь двухшереножный строй, каждый солдат которого должен был нанести удар палкой по спине наказываемого. В большинстве случаев это означало смерть, но Густав Адольф пытался замаскировать эту зверскую меру наказания. Он говорил, что рука палача бесчестит солдата и наказанный палачом не может продолжать службу; товарищеская рука своего солдата не убивает солдатской чести.

Развитие военного искусства в Тридцатилетней войне (1618–1649 гг.)

Развязывание войны, ее характер и первый (чешский) период (1618–1624 гг.). Феодально-католическая реакция, оформившаяся в 1609 г. в военный союз — Католическую лигу, имела целью восстановить господство католицизма на всей территории «Священной Римской империи», а также в тех государствах, в которых упрочилась реформация. В состав реакционного союза вошли германский император, католические князья империи и Испания. Располагая большими средствами, Католическая лига еще в 1609 г. начала формировать армию для ведения реакционной войны.

Католической лиге противостоял военно-политический союз протестантских князей Южной и Западной Германии, основанный в 1608 г. и названный Евангелической унией. К унии [397] затем присоединились курфюрст Бранденбургский, ландграф Гессенский и некоторые города Германской империи.

Западная Европа разделилась на два лагеря, и в ее центре возник очаг большой общеевропейской войны.

Тридцатилетняя война — это, во-первых, восстание чехов против габсбургского ига; во-вторых, борьба двух феодально-помещичьих группировок за господство в Германии, борьба крупных светских и духовных князей с дворянами-помещиками; в-третьих, борьба бюргеров и буржуазии северо-германских городов с феодально-католической реакцией. Во внутри-германские дела вмешались соседние государства, и Тридцатилетняя война превратилась в борьбу за гегемонию в Европе, и особенно за обладание бассейном Балтийского моря. Сначала Дания, затем Швеция, наконец, Франция последовательно вступили в войну с целью захвата нижнего течения больших германских рек и территорий по течению Рейна.

В 1618 г. против феодально-католической реакции восстал чешский народ с целью сбросить австрийское ига и восстановить национальную независимость своей страны. Это была справедливая национально-освободительная борьба чехов. Крестьяне Чехии в этой войне боролись за уничтожение феодально-крепостнических порядков.

Коренным вопросом чешского периода Тридцатилетней войны являлась борьба за объединение всех демократических сил против феодально-католической реакции. Однако это объединение не было достигнуто ни в пределах Чехии, ни в рамках Протестантской лиги, что определило исход борьбы.

Против Чехии объединились все силы реакции — германский император, римский папа, испанские Габсбурги и польский король, т. е. вся феодально-католическая Европа. Поэтому война с самого начала по своему политическому содержанию приняла общеевропейский характер, который неправильно датирован 1625 г., т. е. временем вступления в войну Дании.

Восстание чехов носило антигабсбургский и одновременно демократический характер, что определялось широким участием в нем народных масс. Однако крупные помещики захватили руководство восстанием, организовали временное правительство и сформировали войско, отказавшись от вооружения народа. Правительство помещиков, заинтересованное в сохранении крепостнических порядков, рассчитывало на помощь Протестантской лиги, Голландии и Англии.

На первом этапе первого периода войны (1619 г.) инициативу захватила армия чехов, нанесла несколько частных поржений имперским войскам и заняла предместья Вены. Однако закрепить и развить эти успехи, взяв Вену, чешские войска не могли, так как чешское дворянство отказалось от союза с народом и изолировало себя от него. Вследствие этого армия [398] не имела прочного тыла, сил было явно недостаточно, а у вождей не хватало решительности.

Второй этап первого периода войны (1620 г.) характеризуется тем, что объединенные силы феодально-католической реакции двинулись на Прагу, обходя чешское войско, пытавшееся задержать продвижение противника на хороших оборонительных позициях.

Выявив намерение командования католических войск, чешская армия форсированными маршами устремилась к Праге с целью ее обороны. Командующий армией чехов Христиан Ангальтский приказал войскам занять позицию на Белой горе в одном километре к юго-западу от Праги.

Оборонительная позиция была выбрана весьма удачно. Ее правый фланг прикрывал ручей Гостовиц, на берегу которого находился замок, расположенный в охотничьем парке; подступы к левому флангу представляли собой довольно крутой подъем на гору; подступом с фронта являлся болотистый луг, по которому протекал ручей Шарка. Через ручей можно было переправиться всего лишь по одному мосту, что затрудняло развертывание войск для наступления.

Наметив позицию на Белой горе, Ангальтский еще на марше распорядился о заблаговременном производстве работ по устройству окопов. Однако не хватило лопат и не было денег на их закупку. Поэтому до прибытия армии не удалось осуществить намеченный план. Расположившись на горе, войска сразу же приступили к укреплению своей позиции.

Бой на Белой горе в 1620 г. Численное преобладание было на стороне католической армии, насчитывавшей 28 тыс. человек против 21 тыс. чехов. К этому следует добавить моральную подавленность чешского войска, вызванную отступлением и частной неудачей в результате внезапного ночного нападения противника накануне боя. В рядах чешской армии сражались чехи, австрийцы, венгры и нидерландцы.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.012 с.)