ТОП 10:

Во всей освободительной борьбе Хмельницкий сыграл исторически прогрессивную роль.



Хмельницкий начал борьбу в защиту себя и в интересах казацкой старшины, но революционные массы выдвинули и поставили его во главе освободительного движения. Его заслуга заключается в том, что он в ходе борьбы правильно оценил исторически сложившуюся обстановку, правильно определил, что украинский народ своими собственными силами не мог освободиться от гнета польских панов, учел стихийное стремление украинского народа к объединению с братским русским народом, о чем уже с начала 20-х годов XVII в. велись переговоры с правительством Русского государства. Хмельницкий возглавил освободительную борьбу и завершил ее в духе требований широких народных масс. Богдан Хмельницкий был не только выдающимся политиком, но и крупным стратегом, правильно оценивавшим сложившуюся обстановку, правильно определявшим направление главного удара и неуклонно боровшимся за осуществление намеченного им плана войны. [333]

В освободительной войне украинского народа ярко выступает теснейшая и неразрывная связь политики и стратегии. Эту связь Хмельницкий хорошо понимал и показал, как ее надо осуществлять. В этой войне особенно наглядно выступила зависимость фронта от тыла даже в условиях слабо развитой техники и примитивных способов ведения войны, т. с. в обстановке XVII в. Польское войско не имело крепкого тыла, всегда находилось во враждебном окружении, не имело сведений о противнике, в большинстве случаев действовало неуверенно и было подвержено панике (Корсунь, Пилявцы, Зборов и многие другие). Польские гетманы всегда боялись за свой тыл и для его обеспечения разбрасывали свои силы.

Народное войско имело прочный тыл, что понимал Хмельницкий, предпринимая и осуществляя смелые маневры (Корсунь, Збараж, Зборов и др.). Казацко-крестьянская армия показала высокие образцы маневрирования как на театре войны, так и на поле боя. Этой маневренностью Хмельницкий восполнял как недостаток вооружения, так и недостаточную боевую подготовку своих вооруженных сил.

Стратегия украинского войска была направлена на разобщение сил противника и на разгром его по частям. Обеспечивая себя на второстепенных направлениях, Хмельницкий сосредоточивал главные силы в решающем пункте (Збараж — Зборов, бой у Батога и др.). Он оказался гораздо выше своих современников в Западной Европе, так как только в действиях Густава Адольфа и Тюренна можно найти стремление к решению широких задач решительным боем.

Способы ведения боя, выявившиеся в этой войне, представляют значительный интерес. Возросла роль ручного огнестрельного оружия. Казаки показали примеры подготовки атаки пищальным и артиллерийским огнем (Збараж). Возросла роль артиллерии в полевом бою. Опорой походного и боевого порядка являлся обоз, который прикрывал пехоту от кавалерийских атак. В полевом бою широко применялись шанцы (окопы) как при обороне, так и в наступлении. Казаки искусно устраивали засады. Против земляных укреплений полевого типа казаки применяли подземно-минные траншеи. Это был новый вид минной борьбы.

* * *

Развитие военного искусства русского войска в XVII в. определялось главным образом социально-политическим фактором и в меньшей степени новыми, но еще слишком примитивными средствами вооруженной борьбы.

Угнетенные классы русского государства объективно вели борьбу за уничтожение феодально-крепостнических порядков. Политические же цели начальной ступени классовой борьбы [334] данного периода выражались в «царистской» форме, привлекавшей к борющимся народным массам попутчиков из низов господствующих классов, что ослабляло силу сопротивления революционной вооруженной организации.

Основной движущей силой революционных войн XVII в. в Русском государстве являлось крестьянство. Первая и вторая крестьянские войны подняли угнетенные массы (классы, народности) больших территорий, что являлось базой формирования крупных крестьянских армий. Однако восстания крестьян и посада в масштабе всего государства носили локальный характер. Поэтому господствующие классы не лишались возможности восстанавливать свою вооруженную организацию и пополнять войска из резервов политической реакции. Борьба угнетенных классов не достигла уровня всеобщего восстания, и вследствие этого не было достаточных сил и средств для овладения политическими центрами феодально-крепостнического государства.

Цели борьбы определяли характер вооруженной организации. В ходе войны с польскими и шведскими интервентами за независимость Русского государства и в освободительной войне украинского народа создавалось народное войско,в составе которого оказывалась патриотически настроенная часть господствующих классов. Однако представители их почти всегда готовы были пойти на сговор с врагом в ущерб интересам угнетенных масс.

Характерен путь создания войска в войнах крестьянских, за независимость государства и в освободительной войне. Возникновение революционной ситуации выражалось в отдельных разрозненных восстаниях крестьян, посадского населения, казаков, стрельцов. Затем эти разрозненные вооруженные действия начинали сливаться в относительно единую борьбу с выделением политического и военного центра восставших (Путивль, Кагальницкий городок, Запорожье) и с выдвижением вождей из народа (Болотников, Разин, Тарас Федоровичи др.) или из прогрессивной, патриотической части господствующего класса (Скопин-Шуйский, Минин, Пожарский, Хмельницкий и др.).

Возникали многочисленные партизанские отряды крестьян и казаков, способствовавшие организации революционной крестьянской или национально-освободительной вооруженной организации. Ядром такой организации являлось войско, располагавшее более или менее опытными военными кадрами, вооружением и определенными формами устройства. С развертыванием войны партизанские отряды оказывались стратегическими резервами, пополнявшими войско личным составом и взаимодействовавшими с ним.

В конце XVI и начале XVII в. на основе социально-экономического развития и изменений в соотношении и расстановке [335] классовых сил внутри господствующих классов в Русском государстве шла борьба за изменение форм политического устройства. В ходе этой борьбы в обстановке гражданской войны и иностранной интервенции старая вооруженная организация оказалась разрушенной. В обстановке победы народа над интервентами и угрозы крестьянских и посадских восстаний борьба господствующих классов завершилась компромиссом, конкретным выражением которого явилось учреждение сословно-представительной монархии с боярской думой. Княжата и бояре пошли на уступки служилому дворянству и верхушке посада, усиливая эксплуатацию крестьянства и низов посада.

Компромисс в политическом устройстве определил характер военного строительства. В первый период после изгнания интервентов началось воссоздание старой вооруженной организации. Однако новая политическая и стратегическая обстановка, а также качественное и количественное развитие средств вооруженной борьбы требовали коренной перестройки в военном деле.

Сословие-представительная монархия с боярской думой не решались на существенные преобразования военной системы. С большим трудом и очень медленно преодолевалась инертная сила консерватизма. Вначале все дело сводилось к латанию старого износившегося стрелецкого кафтана заплатками из нового материала. Затем в обстановке больших войн перед угрозой более сильных в военно-техническом отношении противников русское правительство вынуждено было пойти на значительные военные реформы, породившие предпосылки создания регулярной русской армии. При этом иностранный военный опыт учитывался, но не копировался. Военное строительство в России пошло иным путем. Русская армия сохранила свой национальный характер. Правительство убедилось в низкой боеспособности наемников и разрабатывало системы комплектования войска только подданными государства. Основную массу вербуемых составляли русские.

Сила русской вооруженной организации в XVII в. определялась не военно-техническими преимуществами, которые были на стороне западно-европейских противников. Эта сила определялась, во-первых, справедливыми целями войн (за независимость русского государства, за воссоединение русских земель, за обеспечение безопасности государственных границ); во-вторых, национальным характером войска, в котором простые русские люди имели возможность применить свои способности, проявить выносливость, военную сметливость и хватку, выдвигать талантливых военачальников; в-третьих, идеологическими основами вооруженной организации и борьбы, выражавшимися, прежде всего, в патриотизме, в преданности Родине, а также в национальной гордости и религиозности [336] (готовности бороться до последней капли крови за «истинную православную веру») — таких идеологических основ не могли иметь наемные войска; в-четвертых, системой военного строительства, обеспечившей войско большой численности и питавшей его стратегическими резервами.

В войнах с польскими и шведскими интервентами выявилась несостоятельность вооруженной организации боярского правительства, неспособность успешно бороться за обеспечение исторически прогрессивных целей. Побеждала не вооруженная организация господствующего класса, а народ, боровшийся за независимость своей Родины, Русского государства, за православную веру.

Невелики были успехи и в борьбе с татарами, набегам которых противостояли в основном инженерные оборонительные сооружения («Черты»), т. е. пассивные способы обороны. Походы в Крым не достигали положительных результатов. Более действенной оказывалась активная борьба с татарами донского и запорожского казачества, представлявшего по своему существу народное войско. Победами казаков царская дипломатия не всегда пользовалась умело, к тому же правительство очень опасалось вольного казацкого духа (Болотников начал наступление из района Дикого поля, Разин — с Дона).

Большие политические задачи, стоявшие перед русским правительством в XVII в., требовали мощной военной организации, которая создавалась за счет усиления эксплуатации угнетенных классов. Осуществлявшиеся реформы проходили проверку в многочисленных войнах с западными и южными соседями. Преимущества систем выявлялись в ходе вооруженной борьбы.

На развитие военного искусства, несомненно, оказывал влияние и военно-технический фактор. Совершенствовалось новое оружие, улучшалось и увеличивалось его производство, которое, однако, отставало от численного роста войска. Поэтому правительство вынуждено было закупать оружие за границей. Но и закупки качественно и даже количественно не обеспечивали возраставших требований. Зависимость от заграницы влияла на ход войн. Возникла настоятельная потребность в усилении темпов развития своей отечественной промышленности.

Усовершенствование материальной части артиллерии и улучшение процесса производства орудий имели своим следствием количественный рост крепостной, осадной и особенно полевой артиллерии. Положительное значение имели мероприятия, направленные на устранение многокалиберности орудий и увеличение количества полевой артиллерии, которая в походе исчислялась многими десятками, а иногда и сотнями орудий.

Тысячи пищалей с повышенной скорострельностью и многие [337] десятки полевых орудий определили возникновение элементов новой линейной тактики, Вначале стрельцы вели огонь через щели щитов гуляй-города. Отсутствие такового вынуждало пользоваться подручными средствами — обозными телегами и санями. Развернутые под Добрыничами на широком фронте стрельцы и полковая артиллерия, укрывшиеся за санями с сеном и соломой, выявили мощь залпового огня, т. е. эффективность линейного расположения.

В бою под Клушином русское войско из подручного материала соорудило полевое препятствие против конницы (плетень), под защитой которого вела огонь пехота. Затем начали широко применяться испанские рогатки, возившиеся в обозе. Все эти препятствия (обоз, плетень, рогатки), защищавшие пехоту, являлись средствами обороны. Поэтому пехота, вооруженная огнестрельным оружием, теряла ударную силу и в ее деятельности непрерывно возрастали оборонительные тенденции. Ударную силу сохраняли пикинеры. Пехота потеряла свою однородность, возникли ее виды, и успех в бою во многом зависел от организации взаимодействия пикинеров и пищальников. Обучение пехоты усложнилось. Требовалось учить не только технике владения оружием, но и тактическому маневру в бою. Следствием регламентации действий при оружии и тактических приемов явились уставы.

Казаки изобрели способ ведения непрерывного огня, создавая своего рода стрелковые группы, действовавшие как в таборе, так и на чайках. Такое использование пищалей исходило из принципа повышения их скорострельности на основе своего рода мануфактурной организации der Menschenabschlachtunqindustrie.

Основой организации походного порядка являлся обоз, прикрывавший пехоту и артиллерию. Походные колонны с широким фронтом (в форме прямоугольника) можно было применять в степи. На пересеченной и лесистой местности такая колонна двигаться не могла. Но и в степи русское войско вынуждено было расчлениться на несколько колонн, чтобы тем самым повысить темпы марша.

При расположении на отдых и для обороны из обоза создавалось каре (четырехугольник). Однако народная казацкая смекалка нашла лучшую форму — треугольник, требовавший меньше сил для обеспечения тыла, позволявший за счет этого увеличивать резерв и затруднявший противнику осуществление фланговых атак.

На развитие русской военной культуры оказывали влияние противоречивые идеологические основы: идеология русской монархии XVII в. и военная идеология ранних буржуазных революций (нидерландской и английской), военно-технический опыт которых осваивался передовыми представителями русской военно-теоретической мысли. Борьба этих двух противоречивых [338] идеологий сказывалась на решении многих общих вопросов военного строительства, Старой русской военной организации противопоставлялся опыт нового строительства передовых, буржуазных по существу западноевропейских государств. Попытки механического перенесения в Россию, хотя и передового, но иноземного военного опыта не имели успеха, так как иностранная вооруженная организация не соответствовала социально-экономическим и политико-моральным условиям военного строительства Русского государства. К тому же русская военная организация имела свои специфические исторические корни и особые идеологические основы.

Недостаточный уровень общей культуры, выражавшейся, в частности, в медленном распространении элементарной грамотности даже в среде господствующих, классов, сказался на развитии элементов военной науки. Из военно-теоретической литературы мы можем назвать всего два устава, в том числе единственную в XVII в., изданную в России печатную военную книгу, представлявшую собой авторизованную обработку иностранной военной литературы. Эта единственная книга не получила значительного распространения. Большую роль, по-видимому, сыграла наглядная иллюстрация к этой книге, которой успешно мог пользоваться даже неграмотный военачальник, что отметил и переводчик.

В целом практическая (организационная и боевая) к теоретическая военная деятельность в XVII в. подготовила необходимые условия для создания регулярной русской армии и военно-морского флота. Возникали и развивались элементы регулярства. Без военной практики XVII в. не могло быть и речи о строительстве в начале XVIII в. новой военной организации Русского государства. [339]

Асть II.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.112.145 (0.009 с.)