ТОП 10:

Однако достижения протестантов не были прочны, и уже в 1610 г. между ними и католиками обострились противоречия.



Разгул феодально-католической реакции в Чехии привел в конечном итоге к еще более крупному восстанию чехов в 1618 г., явившемуся началом Тридцатилетней войны в Европе, сыгравшей значительную роль в развитии военного искусства. [386]

Вооруженные силы государств Западной Европы в первой половине XVII в.

Постоянные армии и военно-морские флоты являлись орудием внутренней и внешней политики упрочивавшегося абсолютизма. Практика военного строительства Нидерландской республики учитывалась и воспринималась правительствами абсолютистских государств, особенно королями Франции и Швеции, которые стремились создать мощные вооруженные организации, способные вести борьбу за утверждение гегемонии в Европе и за колонии.

Постоянные армии имели в своей основе систему наемничества, которое было характерно для всех западноевропейских государств. Вследствие этого значительное количество людей жило войной и для войны, являясь профессиональными солдатами. Военная специализация контингентов, которыми комплектовались армии, имела положительное значение для развития военного искусства, но деградация моральных качеств солдат сказывалась отрицательно и требовала противодействия в виде особых мер, способствовавших утверждению воинской дисциплины.

Вербовка солдат производилась не только на время кампании, но и на более длительные сроки. Часть завербованных солдат оставлялась на постоянной службе и являлась ядром армии. Во Франции и Швеции это были полки королевской гвардии.

В ходе Тридцатилетней войны изменялась структура армий: увеличивался удельный вес конницы, артиллерии и мушкетеров. В начале войны на одного кавалериста обычно приходилось три — пять пехотинцев, затем это соотношение изменилось: на одного всадника — два — три пехотинца. Возрастала роль драгун — конных мушкетеров, иногда соединявшихся с конными пикинерами. Оружием драгун являлись фитильный мушкет и короткая сабля.

В начале XVII в. пехота состояла на 2/3 из пикинеров и только на 1/3 из мушкетеров. Возрастание роли в пехоте огнестрельного боя способствовало увеличению количества мушкетеров. В середине века они уже составляли половину всей пехоты.

Увеличивалось количество и роль полевой артиллерии, исчислявшейся, однако, в армиях десятками орудий. На тысячу человек максимально приходилось до четырех орудий, а минимально — менее одного орудия.

В полках постоянных армий начинали вводить однообразное военное обмундирование и снаряжение, что улучшало внешний вид войск и способствовало упрочению воинской дисциплины. Под влиянием воинского корпоративного духа вырабатывалось понятие «чести мундира». [387]

Армии обычно содержались за счет контрибуций с захваченных городов и мародерства. Производством фуражировок заведовал брандмейстер. В 1632 г. германский император приказал своему полководцу Валленштейну навербовать армию в 20 тыс. человек. Валленштейн говорил, что 20 тыс. человек могут погибнуть с голоду, а с 50 тыс. он может выступить в поход, потому что с таким числом помощников можно налагать контрибуции во всех землях, т. е. осуществлять организованный грабеж.

В шведской армии уже зарождалось централизованное снабжение войск продовольствием и фуражом. В сутки на человека выдавалось 800 г хлеба и 400 г мяса. Суточная дача фуража на лошадь составляла 2,5 кг овса (или 1,6 кг ячменя), 4 кг сена и соломы. Для обеспечения регулярности снабжения войск возникла необходимость в устройстве складов продовольствия и фуража, совокупность которых составляла базу армии. Так появились новые объекты военных действий — базы и коммуникации, оказавшиеся предметами исследования военной науки.

В отношении устройства войск, их боевой подготовки и тактики самой передовой в Западной Европе являлась шведская армия, реорганизованная под непосредственным руководством короля Густава Адольфа, которого Ф. Энгельс назвал великим военным реформатором XVII столетия{391}.

Густав Адольф получил еще в детстве хорошую физическую закалку, воспитание в протестантском духе и значительное образование. Он проявлял склонность и способности к физическим упражнениям (бег, прыжки и т. п.), владению оружием и верховой езде. Большим трудом и настойчивостью король достиг совершенств кавалериста, проявляя ловкость и смелость. Упорное физическое воспитание обеспечило ему хорошее здоровье, бодрость, неутомимость в работе, твердость характера. В юношеском возрасте Густав Адольф был горяч, вспыльчив, следствием чего являлась поспешность в решениях, но затем научился владеть собой и старался быть справедливым. Скрытность и мнительность отсутствовали в его характере. [388]

Будущий король Швеции еще в детстве проявил глубокий ум, отличную память и пылкое воображение. В 12-летнем возрасте он свободно владел пятью иностранными языками (латинским, датским, немецким, французским и итальянским), впоследствии изучил польский и русский языки. Старательно учился и много читал. Ксенофонт, Сенека и Гуго Гроций были его любимыми авторами. Обстоятельно изучал историю, называя ее «наставницей жизни».

С 12 лет Густав Адольф начал военную службу рядовым. Одновременно присутствовал на заседаниях государственного совета, что способствовало его политическому развитию. В 1611 г. он получил в командование небольшой отряд и в датско-шведской войне прошел первую боевую практику, проявив смелость и находчивость. В этом же году умер его отец и 16-летний юноша был провозглашен королем.

В дальнейшем шведский король овладевал военным искусством на практике, в ходе войн с Данией, Польшей и Россией. Он участвовал в боях, был храбрым солдатом, получил несколько ранений, в 1632 г. в бою под Люценом был убит. Отдельные неудачи на поле боя не повергали его в уныние, а заставляли выявлять причины таковых и устранять их. Особо следует отметить неудачу Густава Адольфа под Псковом в 1615 г., после которой было решено осуществить реорганизацию шведской армии.

Густав Адольф продолжал политику своих предшественников, политику содействия развитию внешней торговли и захвата устьев рек, впадающих в Балтийское море. Для осуществления такой политики необходимо было создать сильную армию.

В целях улучшения качеств офицерского состава шведские дворяне принуждались служить в армии. Как стимул — к военной, службе дворянству были предоставлены широкие экономические и политические привилегии.

Добровольная вербовка солдат в шведской армии была восполнена принудительным набором по усмотрению местных властей. Для этой цели при помощи духовенства по всей стране были составлены посемейные списки всех мужчин старше 15 лет. Это были сыновья крестьян и бюргеров, которые образовали национальное ядро вооруженных сил Швеции.

Однако шведские войска не являлись полностью национальной армией. Как правильно отмечает Рюстов, «они состояли из людей всех стран; меньшую часть составляли шведы, большую немцы, англичане, шотландцы, французы. Войска комплектовались постоянно из этих стран»{392}. Шведская армия от остальных наемных войск отличалась тем, что она [389] имела национальное ядро и офицерский состав из дворян-шведов. При высадке в Германии (1630 г.) шведы составляли лишь половину состава армии. Затем это соотношение изменялось в сторону уменьшения численности шведов и увеличения разноплеменных наемников.

Вооружение пехоты в начале XVII в. было усовершенствовано. Мушкеты были настолько облегчены уменьшением калибра, что Густав Адольф уничтожил сошку при стрельбе. Он ввел бумажные патроны, которые хранились в кожаной сумке, носимой на спине. Все это позволило резко сократить количество приемов при заряжании. Скорость стрельбы сильно возросла. Пика была укорочена более чем на полметра, а за счет сокращения числа пикинеров увеличилось число алебардистов. Изменилось соотношение мушкетеров и пикинеров. Шведские полки на 2/3 состояли из мушкетеров, а некоторые из них были целиком мушкетерскими полками.

Мушкет вытеснял пику, но отсутствие у мушкетеров холодного оружия для борьбы с кавалерией все еще заставляло сохранять пику. Полагали, что мушкетеры без пикинеров не могут противостоять кавалерийским атакам. Однако пики уже отживали свой век.

«Длинные пики представляют скорее ослабляющий войну [390] элемент, чем ее нерв. Ружья защищают пики», — писал в 1630 г. один из военных специалистов того времени.

Изменение свойств оружия и качеств солдата привели к необходимости упразднения глубоких построений пехоты. Возросшая скорострельность мушкета позволила отказаться от «караколе» и принять построение мушкетеров в шесть и даже в три шеренги. Пикинеры выстраивались в шесть шеренг. Интервалы между рядами и дистанции между шеренгами равнялись одному метру. Стрельба производилась повзводно и шеренгами. Сокращение глубины построения позволяло наиболее полно использовать мощь ручного огнестрельного оружия.

При построении пехоты в центре располагались пикинеры, а на флангах мушкетеры. Оба вида пехоты имели примерно одинаковую численность (при построении в батальоне было 192 пикинера и 216 мушкетеров). Остальных мушкетеров Густав Адольф частью оставлял в гарнизонах, частью назначал для подкрепления кавалерии.

Новая тактика требовала и новых форм организации пехоты. Численность полков была сокращена до 1300–1400 человек. Полк состоял из трех фирфенлейнов (батальонов), насчитывавших 576 пикинеров, 648 мушкетеров, и имел полковые орудия. Основной тактической единицей являлся фирфенлейн четырехротного состава. В роте состояло 48–54 пикинера, 54–82 мушкетера и 18 запасных солдат. При построении [391] боевого порядка три — четыре фирфенлейна сводились в бригаду.

Боевой порядок шведской бригады состоял из двух линий: один батальон строился впереди и два батальона выстраивались позади. Мушкетеры и пикинеры располагались так, чтобы каждый из этих видов пехоты мог прикрывать другой, образуя непрерывную линию. Это достигалось довольно сложными перестроениями.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.011 с.)