ТОП 10:

Военное искусство в войнах государства Великих Моголов в Индии (XVI — XVII вв.)



Государство Великих Моголов

Индия с ее огромными природными богатствами в течение более двух тысяч лет многократно подвергалась нападениям чужеземных завоевателей, пользовавшихся экономической, политической и племенной раздробленностью многочисленного населения страны с его религиозными распрями. В I в. до н. э. в Пенджаб вторглись скифы-сака и проникли до берегов р. Нарбады. За ними двинулись индо-скифы. В первом тысячелетии на территории Индии возникали и распадались племенные объединения местного населения и завоевателей.

В конце VIII в. на территорию Доабе (двуречье Ганга и Джамны) началось вторжение племен из Гуджерата и Раджастхана, оседавших здесь целыми родами, сохранявшими свою военную организацию. Местные правители привлекали к себе на военную службу целые роды во главе с их вождями, предоставляя им за это право собирать налоги с определенных селений и другие привилегии. Так возникла особая военная каста раджпутов (детей раджи), а их вожди создали касту кшатриев. Объединенные силы раджпутов наносили поражения мусульманским завоевателям.

В начале VIII в. в Северную Индию вторглись войска Арабского халифата. Начался период мусульманских завоеваний, в результате которых к началу XIII в. сложилась сильная мусульманская деспотия с политическим центром в Дели, существовавшая до конца XIV в. В 1398–1399 гг. Северную Индию опустошили монгольские полчища. Тамерлана, которые, однако, не могли проникнуть в глубь страны. На юге Индии в середине XIV в. возникла могущественная деспотия [616] Бахманидов, распавшаяся в начале XVI в. на пять самостоятельных султанатов. В первой четверти этого века среди мусульманских деспотий существовали только три индусские деспотии: Раджпутана, Гондвана и Виджаянагар. Деспотия Виджаянагар возникла еще в 40-х годах XIV в. Орудием власти индусской династии являлась военно-служилая знать. Во второй половине XVI в. и Виджаянагар оказался объектом мусульманских завоеваний.

В 1498 г. португальская эскадра Васко да Гама, обойдя вокруг Африки, прибыла в порт Калькутту, открыв морской путь в Индию. Вскоре португальцы нанесли поражение соединенному флоту египтян и их индийских союзников, а также турецкому флоту и утвердили свое господство на морях, омывающих Индию. В 1510 г. португальский гарнизон обосновался в Гоа, в следующем году — в Малакке, а в 1515 г. — в Ормузе. Так в Индии появились европейские колонизаторы. Вскоре они захватили Цейлон. В течение первой трети XVII в. португальцев из Индии вытеснили голландцы и англичане, проникшие в глубь страны.

В начале XVI в. упадком Делийской деспотии воспользовались тюркские, таджикские и афганские племена, объединенные Бабуром, правителем Ферганы. В 1504 г. эти племена вышли из Средней Азии и вскоре захватили Кабул. Войско их насчитывало всего около 20 тыс. человек, имевших во главе талантливого военачальника Бабура. Лучшая по тому времени артиллерия и заграждения из связанных цепями повозок, прикрывавшие пехоту и артиллерию, оказались серьезными техническими преимуществами этого немногочисленного войска. В 1526 г. в бою при Панипате войско Бабура разбило армию делийского султаната, а в следующем году нанесло поражение объединенным силам раджпутанов. Одним из следствий побед Бабура явилось возникновение новой могущественной деспотии — Великих Моголов, т. е. государства, основанного моголами, как называли население Моголистана, включавшего территорию Северной Индии и юга Центральной и Средней Азии. В 1530 г. Бабур умер.

Наибольшего расцвета государство Великих Моголов достигло в период правления Акбара (1555–1605 гг.), когда оно включало всю Северную и Центральную Индию. Решающее значение для усиления государства имело то, что правительство выполняло важнейшую экономическую функцию, организуя общественные работы для восстановления и расширения каналов и ирригационных сооружений, составляющих основу восточного земледелия. Второй основой деспотии являлись «идиллические сельские общины».

«Оба эти обстоятельства — с одной стороны, то, что жители Индии, подобно всем восточным народам, предоставляют центральному правительству заботу о крупных общественных [617] работах, являющихся основным условием их земледелия и торговли, с другой — то, что население Индии, рассеянное по всей территории страны, сосредоточивается в маленьких центрах благодаря патриархальной связи между земледельческим и ремесленным трудом, — эти два обстоятельства вызвали к жизни с самых давних времен своеобразную социальную систему, так называемую систему сельских общин, которая придавала каждому из этих маленьких союзов независимый характер и обрекала его на обособленное существование»{649}. «...Эти идиллические сельские общины... ограничивали человеческий разум самыми узкими рамками, делая из него покорное орудие суеверия, накладывая на него рабские цепи традиционных правил, лишая его всякого величия, всякой исторической инициативы»{650}. Сельские «маленькие общины носили на себе клеймо кастовых различий и рабства»{651}.

Премьер-министр Индии Джавахарлал Неру отметил три характерных элемента староиндийского общественного строя: самоуправлявшаяся сельская община, кастовая система и «большая семья, все члены которой являлись равноправными владельцами общей собственности и получали наследство на равных правах»{652}. Все три основы индийского общественного уклада предъявляли каждому индусу требование исходить из интересов общественной группы, а не из личной выгоды и не из личного честолюбия. «На первый план выдвигались не права, а обязанности личности и группы»{653}. В кастовой системе было сильно развито чувство долга.

Ф. Энгельс указал на экономическую основу особенностей общественного и политического устройства государств Индии и господствовавшей там идеологии. «Отсутствие частной собственности на землю действительно является ключом к пониманию всего Востока. Тут корень и политической, и религиозной истории»{654}. В силу специфических природных условий, определявших производственную роль общины и центральной власти, на Востоке не дошли даже до феодальной частной собственности.

Франсуа Бернье, француз, живший в Индии 12 лет в период правления Аурангзеба (1618–1707 гг.), писал о том, «что вся земля государства принадлежит падишаху; в Индии нет графств или княжеств, имена которых могла бы носить знать. Представители знати состоят на жаловании, которое они получают наличными или доходами с земель и которое падишах волен назначать, увеличивать, сокращать и отнимать [618] по своему усмотрению»{655}. Бернье неоднократно указывал на эту особенность общественного строя в Индии. «Так как вся земля принадлежит государю, то выходит, что там нет ни герцогств, ни маркизатов, нет никаких семейств, богатых землей и живущих на доходы со своих поместий»{656}. Таким образом, в государстве Великих Моголов не было феодальной собственности на землю и не было крепостнических отношений, а поэтому не может быть речи о весьма [619] умных феодалах, которые якобы убедились в необходимости создания сильного централизованного государства, как то утверждает автор статьи об Индии в IV томе «Всемирной истории»{657}.

Государство Великих Моголов не являлось империей и тем более феодальной империей{658}. К. Маркс и Ф. Энгельс, тщательно изучавшие историю Востока, говорят о восточных деспотиях, возникавших на специфических экономических основах и являвшихся особой политической формой господства племенной знати, организованной в высшие касты. Деспотия Великих Моголов представляла собой государственное объединение мусульманских племен и раджпутов. Великие Моголы опирались на племенную знать, выполнявшую функции государственных чиновников, и на военную организацию.

По своему политическому содержанию деспотия Великих Моголов весьма сходна с франкским государством Карла Великого и с Древнерусским киевским государством. Развитие феодальных отношений в недрах Великой индийской деспотии привело к ее распаду. О феодализме как таковом можно говорить лишь начиная со второй половины XVII в. «Индия, — пишет Неру, — не была феодальной страной в европейском смысле этого слова, но раджпутские кланы, представлявшие собой основу ее обороны, были построены по своеобразной феодальной системе. Государство Моголов тоже было полуфеодальным, но с сильным монархическим центром. Эта монархия одержала верх над феодализмом Раджпутаны»{659}. Своеобразие этой феодальной системы заключалось в том, что раджпутские кланы представляли собой родовые и племенные объединения, не являвшиеся собственностью феодалов. Вследствие этого нельзя согласиться с утверждением о полуфеодальном характере государства Моголов. Речь может идти о развитии элементов феодализма в этом государстве и о его последующем феодальном распаде.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.96.39 (0.004 с.)