Титул IV. Если истребуется часть наследства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Титул IV. Если истребуется часть наследства



1. Ульпиан в 5-й книге «Комментариев к эдикту». После иска, ко­торый претор предоставил тому, кто утверждает, что наследство при­надлежит ему одному, правильным будет предоставить иск и тому, кто требует часть наследства.

§ 1. Вопрос о том, требует ли лицо все наслед­ство или часть наследства, разрешается не в зависимости от того, чем завладел ответчик, но в зависимости от права истца. Поэтому, если лицо является наследником в отношении всего наследства, оно требует все наследство, хотя бы ты владел одной вещью; если лицо является наследником в отношении части имущества, оно требует часть наслед­ства, хотя бы ты владел всем наследством.

§ 2. Если даже двое владеют наследством и имеются два лица, которые утверждают, что им принад­лежат части наследства, то не отдельные лица требуют от отдельных лиц, как, например, первый от первого или второй от второго, но оба от первого и оба от второго; ибо не так обстоит дело, что один вла­деет частью первого, а второй - частью второго, но оба владеют час­тями обоих как наследников. Если владелец и истец оба владеют на­следством, причем каждый из них требует себе половину наследства, то они должны предъявить взаимные требования, чтобы им были предоставлены части в вещах[365]. Или если наследство[366] не является предметом спора, то им следует прибегнуть к иску о разделе наследства.

§ 3. Если я говорю, что являюсь наследником в части наследства, а мой сонаследник владеет наследством совместно с посторонним лицом, при­чем сонаследник имеет не более как причитающуюся ему часть, то спра­шивается: должен ли я требовать наследства только от постороннего ли­ца или же и от сонаследника? И Пегас, как говорят, считал, что я должен требовать только от постороннего лица и оно должно выдать то, чем оно владеет, и кажется, что это должно быть сделано на основании обязанно­стей судьи. Впрочем, имеются основания думать, что я должен требовать наследства от обоих, то есть и от моего сонаследника, и он уже направля­ет иск против чужого владельца; но мнение Пегаса более справедливо.

§ 4. Также если я владею третьей частью наследства, в то время как ут­верждаю, что являюсь наследником половины, и хотел бы получить ос­тавшуюся шестую часть, то давайте рассмотрим, каким образом мне дей­ствовать. И Лабеон пишет, что я должен требовать от каждого по поло­вине (его доли). Таким образом выходит, что я получу от каждого по шестой части (наследства) и буду иметь две трети. И я считаю, что это правильно. Однако сам я должен буду вернуть шестую часть из той тре­ти, которой я владел. И поэтому в обязанности судьи будет входить вза­имный зачет того, чем я владею, если вдруг те, у кого я истребую наслед­ство, мои сонаследники.

§ 5. Иногда претор разрешает предъявлять тре­бование о неопределенной части наследства, если имеются основатель­ные причины, например, имеется сын брата умершего и беременные же­ны умерших братьев. Какую часть наследства может требовать сын бра­та - это является неопределенным, так как неизвестно, сколько детей ро­дится от умерших братьев. Справедливейше - предоставить требование о неопределенной части. Поэтому без излишней смелости говорится, что если кто-либо не знает, какую часть он может требовать, то следует пре­доставить ему требование неопределенной части.

2. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Если из нескольких лиц, которым принадлежит наследство, некоторые прини­мают наследство, а другие еще обсуждают вопрос о принятии, то прини­мающие наследство не должны предъявлять требования о более значи­тельной части, чем часть, которая причиталась бы им, если бы приняли наследство и другие, и им не идет на пользу, если другие не принимают[367]. Но тогда, когда прочие не примут наследства, принявшие наследство могут требовать часть непринявших, если эта часть им принадлежит.

3. Павел в 17-й книге «Комментариев к Плавцию». Древние[368] про­являли заботу о ребенке во чреве таким образом, что ко времени рож­дения все права сохранялись для него неприкосновенными. В наслед­ственном праве это выявляется в том, что лица, находящиеся в более отдаленной степени родства (agnatio), чем находится ребенок во чреве, не допускаются (к наследству), пока не известно, родится ли ребенок. Если же другие находятся в той же степени родства, как и ребенок во чре­ве, то рассматривается вопрос, какая часть (наследства) должна быть задержана (для ребенка во чреве), так как было неизвестно, сколько (де­тей) родится. По этому вопросу верили столь многим разнообразным и невероятным (известиям), что это можно причислить к басням. Переда­валось, что и четыре девочки были сразу рождены матерью семейства; также передают не легкомысленные писатели, что в Пелопоннесе рожда­лось пять раз по четыре ребенка. Многие в Египте рождали сразу по семь детей. Но мы видели тройню сенаторов Горациев, вступивших в борь­бу[369]. И Лелий пишет, что он видел в императорском дворце свободную женщину, привезенную из Александрии, чтобы быть показанной Адриа­ну, с пятью детьми, из которых, как говорили, четырех она родила в одно время, а пятого - через 40 дней. Как же быть? Чрезвычайно мудро иссле­дователи права придерживаются некоторой середины, так что они при­нимают во внимание то, что нередко происходит: они выделяют пере­жившему сыну четвертую часть, так как может родиться тройня; как го­ворит Феофраст, законодатели обходят молчанием то, что происходит (лишь) в одном или двух случаях[370]. Если матери предстоит родить одно­го, то сын, рожденный до смерти (наследодателя), является до его рожде­ния наследником не в половине, а в четверти наследства,

4. Ульпиан в 15-й книге «Комментариев к эдикту», и если родится меньше троих детей, то остаток прибавляется ему в соответствующей доле, а если родится больше трех, то часть, в которой рожденный до смерти наследодателя стал наследником, уменьшается.

5. Павел в 17-й книге «Комментариев к Плавцию». Нужно знать, что если жена наследодателя не остается беременной, но считается бе­ременной, то сын является во все это время[371] наследником во всем на­следстве, хотя бы он и не знал, что является единственным наследни­ком.

§ l. To же самое в отношении постороннего (наследника)[372], если он назначен наследником по завещанию в определенной доле, а ос­тальное предназначается для родившегося после смерти наследодателя. Так что если вдруг назначение составлено следующим образом: «все дети, которые у меня родятся, а также Луций Тиций, да будут наслед­никами в равных частях», то возникнет сомнение, как же он может принять наследство, раз не знает из завещания своей доли. Но разум­нее, чтобы тот, кто не знает своей доли, смог принять (наследство), если все остальное, что ему следует знать, он знает.

6. Ульпиан в 6-й книге «Мнений». Сестре, о которой решено, что она будет сонаследницей имущества матери вместе с четырьмя брать­ями, отойдет пятая часть, которую они имеют в соответствии со своими долями, так чтобы каждый из них в равной степени из той четверти, владельцами которой они до сих пор считались, выделил бы ей пятую часть.

§ 1.Тому, кто получил наследственную долю по праву патрона, будут соответственно его доле зачтены законные рас­ходы, которые проистекают из бремени обязательств всего наследст­ва.

7. Юлиан в 8-й книге «Дигест». Мы не можем с помощью иска об истребовании наследства получить то, что мы получаем по иску о разделе наследственного имущества, так как (в последнем случае) мы выходим из сообщества, тогда как (в первом случае) в обязанности судьи входит только лишь велеть, чтобы мне была возмещена часть неделимого наследства.

8. Он же в 48-й книге «Дигест». Следует разрешить владельцу одну часть наследства защищать, а другую уступить. Ничто не меша­ет тому, чтобы кто-нибудь, владея всем наследством, знал бы, что ему принадлежит половина, и не спорил бы о другой части.

9. Павел в 3-й книге «Сокращений дигест Алфена». В то время как были назначены несколько наследников, один из них был в Азии. Его поверенный устроил распродажу, а деньги, причитающиеся ему, похитил. После этого стало известно, что тот (наследник), который был в Азии, еще до этого умер, оставив после себя наследниками в равных частях поверенного и еще кого-то. Спрашивается, каким об­разом следует востребовать деньги, похищенные из наследства. Ответ таков: они должны требовать все наследство у того, кто был пове­ренным, потому что те деньги, которые получил поверенный от про­дажи, были из наследства; а также и половину наследства у его сона­следников. Так будет и в том случае, если все деньги находятся в ру­ках того, кто был поверенным, так что их можно истребовать обрат­но через суд у него одного; и если он половину отдал своему сона­следнику, то к выдаче половины присуждается он сам, и половины -его сонаследники.

10. Папиниан в 6-й книге «Вопросов». Когда сын наследника части наследства, не зная, что его отец умер при жизни завещателя, стал управлять частью наследства от имени отца, как отсутствую­щего, и, потратив деньги, приобрел вещи, то наследство у него не может быть востребовано, так как он уже не владеет его стоимо­стью ни в качестве наследника, ни - владельца, а только как сын позаботился о делах отца. А вот другим сонаследникам, которым принадлежала доля умершего, иск из ведения чужих дел будет дан. Тем более, со стороны наследников отца, который его, возможно, и исключил из наследства, не стоит опасаться иска, как если бы он вел дела наследства, ведь то, чем он управлял, не относилось к отцовскому наследству. Ведь если иск из ведения чужих дел дается тому, от чьего имени принято (наследство), то справедливо было бы, чтобы оно было ему и выдано. Но в предложенном примере это не были ни дела отца, поскольку тот уже перестал существовать, ни дела по отцовскому на­следству, ведь они относились к другому наследству. Так что если этот сын был наследником своего отца и спорит о том, что его отец умер после того, как стал наследником, то вступает в силу следующее сооб­ражение: не очевидно ли, что он сам себе изменил основания владения? Ведь тот, кто вел дела наследства и стал должником, тот впоследствии, ведя спор о наследстве, рассматривается как владелец права; то же са­мое следует ответить и в отношении этого сына.

 

Титул V. Об истребовании наследства лицом, которому . предоставлено владение наследственным имуществом

 

1. Ульпиан в 15-й книге «Комментариев к эдикту». Соответству­ет установленному порядку, чтобы после цивильных исков, предос­тавленных наследникам, претор принял во внимание тех лиц, кото­рых он сделал как бы наследниками, то есть тех, которым предостав­лено владение наследственным имуществом.

2. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Путем этого иска об истребовании наследства владелец имущества приобретает столько же, сколько может приобрести наследник в силу вышеуказанных цивильных исков.

 

Титул VI. Об истребовании наследства фидеикомиссарием[373]

 

1. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». По установ­ленному порядку существует иск, предоставляемый тем, кому наслед­ство должно быть выдано[374]. Ведь каждый, кто принимает наследство по фидеикомиссу, тот согласно сенатусконсульту, из которого выте­кают (соответственные) иски, может пользоваться иском об истребо­вании наследства фидеикомиссарием,

2. Павел в 20-й книге «Комментариев к эдикту», а этот иск вклю­чает в себя то же, что охватывается истребованием наследства по ци­вильному праву.

3. Улытиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту» И не важно, уполномочен ли кто-либо выдать наследство мне или тому, чьим на­следником я назначен. Даже если я являюсь преторским владельцем наследства того, кому оставлено наследство по фидеикомиссу, или же его преемником на каком-либо другом основании, то я могу действо­вать с помощью этого иска.

§ 1. Следует учитывать, что этот иск не подходит против того, кто уже выдал наследство.

§ 2. Мне даются те иски, которые подходят наследнику или против наследника.

 

КНИГА ШЕСТАЯ

Титул I. О виндикации вещи[375]

1. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». После исков, которые относятся к совокупности[376], следует иск об истребовании от­дельных вещей.

§ 1. Этот специальный вещный иск имеет место в отно­шении всех движимых вещей, как живых, так и тех, которые лишены души, и вещей, которые соединены с почвой[377].

§ 2. Путем этого иска не могут быть истребованы свободные лица, которые являются лицами нашего права, как, например, дети, находящиеся во власти; они могут быть истребованы или путем предварительных постановлений о гра­жданском состоянии этого лица[378], или путем интердиктов, или путем расследования, производимого претором; так говорит и Помпоний в 37-й книге[379]; разве только кто будет предъявлять в суде дополнительное основание. Если кто таким образом истребует по суду «своего сына» или «лицо, по 'римскому' праву находящееся под (его) властью», то мне представляется, и Помпоний согласен в этом, что он правильно ведет иск. Ведь (Помпоний) говорит, что посредством дополнительно­го основания можно виндицировать на основании 'закона5 квиритов.

§ 3. Путем этого иска виндицируются не только отдельные вещи, но можно даже виндицировать стадо, как пишет Помпоний в 25-й книге «Чтений». То же следует сказать о рабочем скоте, табуне лошадей и о других животных, которые живут стадами. Но достаточно, чтобы само стадо было нашим, хотя бы отдельные головы скота и не были наши­ми, ибо виндицируется стадо, а не отдельные животные.

2. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Но если двое бу­дут заинтересованы в равном числе, ни один из них не будет виндици­ровать не только все стадо, но даже часть его. Но если один из двух имеет большее число, так что за вычетом чужого стадо тем не менее будут истребовать по виндикационному иску, то чужие головы скота не будут подвергаться реституции.

3. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Марцелл в 4-й книге дигест пишет: если кто-либо имел стадо в 300 голов и, утратив 100 голов, вновь купил столько же животных от лица, имеющего на них собственность, или чужих голов[380] от лица, владевшего ими добросове­стно, то и эти (купленные животные) объемлются, по его словам, вин­дикацией стада. Но и в том случае, если сохранились только животные вновь купленные, все же можно виндицировать стадо.

§ 1. Предметы снаряжения корабля могут быть виндицированы в отдельности, и вин-дицируется отдельно корабельная лодка.

§ 2. Помпоний пишет: если что-либо одинаковой природы слито и смешано таким образом, что отдельные части не могут быть извлечены и отделены, то может быть виндицировано не все, но лишь (соответствующая) часть. Например, мое и твое серебро соединено в один слиток: он является нашим общим, и каждый может виндицировать (его) лишь в доле веса, которую мы имеем в слитке, хотя бы и не было установлено, какова доля каждого в слитке.

4. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». В этом же случае можно будет судиться даже иском о разделении общего (имущества). Но тот, кто из злого умысла способствовал соединению этого серебра, будет ответчиком по (иску) о воровстве и по (иску) о предъявлении ве­щи; и это (совершается) таким образом, что в иске о предъявлении ве­щи следует принимать во внимание цену (вещи), а по виндикационному иску или по иску о разделе общего (имущества) получит больше тот, серебро которого было более дорогим.

5. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Помпоний также пишет: если зерно, принадлежащее двум лицам, смешано не по их воле, то каждому принадлежит вещный иск на это (на смешанное зерно), на­сколько зерно каждого оказывается имеющимся в общей массе; если же смешение произведено по их воле, то зерно считается общим и имеется иск о разделе общего имущества.

§ 1. Он же пишет, что если из моего меда и твоего вина сделан медовый напиток, то некоторые считали, что он является общим, но я считаю более правильным, как отмечает и сам (Помпоний), что медовый напиток скорее принадлежит тому, кто его сделал, так как этот напиток не удерживает своего первоначального ви­да[381]. Но если соединены свинец с серебром, то, так как эти металлы могут быть извлечены из сплава, сплав не становится общим и нельзя предъя­вить иск о разделе общей собственности, так как может быть произведе­но отделение (серебра от свинца); поэтому следует предъявить вещный иск. Но если, указывает он (Помпоний), составные части не могут быть извлечены, например если соединены медь и золото, то следует виндици­ровать часть, и нельзя говорить того, что было высказано о медовом на­питке, так как каждое вещество, хотя бы и соединенное с другим, остает­ся.

§ 2. Он же (Помпоний) пишет: если твой жеребец покрыл мою кобылу, то жеребенок, который родится, не твой, но мой.

§ 3. О дереве, которое, будучи пересажено на чужое поле, принялось и пустило корни, Вар и Нерва 'допускали вещный иск по аналогии, если же дерево еще не при­нялось, то оно не перестало быть моим.

§ 4. Когда ведется вещный иск, то если о самом предмете (все) определено, однако в его названии допущена ошибка, то представляется, что тяжба ведется правильно.

§ 5. Если име­ются многочисленные рабы с одним и тем же именем, например (если имеется) много Эротов, так что не ясно, о каком именно (рабе) ведется иск, то Помпоний говорит, что не выносится никакого решения.

6. Павел в 6-й книге «Комментариев к эдикту». Если кто-либо предъявляет вещный иск, то он должен обозначить вещь и указать, тре­бует ли он эту вещь целиком или в части и в какой части: наименование вещи обозначает не род (вещи), но саму данную вещь. Октавен дает такое определение: следует указать вес необработанного вещества, число опе­чатанных вещей и особенность обработанного вещества; но следует ука­зать и меру, если вещь определяется мерой. И если мы требуем одежду, как принадлежащую нам или подлежащую передаче нам, то должны ли мы указать количество (предметов) одежды или цвет ее? И правильнее указать и то, и другое: 'было бы несправедливо принуждать нас указы­вать, является ли одежда поношенной или новой. Если возникает труд­ность в отношении сосудов, то следует ли сказать только «чаша», или же (добавить) четырехугольная или круглая, гладкая или с резьбой; вклю­чить все это в требование затруднительно. И не следует устанавливать стеснений: хотя бы при истребовании человека (раба) следует указать его имя и является ли он мальчиком или юношей, особенно если имеется не­сколько рабов, но если я не знаю имени, то следует использовать его обо­значение, например «из состава этого наследства», «рожденный такой-то». Так же (установлено и) в отношении имения: предъявляющий требо­вание должен указать название и местонахождение.

7. Он же в 11-й книге «Комментариев к эдикту». Если тот, кто взял на себя ведение виндикации поля, был осужден, то тем не менее, как го­ворит Педий[382], правильно будет, чтобы оно было истребовано по суду владельцем.

8. Он же в 12-й книге «Комментариев к эдикту». Помпоний в 36-й книге[383]одобряет следующий взгляд: если поле, которое принадлежит мне и тебе, находится во владении твоем и Луция Тиция, то я не должен требовать от каждого по четверти, но всю (мою) половину от Тиция, который не является собственником. Иначе, если вы владеете опреде­ленными участками этого поля, то несомненно я должен требовать по части поля и от себя, и от Тиция; поскольку по владении (твоем и Ти-ция) находятся определенные места, то в этих местах некоторая часть по необходимости является моей. Таким образом, и ты должен требо­вать от Тиция одну четверть. Это различение не производится в отно­шении движимой вещи и истребования наследства, ибо (в этих случаях) никогда не может быть владения в раздельных частях.

9. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». «Обязанность судьи при разбирательстве данного иска заключается в том, чтобы рас­смотреть, является ли ответчик владельцем». Не относится к делу во­прос о том, по какой причине он владеет; когда я доказал, что вещь моя, то владельцу будет необходимо отдать вещь, если он не противо­поставит какой-либо эксцепции. Однако некоторые, как, например, Пегас, считали, что этим иском объемлется лишь такое владение, кото­рое имеется при интердиктах uti possidetis и utrubi. Наконец, он гово­рит, что нельзя виндицировать от того, кому вещь сдана на хранение, или предоставлена в ссуду, или сдана внаем, или кто вступил во владе­ние для исполнения легатов или вследствие предоставления приданого либо для охраны (интересов) ребенка, находящегося во чреве, или от того, кому не предоставлено обеспечения вследствие угрожающего ему вреда, так как все эти лица не владеют[384]. Я же думаю, что можно требо­вать (вещь) от всех, кто держит вещь и имеет возможность ее отдать.

10. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Если предъявле­но требование о движимой вещи, то где она должна быть предоставле­на, конечно, если она налицо? И неплохо, чтобы, если требование предъявлено к добросовестному владельцу, вещь была предоставлена там, где она находится, или же в месте предъявления требования, но с возложением на требующего издержек, которые должны быть сделаны на путь и плавание, кроме питания[385].

11. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Исключение делается лишь для случая, когда истец предпочитает, чтобы вещь была ему возвращена именно там, где ведется судебное разбирательство, за его собственные расходы (на дорогу) и за его риск.

12. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Но если владелец является недобросовестным и получил вещь в другом месте (а не в месте, где она находится или где предъявлено требование), то применяется то же правило; если же (недобросовестный владелец) утащил или перенес вещь из места, где было произведено судебное засвидетельствование спора, в другое место, то он должен предоставить вещь за свой счет в то место, откуда он ее унес

13 Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту» Должна быть выдана не только сама вещь, но судья должен учесть, если вещь ухуд­шилась Представь себе, что раба возвращают ослабленным, или изби­тым бичом, или раненым во всех случаях судья должен учесть, на­сколько он (раб) ухудшился Хотя владелец может отвечать и по иску, основанному на Аквилиевом законе Поэтому спрашивается, не должен ли судья оценить вред лишь в том случае, если (истец) откажется от ис­ка, основанного на Аквилиевом законе И Лабеон считает, что истец должен дать ручательство, что он не предъявит иска, основанного на Аквилиевом законе, и это мнение правильно

14. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту» Так что если ис­тец все же предпочитает воспользоваться иском из Аквилиева закона, то владелец должен быть освобожден Поэтому истцу должен быть предоставлен выбор, чтобы ему следовал иск если не в тройном, то в двойном размере (от стоимости вещи)>15

15. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту» Если будет передан избитый (раб), то Лабеон говорит, что истец может предъявить actio lniunarum

§ 1 Если кто-либо произвел отчуждение вещи в силу необходимости, то, возможно, этому человеку судья должен прийти на помощь по долгу службы, с тем что он должен предоставить (собствен­нику) лишь цену (вырученную от продажи виндицируемой вещи) Ибо если (владелец) произвел отчуждение собранных плодов, чтобы они не испортились, то он предоставит не более как цену

§ 2 Также если слу­чайно это оказалась земля, которая истребована по суду и ассигниро-вана военным, будучи ранее (уже) передана как почетное вознагражде­ние небогатому владельцу, то следует ли возвращать истцу этот (уча­сток) по суду И я считаю, что это (право) должно быть ему (истцу) предоставлено

§ 3 Если раб или животное, о котором предъявлено требование, умрет без злого умысла и вины владельца, то большинство считает, что цена не должна быть предоставлена, сно более правильно признать, что если истец предполагал продать (вещь) после (ее) полу­чения, то (цена) должна быть предоставлена пострадавшему от про­срочки ибо если бы (владелец) возвратил ему (истцу), то последний произвел бы отчуждение (вещи) и получил бы ее цену.

16. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту» В особенности же также и после смерти человека (раба) необходимо вынесение судебного решения относительно плодов, рожденных (от него) детей и стипуляции об эвикции вещи Но в любом случае после судебного засвидетельствования спора владелец уже не должен нести ответственности за смерть (раба).

§ 1. Не признается за ним вина и в случае, если он оспариваемый в суде корабль отправил в период навигации за море, даже если (этот ко­рабль) погибнет, разве только если он снарядит этот корабль не вполне достойными людьми.

17. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Юлиан в 6-й книге дигест пишет: если я куплю у Тиция раба, который принадле­жал Мевию, а затем, когда Мевий предъявит ко мне требование об этом рабе, я продам его и покупатель убьет его, то справедливо, чтобы я пере­дал Мевию цену.

§ 1. Тот же Юлиан в той же книге пишет: если владелец допустил просрочку в выдаче раба и раб умер, то следует произвести расчет плодов до времени судебного решения. Тот же Юлиан говорит, что следует предоставить не только плоды, но и все, связанное с вещью, и потому в состав возвращения входят и приплод, и плоды от приплода. До такой степени в возвращаемое входит все, связанное с вещью, что Юлиан в 7-й книге (дигест) пишет, что если посредством раба владелец получил иск, основанный на Аквилиевом законе, то он должен быть принужден уступить этот иск. Если сам владелец перестал владеть по злому умыслу и кто-либо противоправно убил человека (раба), то он принуждается предоставить цену человека или принадлежащие ему иски в зависимости от того, что захочет истец. И плоды, которые он собрал посредством другого владельца, он должен предоставить, ибо он не дол­жен извлекать выгоду из того человека (раба), который стал предметом спора, но он не должен возвращать плоды того времени, в которое он был наделен владением от того лица, которое (затем) будет требовать у него эту (вещь) по суду. Но, как говорит (Юлиан) об иске из закона Ак-вилия, это имеет место и в том случае, если владелец уже после судебного засвидетельствования спора приобретает по давности, потому что (с это­го момента) он начинает иметь полные права (на вещь).

18. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Если владелец приобрел по давности раба уже после начала судебного процесса, то он должен «выдать* его и от своего имени гарантировать от обмана; ведь есть опасность, как бы он не заложил (раба) или не от­пустил его на волю.

19. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Лабеон говорит, что также и самому ответчику должны быть предоставлены гарантии в том, что ему «справедливо будут гарантированы его вещи», если, к при­меру, кто-то гарантирует имение от возможных будущих убытков.

20. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Кроме того, владелец должен возвратить и то, что он после принятия на себя судебного процесса приобрел для себя не из своего имущества. Сюда включаются завещания и завещательные отказы, которые предоставили ему раба. Ведь недостаточно, чтобы он вернул само тело (раба), но необ­ходимо, чтобы была возвращена и суть вещи, то есть чтобы истец имел все то, что он мог бы заиметь, если бы этот раб был возвращен ему в то время, когда судебный процесс только начинался. Также и при­плод от служанки должен быть возвращен, даже если (младенец) ро­дился уже после того, как владелец приобрел его мать по давности и, конечно, уже после принятия на себя судебного процесса. В этом слу­чае и 'выдача', и предоставление гарантий от обмана необходимы относительно приплода точно так же, как и относительно его матери.

21. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Если от добро­совестного владельца убежит раб, то мы должны исследовать, являл­ся ли раб таким, что его нужно было стеречь. Ибо если раб пользо­вался хорошей репутацией и его не нужно было стеречь, то владелец должен быть освобожден от ответственности, с тем, однако, услови­ем, чтобы он, хотя и приобрел этого (раба) по давности, отказался от всех судебных притязаний (на раба) в пользу истца и чтобы предос­тавил ему все доходы от раба за то время, когда он им владел. А если он еще не приобрел (раба) по давности, то он освобождается от от­ветственности без всякого обеспечения, так как не предоставляет ист­цу никаких гарантий относительно истребуемой тем вещи по суду. Так неужели же истец не сможет истребовать по суду эту вещь, хотя в то время, пока раб находился в бегах, (владелец) приобретет его по давности? Помпоний в 39-й книге «Комментариев к эдикту» пишет, что это несправедливо. Но если (раб) должен был охраняться, то сам (владелец) должен быть присужден (к ответственности), с тем, одна­ко, условием, что истец откажется в его пользу от своих исковых при­тязаний, если тот не приобрел (раба) по давности. Юлиан же пишет, что в тех случаях, когда владелец освобождается от ответственности из-за бегства раба и если он не принуждается предоставить обеспече­ние истребуемой по суду вещи, то тем не менее владелец должен будет предоставить обеспечение в том, что если вещь будет найдена, то он ее вернет; то же самое утверждает и Помпоний в 34-й книге различ­ных комментариев; и это более правильно.

22. Ульпиан в 16-й книге «Комментариев к эдикту». Если же раб убежит по злому умыслу владельца, то (владелец) должен быть при­сужден к ответственности точно так же, как если бы он продолжал им владеть.

23. Павел в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Вещный иск при­надлежит тому, кто приобрел собственность на основании права народов или на основании цивильного права.

§ 1. Места священные, а также рели­гиозные не могут быть, в качестве принадлежащих нам, предметом вещ­ного иска.

§ 2. Если кто-либо присоединит к своей вещи чужую вещь, так что эта последня сделается частью первой, например: если кто-либо при­соединит к своей статуе руку или ногу (чужой статуи), или к кубку ручку или днище, или к подсвечнику украшение, или к столу ножку, то мно­гие верно говорят, что он становится собственником всей этой вещи и может обоснованно сказать, что статуя или кубок принадлежат ему.

§ 3. Но и то, что написано на моей бумаге или нарисовано (на моей) доске, немедленно становится моим, хотя в отношении картины неко­торые высказывают противоположный взгляд вследствие ее цены. Но необходимо, чтобы картина следовала за вещью (доской), так как без нее картина не может существовать.

§ 4. Итак, во всех случаях, когда моя вещь имеет перевес, она влечет чужую вещь и делает ее моей, и я должен, виндицируя эту вещь, в силу эксцепции о злом умысле упла­тить цену того, что присоединено.

§ 5. То, что соединено с другим (с другой вещью) или присоединено к другому и следует за ним в качестве принадлежности, не может быть виндицировано собственником, пока эти вещи являются соединенными, но он может предъявить иск о предъявлении (вещей в суде) с той целью, чтобы вещи были разъедине­ны и затем могла быть осуществлена виндикация. Однако исключени­ем является то, что Кассий пишет о сваривании металлов. Он говорит, что если к его статуе путем сварки присоединена рука, то в силу един­ства с большей частью[386] рука является уничтоженной[387] и то, что раньше было чужим, уже не может возвратиться к прежнему собственнику, да­же если оно отломано. Иначе - то, что припаяно, так как сварка произ­водит слияние посредством того же вещества, а припайка - иначе. 1о-этому во всех тех случаях, в которых нет места для иска о предъявлении или для вещного иска, является необходимым иск по факту (содеянно­го)». Напротив, в тех телах, которые состоят из раздельных тел, как известно, отдельные части сохраняют свой собственный вид, как, на­пример, отдельные люди (рабы), отдельные овцы. Поэтому я могут виндицировать стадо, хотя бы в него вмешался твой баран, но и ты мо­жешь виндицировать барана. Однако не так происходит в отношении соединенных тел, ибо если ты присоединил к моей статуе руку чужой ста­туи, то нельзя сказать, что рука твоя, так как вся статуя составляет одно целое[388].

§ 6. Чужое бревно, вошедшее в состав здания, согласно закону XII таблиц не может быть виндицировано, и на этом основании нельзя предъявлять иск о предъявлении вещи, «разве что иск был предъявлен к тому, кто употребил на постройку заведомо чужое бревно». Имеется древний иск о бревне, вошедшем в состав здания, который влек присуж­дение к уплате вдвойне.

§ 7. Также если кто-либо на своем участке вы­строил дом из чужих камней, то он может виндицировать дом, а камни, когда дом разобран, может виндицировать прежний собственник, хотя бы дом был разобран по истечении давности и потом принадлежал добросовестному покупателю; ибо если дом по истечении времени ста­новится нашим, то не приобретаются по давности отдельные камни.

24. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Тот, кто намеревается требовать вещь, должен рассмотреть, не может ли он получить владение вещью в силу какого-либо интердикта. Ибо гораздо удобнее владеть самому и заставить противника нести тяготы истца[389], чем предъявлять иск о собственности, когда владеет другой.

25. Ульпиан в 70-й книге «Комментариев к эдикту». Тот, кто вы­ступил (в суде) для защиты вещи без всякого на то основания, посколь­ку не владел (этой вещью) и без злого умысла сделал так, что не владел ею, должен, как говорит Марцелл, быть привлечен к ответственности, если истец был в неведении (относительно этого); и это мнение истин­но. Однако это имеет место (только) после судебного засвидетельство­вания спора. Впрочем, и до принятия судебного процесса (к производ­ству) не обманывает истца тот, кто отрицает, что он владел (вещью), если он и в самом деле не владел ею; ведь представляется, что не при­нимал на себя судебную тяжбу тот, кто отказывался от вещи.

26. Павел во 2-й книге «Комментариев к Плавцию». Ведь если ис­тец знает (об этом), тогда он не вводится в заблуждение другим лицом, а сам заблуждается, и поэтому ответчик освобождается от ответствен­ности.

27. Он же в 21-й книге «Комментариев к эдикту». Если же когда я хотел истребовать по суду какую-либо (вещь) от Тиция, а кто-то другой заявил, что это он владеет ею и по этой причине принял ведение тяжбы на себя, <и затем я показанием свидетелей докажу, что именно он сам су­дится об этой вещи», то в любом случае он должен быть осужден.

§ 1. Владеть же (вещью) всякий должен в любом случае и во время судеб­ного засвидетельствования спора, и в момент вынесения судебного реше­ния. Поэтому если он владел вещью во время судебного засвидетельство­вания спора, но, когда выносилось судебное решение, он уже без злого умысла утратил владение, то владелец должен быть освобожден от от­ветственности (за это). Также если во время судебного засвидетельство­вания спора он не владел вещью, а к моменту вынесения судебного реше­ния уже владел ею, то следует признать мнение Прокула, что в любом случае он тогда присуждается (к исполнению судебного решения); следо­вательно, он присуждается и относительно плодов, (полученных от вещи) с момента, когда он начал владеть.

§ 2. Если истребуемый по суду раб был по (злому) умыслу владельца ухудшен, а затем без вины с его сторо­ны (этот раб) умер по другой причине, то (в суде) не совершается денежная оценка того, что сделало (раба) хуже, так как в этом нет никакой вы­годы для истребующего (раба) по суду. Но это (правило распространяет­ся) только на вещные иски; тем не менее остается еще иск из закона Ак-вилия.

§ 3. Однако и тот, кто до судебного засвидетельствования спора перестал владеть вещью, привлекается по вещному иску; и это может быть установлено из постановления сената, в котором, как мы говорим, определено, что прежде имевший место (злой) умысел является предме­том истребования наследства через суд. «Ведь поскольку в судебном ис­требовании наследства, что само по себе уже является вещным (иском), учитывается прежде имевший место (злой) умысел, то не будет абсурд­ным в порядке логического заключения перенести (учет) прежде имевше­го место (злого) умысла также и в специальные вещные иски.

§ 4. Если отец или господин владеют (вещью) посредством сына или раба и тот без вины отца или господина отсутствует на судебном процессе, то либо ему должна быть дана от<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.91 (0.02 с.)