Титул II. О происхождении права и всех магистратов и о преемственности мудрецов



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Титул II. О происхождении права и всех магистратов и о преемственности мудрецов



1. Гай в 1-й книге «Комментариев к XII таблицам». Приступая к толкованию законов древности, я решил, что мне по необходимости придется вначале обратиться к основанию Города: не потому, что я хочу сделать комментарии многословными, а потому, что, как я заметил, во всяком деле совершенно то, в чем присутствуют все его части, причем несомненно то, что важнейшая часть любого дела есть начало. Затем, если на форуме во время разбора тяжб представилось, так сказать, незаконным после вступления не изложить судье никакого дела, то насколько более несоответствующим было бы для тех, кто обещает (дать) толкование (законов), отбросив начало и не выяснив происхождения, а также, так сказать, не помыв рук, сразу же приступить к изложению сути толкования. Ведь, если я не ошибаюсь, эти вступления с гораздо большей охотой притягивают нас к чтению предложенной материи и, когда мы обращаемся к ней, делают гораздо более ясным ее понимание.

2. Помпоний в книге «Пособия». Нам кажется необходимым показать начало и развитие самого права.

§ 1. В начале нашего государства народ действовал без определенного закона, без определенного права, а все управлялось властью царей.

§ 2. Дошли сведения, что затем, когда государство некоторым образом увеличилось, то сам Ромул разделил народ на 30 частей и назвал эти части куриями из-за того, что в то время он осуществлял заботу о государстве через решения этих его подразделений. Таким образом, и сам (Ромул) внес (на обсуждение) народу некоторые куриатные законы[33]; вносили их и последующие цари: все эти законы собраны в книге Секста Папирия, который жил во времена, когда (правил) Тарквиний Гордый, сын Демарата Коринфского, и был он из первых мужей. Эта книга называется Папириевым цивильным правом, но не потому, что Папирий внес в нее что-либо от себя. но потому, что он законы, изданные (ранее) без порядка, собрал в одно целое.

§ 3. По изгнании царей все эти законы в силу закона трибунов потеряли силу, и римский народ снова начал более пользоваться неопределенным правом и некоторым обычаем, чем изданным законом, и такое положение существовало около 20 лет[34].

§4. Затем, чтобы положить этому конец, государственной власти было угодно назначить децемвиров, с тем чтобы они обратились к греческим государствам за законами и на законах основали (римское) государство. Записав эти законы на досках из слоновой кости, децемвиры поместили их перед Рострами (на Форуме), дабы эти законы были доступнее. На тот год им была дана высшая власть в государстве, чтобы они в случае необходимости исправляли (прежние) законы и толковали их, и обжалование их действий, как это было в отношении прочих магистратов, не допускалось. Они сами заметили, что в тех первых законах имеются пробелы и в следующем году прибавили к тем таблицам еще две: по причине этого добавления законы получили название «XII таблиц». Некоторые (авторы) сообщают, что инициатором принятия этих законов был для децемвиров некий Гермодор Эфесский, изгнанник, живший в Италии.

§ 5. Обычно бывает, что толкование нуждается в авторитете мудрецов, и после издания указанных законов стало необходимым обсуждение их на форуме (на суде). Это обсуждение и это право, которое произошло от мудрецов и не было записано, не получили (особого) названия, тогда как другие части права имеют свои названия, но получили общее название «право».

§ 6. Потом, почти в то же время, из этих законов были составлены иски, посредством которых люди спорили на суде; чтобы народ не устанавливал этих исков, как он захочет, но захотели, чтобы они были твердыми и торжественными. И эта часть права получила название legis actiones, то есть законные иски. Итак, почти в одно время возникли три права: законы XII таблиц, из них начало вытекать цивильное право, из них же составлены legis actiones. Знание всех этих прав, и умение толковать, и иски были в руках коллегии понтификов, и устанавливалось в каждом году, кто из среды понтификов будет ведать частными делами; и почти 100 лет народ придерживался этого обычая.

§ 7. Потом, когда Аппий Клавдий составил эти иски и выразил их в (определенной) форме, писец Гней Флавий, сын вольноотпущенника, передал народу похищенную книгу, и этот дар был до того приятен народу, что он (Флавий) был сделан трибуном и сенатором и курульным эдилом. Эта книга, которая содержит иски, называется Флавиевым цивильным правом, подобно указанному выше Папириеву цивильному праву, ибо Гней Флавий ничего от себя не прибавил к книге. С увеличением государства, немного времени спустя, ввиду отсутствия некоторых категорий исков Секст Элий составил другие иски и передал книгу народу; она называется Элиевым правом.

§ 8. Позднее, хотя в государстве были закон XII таблиц, цивильное право и легисакционные иски, произошел раздор плебса с патрициями и плебс удалился и установил для себя права; эти права называются плебисцитами. Вскоре затем, когда плебс был призван обратно, так как много раздоров возникало из этих пле­бисцитов, по Гортензиеву закону плебисциты были признаны подлежащими соблюдению, как законы. Между плебисцитами и законами имеется разница в способе установления, но сила их одинакова.

§ 9. Затем трудно стало собирать плебс, а собирать весь народ - еще труднее. При таком множестве людей сама необходимость возложила заботу о государстве на сенат. Сенат начал, таким образом, воздействовать на дела, и то, что он постановлял, соблюдалось, и это право называлось сенатусконсультами.

§ 10. В то же время и магистраты провозглашали право (выносили решения), и чтобы граждане знали, какое право будет высказано о любом деле и могли охранить себя, магистраты выставляли эдикты. Эти эдикты устанавливали ius honorarium. Это название дано потому, что это право возникло из должности претора[35].

§ 11. Наконец, сами дела потребовали установления права меньшим количеством способов, и оказалось необходимым, чтобы забота о государстве была возложена на одного, ибо сенат не мог управлять всеми провинциями одинаково хорошо. Итак, по установлении должности принцепса ему было предоставлено право на то, чтобы уставленное им являлось действительным (обязательным).

§ 12. Таким образом, в нашем государстве (право) устанавливается или на основании права, т.е. закона[36], или имеется свойственное (нашему государству) цивильное право, которое состоит лишь в толковании опытными (юристами) без записи, или же имеются legis actiones, содержащие способ действия (в суде), или плебисцит, который устанавливается без утверждения сената, или эдикт магистратов, откуда происходит ius honorarium, или сенату-сконсульт, который вводится одним утверждением сената, без закона, или конституции принцепса, т.е. соблюдается как закон то, что установил сам принцепс.

§ 13. После ознакомления с возникновением и развитием права нужно ознакомиться с названиями должностей магистратов и с их происхождением, так как мы уже объясняли, что исполнение дела достигается через тех, кто руководит судебным разбирательством: да и каким образом право может осуществляться в государстве, как не через тех, кто может управлять правами? После этого мы поговорим о преемственности авторов, так как право не может сохраняться, если нет знатока права, посредством которого оно может постоянно улучшаться.

§ 14. Что касается магистратов, то известно, что в начале этого государства рексы имели всю власть.

§ 15. В те времена, как известно, существовал и начальник конницы; он начальствовал над всадниками и занимал как бы второе место после рексов; в числе начальников конницы был Юний Брут, который являлся зачинателем изгнания рекса.

§ 16. После изгнания рексов были установлены должности двух консулов, и законом им было предоставлено высшее право; так они были названы оттого, что заботились о многочисленных государственных делах. Но чтобы они не присвоили себе всей царской власти, был издан закон, согласно которому на них могли быть приносимы жалобы и они не могли распоряжаться жизнью римского гражданина без приказа народа; им былопредоставлено налагать взыскания в виде штрафа или ареста и приказывать заключать граждан в государственную тюрьму.

§ 17. Затем, когда переписи стали требовать большего времени и консулы не смогли выполнять эту обязанность, были учреждены должности цензоров.

§ 18. Когда народ увеличился и часто возникали войны, а некоторые жестокие войны происходили с соседями, то иногда по требованию обстоятельств устанавливали должности магистратов с большей властью; так появились диктаторы, на которых нельзя было жаловаться и которым было предоставлено даже право приговаривать к смерти. Это должностное лицо, имевшее высшую власть, назначалось не более чем на шесть месяцев.

§ 19. И этим диктаторам придавались начальники конницы, так же как ранее рексам[37]; их должность была почти такой же, как в настоящее время должность префекта претория; но имелись и законные магистраты.

§ 20. В то время, когда плебс ушел от патрициев, примерно на семнадцатом году после изгнания рексов, плебс выбрал себе на Священной горе трибунов, которые были плебейскими магистратами. Они названы трибунами, так как некогда народ был разделен на три части[38] и из каждой выбиралось по одному или так как они избирались голосованием триб.

§ 21. Равным образом, чтобы имелись лица для заведования храмами, где плебс хранил свои плебисциты, избирались двое из плебеев, которые были названы эдилами.

§ 22. Затем, когда казна народа начала становиться более значительной, для заведования ею были учреждены квесторы, которые ведали деньгами; названы они так потому, что выбирались для изыскания[39] и хранения денег.

§ 23. Так как, согласно сказанному нами, по закону консулам не было позволено выносить без приказания народа решения о жлзни римского гражданина, народом были установлены квесторы, которые ведали делами о тяжких преступлениях[40]; они назывались quaestores parricidii и о них упоминает закон XII таблиц.

§ 24. И поскольку (народ) желал, чтобы были также предложены законы, то на обсуждение народа было внесено предложение о сложении магистратами своих полномочий и об учреждении децемвиров [для написания законов... Таким образом, децемвиры,] учрежденные лишь на один год, уже тогда правили незаконно, да и в дальнейшем не желали переизбирать магистратов, так как сами они и их сторонники стремились навсегда захватить государственную власть. И они продолжали это дело со столь чрезмерным и жестоким господством, что (римское) войско удалилось из государства. Говорят, что начало удалению положил некий Вергиний, который, узнав, что Аппий Клавдий вопреки закону, который он сам перенес из древнего права в XII таблиц, отклонил его судебное притязание на (власть над) его собственной дочерью и приговорил в пользу того, кто, будучи ему (Аппию) подчинен, стремился заполучить ее в рабство. Ведь (Аппий Клавдий), охваченный любовью к девушке, смешал (воедино) все законное и незаконное. Вергиний, возмущенный тем, что Аппий попрал соблюдение древнейшего права (отца) на личность своей дочери (ведь некогда Брут, который был первым консулом Рима, в соответствии с (принципом) свободы удовлетворил судебные притязания на его (собственную) личность Виндиция, раба Вителлиев, который своим доносом раскрыл заговор измены), счел, что целомудрие дочери предпочтительнее даже ее жизни. Схватив нож из лавки мясника, он убил свою дочь, для того, разумеется, чтобы оградить ее от угрозы бесчестья. Тотчас после убийства, еще обагренный кровью дочери, он бежал к своим боевым товарищам. Те же, собравшись под Альгидом, где тогда по причине ведения войны стояли легионы, и покинув прежних военачальников, перенесли (легионские) значки на Авентин, и почти весь городской плебс присоединился к ним. С согласия народа часть [децемвиров была отправлена в изгнание, часть] была убита в тюрьме. Таким образом, республика снова вернула себе свой прежний статус.

§ 25. После того как были изданы XII таблиц, возник раздор плебса с патрициями, плебс желал избирать консулов из своей среды, но патриции ему в этом отказывали; в результате стали выбираться военные трибуны с консульской властью частью из плебеев, частью из патрициев; они выбирались в разном числе: иногда их было 12[41], иногда больше, иногда меньше.

§ 26. Потом, когда решили избирать консулов даже из плебеев, начали выбирать их из обоих союзов[42], тогда, чтобы патриции имели больше (прав), было решено назначать двоих из патрициев[43]; так были созданы курульные эдилы.

§ 27. Так как консулы отзывались (из Рима) войнами с соседями и в государстве не было никого, кто мог бы высказывать право (выносить решения), то было установлено, что должен быть избран претор, получивший название городского, так как он выносил решения в городе (Риме).

§ 28. Спустя несколько лет этого претора оказалось недостаточно, так как много перегринов пришло в государство. Поэтому избрали другого претора, который был назван претором перегринов; это название произошло от того, что он большей частью выносил решения по делам между перегринами.

§ 29. Затем, когда оказался необходимым магистрат, который ведал бы делами под копьем[44], были избраны 10 мужей для разрешения судебных споров.

§ 30. В то же время начали выбираться и четыре мужа для заботы о дорогах и три мужа монетчики, чеканщики меди, серебра и золота, и три мужа по тяжким уголовным делам, на которых лежала охрана тюрьмы, так что, когда нужно было наказать, это делалось их вмешательством.

§ 31. И поскольку в общественных делах нельзя было обойтись без магистратов вечернего времени, то были учреждены квинквевиры, действовавшие по эту и по ту сторону Тибра[45], которые могли исполнять обязанности магистратов.

§ 32. После завоевания Сардинии, а вскоре Сицилии, Испании и затем Нарбонской провинции, было создано столько преторов, сколько было подчинено провинций, для заведования частью городскими делами, частью провинциальными. Потом Корнелий Сулла установил государственное расследование дел о подлогах, об убийстве родичей, о бандитизме и добавил четырех преторов. Затем Гай Юлий Цезарь добавил двух преторов и двух эдилов для заведования продовольствием, которые по имени (богини) Цереры были названы цереаль-ными. Итак, было установлено 12 преторов и шесть эдилов. Затем божественный Август установил 16 преторов, потом божественный Клавдий прибавил двух преторов по делам о фидеикоммиссах; одну из этих должностей упразднил божественный Тит, божественный Нерва добавил претора для решения дел между фиском и частными лицами. Таким образом, в государстве выносят решения 18 преторов.

§ 33. И все эти магистраты, сколько их ни было в государстве, почитались: сколько бы их ни уезжало (из города), один всегда оставался, который и вершил право, а называется он префектом города. Этот префект был учрежден издавна, позднее, пожалуй из-за Латинских празднеств, он снова был введен и стал исполнять (свою должность) ежегодно. Ведь префекты хлебных сборов и ночной стражи не были магистратами, но назначались экстраординарно, по мере необходимости. Также и те, которых мы зовем цистиберами[46], были созданы впоследствии по постановлению сената (в помощь) эдилам.

§ 34. Итак, из всех (магистратов) только 10 плебейских трибунов, два консула, 18 преторов и шесть эдилов вершили право в государстве.

§ 35. Преподаванием науки цивильного права занимались многие и величайшие мужи; но те, кто пользовался величайшим уважением со стороны римского народа, должны быть упомянуты, права возникли и дошли до нас. Из всех, кто занимался (этой) наукой, никто до Тиберия Корункания не занимался публичным преподаванием; до него другие думали держать цивильное право в тайне и скорее стремились избавиться от советующих, чем учиться ужелающих этого.

§ 36. Был прежде всего мудрый Публий Папирий, который собрал воедино законы рексов. Затем Аппий Клавдий, один из децемвиров, который принимал величайшее участие в написании XII таблиц. После него (другой) Аппий Клавдий того же рода обладал огромными знаниями; он был прозван Сторуким; он вымостил Аппиеву дорогу, провел Клавдиев водопровод и вынес решение о Пирре не принимать его в городе. Передают, что он написал иски, и прежде всего о прерыве давности. Эта книга не сохранилась. Также Аппий Клавдий (видимо, и это от него происходит) ввел букву R, чтобы вместо Валезиев были Валерии, а вместо Фузиев - Фурии.

§ 37. После него был муж величайшего знания Семпроний, которого римский народ называл мудрым, и никто до него не носил такого прозвища. Затем - Гай Сципион Назика, который получил от сената имя лучшего; ему был даже дан на общественный счет дом у Священной дороги, чтобы (людям) легче было обращаться к нему за советом. Затем был Квинт Муций, который, отправленный к карфагенянам, когда ему были представлены две таблички, одна о мире, а другая о войне, взяв на себя роль посредника и пожелав, чтобы обе (таблички) были отправлены в Рим, сказал, что карфагеняне должны стремиться к тому, чтобы быть готовыми принять и ту и другую (табличку).

§ 38. Вслед за ними учил Тиберий Корунканий, который, как я сказал, первый начал публично преподавать; из его писаний ничего не сохранилось, но его ответы были многочисленны и памятны. Затем Секст Элий и его брат Публий Элий, а также Публий Атилий обнаруживали в преподавании величайшую мудрость, и два Элия были консулами, а Атилию народ дал впервые название «мудрец». Секста Элия восхвалял Энний, и сохранилась его книга под заглавием «Tripertita»[47]. Эта книга является как бы колыбелью права; она названа «Tripertita» потому, что к стоящему в начале закону XII таблиц прибавлено толкование и присоединены легисакционные иски. Ему же принадлежат другие три книги, хотя некоторые и отрицают, что эти книги его: ведь за ними почему-то охотился Катон. Затем был Марк Катон, глава фамилии Порциев, книги которого сохранились, но больше сохранилось книг его сына, от них-то уже пошли и все прочие.

§ 39. После них был Публий Муций, и Брут, и Манилий, которые основали цивильное право. Из них Публий Муций оставил 10 книг, Брут - семь, Манилий - три; сохранились тома, озаглавленные «Памятники Манилия». Публий Муций и Манилий были консулами, Брут - претором, а Муций - впоследствии - даже верховным жрецом.

§ 40. После них был Публий Рутилий Руф, который был консулом в Риме и проконсулом в Азии, Павел Вергиний и Квинт Туберон, который был стоиком и слушателем Пансы и сам был консулом. В то же время Секст Помпеи, дядя Гнея Помпея; и Целий Антипатер, который составил «Историю», но занимался более красноречием, чем наукой права. 'Также Люций Красе, брат Публия Муция, который прозывался Муцианом; Цицерон называет его красноречивейшим из юрисконсультов[48].

§ 41. После них Квинт Муций, сын Публия, верховный жрец, первый обобщил цивильное право, изложив его в 18 книгах.

§ 42. У Муция были многочисленные слушатели, но наибольшим авторитетом пользовались Аквилий Галл, Гальб Люцилий, Секст Папирий, Гай Ювенций; из них, по словам Сервия, наибольшим авторитетом у народа пользовался Галл. Все они упоминаются Сервием Сульпицием. Впрочем, их сочинения не настолько выдающиеся, чтобы их все жаждали, так как их труды даже и не ходят повсюду среди людей по рукам, но (лишь) Сер-вий упомянул о них в своих книгах, а память о его собственных сочинениях также сохранилась.

§ 43. В судебных речах Сервий Сульпиций занимал первое или, несомненно, второе место после Марка Туллия (Цицерона). Рассказывают, что Сервий обратился к Квинту Муцию за консультацией по делу своего друга и когда тот сказал, что Сервий мало понимает в праве, тогда он вторично спросил Квинта, а Квинт Муций сказал, что он не получит (ответа) и отругал его; ведь он сказал, что патрицию, аристократу и судебному оратору стыдно не знать то право, в котором он вращается. Будто бы взволнованный этим оскорблением, Сервий посвятил свой труд (изучению) цивильного права и слушал (лекции) многих из тех, о ком мы говорили. Сначала он обучался у Бальба Луцилия, главным же образом он учился у Галла Аквилия, который был с (острова) Керкина: поэтому-то многие его книги известны как написанные на Керкине. Когда Сервий, будучи послом, погиб, римский народ поставил ему статую перед рострами; она и сегодня возвышается перед рострами Августа. Многие его тома сохранились, ведь он оставил почти 180 книг.

§ 44. После этого выдвинулись многие, однако книги написали (лишь) следующие: Альфен Вар Гай[49], Авл Офилий, Тит Цезий, Ауфидий Тукка, Ауфидий Намуза, Флавий Приск, Гай Атей, Пакувий Лабеон Антистий - отец Лабеона Антистия, Цинна, Публиций Галлий. Восемь из этих десяти написали книги, которые были расположены в порядке Ауфидием Намузой, в 140 книгах. Из этих слушателей (Сервия Сульпиция) наибольший авторитет имели Альфен Вар и Авл Офилий, из которых Авл был консулом, а Офилий пребывал в сословии всадников. Он был ближайшим другом Цезаря и оставил многочисленные книги о цивильном праве; книги эти обосновали каждую часть этого дела; он первый написал о законах, касающихся двадцатой части[50], также составил тщательное исследование об эдикте претора, ибо раньше его Сервий оставил две книги к Бруту, содержавшие кратчайшие данные об эдикте.

§ 45. В то же время жил и Требаций, который был слушателем Корнелия Максима, Авл Касцеллий, Квинт Муций, слушатель Волузия; именно он оставил в его честь наследство по завещанию его внуку Публию Муцию. Был же он бывшим квестором и сверх того не хотел занимать никакой (должности), хотя сам Август предлагал ему совместное с ним консульство. Из них Требаций был более сведущ, чем Касцеллий, а Касцеллий был красноречивее, но Офилий превосходил ученостью обоих. Писания Кас-целлия не сохранились, кроме одной книги хороших замечаний; от Требация осталось много книг, но ими мало пользуются.

§ 46. После них был Туберон, который посвятил труд Офилию. Он был патрицием и перешел от ведения исков к занятию цивильным правом главным образом после того, как выступил с обвинением Квинта Лигария и при Гае Цезаре проиграл процесс. То был тот самый Квинт Лигарий, который, когда держал в Африке причал, не позволил робкому Туберону причалить и даже набрать-воды, в чем Туберон его и обвинял, а Цицерон защищал; речь (Цицерона) выглядит весьма красивой и называется «В защиту Квинта Лигария». Туберон был ученейшим в области публичного и частного права и оставил много книг по обеим этим областям; он стремился писать старинными выражениями, и потому его книги не вызвали одобрения.

§ 47. После него наибольшим авторитетом пользовались Атей Капитон, который следовал за Офилием, и Антистий Лабеон, который слушал всех их и получил образование у Требация. Из них Атей был консулом, Лабеон же отказался принять эту честь, когда Август предложил ему консулат, но прилежно занимался изучением (права). Весь год он разделил таким образом, что шесть месяцев проводил в Риме с учениками, а на шесть месяцев удалялся и занимался писанием книг. Он оставил 40 томов, из которых большинство находится в обращении. Эти два впервые образовали как бы

различные школы[51], ибо Атей Капитон стоял на том, что ему было передано (его предшественниками), Лабеон же трудился, доверяя разуму и учености и изучая другие науки, но большей частью устанавливал новые положения.

§ 48. Атею Капитону наследовал Массурий Сабин, Лабеону - Нерва; эти увеличили их разногласия; Нерва был близким другом цезаря[52]. Массурий Сабин принадлежал к сословию всадников и первый начал публично давать ответы по юридическим вопросам; позднее это (право) стало предоставляться как милость, а ему это право было дано цезарем Тиберием.

§ 49. Мимоходом укажем, что до времен Августа право давать публично ответы не предоставлялось принцепсам, но те, кто внушал доверие своими знаниями, давали ответы тем, кто спрашивал совета. И они не давали ответов за своей печатью, но обычно сами писали судьям или выдавали свидетельство тем, кто спрашивал совета. Впервые божественный Август для возвышения авторитета права установил, чтобы они давали ответы на основании его (Августа) власти, с того времени и стали домогаться этого как привилегии. И поэтому наилучший принцепс Адриан, когда мужи в звании преторов просили у него, чтобы он позволил им давать ответы, написал им, что обычно об этом не просят, но это предоставляется, поэтому если кто уверен в себе, то находит удовольствие в том, чтобы подготовить себя для дачи ответов народу.

§ 50. Так Тиберий Цезарь позволил Сабину, чтобы тот давал ответы народу, а был Сабин, будучи в возрасте, достигнув уже 50 лет, всего лишь во всадническом сословии. Богатства его были невелики, но он поддерживался главным образом своими учениками.

§ 51. Его (Сабина) преемником был Гай Кассий Лонгин, сын дочери Туберона, которая была внучкой Сервия Сульпиция. Вместе с Квартином он был консулом во времена Тиберия и пользовался в государстве наибольшим авторитетом, пока цезарь не выслал его.

§ 52. Высланный на Сардинию и возвращенный Веспасианом, он умер. Нерве наследовал Прокул. В то же время был и Нерва-сын, был и другой Лонгин, из сословия всадников, который впоследствии достиг претуры. Но авторитет Прокула был более значительным, ведь он смог сделать гораздо больше. Они (вышеназванные юристы) называются частью кассианцами, частью прокульянцами, и это ведет происхождение от Капитона и Лабеона.

§ 53. Преемником Кассия был Целий Сабин, который имел большое значение во времена Веспасиана; преемником Прокула - Пегасий, который во времена Веспасиана был префектом города (Рима); преемником Целия Сабина - Приск Яволен, Пега-сия - Цельс, Цельса-отца - Цельс-сын и Приск Нераций, оба они были консулами, а Цельс - дважды; Яволена Приска - Абурний Валенс и Тусциан, а также Сальвий Юлиан.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.014 с.)