Титул VIII. О принятии на себя обязанностей третейского судьи: да вынесут решение те, кто принял на себя третейское разбирательство



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Титул VIII. О принятии на себя обязанностей третейского судьи: да вынесут решение те, кто принял на себя третейское разбирательство



1. Павел во 2-й книге «Комментариев к эдикту». Соглашение сторон о передаче их спора на разрешение третейского суда действует подобно судебному порядку и имеет целью окончание споров.

2. Ульпиан в 4-й книге «Комментариев к эдикту». Существует мнение, что из соглашения сторон о передаче спора на разрешение третейского суда возникает не эксцепция, а требование о взыскании штрафа[248].

3. Он же в 13-й книге «Комментариев к эдикту», Лабеон говорит, что если решение вынесено исходя из соглашения, по которому кто-либо моложе 25 лет освобождает (своего опекуна) от опеки, то претор не должен считать такое решение правомочным, и неустойка, уплаченная от его (несовершеннолетнего) имени, не может быть востребована (по суду выигравшей стороной).

§ 1. Хотя претор никого не принуждает принимать на себя обязанности третейского судьи, так как это дело свободное, не возникающее в силу обязательства, и поставлено вне принудительной юрисдикции; однако если кто-либо уже принял на себя обязанности третейского судьи, то претор считает, что это дело входит в круг стараний и забот претора: не только в том отношении, что он заботится, чтобы спор был окончен, но и в том отношении, чтобы стороны не обманулись в том, что они избрали данного человека себе в судьи как честного мужа. Предположим, что после того, как дело было обсуждено и раз, и два, после того, как были обнаружены тайны обеих сторон, связанные с данной сделкой,- третейский судья, оказывая милость (одной из сторон), или развращенный своекорыстием, или по какой-либо другой причине, не захочет вынести решение. Кто может отрицать, что весьма справедливо, чтобы претор вменил себе в долг вмешаться, дабы лицо выполнило принятую на себя обязанность?

§ 2. Претор говорит: «Кто принял на себя судейство, когда неустойка согласована»[249].

§ 3. Изложим вопрос о лицах, которые являются третейскими судьями. (Претор) принуждает третейского судью, каким бы достоинством последний ни обладал, выполнить обязанности, которые он принял на себя, если даже третейский судья является бывшим консулом, разве что третейский судья является лицом, занимающим должность магистрата, или облечен властью, так как в отношении такого лица претор не имеет высшей власти.

4. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Так как магистраты, обладающие большей или равной высшей властью (по сравнению с претором), никоим образом не могут быть принуждаемы, то не имеет значения, приняли ли они исполнение обязанностей третейского судьи раньше занятия ими должности магистрата или во время исполнения этой должности. Низшие же (магистраты) могут быть принуждаемы.

5. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». И сын семейства может быть принуждаем. :

6. Гай в 5-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Говорят, что сын семейства может быть третейским судьей даже по делу своего отца, ибо многие держатся того мнения, что он может быть и судьей.

7. Ульпианв 13-й книге «Комментариев к эдикту». Педий в 9-й книге[250] и Помпоний в 33-й книге[251] пишут, что не имеет большого значения, является ли третейский судья свободнорожденным или вольноотпущенником, является ли он человеком безупречной репутации или лишенным < честного имени. Лабеон в 11-й книге[252] пишет, что нельзя выбрать третейским судьей раба, и это правильно.

§ 1. Поэтому Юлиан говорит: если имеется соглашение о выборе в качестве третейских судей Тиция и раба, то и Тиций не может быть принужден вынести решение, так как он обязан это сделать вместе с другим, а третейское решение, вынесенное рабом, как говорит (Юлиан), ничтожно. Что же происходит, если вынесет решение (один) Тиций? Штраф (установленный этим решением) не налагается, ибо он вынес решение не так, как указано в соглашении о его избрании. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Но если соглашение заключено таким образом, что действительно решение, вынесенное од-^ ним из двух, то Тиций может быть принужден (к вынесению решения).

9. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Но если раб избран третейским судьей, а решение он вынес, уже будучи свободным человеком, то я считаю, что решение действительно, если он, будучи свободным, вынес решение с согласия сторон.

§ 1. Но нельзя выбрать третейским судьей ни подопечного, ни безумного или глухого или немого, как пишет Помпоний в 33-й книге.

§ 2. Если кто-либо является (государственным) судьей, то ему на основании Юлиева закона запрещается принимать на себя обязанности третейского судьи по делу, по которому он является судьей, или распорядиться, чтобы его избрали третейским судьей, и если он вынесет решение, то не разрешается приведение в исполнение его решения о взыскании.

§ 3. Существуют и другие лица, которые не принуждаются к вынесению решения, например если представляется очевидной продажность или низость третейского судьи.

§ 4. Юлиан говорит, что если спорящие позорят третейского судью, то претор не должен непременно освободить его от исполнения обязанностей третейского судьи, но (может сделать это лишь) по рассмотрении дела. § 5. Также если стороны, презрев его авторитет, пойдут в государственный суд

10. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту» или к другому третейскому судье,

11. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту», а затем возвратятся к нему[253], то претор не должен принуждать его разрешать их спор, так как они нанесли ему оскорбление тем, что выказали презрение к нему и пошли к другому лицу.

§ 1. Третейский судья не должен быть принуждаем выносить решение, если не было соглашения сторон о передаче их спора на разрешение третейского судьи.

§ 2. Слова претора «согласованная неустойка» нам не следует понимать так, что с обеих сторон причитается денежный штраф, но и другая вещь может быть обещана вместо штрафа, (на случай) если кто-нибудь не выполнит решения третейского судьи; так пишет и Помпоний. Что же, если вещи вверены третейскому судье с тем условием, чтобы он выдал их выигравшей стороне или если одна из сторон не повинуется решению, то чтобы выдал эту вещь (другой стороне), - нужно ли принуждать его вынести решение? Полагаю, нужно. Это относится и к случаю, когда определенное количество (какого-либо имущества) вверяется ему на тех же условиях. Соответственно же, если одна сторона пообещает вещь, а другая - деньги, то соглашение считается достигнутым и следует принуждать (третейского судью) к вынесению решения.

§ 3. Иногда, как пишет Пом­поний, соглашение сторон о передаче их спора на разрешение третейского судьи совершается действительным образом путем голого соглашения, например если обе стороны являются должниками (друг другу) и заклю­чили соглашение о том, что тот, кто не выполнит решения третейского судьи, не может требовать причитающегося ему.

§ 4. Юлиан пишет также, что нельзя обязывать третейского судью выносить решение, если одна сторона обещала уплатить штраф[254], а другая нет.

§ 5. Он же говорит, что если соглашением сторон уплата штрафа была поставлена в зависимость от условия, например «если корабль придет из Азии, то столько-то тысяч будет дано», то третейский судья может быть принужден вынести решение не раньше чем наступит условие: чтобы (решение) не явилось недействительным, если условие отпадет. Так пишет Помпоний в 33-й книге (Комментария) к эдикту.»

12. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». В этом случае претора будет касаться только то, чтобы оговоренный срок (вынесения решения), если это возможно, был продлен.

13. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Помпоний говорит: также если одной из сторон штраф, оговоренный в соглашении, уже выдан (с соблюдением надлежащих формальностей[255]), то не следует принуждать его к вынесению решения.

§ 1. Тот же Помпоний пишет, что если соглашение касается только моих претензий и я уже заручился от тебя обещанием выплатить штраф[256], то следует разобраться, действительно ли это (полноценное) соглашение. Но к какому из дел это относится, я не вижу: если речь идет о том, что соглашение это касается лишь претензий одной стороны, то это не проблема, ведь следует и об одном деле договориться. Если же (речь идет) о том, что стипуляция исходит только от одной из сторон, то это уже затруднение. Однако если стипуляцией заручился истец, то можно говорить о полноценном соглашении, так как ответчик защищен своего рода эксцепцией из соглашения[257], а истец, если (другая сторона) и не подчинится решению, все равно уже имеет стипуляцию. Но я не думаю, что это правильно, ведь возможность («будущей») эксцепции - это недостаточное основание, чтобы можно "было принуждать третейского судью к вынесению решения.

§ 2. По-видимому, принял на себя третейское судейство (как пишет в 9-й книге Педий) тот, кто принял на себя роль судьи и пообещал, что своим решением он положит предел спорам. «Так что, - говорит он, -если доходит до того, что обсуждается, сами ли стороны разрешат свой спор или они оставят решение на усмотрение (третейского судьи), то это, по-видимому, не значит принять судейство».

§ 3. Третейский судья, избранный на основании соглашения сторон, не может быть принужден вынести решение в такой день, в который судья[258] не обязан выносить решение, разве что срок, указанный в соглашении сторон, истекает и не может быть продлен.

§ 4. Поэтому если претор требует от него вынесения решения, то справедливо - поскольку третейский судья присягнет, что дело еще неясно для него, - дать ему отсрочку для вынесения решения.

14. Помпоний в 11-й книге «Комментариев к Квинту Муцию». Но если соглашение сторон о передаче их спора на разрешение третейского судьи не указывает дня для вынесения решения, то необходимо, чтобы третейский судья непременно установил день вынесения решения, конечно, с согласия сторон, и таким образом разобрал дело; если он упустит сделать это, то во всякое время он может быть принужден вынести решение.

15. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Хотя претор твердо указывает, что он будет принуждать третейского судью к вынесению решения, однако иногда следует принимать во внимание обстоятельства, касающиеся третейского судьи, и принимать его отказ по выяснении дела, например если он был опозорен спорящим, или если возникла сильная вражда между ним и спорящими либо одним из спорящих, или если возраст или болезнь, позднее наступившие, заставляют его сложить должность, или (причиной отказа являются) занятия собственными делами, или отъезд в силу необходимости, или выполнение какой-либо государственной обязанности; также и Лабеон (полагает),

16. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту», что (так будет и в случае), если после принятия на себя обязанностей третейского судьи возникло какое-либо другое препятствие. Но в случае болезни и других подобных причин по исследовании дела третейскому судье может быть предложено отложить рассмотрение дела.

§ 1. Если третейский судья (в этот момент) ведет собственное дело в гражданском или уголовном суде, то на этом основании он должен быть освобожден от третейского судейства, по крайней мере если срок (вынесения решения), указанный в соглашении, не может быть продлен. Если же это возможно, то почему бы (претору) не потребовать от него продления срока (до того времени), когда он сможет (вынести решение)? Но подчас (третейский судья) и сам не может точно знать, когда настанет (такое время). Если все же обе стороны ждут от него решения, то, хотя бы и не было уговора о дате, на которую переносится (вынесение решения), не следует ли ему добиваться отвода на основании собственной тяжбы не иначе как согласившись на то, что (впоследствии) он заново примет на себя судейство? Вышесказанное, разумеется, относится к тому случаю, когда срок уже истекает.

17. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Равным образом если один из спорящих добровольно уступил то, что он должен (другой стороне), то, как пишет Юлиан в 4-й книге дигест, не следует принуждать третейского судью выносить решение, так как тот теперь не может быть ни истцом, ни ответчиком.

§ 1. Если стороны возвращаются к судье после длительного перерыва, то, как пишет Лабеон, не следует принуждать его к вынесению решения.

§ 2. Если несколько лиц приняли на себя обязанности третейских судей, то никто из них не может быть принужден единолично вынести решение, но (выносят решение) или все, или никто.

§ 3. Поэтому Помпоний в 33-й книге разбирает такой вопрос. Соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского судьи заключено следующим образом: то, что будет установлено судьей Тицием, то Сей должен объявить. Кто может быть принужден (к вынесению решения)? Я думаю, что такое третейское разбирательство недействительно, когда нет свободной возможности для судьи вынести решение.

§ 4. Но если соглашение предусматривает подчинение решению Тиция или Сея, то и Помпоний пишет, и мы сами считаем, что соглашение действительно, но в этом случае надо будет принуждать к решению того из судей, на ком сойдутся стороны.

§ 5. Если в качестве третейских судей избраны два лица и обусловлено, что если они разойдутся во мнениях, то они должны присоединить к себе третьего, то я считаю, что такое соглашение недействительно, так как они могут разойтись в выборе третьего лица. Но если (соглашение сторон) таково, что в качестве третьего присоединяется к ним (к третейским судьям) Семпроний, то соглашение действительно, так как они не могут разойтись в выборе третьего.

§ 6. Но главным образом мы должны рассмотреть следующий вопрос: если по соглашению сторон третейское разбирательство возложено на двух лиц, то должен ли претор принудить их к вынесению решения, так как при естественной склонности людей к разногласиям дело может оказаться в безвыходном положении? Ибо при нечетном числе третейских судей признается действительным соглашение сторон о передаче их спора на разрешение третейского суда не потому, что легко достигнуть согласия всех, но потому, что если они даже разойдутся, то будет иметься большинство, решение которого будет иметь силу. Но является обычным, что в качестве третейских судей выбираются два лица, и если они не придут к соглашению, то претор должен принудить третейских судей выбрать третье определенное лицо, авторитету которого должно быть оказано повиновение.

§ 7. Цельс во 2-й книге дигест пишет, что если по соглашению сторон третейское разбирательство возложено на трех лиц, то достаточно, если двое придут к соглашению, но если при этом будет присутствовать и третий; при отсутствии же его, хотя бы двое пришли к соглашению, третейское решение не имеет силы, так как соглашение указывало на большее число и присутствие его (третьего судьи) могло бы склонить их (двух других судей) к его мнению,

18. Помпоний в 17-й книге «Посланий», так же как и (в случае), когда назначено трое (государственных) судей и двое из них выносят согласное решение в отсутствие третьего, (это решение) недействительно, ведь решение большинства приобретает законную силу, только если известно, что в решении принимали участие все.

19. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Лабеон говорит, что претора не касается, какое решение вынесет третейский судья, только бы он вынес решение сообразно со своими взглядами. Таким образом, если в соглашении будет указано, чтобы третейский судья вынес определенное (предуказанное) решение, то третейское разбирательство ничтожно и нельзя принудить его (третейского судью) к вынесению решения, как пишет Юлиан в 4-й книге дигест

§ 1. Мы считаем, что вынес решение тот, кто провозгласил что-либо с намерением, чтобы спор прекратился в полном объеме. Но если третейский судья принял на себя рассмотрение нескольких дел и не закончил (разрешения) всех споров, то он не признается вынесшим решение и может быть принужден (к рассмотрению всех споров).

§ 2. Надо рассмотреть вопрос, может ли третейский судья изменить свое решение. И даже по-другому рассуждается - если третейский судья сначала велел (одной из сторон) выдать (предмет спора), а затем запретил, чему же тогда следует подчиняться, повелению или запрету? Сабин считает, что (третейский судья) может (изменить свое решение). Кассий хорошо защищает мнение своего учителя и говорит, что Сабин думал не о том решении, которым заканчивается третейское разбирательство, но о подготовке дела: например если третейский судья приказал спорящим прийти в календы[259], а затем приказал прийти в иды[260], ибо он может изменить день; если же он (уже) осудил или освободил[261], то, так как он перестал быть третейским судьей (с момента решения), он не может изменять решение,

20. Гай в 5-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту», так как, если даже третейский судья совершил ошибку при вынесении решения, он не может исправить эту ошибку.

21. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Ну, а что если он взялся за разрешение нескольких споров, ничего общего между собой не имеющих, и по одному из них уже вынес решение, а по остальным еще нет, - перестает ли он быть в этом случае судьей (по первому делу)? То есть нам надо рассмотреть, может ли он изменить свое решение относительно этого первого спора, о котором он уже высказался. Тут многое зависит от того, оговорено ли в соглашении, что он должен вынести (одно) решение сразу по всем спорам, или нет. Если (оговорено, что) по всем сразу, то может - ведь он еще не вынес решение (целиком); а если (оговорено, что) по отдельности, то (тогда получается) как бы несколько отдельных разбирательств, и поэтому относительно всего, что касается этого (первого) спора, он уже перестал быть судьей.

§ 1. Если третейский судья сказал, что, по его мнению, Тит ничего не должен Сею, то хотя этим он и не запретил Сею требовать с Тита (спорное имущество через государственный суд), но если все-таки тот станет требовать, то, очевидно, поступит противно решению третейского судьи. Так же отвечают и Офилий с Требацием.

§ 2. Я считаю, что третейский судья может установить день исполнения (его решения); по-видимому, так же думает и Требаций.

§ 3. Пом-поний говорит, что недействительно неопределенное решение третейского судьи, как, например: «возврати ему, сколько ты должен», или «вам следует соблюдать (нынешнее) разделение вашего имущества», или «получи соответственно той части, которую ты выплатил своим кредиторам».

§ 4. Также если третейский судья запрещает требовать (по суду) неустойку, то, как пишет Помпоний в 33-й книге, это запрещение не имеет силы. И он имеет основания (так писать) - ведь соглашение не касается неустойки[262].

§ 5. Папиниан в 3-й книге «Вопросов» говорит, что если спорщики, когда срок соглашения уже истекает, продлив его, в новом соглашении сходятся на том же третейском судье и тот не принимает на себя судейства, то его не следует принуждать принять его, если только не сам он был виноват в этой просрочке и таким образом не радел об исполнении своих обязанностей. Если же так и было, то со стороны претора вполне справедливо принуждать его к вторичному принятию судейства. Вышеизложенное относится к тому случаю, когда в первоначальном соглашении не была предусмотрена возможность продления срока. Если же такая оговорка была и (третейский судья) сам продлил этот срок, то он остается судьей.

§ 6. Полным называется такое соглашение о третейском суде, которое составлено «о вещах и спорах», так как оно охватывает все споры. Но если вдруг тяжба идет об одной вещи, то даже если пользуются полным соглашением, все равно все остальные дела не затрагиваются, ведь соглашение о третейском суде касается только того (предмета), относительно которого оно возбуждено. И все-таки будет надежнее, если тот, кто собирается вести третейское разбирательство относительно определенной вещи, составит соглашение только о ней одной.

§ 7. Спорящие не должны повиноваться, если третейский судья постановил что-либо нечестное.

§ 8. Если спорщики пришли к третейскому судье до истечения срока и он велел им прийти после истечения срока, то неустойка не взимается.

§ 9. Если кому-нибудь из спорщиков (в назначенный в соглашении день) помешала прийти болезнь, или отсутствие его (в городе) в связи с государственными делами, или его обязанности как должностного лица, или другая уважительная причина, то, как говорят Прокул и Атилицин, неустойка взимается. Однако если он соглашается (в будущем) вторично прибегнуть к тому же (третейскому судье), то либо в (нынешнем) иске должно быть отказано, либо (этот спорщик) должен быть защищен эксцепцией. Но все это будет справедливо только в том случае, если третейский судья будет готов (вновь) принять судейство - ведь Юлиан в 4-й книге ди-гест правильно пишет, что нельзя заставлять его против его воли. Но (если судья и отказывается) сам этот спорщик тем не менее освобождается от уплаты неустойки.

§ 10. Если третейский судья велит спорщикам прибыть (для судебного разбирательства) в провинцию, в то время как соглашение было заключено в Риме, то спрашивается, наказуемо ли неповиновение (такому приказу)? Правильнее всего, как говорит Юлиан в 4-й книге, прибыть для разрешения спора туда, куда стороны в соответствии с соглашением пообещали (прийти). Таким образом, не влечет наказания неподчинение приказу (третейского судьи), в котором указано иное место. А что если нет ясности, о каком месте было соглашение? Лучше всего будет сказать, что в этом случае следует придерживаться того места, где соглашение было заключено. Что же, если (третейский судья) приказал явиться в такое место, которое находится в пригороде? Пегас признает такой приказ действительным. Я же полагаю, что он действителен тогда, когда третейский судья обладает столь большим авторитетом, что даже за городом занимается разрешением споров, а спорщики без затруднений могут прибыть туда.

§11. Но если он велел прийти в какое-нибудь зазорное место, например в трактир или публичный дом, то согласно Юлиану неподчинение такому приказу не наказывается. Такое мнение одобряет и Цельс во 2-й книге дигест. Отсюда же он не без изящества выводит (следующий вопрос): если назначено такое место, в которое один из спорщиков не может прийти без ущерба для своей репутации, а другой может, и не пришел тот, кто мог бы прийти без позора, а пришел тот, который мог прийти лишь запятнав себя, - взыскивается ли (с отсутствующего) неустойка как за нерадение? И (Цельс) правильно полагает, что не взыскивается: ведь бессмысленно такое приказание, которое для одного лица правомочно, а для другого нет.

§ 12. Следует рассмотреть, через какое же время взыскивается (сумма, оговоренная в) стипуляции, если так и не дано то, что велел (выдать) третейский судья. Если даже день (исполнения решения) не назначен, то, как Цельс пишет во 2-й книге дигест, есть некое разумное время и когда оно истечет, то сразу можно подавать иск (в государственный суд) о выплате неустойки. И все-таки если (неустойку проигравший) выплатит до начала суда, то иск по стипуляции не может быть предъявлен,

22. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту», по крайней мере если (противной стороне) не очень важно, чтобы он заплатил немедленно.

23. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Цельс говорит, что если третейский судья приказал дать[263] до сентябрьских календ, но не было дано (в срок), то, хотя бы исполнение было предложено позднее, соглашение сторон о взыскании штрафа (в случае неисполнения решения) не теряет силы, так как представляется вполне верным, что до календ дано не было. Если же (кредитор) принял предложенное ему исполнение, он не может требовать штрафа и его требование было бы отклонено в силу эксцепции об умысле; иначе - если должник дал только в силу приказа.

§ 1. Он же говорит, что если (третейский судья) приказал, чтобы я тебе что-либо дал, но состояние здоровья или другая уважительная причина воспрепятствовала тебе принять, то Прокул считает, что взыскание штрафа не может быть произведено, если даже я не дал после календ, когда ты был готов принять (исполнение). Сам (Цельс) правильно считает, что имеются два предписания третейского судьи: одно - дать деньги, другое - дать до календ; ты не подвергаешься штрафу за то, что ты не дал до сентябрьских календ, так как это от тебя не зависело, однако ты подвергаешься штрафу в той части, в которой требование штрафа основано на том, что ты не дал (вообще).

§ 2. Он же говорит, что «соблюдать решение» есть не что иное, как делать, насколько это возможно, чтобы решение судьи было выполнено.

§ 3. Тот же Цельс говорит, что если третейский судья велел мне выдать тебе (спорное) имущество, а ты отказался принять, то можно защищаться тем, что и по закону (в подобных случаях) неустойка не выплачивается.

24. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Но если впоследствии (принимающая сторона) уже готова принять, а я не дам, то это уже наказуемо - ведь я раньше этого не сделал.

25. Ульпианв 13-й книге «Комментариев к эдикту». Лабеон говорит, что если в соглашении оговорено, чтобы третейский судья в один день вынес решение по всем спорам и что он может перенести срок разбирательства, и он продлил этот срок, по одним спорам высказав решение, а по другим нет, то действует отсрочка, и можно безнаказанно не подчиняться его решению. Мнение Лабеона одобряет и Помпоний, да и мне кажется (так же): ведь (в описанном случае третейский судья) не до конца выполнил свои обязанности по вынесению решения.

§ 1. И клаузула «перенести день разбирательства» не дает третейскому судье никакой иной возможности, как только отсрочить этот день, а значит, условия первоначального соглашения не могут быть лишены силы или изменены -судья (так или иначе) будет обязан рассмотреть все оставшиеся (споры) и вынести одно решение по всем (спорам).

§ 2. Если при заключении первого соглашения было предусмотрено ручательство фидеюссора, то и перенос разбирательства должен состояться лишь на тех же условиях, говорит Лабеон. Но Помпоний сомневается: должны ли привлекаться (при повторном разбирательстве) те же самые фидеюссоры или любые другие столь же подходящие. Что если, говорит он, те же фидеюссоры (на этот раз) откажутся? Я же полагаю, что если откажутся, то только тогда надо привлекать других, весьма похожих (на таких же условиях),

26. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту», чтобы взыскание штрафа не зависело от отказа фидеюссоров от своих ручательств. То же самое (происходит и в том случае), если (первоначальные фидеюссоры) скончались.

27. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Сообщить о переносе (разбирательства третейский судья) может или сам (очно), или через вестника, или письмом.

§ 1. Если в соглашении о третейском суде не упоминался наследник или кто-либо другой (в этом роде), то соглашение расторгается со смертью (одной из сторон). Мы не поддерживаем мнение Лабеона, который считает, что если третейский судья велел кому-нибудь выдать (спорное) имущество и тот умер, прежде чем успел выдать, то штраф взыскивается, то есть его наследник должен быть готов обеспечить (выплату штрафа).

§ 2. Подчиняться же следует решению третейского судьи (независимо от того), справедливо ли оно или нет, и пусть тот, кто согласился (на этого судью), пеняет на себя. Ведь и в рескрипте божественного Пия прибавлено: «и недостойное решение следует принимать спокойно».

§ 3. Если было несколько третейских судей и они постановили различные решения, то можно не придерживаться их решений, но если большая часть судей достигла согласия, то это должно быть выполнено, а в противном случае возникает обязанность уплатить штраф. Поэтому у Юлиана разбирается вопрос: если из трех третейских судей один присудил к уплате 15, другой - 10, третий - пяти, то какое решение должно быть выполнено? И Юлиан пишет, что следует уплатить пять, так как все согласились на эту сумму.

§ 4. Если кто-либ » из спорящих отсутствовал и его действия привели к тому, что третейский суд не состоялся, то с него взыскивается штраф. Решение, вынесенное не в присутствии спорящих, не имеет силы [,разве что соглашении сторон было специально сказано, что решение выносится и в отсутствие одного или обоих; взысканию штрафа отсутствующий подвергается потому, что его действия привели к тому, что 1ретейский суд не состоялся].

§ 5 Объявлением решения присутствующим сторонам считается объявление его разумным людям; наоборот решение не считается объявленным, если оно произнесено в присутствии безумного или умалишенного; также не считается, что решение объявлено, если оно произнесено в присутствии подопечного, разве что присутствовал и опекун; обо всем этом пишет Юлиан в 4-й книге дигест

§ 6. И если кто-либо из присутствующих препятствует провозглашению решения, то он подвергается штрафу.

§ 7. Но если штраф не бьл указан в соглашении сторон о передаче их спора на решение третейского судьи, но кто-либо дал простое обещание выполнить решен не, то к нему может быть предъявлена actio incerti.

28. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Не имеет значения, была ли ушазана в соглашении о третейском разбирательстве определенная или неопределенная сумма, например «сколько стоит это дело».

29. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Противно решению третейского судьи, если требуют (что-либо по суду) у того, у кого третейский судья запретил требовать. А что если требуют от его фидеюссора, взыскивается ли в этом случае штраф (за невыполнение решения)? Я думаю, что взыскивается, так же пишет и Сабин -ведь (в этом случае) фактически требуют с (основного) должника. Но если я заключил соглашение (о третейском разбирательстве) с фиде-юссором, а требуй с должника, то штраф не взыскивается, если только фидеюссор не возражает (против этого требования).

30. Павел в ГЗ-й книге «Комментариев к эдикту». Некоторые говорят, что если кто-нибудь передаст предмет третейского разбирательства в (государственный) суд, то претор не должен вмешиваться, чтобы принудить третейского судью к вынесению решения, поскольку штраф уже не может быть взыскан, как бы вследствие расторжения соглашения (о третейском разбирательстве). Но если бы это вошло в обыкновение, то получилось бы, что тот (из спорщиков), кто заключил соглашение (атретейском суде), а потом пожалел об этом, мог бы уклониться от разбирательства. Следовательно, в отношении его применяется накатние по судебному разбирательству у (государственного) судьи, ксторый должен решить дело уже в соответствии со своим собственный порядком.

31. Ульпиан в 13-й книге «Комментариев к эдикту». Стипуляция должна заключаться только таким образом, чтобы когда что-либо происходит вопреки ее, это совершалось без злого умысла со стороны заключающего стипуляцию, ведь стипуляция заключается только под тем условием, чтобы никто не извлек выгоды из своего злого умысла. Однако если в соглашении (о третейском суде) добавлено: «чтобы, если что-нибудь в этом деле сделано со злым умыслом», - то тому, кто действовал с умыслом, может быть предъявлен иск из стипуляции. И следовательно, если кто подкупил третейского судью либо деньгами, либо угодническими услугами, или же подкупил адвоката противоположной стороны, или кого-нибудь из тех, кому поручено решение его дела, то ему может быть предъявлен иск из клаузулы об умысле; или если он хитроумно обманул противника и вообще если действует обманом в этом споре, то будет иметь место иск из стипуляции, а значит, если его противник захочет предъявить ему иск из злого умысла, то он не сможет этого сделать, раз он уже имеет иск из стипуляции. Так что если клаузула подобного рода не вписана в соглашение (о третейском суде), то тогда только будет иметь место иск или эксцепция из злого умысла. Только такое соглашение (о третейском суде) считается полным, в котором упоминается клаузула о злом умысле.

32. Павел в 13-й книге «Комментариев к эдикту». В соглашениях сторон о передаче их спора на разрешение третейского судьи мы не принимаем во внимание соотношения размера штрафа и суммы иска[264], о котором идет речь.

§ 1. Третейский судья не принуждается к вынесению решения, если штраф уже выплачен (одной из сторон).

§ 2. Если соглашение (о третейском разбирательстве) заключает от чужого имени женщина, то оговоренный в нем штраф не может взыскиваться по причине (запрета на) интерцессию (женщин).

§ 3. Самое главное, чтобы претор не вмешивался ни в том случае, если соглашение с самого начала недействительно, ни в том случае, если оно действительно, но неясно, может ли в соответствии с ним быть взыскан штраф: вследствие истечения срока, смерти (одной из сторон), акцептиляции (предмета спора), (государственного) судебного разбирательства, соглашения.

§ 4. Рассмотрим далее, следует ли принуждать третейского судью (к вынесению решения), если на него возложены обязанности священнодействия. Ведь следует принимать во внимание не только должностные обязанности конкретного лица, но и величие бога[265], ради служения которому жрецы должны быть освобождены (от других обязанностей). И все-таки если (третейский судья) принял священные обязанности после (того, как согласился на судейство), он во всяком случае обязан вынести решение.

§ 5. Также судья не должен быть принуждаем (к вынесению решения), если стороны уже составили (по этому делу) мировое соглашение или умер раб, о котором идет спор, если только и после этого стороны не заинтересованы в продолжении (третейского разбирательства).

§ 6. Юлиан пишет общим образом: если в силу ошибки стороны обратились к третейскому судье по поводу деликта, влекущего за собой бесчестие, или по поводу такого дела, которое подведомственно государственному уголовному суду, например по поводу прелюбодеяния, убийства и т.п., то претор должен воспретить вынести решение и не давать исполнения вынесенному решению.

§ 7. Если соглашение сторон касается дела о свободе", то представляется правильным, что третейский судья не может быть принужден вынести судебное решение, так как в силу покровительства свободе100 такое дело должно иметь более высоких судей. То же следует сказать, если должен быть решен вопрос, является ли данное лицо свободнорожденным или вольноотпущенником, и если имеются данные, что сво­бода должна быть предоставлена в силу фидеикоммисса. То же следует сказать об иске, который может быть предъявлен каждым.

§ 8. Если соглашение о передаче спора на разрешение третейского судьи заключено рабом, то третейский суд не должен быть принуждаем вынести решение, а если решение вынесено, то взыскание штрафа не должно быть обращаемо на пекулий; так думает Октавен. Но следует рассмотреть: если с рабом заключил соглашение свободный, то должно ли быть дано распоряжение об исполнении (решения) против свободного; более правильно мнение, что это распоряжение не дается.

§ 9. То же самое, если кто-либо заключил в Риме соглашение о передаче спора на разрешение третейского судьи, а затем прибыл в Рим в качестве посла: третейский же судья не должен быть принуждаем вынести решение; если раньше было произведено судебное засвидетельствование спора, то в настоящее время (когда лицо является послом), судья не в большей степени может быть принужден к дальнейшему рассмотрению спора: не имеет значения, входило ли тогда (в момент судебного засвидетельствования спора) лицо в состав посольства или нет. Но если в настоящее время, находясь в составе посольства, лицо заключает соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского судьи, то третейский судья может быть принужден к вынесению решения, так как если он (состоящий в составе посольства) добровольно согласился на судебное рассмотрение, то он принуждается довести его до конца. Вопроса о том, является ли данный человек свободным или рабом учению классических римских юристов необходимо благожелательное отношение к лицу при рассмотрении вопроса о том, является ли оно свободным Фактически, конечно, этого в рабовладельческом Риме быть не могло. Однако- некоторые думают об этом неправильно, но, конечно, они не сомневались, что если находящийся в составе посольства заключил (третейское) соглашение о такой сделке, которую он совершил, находясь в составе посольства, то в силу этого он должен принять участие в судебном рассмотрении. В первом случае может быть разобран вопрос: если раньше (до принятия звания посла) посол заключил соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского судьи, то может ли третейский судья быть принужден к вынесению решения, если этого требует сам пос



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 122; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.018 с.)