ТОП 10:

Описание хаджа Пророка, мир ему и благословение Аллаха



1905. Нам передали Абдулла Ибн Мухаммад Аль-Нуфайлий, Усман Ибн Абу Шэйба, Хишам Ибн Аммар-и Су- лейман Ибн Абдуррахман. Оба последних — дамасчане. Вероятно одни из них дополняли других словом-д^умя и в чём-то. Они сказали: «Нам передал Хатим Ибн Исмаил: «Нам передал Джафар Ибн Мухаммад от отца его, сказав­шего: «Мы вошли к Джабиру Ибн Абдулле. Когда подошла наша очередь, он стал расспрашивать о народе (т.е. расспрашивал каждого из нас, кто он такой и откуда — п.п.) и дошёл до меня, тог­да я произнёс: «Я — Мухаммад сын Али сына Хусэйна». И он тут же бросил руку свою мне на го­лову, расстегнул мою верхнюю пуговицу, затем расстегнул нижнюю пуговицу и положил свою ладонь мне между сосков, а был я в тот день мальчиком юным. И он сказал: «Добро пожаловать, сын моего брата! Спрашивай о чём хочешь». И я спросил его. А был он слеп и подошло время молитвы. Тогда он встал, укутавшись и завернувшись в полотно ткани. — Он подразумевал одежду. — Каждый раз, когда он ложил его себе на плечо, его оба конца возвращались к нему из- за небольшой длины (куска ткани). Плащ же его был сбоку от него, на треноге. И он помолился с нами. Тогда я сказал: «Сообщи мне о хадже Посла Аллаха, мир ему и благословение Аллаха». И он поднял свою руку и согнул девять (пальцев) и произнёс: «Истинно, Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, прожил девять лет (в Медине после хиджры) не исполнив хаджа. На деся­тый год людям было провозглашено, что Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совер­шит (в текущем году) хадж. Поэтому в Медину прибыло много людей и каждый из них желал то­го, чтобы Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, был для них имамом и дабы делать по­добное его деянию. Мы тоже выехали вместе с ним и вот, достигли Зуль-Халифы. Там Асма Бинт У майе родила Мухаммада Ибн Абу Бакра и отправила (своего человека) к Послу Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, (с вопросом): «Как мне поступить?» Он ответил ей: «Соверши полное омовение, подоткнись одеждой и вступи в состояние ихрама». Посол Аллаха, мир ему и благос­

312

ловение Аллаха, совершил молитву в мечети и затем сел верхом на Аль-Касву (кличка верблюдицы). А когда его верблюдица поднялась на ноги вместе с ним на Аль-Байде, я посмотрел вдаль, а там до самого горизонта — всадники, пешие... Справа было то же самое, слева тоже самое и позади тоже самое и Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, был между нашими спинами. На него нисходил Аль-Коран и он знал его толкование. Все что он делал на основании (Корана) мы делаем тоже. И вот, он начал повторять славословие единения Аллаха: «Ляббайкаллохумма ляб­байк. Ляббайка ля шарика ляка ляббайк. Инналь-хамда ванни’мата ляка валь-мульк. Ля шарика ляк». (Вот он я, Боже! Слушаюсь и повинуюсь! Нет у Тебя сотоварища. Слушаюсь и повинуюсь! Истинно, хвала и блага у Тебя а также власть — нет у Тебя сотоварища!) И люди принялись про­износить это славословие-тахлиль, которое они произносят и теперь, и Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, на это не отреагировал никак, продолжив повторении тальбии». Джабир, да будет Аллах доволен им, сказал: «Мы не намереваемся исполнить ничего другого, кроме хад­жа, мы не знаем умры. Когда мы пришли к Дому вместе с ним, он прикоснулся в углу (Кябы с черным камнем), пробежал три и прошел четыре (круга), а потом пробрался к макаму Ибрахи­ма и прочёл: «И избирайте (себе) у макама Ибрахима место для молитвы». Он встал так, что ма­кам был между ним и Домом. Мой отец говорил, а я знаю, что всё это он передал от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, сообщив, что в этих двух ракаатах (которые исполняются пос­ле тавафа — п.п.) он читал «Скажи: «Он, Аллах, Един...» и «Скажи: «О, неверные!..» Затем он вер­нулся к углу и коснулся его, а после вышел через ворота к Сафе. Приблизившись к Сафе, он прочел: «Истинно, Сафа и Марва одни из символов от Аллаха...» Я начинаю с того, с чего начал Аллах (в этом аяте)». Он начал (са’й) с Сафы, взошёл на неё и когда увидел Дом, возвеличил Аллаха, произнёс славословие о Его Единственности и восхвалил Его, сказав это: «Ля иляха илляллаху вахдаху ля шарика ляху ляхуль-мульку ва ляхуль-хамду юхъи ва юмиту ва хува аля кулли шэй-ин кадир ля иляха илляллаху вахдаху ля шарика ляху анджаза вадаху ва насара абдаху ва хазамаль- ахзаба вахдаху». (Нет бога, кроме Аллаха, Его Единственного, у Него нет сотоварища — у Него владение и у Него хвала, Он живит и Он мертвит и Он Мощен надо всякой вещью. Нет бога, кро­ме Одного Единственного Аллаха, нет у Него сотоварища — Он исполнил Своё обещание, Он помог Его рабу и Один Единственный разгромил партии.) Затем он молил (Аллаха) между этим, повторив это три раза, затем он спустился к Марве, а когда его ступни утвердились в ложе доли­ны, он побежал, а когда поднялись (т.е. когда он вышел из долины — п.п.), он вновь пошёл (спо­койно) и наконец пришёл на Марву, на которой он сделал тоже самое, что и на Сафе. В конце его обхода (са’я) он был у Марвы и сказал: «Если бы я вновь смог вернуть прошлое, то не погнал бы (из Медины сюда) жертвенных животных, и сделал бы это умрой, поэтому, те из вас, кто не приг­нал с собой скота, пусть разрешатся и считают это умрой». Тогда встал Сурака Ибн Джашам и сказал: «Посол Аллаха, а это только в этом году или навсегда?» Тогда Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сцепил пальцы своих обеих рук и произнёс: «Умра входит в хадж вот так». Он повторил это дважды и потом сказал: «Нет, на веки вечные! Нет, на веки вечные!» И тут Али, которым был доволен Аллах, прибыл из Йемена со скотом для Пророка, мир ему и благослове­ние Аллаха, и застал Фатиму, которой был доволен Аллах, разрешившейся, к тому же она одела крашеную одежду и подвела глаза сурьмой. Али это не понравилось и он спросил: «Кто повелел тебе это?» Но она ответила: «Мой папа». Али говорил (об этом) в Ираке: «Я тут же пошёл к Послу Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, из желания разоблачить Фатиму в том, что она сотво­рила, чтобы узнать у Посла Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, фетву относительно того, что мне сказали о его словах и я сообщил ему о своём желании подловить её и сказал ему, что мне это её действие очень не понравилось, а она ответила: «Мой папа приказал мне это». А он сказал:

313

«Она сказала правду, она сказала правду. А что ты говорил, когда заключил намерение исполнить хадж?» Я ответил: «Я произнёс это: «Боже, я намереваюсь исполнить то, что намеревается испол­нить Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха». Тогда он сказал мне: «Я пригнал с собой скот и поэтому ты (тоже пока) не можешь разрешиться». Всего количество голов жертвенного скота, с которым прибыл Али из Йемена и того, что был пригнан Пророком, мир ему и благос­ловение Аллаха, из Медины было сто (голов скота). После этого все люди разрешились и укоро­тили волосы, кроме Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и тех, у кого был с собой скот. Когда наступил день Напоения (скота, Тарвия), люди направились в Мину и запели тахлиль о хадже. Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сел (на верблюдицу) и исполнил в Мине послеполуденную, предвечернюю, вечернюю, ночную и утреннюю молитвы. Затем он подождал, пока взошло солнце и отдал распоряжение разбить для него тент из шерсти в Намире. После По­сол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, продолжил путь. В это время Курайш не сомнева­лось, что он стоит у запретного указателя (вероятно, имеется в виду установленный на границе священной земли знак, оповещавший путников об их вступлении на территорию Харама — п.п.) или в Муздалифе, подобно тому, как курайшиты делали в (эпоху) дикости. Но Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, миновал (этот знак) и так пришёл на Арафу. В Намире, он за­метил разбитый для него тент из шерсти и остановился в нём. Когда солнце миновало свой пик, он распорядился привести Аль-Касву и она была подведена к нему, он сел на неё и, спустившись вглубь долины, обратился к людям с проповедью: «Истинно, ваша физическая неприкосновен­ность и ваши материальные богатства запретны для вас (т.е. ни один из вас не в праве покушать­ся на права другого из вас — п.п.) как священен сегодняшний ваш день, в наступившем месяце, в этой стране. О, да, всякое дело со времён дикости отныне сложено (и повержено) мне под ступ­ню! И кровь (кровная месть, продолжающаяся со времён) дикости сложена (отныне и останов­лена навеки). А первая месть, которую я сейчас снимаю (как бремя с плеч родни убитого и убий­цы, т.е. запрещаю исполнение этой мести — п.п.) это месть за кровь, — далее Усман сказал «Ибн Рабии», а Сулейман сказал «Рабии Ибн Аль-Харса Ибн Абдульмутталиба». А один из тех сказал «который был вскормлен грудью в племени Бану Са’д». — Был он убит племенем Хузайль. Каж­дое ростовщичество, проистекающее из времён джахилиййи, отныне сложено! (Т.е. все несовмес­тимые с Законом Аллаха денежные договоры о предоставлении денег в долг под «проценты» отны­не отменены и должник погашает только то, что он взял — ни больше, ни меньше — п.п.). И пер­вое ростовщичество, которое я сейчас слагаю, это ростовщичество Аль-'Аббаса Ибн Абдульмут­талиба. Все эти бремена отныне сняты! Бойтесь Аллаха в своих отношениях с женщинами — ведь вы взяли их по доверенности Аллаха и их половые органы стали для вас халялем по слову Аллаха. Но вы имеете над ними право, что ни один из тех, кого вы недолюбливаете, не будет мять ваши постели. (Т.е не будет приходить к вашим жёнам в гости, чтобы пообщаться с ними — п.п.) А если они (женщины) сделают это, то ударяйте их не сильно. А они имеют над вами право быть прокормленными и одетыми вами в добре. Я оставил с вами то, с чем вы не заблудитесь, если ух­ватитесь за это — Книга Аллаха. Вы будете спрошены обо мне и что вы тогда скажете?» Люди от­ветили: «Мы свидетельствуем, что ты известил, передал и был искренен». Он поднял указательный палец в небо, а затем, показывая им на людей, произнёс: «Боже, свидетельствуй! Боже, свидетель­ствуй! Боже, свидетельствуй!» После этого Биляль исполнил азан, затем камат и была совершена послеполуденная молитва, затем был исполнен камат и совершена предвечерняя молитва, между которыми он не совершал иной молитвы. Затем Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сел на верблюдицу и пришёл в место стояния (на Арафу). Свою верблюдицу Касву он развернул брюхом к скалам, а вереницу пеших он поместил перед собой. Развернувшись лицом к кыбле, он

314

оставался стоять, пока не зашло солнце и немного убавилось желтизны (на небе). Когда (солнеч­ный) круг скрылся окончательно, он усадил позади себя Усаму Ибн Зэйда. Тогда Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, тронулся в путь и так осадил свою верблюдицу поводьями, что её (задранная) голова почти касалась подножия его поклажи. Он поднял правую руку и произ­нёс: «Люди, спокойствие! Люди, спокойствие!» Всякий раз, когда он подходил к горной гряде, он давал ей слабину, чтобы та могла подняться на неё. Затем он пришёл в Муздалифу, где исполнил вечернюю и ночную молитвы с одним азаном и двумя каматами, между этих двух молитв он не исполнял никакой другой молитвы. Потом Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спал, пока не начался рассвет и исполнил утреннюю молитву с азаном и каматом, когда ему стало яс­но, что утро наступило. После этого он сел верхом на Аль-Касву и приехал к запретному указателю, развернулся лицом к кыбле, молил Его, возвеличивал Его, восхвалял Его и повторял, что Аллах — Единственный Бог. Так он стоял пока на нём не показалась усталость и он отправился (к Джама- рату) до того, как взошло солнце. Его сопровождал Аль-Фадль Ибн Аль-Аббас, мужчина с краси­выми волосами, белый, видный. В дороге неподалеку от них пробежали женщины и он стал смотреть на них, тогда Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, положил свою руку на лицо Аль-Фадля и тогда Аль-Фадль тоже повернул своё лицо в другую сторону и всё же продолжал смотреть, тогда Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, переложил свою руку с одной стороны (лица Аль-Фадля), на лицо Аль-Фадля, отворачивая его лицо от той стороны, чтобы он не смотрел. Подойдя к Махсару, он маленько ускорил (темп), а затем двинулся по средней доро­ге, которая выводит тебя к Большому Джамарату. В конце он пришёл к Джамарату, что возле де­рева, кинул семь камешков и при каждом броске произносил «Аллаху акбар!» Камешки были очень мелкие, кидал он из долины и затем отправился к бойне, где заколол шестьдесят три (верб­людицы) своей рукой. Затем он дал Али и тот заколол тех, что ещё пылились, — он сказал «тех, что остались» — и поэтому участвовал вместе с ним в жертвенных животных. Затем он прика­зал от каждой верблюдицы отрезать часть. Мясо было сварено в котле и они оба поели этого мя­са и попили бульона. Затем Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, двинулся к Дому и исполнил в Мекке послеполуденную молитву. Он пришёл, когда племя Бану Абдульмутталиб по­или (народ) водой Замзама и сказал: «Зачерпните (для меня), сыны Абдульмутталиба! Если бы люди и смогли победить вас в споре за право напоения паломников, то я всё равно принимал бы воду Замзама (только) от вас». Они подали ему ведро и он попил из него».

1906. Нам передал Абдулла Ибн Муслима: «Нам передал Сулейман, — он подразумевал Ибн Биляля.,.» Нам так­же передал Ахмад Ибн Ханбаль: «Нам передал Абдульваххаб Аль-Сакафий, — смысл один и тот же, — от Джафара Ибн Мухаммада, от отца его, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, совершил послеполуденную и предвечернюю молитвы с одним общим азаном в Арафе, между которым он не производил тасбиха, и двумя каматами. Он также совершил вечернюю и ночную молитву на месте сбора (камней) с одним общим азаном и двумя каматами. Между этими двумя (молитвами) он не со­вершал молитвы-тасбиха». Абу Дауд сказал: «Данному хадису цепочку передачи приводит Хатим Ибн Исмаил в этом длинном хадисе и иснад Хатима Ибн Исмаила совпадает с приведённым Му­хаммадом Ибн Али Аль-Джафием от Джафара, от отца его, от Джабира с той лишь разницей, что сказал «и совершил вечернюю и тёмную (атаму) молитвы (общими) азаном и каматом».

1907 Нам передал Ахмад Ибн Ханбаль: «Нам передал Яхья Ибн Саид: «Нам передал Джафар: «Нам передал мой отец от Джабира, сказавшего: «Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Я зарезал (скот) здесь. Но местом заклания является вся Мина». Он стоял на Арафе и сказал: «Я остановился здесь, но местом стояния является вся Арафа». Он остановился в Муздалифе и сказал: «Я остано­вился здесь, но местом стояния является вся Муздалифа».

315

1908. Нам передал Мусаддад: «Нам передал Хафс Ибн Гаййас от Джафара...» С таким же иснадом, но с добав­лением: «Поэтому режьте (свой жертвенный скот непосредственно) у своих палаток!»

1909. Нам передал Якуб Ибн Ибрахим: «Нам передал Яхья Ибн Саид Аль-Каттан от Джафара: «Мне передал отец мой от Джабира...» Далее он упомянул этот же хадис, со вставкой в этот хадис после слов его «И устройте из места стояния Ибрахима молитвенное место». Он сказал: «И в них обоих прочитал таухид (суру Ихлас), а также «Скажи: «О, неверные!» А ещё он сказал в нём: «Али, которым был доволен Аллах, сказал в Куфе...» Мой отец сказал: «Такого варианта (данного хадиса) Джабир не упоминал: «И я отправился желая подловить на слове...» Затем он упомянул рассказ о Фатиме, которой был доволен Аллах.

О стоянии в Арафе

1910. Нам передал Ханнад от Абу Муавии, от Хишама Ибн Урвы, от оца его, от Аиши, сказавшей: «Курайш и те, кто придерживался его вероустава, стояли на Муздалифе и назывались они Аль-Хумс. Остальные арабы стояли на Арафе. Когда же пришёл Ислам, Аллах, Всепочитаем Он и Всеславен, приказал Его Пророку, мир ему и благословение Аллаха, идти на Арафат и стоять на нём, а затем уходить из неё, как сказано в Его слове, Всепочитаем Он и Всеславен: «Затем вытекайте оттуда, откуда вы­текли люди...»

О выходе к Мине

1911. Нам передал Зухайр Ибн Харб: «Нам передал Аль-Ахвас Ибн Джавваб Аль-Доббий: «Нам передал Аммар Ибн Рузайк от Сулеймана Аль-Амаша, от Аль-Хакама, от Муксима, от Ибн Аббаса, сказавшего: «Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил послеполуденную молитву в день Тарвии, равно как и утреннюю в день Арафы в Мине».

1912. Нам передал Ахмад Ибн Ибрахим: «Нам передал Исхак Аль-Азрак от Суфьяна, от Абдуль-Азиза Ибн Ра­фиа, сказавшего: «Я попросил .Анаса Ибн Малика: «Расскажи мне что-нибудь из того, что ты усвоил от Посла Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Где именно Посол Аллаха, мир ему и благосло­вение Аллаха, совершил послеполуденную молитву в день Тарвии?» Тот ответил: «В Мине». Я спросил: «А где он исполнил предвечернюю молитву в день выезда?» Он ответил: «В Абтухе». А затем произнёс: «Делай то же, что делают твои амиры».

О выходе к Арафе

1913. Нам передал Ахмад Ибн Ханбаль: «Нам передал Якуб: «Нам передал мой отец от Ибн Исхака: «Мне пере­дал Нафи от Ибн Умара, сказавшего: «Утром дня Арафы, исполнив заутреннюю молитву, Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, выехал. Достигнув Арафы, он остановился на привал в Намире. Это место привала предстоятеля, в котором он останавливается в Арафе. Дождавшись послепо­луденной молитвы, Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вышел во время сильного дневного зноя и совместил послеполуденную и предвечернюю молитвы. После этого он обра­тился с проповедью к людям. Затем он отъехал и занял место на стоянке в Арафе».

О выезде к Арафе

1914. Нам передал Ахмад Ибн Ханбаль: «Нам передал Ваки: «Нам передал Нафи Ибн Умар от Саида Ибн Хасса- на, от Ибн Умара, сказавшего: «Когда Аль-Хаджадж убил Ибн Аль-Зубайра, он послал к Ибн Умару (человека, спро­сить его): «В каком часу Посол Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, выезжал в этот день?» Тот ответил: «Когда наступит это время, мы выедем». Когда Ибн Умар уже захотел было отправить­ся, люди сказали ему: «Солнце еще не отклонилось». Он спросил: «Отклонилось ли оно?» Ему от­ветили: «Не отклонилось или уже отклонилось...» Когда же ему сказали: «Уже отклонилось». Он съехал».

316







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.29.190 (0.009 с.)