ТОП 10:

И чтобы служение мое для Иерусалима было благоприятно святым (15:316)



Вторая просьба в молитве Павла была о том, чтобы независимо от подстерегающих его опасностей "служение мое для Иерусалима было благоприятно святым". Иными словами, он хотел, чтобы его служение принесло пользу Божьему народу здесь, где родилась Церковь. Он не думал о том, что можно было бы назвать профессиональным успехом. Когда-то Павел предупредил галатийских верующих, что "если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема... У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым" (Гал. 1:8,10).

Поскольку Павел и его языческие спутники из Македонии и Ахаии везли финансовые пожертвования для иерусалимской церкви, которая была преимущественно еврейской, служение, о котором упоминает апостол, по крайней мере отчасти, означало и доставку этих пожертвований. Он хотел, чтобы святые в Риме молились вместе с ним от том, чтобы дар не оскорбил еврейских верующих Иерусалима, а был благоприятен святым. Павел хотел, чтобы пожертвования были приняты с благодарностью, как выражение братской любви и примирения.

Молитва Павла об успехе в Иерусалиме не осталась без ответа. "По прибытии нашем в Иерусалим, - говорит Лука, - братия радушно приняли нас... Приветствовав их, Павел рассказывал подробно, что сотворил Бог у язычников служением его. Они же, выслушавши, прославили Бога" (Деян. 21:17,19-20).

Удовлетворение

дабы мне в радости... придти к вам и успокоиться с вами (15:32а, в)

Это - самая личная из трех просьб, содержащийся в молитве Павла. В ожидании того времени, когда он наконец сможет придти к римской церкви, Павел надеется, что это произойдет в радости. Он уже сказал им: "Ибо надеюсь, что, проходя, увижусь с вами, и что вы проводите меня туда, как скоро наслажусь общением с вами, хотя отчасти" (15:24).

Завершая 1-е послание в Коринф, Павел сказал: "Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, ибо они мой и ваш дух успокоили" (1 Кор. 16:17-18). Он радуется благословениям и утешению других. "Посему мы утешились утешением вашим, - писал он позже к той же церкви, - а еще более обрадованы мы радостью Тита, что вы все успокоили дух его" (2 Кор. 7:13).

Желание Павла служить в Испании никогда не осуществилось, но он достиг Рима и нашел радость и успокоение в обществе тех, к кому так стремился. Когда он вместе со своими спутниками прибыл в Рим, "тамошние братия, услышавши о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц; увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился" (Деян. 27:15).

Отметим снова, что более всего остального Павел был непоколебимо предан Божьей воле. Вскоре после того, как он и Варнава были посланы Св. Духом из церкви в Антиохии Сирийской (Деян. 13:2-3), Павел проповедовал в синагоге в Антиохии Писидийской (ст. 14), в Малой Азии. Дважды он упоминал о покорности Давида воле Божией. Цитируя 1 Царств 13:14 он напомнил слушающим его евреям слова Господа о величайшем царе Израиля: "Нашел Я мужа по сердцу Моему. Давида, сына Иессеева, который исполнит все хотения Мои" (Деян. 13:22). Далее в проповеди он снова замечает, что Давид в свое время послужил изволению Божьему (см. ст. 36). С момента обращения единственной целью Павла как служителя, проповедника, и первопроходца (см. Рим. 15:14-21) было лишь выполнение воли Божьей, чтобы, подобно Давиду, тоже быть человеком по сердцу Господа.

Везде в послании к римской церкви Павел говорит об этом желании. Как и в данном тексте, он ясно дает понять, что осуществление его надежды посетить Рим зависит от воли Божьей (1:10). Заявив о том, что одно из дел Св. Духа - ходатайствовать "за святых по воле Божией" (8:27), он просит верующих: "Милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу", а также "не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познать, что есть воля Божия" (12:1-2). Он хвалил верующих в Македонии за то, что они "отдали самих себя во-первых Господу, потом и нам по воле Божией" (2 Кор. 8:5). Он предостерегал верующих в Ефесе: "Итак не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия" (Ефес. 5:17). Он убеждал рабов: "Повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души" (6:5-6).

В первых стихах 2-го послания в Коринф и в посланиях в Ефес, Колоссы, а также во 2-ом послании Тимофею Павел подтверждает, что он "волею Бога апостол Иисуса Христа". Наивысшим ориентиром его личной жизни и общественного служения всегда была воля Бога.

Когда верующие в Кесарии умоляли Павла не идти в Иерусалим из-за ожидавшей его там опасности, апостол ответил: "Что вы делаете? Что плачете и сокрушаете сердце мое? Я не только хочу быть узником, но готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса" (Деян. 21:13; ср. 20:24). Для него было не важно, что с ним произойдет, потому что, выполняя Божий труд, он следовал воле Господа.

Свидетельствуя в Иерусалиме перед множеством собравшихся евреев о своем обращении и призвании, Павел напомнил им слова, сказанные ему Ананией: "Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его, увидел Праведника и услышал глас из уст Его" (Деян. 22:14).

Как уже свидетельствовал Павел в Рим. 15, благодаря тому, что его служение соответствовало воле Божьей, ему знакомы духовные победы, и он может сказать с полным смирением: "Итак я могу похвалиться в Иисусе Христе в том, что относится к Богу; ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня, в покорение язычников вере, словом и делом" (ст. 17-18). Служа исключительно по воле Божьей, он испытал сверхъестественную силу "знамений и чудес, силою Духа Божия" и мог сказать, что "благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Иллирика" (ст. 19).

Благословение

Бог же мира да будет со всеми вами. Аминь (15:33)

Перед тем как перейти к личным приветствиям друзьям из Рима и дать заключительное предостережение о необходимости быть начеку, опасаясь тех, кто, вызывая распри, преследует свои собственные эгоистичные цели, Павел произносит короткую, но трогательную молитву.

В этой главе он говорил о Боге, дающем терпение и утешение (ст. 5) и о Боге надежды (ст. 13). Теперь он просит: "Бог же мира да будет со всеми вами", то есть со всеми римскими верующими.

Бог - источник истинного мира, "который превыше всякого ума" (Фил. 4:7). По сути, "Бог есть мир наш, соделавший из обоих", то есть из евреев и язычников, "одно" (Ефес. 2:14; ср. 11-13).

С человеческой точки зрения, жизнь Павла как апостола была далеко не мирной. Внешние обстоятельства вносили в нее неопределенность, а часто и беспорядок. Его физическая безопасность и жизнь постоянно находились под угрозой. Но он был близок к Богу мира и внутренне пребывал в мире и спокойствии, которые Бог дает тем, кто верно пребывает в Его воле. Аминь.

Любовь к святым

Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской: примите ее для Господа, как прилично святым, и помогите ей, в чем она будет иметь нужду у вас; ибо и она была помощницею многим и мне самому. Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе, - которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников, - и домашнюю их церковь. Приветствуйте возлюбленного моего Епенета, который есть начаток Ахаии для Христа. Приветствуйте Мариамь, которая много трудилась для нас. Приветствуйте Андроника и Юнию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между Апостолами и прежде меня еще уверовавших во Христа. Приветствуйте Амплия, возлюбленного мне в Господе. Приветствуйте Урбана, сотрудника нашего во Христе, и Стахия, возлюбленного мне. Приветствуйте Апеллеса, испытанного во Христе. Приветствуйте верных из дома Аристовулова. Приветствуйте Иродиона, сродника моего. Приветствуйте из домашних Паркисса тех, которые в Господе. Приветствуйте Трифену и Трифосу, трудящихся о Господе. Приветствуйте Перейду возлюбленную, которая много потрудилась о Господе. Приветствуйте Руфа, избранного в Господе, и матерь его и мою. Приветствуйте Асинкрита, Флегонта, Ерма, Патрова, Ермия и других с ними братьев. Приветствуйте Филолога и Юлию, Нирея и сестру его, и Олимпана, и всех с ними святых. Приветствуйте друг друга с целованием святым. Приветствуют вас все церкви Христовы. Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных. Ваша покорность вере всем известна; посему я радуюсь за вас, но желаю, чтобы вы были мудры на добро и просты на зло. Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами! Аминь. Приветствуют вас Тимофей, сотрудник мой, и Луций, Иасон и Сосипатр, сродники мои. Приветствую вас в Господе и я Тертий, писавший сие послание. Приветствует вас Гаий, странноприимец мой и всей церкви. Приветствует вас Ераст, городской казнохранитель, и брат Кварт. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь (16:1-24)

Несмотря на огромную популярность Послания к Римлянам проповедники, учителя и изучающие Библию часто пренебрегают главой 16. В ней почти нет прямого изложения учения, зато она включает много упоминаний о разных людях. О большинстве из них нам ничего не известно, за исключением того малого, что сказано здесь. Но в то время, когда писалось это послание, эти люди, несомненно, были важным связующим звеном между римскими верующими и товарищами Павла.

Эта глава - самое искреннее и личное выражение заботы и понимания, исходящих из любящего сердца и вдохновленного ума апостола Павла. Сказанное в этой части послания обогащает нас, позволяя лучше понять жизнь Павла, жизнь других ранних христиан, а также сущность и характер церкви первого столетия. Замечания Павла об этих почти неизвестных людях тем более важны, потому что великий апостол уделяет время, чтобы с таким теплом и вниманием рассказать о "простых" христианах, которые были для него такими же братьями и сестрами в Христе, как Петр, Иаков, Иоанн и другие выдающиеся люди Нового Завета. В этом открывается глубокая любовь Павла к тем, кому он служил, к тем, кто служил ему, и к тем, кто служил вместе с ним.

Павел продолжает разговор о личном, начатый им в 15:14, и еще больше открывает свои мысли и чувства, выступая не столько как апостол, сколько как служитель Иисуса Христа. В 15:14-33 апостол говорит о своих взаимоотношениях с Господом. В главе 16 он обращает внимание на свои отношения с другими христианами, с которыми так или иначе было связано его служение. Он особо выделяет, иногда сопровождая это кратким комментарием, тех, кто ему особенно близок. Он говорит о своей любви к братству искупленных, об общей с ними ответственности перед Богом и о том, что его служение и его благополучие зависят от них. В этой главе нашла свое отражение личная и действенная агапе-любовь, которую он так прекрасно описал в 13:8-10 и которой несколькими годами ранее он посвятил 13-ю главу 1-го послания к коринфской церкви.

В прекрасном повествовании Павла его любовь проявляется следующим образом: в похвале (ст. 1-2), в сердечности (ст. 3-16), в предостережении (ст. 17-20) и в приветствиях от его сотрудников (ст. 21-23), после чего следует краткое слово благословения (ст. 24).

Похвала Павла

Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской: примите ее для Господа, как прилично святым, и помогите ей, в чем она будет иметь нужду у вас; ибо и она была помощницею многим и мне самому (16:1-2)

Павел посвятил два первых стиха похвале одному человеку - Фиве - диакониссе церкви Кенхрейской. Кенхрея - портовый город, находившийся рядом с Коринфом, из которого Павел написал это послание. Кенхрейская церковь, несомненно, происходила от одной из коринфских церквей. Именно из Кенхреи, завершив свое первое служение в Коринфе, Павел, Акила и Прискилла отплыли в Сирию (см. Деян. 18:18).

Павел представляет эту женщину не только за то, что она совершила как верная сестра и раба Христа, но и за то, что она совершит для Господа в будущем. Можно с уверенностью сказать, что именно Фива совершила дело огромной важности - лично доставила послание Павла в Рим.

Имя Фива означает "ясная, светящаяся", и то, что говорит о ней Павел, подтверждает, что эти эпитеты действительно характеризуют как ее лично, так и ее христианскую жизнь. Павел представляет ее римской церкви с трех различных сторон: как сестру в Христе, как диакониссу, и как помощницу многим, включая и его самого.

В Христе мы принадлежим Богу не только как "сограждане святым" в Его Божественном царстве, но также как братья и сестры в Его Божественной семье (см. Ефес. 2:19). То, что Фива была названа сестрой нашей, означает, что она была преданным членом семьи детей Божьих. Из сказанного очевидно, что эта верующая была особенно дорога Павлу.

Затем Павел представляет Фиву как диакониссу, возлюбленную теми, кому она служит в своей церкви в Кенхрее, а возможно и в материнской церкви в Коринфе.

"Диаконисса" происходит от греческого "диаконос". Это общий термин, от которого мы получили слово "диакон". Греческое слово здесь имеет нейтральный смысл и употреблялось в церкви в качестве общего термина, обозначавшего служителя еще до установления диаконского служения. Это слово употреблялось для обозначения домашних слуг, которые наполняли сосуды водой, которую Иисус превратил в вино (Иоан. 2:5, 9). Павел раньше уже использовал слово в этом послании (Рим. 12:4), называя мирского начальника "Божиим слугой, тебе на добро" и даже говоря о Христе, что Он "сделался служителем для обрезанных", то есть для евреев (15:8). Когда слово "диаконос" обозначает церковного служителя, то обычно при переводе используют слово "диакон" (например, Фил. 1:1; 1 Тим. 3:12).

В 1 Тим. 3:11 Павел заявляет, что "жены их должны быть честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем". Некоторые полагают, что апостол говорил о женах диаконов, а не о диакониссах. Но нелогично предъявлять такие высокие требования к женам диаконов и ничего не упоминать о женах епископов (или, иначе говоря, пресвитеров, см. Тит. 1:5), требования к которым были только что сформулированы в ст. 1-7. Из контекста (3:1-10, 12-13) ясно, что речь идет именно о диакониссах. Употребление слова "равно" в ст. 11 устанавливает соответствие между требованиями к этим женщинам и требованиями, предъявленными ранее к епископам и диаконам; Павел не называет в ст. 11 жен диаконов диакониссами лишь по той причине, что греческое слово "диаконос" не имеет женского рода.

В первые столетия существования Церкви роль диаконисе ("диаконос") заключалась в заботе о больных братьях верующих, бедных, а также в заботе о странниках и заключенных. Они помогали в крещении и в наставлении новообращенных женщин, занимались обучением детей и других женщин.

Независимо от того, обладала Фива официальным званием диакониссы или нет, Павел говорит о ней, как о проверенной служительнице Христа и просит римскую церковь принять ее для Господа.

Как отмечено выше, Фиве было поручено доставить послание Павла в римскую церковь. Конечно, в те времена не было копировальных аппаратов и копировальной бумаги, и даже самые простые письменные принадлежности стоили очень дорого. Поэтому маловероятно, что Тертий, записывавший послание Павла (Рим. 16:22), сделал больше одной копии. Павел понимал, что послание станет частью письменного Божьего Слова, потому что на истинах, сообщенных в нем, лежит печать Божественной достоверности. Поэтому доставка послания могла быть поручена лишь самым надежным людям.

Павел знал, что путешествие из Коринфа в Рим не будет легким, необходимо будет преодолеть значительное расстояние и по морю, и по суше. Когда посланница Павла прибыла в Рим и передала верующим послание, они, даже не прочитав его рекомендаций, должны были понять, насколько апостол доверял ей. Сразу станет очевидно, что она заслуживает огромного уважения и признательности.

В те дни путешествовать были опасно, немногочисленные гостиницы часто соседствовали с тавернами, многие из которых были также и домами терпимости. Единственным местом, где можно было безопасно остановиться, были дома друзей или знакомых. Поэтому обычно друзья отправлявшихся в путешествие давали рекомендательные письма к родственникам и знакомым, которые жили вдоль избранного маршрута и могли дать путешественнику пищу и ночлег, а иногда и проводить через наиболее опасные участки пути. Для христиан такая помощь была особенно важной, но еще важнее она была для христиан-евреев, которые могли стать объектом преследований не только со стороны язычников, но и со стороны неверующих иудеев.

Упоминания о таких рекомендательных письмах несколько раз встречаются в Новом Завете. Когда Аполлос "вознамерился идти в Ахаию, то братия [из Ефеса] послали к тамошним ученикам, располагая их принять его" (Деян. 18:27). Павел включил рекомендацию Титу и некоторым другим верующим во 2-е послание в Коринф: "Что касается до Тита, это - мой товарищ и сотрудник у вас, а что до братьев наших, это - посланники церквей, слава Христова. Итак пред лицем церквей дайте им доказательство любви вашей и того, что мы справедливо хвалимся вами" (2 Кор. 8:23-24). О таких же письменных рекомендациях упоминает Иоанн в 9-м стихе 3-го послания.

Фиву должны были принять, как прилично святым, то есть как настоящего и заслуживающего доверия верующего. Иисус обещал, что когда верующие служат "одному из сих братьев Моих меньших", они служат Ему (Матф. 25:35-40). Христиане должны принимать и любить друг друга, должны служить друг другу не так, как это происходит в окружающем нас мире, где не понимают такого обращения. Мы должны принимать, служить и заботиться о тех, кто искренне произносит имя Христа (ср. Матф. 18:5-10).

Павел просил римскую церковь помочь Фиве во всем, в чем она будет иметь нужду у них. "В чем" - перевод греческого "прагма", от которого происходит слово "прагматический". "Прагма" означает что-либо сделанное, выполненное. Слово употреблялось для обозначения деловых операций, и, видимо, такое же значение оно имеет и в этом стихе. "В чем" следует понимать как "в любом деле". Павел дает рекомендации Фиве, учитывая не только ее верность Христу, но и дела, которые ей, возможно, еще придется совершить в Риме.

Павел подчеркивает, что Фива - его помощница. "Помощница" - перевод греческого слова "простатис", обозначавшего покровителя, богатого человека, поддерживающего и финансирующего организацию или какое-то начинание, например, покровителя искусств. Фива была не просто помощницей, но и очень уважаемым и честным человеком. Возможно, она была деловой женщиной, обладавшей значительным состоянием. Она использовала свое влияние, финансовые средства, а также время и силы для помощи многим верующим, включая и самого Павла.

Ст. 2 дает нам информацию не только о Фиве, но и о Павле. Уважаемый апостол с готовностью и искренностью выражает свою личную признательность и любовь сестре в Христе, имя которой записано для памяти в двух стихах в Слове Божьем. И хотя Бог не дал ни одной женщине вдохновения написать часть Св. Писания, Он использовал Фиву, чтобы доставить первый экземпляр этого удивительного послания, которое представляет собой одну из опор Новозаветного богословия. Эта женщина символизирует множество женщин, которых Бог использовал и почтил великим отличием в Своем Божественном замысле.

Сердечность Павла

Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе, - которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников, - и домашнюю их церковь. Приветствуйте возлюбленного моего Епенета, который есть начаток Ахаии для Христа. Приветствуйте Мариамь, которая много трудилась для нас. Приветствуйте Андроника и Юнию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между Апостолами и прежде меня еще уверовавших во Христа. Приветствуйте Амплия, возлюбленного мне в Господе. Приветствуйте Урбана, сотрудника нашего во Христе, и Стахия, возлюбленного мне. Приветствуйте Апеллеса, испытанного во Христе. Приветствуйте верных из дома Аристовулова. Приветствуйте Иродиона, сродника Моего. Приветствуйте из домашних Паркисса тех, которые в Господе. Приветствуйте Трифену и Трифосу, трудящихся о Господе. Приветствуйте Перейду возлюбленную, которая много трудилась о Господе. Приветствуйте Руфа, избранного в Господе, и матерь его и мою. Приветствуйте Асинкрита, Флегонта, Ерма, Патрова, Ермия и других с ними братьев. Приветствуйте Филолога и Юлию, Нирея и сестру его, и Олимпана, и всех с ними святых. Приветствуйте друг друга с целованием святым. Приветствуют вас все церкви Христовы (16:3-16)

Павел продолжает изливать свою любовь и привязанность к множеству возлюбленных друзей и братьев по вере. Без сомнения, он мог бы перечислить намного больше людей, но он называет лишь тех, кто ему особенно близок и дорог. Он говорит о них, как о и Фиве, скорее не как наставник, а как друг в Христе.

Хотя Павел еще не был в Риме, он называет имена двадцати четырех человек - семнадцати мужчин и семи женщин - а также упоминает о многих, не называя их поименно, - домашних Паркисса и Аристовула. В этих стихах апостол перечисляет христиан, которых он знал и с которыми трудился, которым служил, и которые служили ему.

Первыми апостол приветствует Акилу и Прискиллу, мужа и жену, сотрудников Павла во Христе Иисусе. Они не были апостолами или пророками, но тем не менее были бесценными сотрудниками раннехристианской церкви.

Павел впервые встретил эту чету евреев-христиан во время своего первого посещения Коринфа, куда Прискилла и Акила бежали из Рима, когда все евреи были выселены из столицы императором Клавдием. Возможно, что Прискилла была язычницей и, как Павел, имела римское гражданство, Акила же был евреем, но они вместе подлежали изгнанию из Рима, хотя только один из них был евреем.

В те времена было принято, чтобы мужчины и женщины располагались в синагогах в разных местах, а мужчины к тому же занимали места в соответствии с их ремеслом или родом занятий. Наверно, Павел впервые встретил Акилу, когда посетил коринфскую синагогу. Тогда Акила и Прискилла, как и Павел, занимались изготовлением палаток, и Павел остановился в их доме, когда начал свое служение в Коринфе (Деян. 18:1-3). Об этой замечательной христианской супружеской паре шесть раз упоминается в Новом Завете, трижды это делает Лука в Деяниях и трижды Павел - в Послании к Римлянам, в 1 Кор. 16:19 и в 2 Тим. 4:19.

Интересно, что в четырех случаях из шести имя Прискиллы называется первым. В текстах этот факт никак не объясняется. Возможно, что в их семье она была лидером. Некоторые предполагают, что Прискилла могла занимать более высокое социальное положение. Однако ни одно из этих объяснений не кажется удовлетворительным, поскольку и Лука, и Павел располагают их имена и в таком, и в другом порядке.

Они были больше, чем просто сотрудниками Павла, за которого "голову свою полагали". Видимо, они не раз подвергали опасности свою жизнь, чтобы защитить жизнь Павла. Они не дали оборваться жизни и служению Павла, что позволило апостолу выполнить роль, отведенную ему в Божьем замысле. Не вызывает сомнений, что они самоотверженно служили и многим другим христианам, поскольку Павел говорит, что не он один благодарит их, но и все церкви из язычников. Где бы ни служила эта пара, она отдавала служению все силы и ко всем относилась без предубеждения.

Впоследствии Акила и Прискилла переехали из Коринфа в Ефес. Находясь там, они встретили молодого еврейского проповедника "именем Аполлос, родом из Александрии", который был "муж красноречивый и сведущий в Писаниях". Он не полностью понимал Благую весть и "был наставлен в начатках пути Господа... зная только крещение Иоанново... Услышавши его, Акила и Прискилла приняли его и точнее объяснили ему путь Господень" (Деян. 18:24-26).

После смерти Клавдия Акила и Прискилла возвратились в Рим, и когда Павел писал послание к римской церкви, они уже жили и служили в столице. К этому времени в Риме насчитывалось много верующих христиан, разбросанных, по-видимому, по всему городу. Одна из общин собиралась в домашней церкви Акилы и Прискиллы, и Павел приветствовал в своем послании всех верующих этой церкви.

Известный толкователь Уильям Хендриксен заметил:

"Во время своей миссионерской деятельности Павел имел множество коллег и сотрудников. Однако, когда возникала необходимость, он критиковал Петра (Гал. 2:11 и далее). Был момент, когда у Павла возникли острые разногласия с Варнавой, после чего они разошлись (Деян. 15:39). Павел воспротивился тому, чтобы Марк составил ему компанию (Деян. 15:38). Апостол собирался сделать внушение Еводию и Синтихию (Фил. 4:2). Димас оставил Павла (2 Тим. 4:10). И хотя Прискилла и Акила были в некотором смысле ближе к апостолу, чем все остальные, поскольку были его товарищами и по ремеслу, и по вере, как свидетельствует Новый Завет, между Павлом и этой парой всегда царило полное согласие!" ("Exposition of Paul's Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Baker, 1981], стр. 503).

Затем Павел приветствует своего возлюбленного Епенета, "который есть начаток Ахаии для Христа". По-видимому, Павел особенно любил Епенета, потому что тот был начатком в Ахаии, имеется в виду провинция, называемая сейчас Малая Азия и соответствующая нынешней территории западной Турции. Павел говорит о Епенете с такой любовью, что вполне возможно он был первым пришедшим к Христу благодаря проповедям Павла, и апостол с любовью обучал его.

"Начаток" - перевод греческого "апархе", что буквально означает первый плод. Этот верующий - "начаток Ахаии", ставший первым в приношении язычников, которое Павел совершил для Господа (Рим. 15:16). Все эти годы Павел интересовался судьбой Епенета и был рад, что тот теперь член римской церкви.

"Приветствуйте Мариамь, - продолжает Павел, - которая много трудилась для нас". За исключением того, что Мариамь много трудилась для Римской церкви, мы ничего не знаем о ней, не знаем, откуда она, где и когда была обращена. "Копиао" ("много трудиться") означает работать до изнеможения. Сказанное в этом стихе наводит на мысль о том, что Павел мог не знать Мариамь лично, но знал о ее трудах из рассказов других людей, возможно, Акилы и Прискиллы. Из контекста ясно, что Мариамь некоторое время служила в римской церкви и могла участвовать в ее основании, самоотверженно трудясь над созданием и расширением христианской общины в столице империи.

Андроник и Юния находились в особых взаимоотношениях с Павлом. Поскольку Юния может быть женским именем, то вполне возможно, что эти двое были супругами. А поскольку многие из упомянутых в этой главе были евреями, слово "сродники" указывает не только на то, что они были евреи, но и на то, что Андроник и Юния вместе с Иродоином, Асоном и Сосипатром были родственниками Павла. Если это так, то Павел должен был ощущать особенную радость видя, что его сродники по плоти стали сродниками по духу.

Кроме того, что они были сродниками Павла, эти двое верующих были когда-то и узниками вместе с ним. Поскольку Павел часто попадал в тюрьму (см. 2 Кор. 11:23), они могли находиться вместе в заточении в различных местах. Учитывая то, что Андроник и Юния прославились между Апостолами, мы можем быть уверены, что они, как и Павел, пребывали в заключении за веру. Если в тюрьме они находились в одной или в соседних камерах, то это углубило и укрепило их личное и духовное родство.

Выражение "прославившихся между Апостолами" может иметь несколько значений. Очевидно, речь идет не о том, что Андроник и Юния были апостолами. Сам термин "апостол" означает "тот, кто послан" и поэтому применим к каждому верующему, которого Господь посылает на служение. По-видимому, речь идет о том, что Андроник и Юния прославились выполнением Господних дел, работая среди посвященных в апостолы, а возможно и под руководством таких людей, как Павел или Петр. Такое толкование сказанного согласуется с замечанием Павла о том, что эти двое прежде меня еще уверовали во Христа, то есть были обращены в христианство прежде, чем он. К моменту обращения Павла большинство верующих жили в Иерусалиме или недалеко от него, а некоторые из Двенадцати были руководящими в иерусалимской церкви. И если два сродника Павла были обращены до него, то скорее всего они жили в Иерусалиме и совершали свое выдающееся служение между Апостолами в этом городе.

Поскольку эти двое верующих были обращены до Павла, то вполне возможно, что они подвергались преследованиям с его стороны (тогда его звали Савлом). Его великую ненависть к церкви не остановило бы даже то, что они - его родственники. Их молитвы о его спасении, а может быть и их свидетельство могли содействовать тому, что в конце концов он покорился Спасителю. Если это так, то примирение Андроника и Юнии с Павлом после его прихода к Христу было еще более радостным.

Павел приветствовал Амплия, назвав его своим возлюбленным в Господе. И из исторических, и из археологических свидетельств известно, что имя Амплий было распространено среди рабов. А поскольку рабам не позволялось носить имена свободных людей, то этот возлюбленный друг Павла либо был рабом прежде, либо и оставался им. Многие рабы в высших домах имели такое имя, и поскольку Амплий находился тогда в Риме, вполне возможно, что он был среди верующих в кесаревом доме, о которых Павел говорит в послании к филиппинской церкви (Фил. 4:22).

В одних из самых первых христианских катакомб возле Рима имя Амплий по-прежнему можно разглядеть на одной замечательно украшенной могиле. Поскольку свободные римляне всегда имели три имени, тот факт, что на могильной табличке стоит лишь одно, - еще одно доказательство, что Амплий, о котором говорит Павел, был прежде, а возможно и оставался рабом. Но то, что могила была прекрасно убрана, указывает на большое уважение со стороны братьев верующий и на то, что и они, и Павел любили Амплия. И хотя строгое увещевание Иакова (Иак. 2:1-9) подтверждает, что были исключения, но как правило социальное и экономическое положение не имели большого значения в раннехристианской церкви. Что до преследований, то верующие подвергались опасностям и испытывали страдания, от которых богатство и положение не давали практически никакой защиты. Очевидно, что в римской церкви в самом деле не было ни "Иудея, ни язычника; нет раба, нет свободного; нет мужеского пола, ни женского", поскольку верующие искренне полагали, что все "одно во Христе Иисусе" (Гал. 3:28).

Следующие двое святых, которых приветствует Павел, - это Урбан и Стахий. Урбан - распространенное римское имя, что дает основание предположить, что носивший его был римским гражданином. Павел говорит о нем, как о сотруднике нашем во Христе, но не указывает, где и как он служил Богу. Местоимение "наш" может обозначать и сотрудника Павла, и сотрудника многих других людей, а может означать сотрудника Павла и римской церкви. В последнем случае Урбан должен был работать с Павлом в каком-то другом месте, а затем приехать в Рим и служить в местной церкви.

В отличие от имени Урбан, Стахий - редкое греческое имя, буквально означающее "колос пшеницы". Поскольку Павел называет Стахия возлюбленным, то их взаимоотношения были достаточно близкими, но об этом нам ничего не известно. Как упоминалось выше, многие из тех, кого приветствовал Павел, не были выдающимися служителями в раннехристианской церкви. Но этот факт обнаруживает глубокую и искреннюю любовь апостола к братьям верующим и в частности к сотрудникам, независимо от того, насколько важным было их служение с человеческой точки зрения.

Нам ничего не известно о взаимоотношениях Павла с Апеллесом и не ясно, были ли они знакомы лично. Но то ли из общения с этим человеком, то ли из заслуживающих доверие отзывов других людей Павел признавал Апеллеса человеком, испытанным во Христе. "Докимос" (испытанный) означает проверенный, надежный, слово употреблялось для характеристики драгоценных металлов, таких как золото и серебро, прошедших испытание на пробу. Независимо от того, каким было служение Апеллеса во Христе, он хорошо выполнил его.

Затем Павел приветствует группу верующих из дома Аристовулова. Не известны ни имена этих верных, ни сколько их было. Из того, что нет приветствия самому Аристовулу, можно заключить, что он не был христианином. В греческом оригинале приветствие передается "тем, которые Аристовуловы", а слово "дом" подразумевается. Ничего не сказано и о том, сколько людей из этого дома были христианами, были ли они членами семьи Аристовула или слугами.

Внимательно изучив историю Новозаветных времен, известный исследователь Библии Дж. Б. Лайтфут предположил, что Аристовул мог быть братом Ирода Агриппы I и внуком Ирода Великого. А если так, то он был очень близок к императору Клавдию. После смерти Аристовула его дом, включая жену, детей, рабов и имущество, стал собственностью императора, хотя и сохранил название дома Аристовулова. Поэтому вполне возможно, что группа верующих, о которой здесь идет речь, могла принадлежать императорскому дому.

Павел приветствует Ирод иона, сродника своего, который, как Андроник и Юния (ст. 7), был физическим родственником Павла, а значит евреем и духовным собратом в Христе. Имя Иродион указывает на какую-то связь с семьей Ирода и на возможную связь с домом Аристовуловым.

Как и Аристовул, Наркисс скорее всего не был верующим, но некоторые из его домашних пребывали в Господе.

Некоторые ученые, в том числе и Дж. Б. Лайтфут, полагают, что упомянутый здесь Наркисс, как и Аристовул, был тесно связан с императором Клавдием, будучи его секретарем. А поскольку все связи с императором осуществлялись через секретаря, то Наркисс чрезвычайно разбогател, получая многие взятки за предоставление допуска к императору или просто передачу ему писем. Итак, по крайней мере, в двух домах во дворце могли быть христиане. А если так, то эти верующие могли быть и среди святых "из Кесарева дома", от имени которых Павел, находившийся в заточении в Риме, передавал приветствие церкви в Филиппах (Фил. 4:22).

В ст. 12 Павел приветствует и хвалит трех женщин. Первые две - Трифена и Трифоса - могли быть сестрами-близнецами. Их имена можно перевести как "изящная" и "утонченная". Эти слова, возможно, характеризуют их жизнь до спасения, но в духовной жизни они настойчивые и верные труженицы. Павел говорит о них, как о трудящихся о Господе.

Не вызывает сомнений, что Персида была названа в честь своей родины - Персии. Она не только была возлюбленной, то есть любимой всеми, кто знал ее, но и "много потрудилась о Господе". Поскольку о Трифене и Трифосе говорится в настоящем времени, а о Персиде в прошедшем, то можно предположить, что первые две женщины моложе и более активны, а Персида уже немолодая святая, и самые деятельные годы ее жизни уже позади. Но все три женщины отличились своими трудами для Господа.

Павел отмечает Руфа, как избранного в Господе. "Эклектос" (выбор) буквально означает избранные. Апостол едва бы стал говорить о том, что Руф избран для спасения, поскольку как сказано ранее в Послании, каждому верующему предопределено быть подобным образу Божьего Сына (см. Рим. 8:29). В этом смысле каждый христианин избран в Христе "прежде создания мира" (Ефес. 1:4). Так что здесь, по-видимому, - указание на Руфа как на избранного в общепринятом смысле этого слова. Он был выдающимся христианином, известным своей любовью к Господу и работой для Него, и для Его народа.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.55 (0.031 с.)