ТОП 10:

Будьте в мире со всеми (12:18)



Выполнение следующего требования носит условный характер, поскольку отчасти зависит от отношения и действий наших врагов. Поэтому Павел говорит: "Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми". Мир как между нациями, так и между людьми - это обоюдное движение навстречу друг другу. По своей сути, мирные взаимоотношения не могут быть результатом одностороннего движения. Наша обязанность - удостовериться, что с нашей стороны все справедливо, что наше внутреннее желание - быть в мире со всеми людьми, даже самыми недобрыми и не заслуживающими такого отношения.

Не идя на компромиссы в вопросах Божьей истины и Божьих норм и стандартов, мы должны быть готовы пройти долгий путь, чтобы построить мирные мосты с теми, кто ненавидит нас и вредит нам. Мы должны оставить недовольство и горечь и искренне прощать всех, кто причиняет нам вред. Сделав это, мы можем честно искать примирения.

Не мстите за себя (12:19)

Две последние черты, о которых говорит здесь Павел, представляют собой повторение уже сказанного. Он снова осуждает воздавание злом за зло, провозглашая: "Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию". Если нам был причинен вред, то независимо от того, насколько он серьезен, нам не дано права самим наказывать за него. Мы должны уступить его гневу Божьему. Цитируя из закона Моисея (Втор. 32:35), апостол напоминает читателям, что "написано: "Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь" (ср. 2 Цар. 22:48; Наум. 1:2; Евр. 10:30). Настанет время, придет гнев Божий (см. Кол. 3:6), и возмездие настигнет непрощенных.

Побеждай зло добром (12:20-21)

Но в наши обязанности входит не только не воздавать злом за зло. И иногда более приятная часть наших обязанностей бывает даже более трудной. Одно дело отказаться от мести. В этом случае не требуется никаких действий. Совсем другое - воздавать добром за зло.

Однако это было обязанностью верующего даже по Ветхому Завету. Павел цитирует Прит. 25:21-22, где приводятся Божьи наставления, данные много столетий тому назад: "Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою: ибо, делая сие, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе".

Выражение "собираешь горящие угли на голову его" напоминает о древнем египетском обычае. Когда человек хотел публично показать свое раскаяние, он нес на голове противень с горящими углями, символизировавшими горящую боль его позора и вины. В данном случае имеется в виду, что когда мы любим нашего врага и искренне стремимся помочь ему, мы заставляем его стыдиться ненависти.

Увещевание "не будь побежден злом" имеет два значения и приложения. Во-первых, мы не должны позволять злу, причиненному нам другими людьми, победить и сокрушить нас. Во-вторых, и это даже более важно, мы не должны позволять, чтобы нас победили наши собственные злые побуждения, вызванные злом других. Наше собственное зло бесконечно более вредно для нас, чем зло, причиненное нам другими людьми.

В любом случае, это зло необходимо победить, и это можно сделать только добром.

Отношение христиан к правительству (часть 1)

Подчинение правительству

Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите; ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь (13:1-7)

Эти семь стихов содержат наиболее ясное изложение Новозаветного учения об ответственности христианина перед гражданскими властями. Каждый христианин, независимо от того, какому правительству он подчиняется, пребывает под управлением Господа, требующего надлежащего подчинения этому правительству ради мирной жизни и действенного свидетельства. Много раз повторяющаяся тема подчинения власти нигде не изложена так убедительно, как здесь.

Первые одиннадцать глав Послания к Римлянам (особенно гл. 1-8) детально рассказывают о том, что значит быть спасенным, и как спасаются люди, получая оправдание по Божьей благодати, действующей через веру. Павел говорит: "Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия чрез веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих; ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе" (3:21-24).

Изумительное чудо спасения влияет на все, что связано с жизнью верующего. Павел говорит об этом в 12-й главе. Самое важное и очевидное влияние касается наших взаимоотношений с Богом. Когда мы спасены, наше главное стремление - представить наши "тела в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для [нашего] разумного служения" (12:1). Апостол беспокоится также о том, чтобы мы обладали правильными взаимоотношениями с нашими братьями и сестрами в Христе (см. 12:3-16) и с нехристианами, включая даже наших врагов (ст. 17-21).

Коснувшись этих вопросов, вдохновленный писатель затрагивает тему о необходимости правильного отношения к управляющему нами человеческому правительству (см. 13:1-7).

Из-за религиозной свободы, в условиях которой большинство западных граждан живут уже в течении многих поколений, верующим из этих стран трудно представить, какое давление испытывают многие из их братьев и сестер в Христе, живущие при режимах, ограничивающих свободу и притесняющих христиан.

"Священные войны", такие как Крестовые походы, которые велись во имя христианской веры, находят справедливое осуждение. Но исторически христиане принимали участие, часто во имя своей веры, в насильственных ниспровержениях репрессивных, а иногда и деспотических правительств. Демократия и политическая свобода традиционно ассоциируется с христианством. По этим причинам для многих христиан трудно быть точными или хотя бы честными и объективными в отношении недвусмысленных ограничений, изложенных в Рим. 13:1-7.

Многие евангельские верующие абсолютно уверены в том, что Американская Революция полностью оправдана не только с политической, но и с Библейской точки зрения. Они считают, что право на жизнь, свободу и стремление к счастью не только дано Божественно, но его достижение и защита - христианский долг и, таким образом, оправданы любые средства, включая, когда это необходимо, также вооруженное восстание. Из цитаты, приведенной в начале главы, очевидно, что такие действия запрещены Богом и подлежат осуждению. Также очевидно, что Соединенные Штаты были рождены вследствие нарушения законов Св. Писания. Но это не означает, что милостивый Бог не послал великого благословения Америке. Однако, это говорит о том, что Он благословил Америку, несмотря на неповиновение Его Слову во время революции, которая привела к рождению нации.

Полагая, что цель иногда оправдывает средства, многие евангельские верующие утверждают, что ненасильственное гражданское неповиновение оправдано, когда порождающая его причина (например, возражение против абортов) - Библейская. Некоторые евангельские верующие отказываются даже платить налоги, поскольку часть денег будет использована для совершения несправедливых и безнравственных действий. Многие евангельские верующие считают, что христиане должны быть активными в политических делах, используя социальные выступления и тактику давления, чтобы изменить неправедные законы или правительственную политику и защитить религиозные права от посягательств. Ради осуществления таких концепций как "совместная борьба" некоторые евангельские верующие объединяют усилия с отдельными людьми и организациями, которые не только не христианские, еретические, но даже провозглашают лжеучения. Они думают, что иногда допустимо объединиться с одним злом, для того, чтобы вести борьбу с другим, еще большим. Стремление к сохранению христианской веры, часто смешивается с определенными воззрениями на экономику, налогообложение, социальные проблемы, так что Библия оказывается завернутой в знамя.

Даже совершенно справедливые социальные и политические действия, могут поглощать чрезвычайно много времени, энергии и денег верующего, необходимых для его главной работы - благовествования. Центр его усилий смещается от его призвания - возводить духовное царство посредством Благой вести - к морализации общества, т.е. стремлению изменить его извне, вместо того, чтобы сделать это изнутри. Когда церковь политизирована, даже если это объясняется стремлением поддержать справедливые требования, она теряет свою духовную силу и моральное влияние. А когда эти требования поддерживаются мирскими способами и средствами, трагедия неизбежна. Мы должны быть совестью народа, преданно проповедуя и живя благочестивой жизнью, которая согласуется не с политическими действиями, побуждаемыми человеческим разумом, в том числе и нашим собственным, а с духовной силою Божьего Слова. Достижение поверхностной мирской "христианской моральности" при помощи законодательства, судебных решений и запугивания - не наше призвание, это не имеет вечной ценности.

В речи, произнесенной в Оксфордском Университете в 1898 году, британский богослов Роберт Л. Оттли отметил:

"Ветхий Завет можно изучать... как руководство по социальной справедливости. В нем изображено моральное управление Бога, более проявившееся в Его отношениях с нациями, чем с индивидуумами; и именно осознание ими действия и присутствия Бога в истории, побуждало пророков к пророчествованию и обращению не только к своим соотечественникам, но и к миру в целом... Имеет большое значение тот факт, что несмотря на их горячее желание осуществить социальной реформы, они, как правило, не принимали участия в политической жизни и не выдвигали требований о необходимости политических изменений. Они желали... не улучшения институций, а улучшения людей. (Robert L. Ottley, "Aspects of the Old Testament", The Bampton Lectures, 1897 [London: Longmans, 1898], стр. 430-431).

Некоторые евангелистские пасторы и другие христианские руководители вместо проповеди Благой вести занялись политикой; вместо провозглашения Слова Божьего, создают коалиции, чтобы "воздействовать на окружающую культуру". Некоторые христиане надеются, что правительство будет не только союзником церкви, но и ее главным партнером. Но государство - это временное образование, оно способно влиять лишь на то, что тоже есть временным. Оно управляет неразумно и нерационально, посвящая много времени попыткам привести народ к более высокому состоянию морали - явлению, в лучшем случае, временному и совсем мало внимания уделяет приносящей вечную жизнь Благой вести. В действительности не важно, какие люди попадают в ад - полицейские или проститутки, судьи или преступники, выступающие за или против абортов. Люди моральные будут пребывать там вместе с аморальными. Наше призвание - провозглашение Благой вести. Пренебрежение им - духовный эквивалент поступка, в результате которого квалифицированный хирург, занимающийся операциями на сердце, отказывается от своей профессии, чтобы стать гримером, и тратит свое время, улучшая внешний вид людей, вместо того чтобы спасать их жизнь. Предназначение церкви состоит не в том, чтобы изменить общество, хотя часто это полезный побочный результат преданного служения и верной жизни, а в том, чтобы поклоняться и служить Господу и приводить других к спасительной вере в Него.

Как и многие либеральные христиане середины столетия, многие евангельские верующие утратили ориентацию на вечные ценности и занялись мирскими проблемами, создавая нечто подобное консервативной политической версии социального христианства. Как и либералы, проповедующие лишь социальные идеи, евангелисты, ставящие социальные потребности выше духовных, все больше и больше относятся к правительству как к мирскому, земному союзнику или врагу. Но даже самое лучшее из человеческих правительств не принимает участия в Божьей работе, и самая плохая из человеческих общественных систем не может помешать силе Слова и Духа. Бог учредил гражданские власти для совершенно другой, мирской и временной цели.

Это не означает, что христиане не должны принимать участия, иногда даже непосредственного, в гражданском правительстве. Это, конечно, не означает, что верующие должны избегать выражения своих взглядов путем голосования за лучших политических кандидатов и положительные законопроекты. Это - часть добрых дел, совершаемых для нашего общества (ср. Гал. 6:10; Тит. 3:1-2). Мы должны быть благодарны Богу за гражданские свободы - поклоняться, проповедовать и преподавать Евангелие - и за отсутствие в нашей жизни почти всяких ограничений. Это - добрые привилегии, но не только это необходимо для действенности истины Благой вести и духовного роста. Мы также должны быть благодарны за наши многочисленные возможности изменять плохие законы и смещать плохие правительства. Но и это не должно влиять на осуществление главного предназначения христианина - благовествовать и жить святой жизнью, чтобы свидетельствовать о том, что наш Бог - Бог спасения.

И в Ветхом, и в Новом Заветах упоминается о верующих, которые в своей земной жизни пребывали на государственной службе и, исполняя ее, приносили пользу Господу. Иосиф в Египте и Даниил в Вавилоне - два самых ярких Ветхозаветных примера такой службы. Исцелив слугу сотника, Иисус не посоветовал ему оставить армию (см. Матф. 8:5-13). Закхей, после того как был обращен, не оставил своей гражданской службы, но стал честным сборщиком налогов (см. Лук. 19:1-10). Корнилий, еще один римский сотник, был спасен благодаря служению Петра и продолжал после этого служить в армии (см. Деян. 10). Нет никаких оснований предполагать, что проконсул Сергий Павел оставил высокий пост после своего спасения (см. Деян. 13:4-12).

Очень важно понимать, что даже наибольшее земное добро, которое мы в состоянии совершить в этом преходящем мире, - ничто в сравнении с духовной работой, которую может совершить через нас Господь в Своем Царстве. Подобно древнему Израилю (см. Исх. 19:26), Церковь призвана быть царственным священством, а не собранием общественных активистов. "Но вы - род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел, - напоминает нам Петр, - дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (1 Пет. 2:9, курсив добавлен).

Наш Господь родился в обществе, где политическое разложение и деспотическое правление были нормой. Властвовали безжалостные тираны и кровожадные диктаторы, и все это сопровождалось рабством - полной противоположностью демократии. И так было почти повсюду. По некоторым оценкам, в то время в Римской империи на каждого свободного гражданина приходилось три раба. Будучи вассалом Рима, царь Ирод, тем не менее, управлял с деспотичной жестокостью и Иудеей, и Самарией. "Ирод, увидев себя осмеянным волхвами", не сказавшими ему, где найти младенца Иисуса, "весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже" (Матф. 2:16). Налоги в те времена были непомерны, правительственные нововведения и поборы сборщиков подати усиливали финансовое давление на народ.

Подобно другим побежденным народам, евреи Палестины значили для победителей не намного больше, чем римское движимое имущество, то есть представляли собой угнетенное и бесправное меньшинство. Они никогда не имели права голоса и обладали очень ограниченными возможностями для защиты от несправедливости. Как следствие, многие евреи испытывали постоянное чувство возмущения Римом, у некоторых оно находило внешнее проявление, у других затаивалось внутри. Некоторые начальники народа отказывались принимать реальное положение дел, потому что оно было слишком ужасно. Они отказывались понимать очевидное. Когда Иисус сказал "уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоан. 8:31-32), они холодно ответили: "мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: "сделаетесь свободными?" (ст. 33). В течении пятидесяти лет они подчинялись Риму, а перед этим Греции, Персии, Вавилону, Ассирии и Египту. Конечно, они имели в виду, что никогда не были внутренне порабощены, что несмотря на то, что они вынуждены были преклонять колени, их сердца никогда не поклонялись языческой власти.

Несмотря на строгие ограничения, Рим предоставил иудеям значительную степень религиозной свободы. Во времена Христа от них не требовали поклоняться цезарю или языческим божествам. Им было позволено иметь своих священников и храм и поддерживать пожертвованиями свои религиозные структуры. Римляне разрешили соблюдение субботы, исполнение обрядов, отвечающих закону Моисея, и законов, касающихся питания, а также поддержали желание евреев запретить идолов, включая также изображения императора, за исключением изображений на монетах, что оскорбляло евреев. Римляне даже поддержали еврейский закон, который требовал казнить язычника, который вошел во внутреннее пространство храма. Поскольку римляне относились к христианству, как к иудейской секте, то раннехристианская Церковь смогла воспользоваться многими религиозными свободами, данными иудеям.

Большинство евреев, однако, раздражало римское господство; националисты-фанатики, называвшиеся зилотами, отказывались платить налоги, организовывали террористические нападения на своих правителей. Руководствуясь Втор. 17:15 ("не можешь поставить над собой царем иноземца, который не брат тебе"), некоторые иудеи считали, что само признание язычника правителем греховно. Многие зилоты становились убийцами, совершая месть не только по отношению к римлянам, но уничтожая даже тех из своих соплеменников, кого они считали предателями. Даже во время зарождения Церкви произошло еврейское восстание, закончившееся разрушением Иерусалима в 70 г. Р.Х., когда город и храм были полностью уничтожены и было убито более 1 млн. жителей, включая женщин, детей и священников. Римляне безжалостно подавили это выступление.

Большинство евреев в те времена думали, что Мессия явится как политический избавитель; поэтому многие ученики Иисуса надеялись, что Он освободит их от римского ига. Но Он никогда не призывал ни к каким социальным реформам, даже мирными средствами. Он никогда не пытался привести общество к Библейской морали, и не стремился к обретению для него большей свободы. Напротив, Он ясно заявил: "Отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф. 22:21). Позднее Он сказал Своим ученикам: "На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают" (Матф. 23:2-3). Этим греховным начальникам не следует подражать, но им необходимо повиноваться. Изменение формы правления и поверхностная морализация не были той целью, которую преследовал Иисус. Он хотел спасти души людей.

Когда Он не проповедовал, Он проявлял Свое великое сострадание к боли и трудностям, которые люди испытывали в своей жизни. Даже поверхностное чтение Евангелия показывает, что Его сострадание было не просто проявлением эмоций или идеалистического отношения. Он не просто сочувствовал грешникам, но излечил многие тысячи из них от всякого рода болезней и несчастий, часто принося за это большую личную жертву. Общественное устройство и общественная мораль никогда не были предметом Его внимания.

Но и удовлетворение физических потребностей не было целью Его жизни и служения. Он пришел, чтобы прежде всего восполнить нужду, которая превосходит все остальные потребности, которые мог удовлетворить только Он. Поэтому Он обращался к сердцам и душам мужчин и женщин и никогда не касался их политических, социальных, экономических или расовых прав, не говорил о физической боли и несчастьях. Он учил их спасительной Благой вести, обладавшей силой оправдать их души перед Его Отцом и даровать им вечную жизнь, в свете которой мирские права и моральные обязательства не имеют никакого значения. Он пришел не для того, чтобы провозглашать или устанавливать новый социальный или моральный порядок, но для учреждения нового духовного порядка, Своей Церкви. Он не стремился сделать моральным ветхого человека, но сотворить нового святого человека. И Он дал Своей Церкви право продолжать Свое служение для достижения той же цели. Он сказал: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (Марк 16:15).

Ни одно меньшинство в Соединенных Штатах или в любой другой части западного мира не переживало резни, во время которой уничтожали бы спящих младенцев. Многие люди, живущие сегодня на социальное пособие, обладают привилегиями, возможностями и правами, о которых не могли мечтать даже самые богатые люди во времена Иисуса. Однако ни Господь, ни Его апостолы никогда не оправдывали никаких политических бунтов, восстаний или актов гражданского неповиновения. Он не предпринимал попыток уничтожить социальную или политическую несправедливость.

Что же тогда есть христианский долг перед обществом, в частности перед правительством, если мы должны оставаться в этом мире "пришельцами и странниками" (см. 1 Пет. 2:11), находящимися на возвышении, чтобы призывать к спасению? Как мы должны жить в мире и не принадлежать ему (см. Иоан. 17:11, 16)? В цитате, приведенной в начале главы, Павел формулирует два основополагающих принципа, которые дают ответ на эти вопросы. Первый - будь покорен властям (ст. 1); второй - плати подати (ст. 6). Соблюдение этих заповедей - долг христианина перед обществом. Выполняя эти две обязанности мы отдаем "кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф. 22:21).







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.011 с.)