ТОП 10:

Обстоятельства, которые могут угрожать нашей безопасности



Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: "За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание". Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас (8:35-37)

Установив, что никто не может лишить нас спасения, Ап. Павел предвидит, что кто-то задаст такой вопрос: "Возможно ли, чтобы обстоятельства лишили нас спасения?" Апостол сейчас продолжает показывать, что это также невозможно.

Этот стих начинается, как и два предыдущих, с вопросительного местоимения "тис" (в переводе с греческого - "кто"). Но греческое слово может также обозначать "что", а тот факт, что Павел в ст. 35-37 говорит не о людях, свидетельствует, что теперь он имеет в виду неодушевленные предметы.

Отвержение и опасности, безусловно, могут иметь определенное воздействие на веру и стойкость верующего. Однако в данный момент вопрос заключается в том, могут ли эти обстоятельства привести верующего к греху, который лишит его спасения. В сущности, этот вопрос - расширение обсуждавшегося раньше вопроса о том, может ли верующий лишить себя Божьей благодати.

Павел предвидит и отвергает мысль о том, что какое-либо обстоятельство, независимо от того, насколько оно угрожающее и потенциально разрушительное, может привести истинного верующего к потере спасения. В ст. 35 Ап. Павел приводит некоторые из бесчисленного множества угрожающих обстоятельств, которые могут встретиться настоящим верующим, пока они пребывают в этом мире.

Прежде всего, стоит отметить, что "любовь Божия" означает не любовь верующего к Нему, но Его любовь к верующему (см. ст. 37, 39). Никто не может любить Христа, не испытав искупительного действия Христовой любви: "Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас" (1 Иоан. 4:19).

В данном контексте "любовь Божия" олицетворяет спасение. Следовательно, Павел риторически спрашивает, обладает ли какое-либо обстоятельство достаточной силой, чтобы заставить истинного верующего так восстать против Христа, что Он отвернется от него. То есть в центре внимания вопрос о силе и прочности Божьей любви к тем, кого Он искупил Своей кровью и ввел в семью и царство Своего Отца.

Ап. Иоанн сообщает, что "пред праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, явил делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их" (Иоан. 13:1). Как явствует из 1-го Послания Иоанна, выражение "до конца" - это указание не только на конец земной жизни Иисуса, но и на конец земной жизни каждого верующего. "Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши... Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он" (1 Иоан. 4:9-10,17). Мы обладаем уверенностью перед судным днем, поскольку знаем, что нас навечно связывает с Ним высшая и нерушимая любовь Божья.

В величественном благословении в конце второй части своего второго послания в Фессалонику Павел говорит: "Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом" (2 Фес. 2:16-17). Вечное утешение и добрая надежда - неизменные дары Божьей благодати, поскольку в сущности то, что вечно, не может окончиться.

Скорбь - это первое угрожающее обстоятельство, о котором упоминает Павел, скорбь - перевод греческого "флипсис", означающего подавленное состояние, пребывание под гнетом чего-либо. В Св. Писании это слово чаще всего употребляется для обозначения исходящих извне трудностей; оно также используется для обозначения эмоционального потрясения. То есть, его общее значение - это какое-то несчастье, которое тяжело переживается любым человеком.

Второе угрожающее обстоятельство - теснота. Теснота - перевод греческого "стенохория", составленного из двух слов, обозначающих нечто узкое, а также пространство. По смыслу оно близко к слову "скорбь" и означает, прежде всего, состояние беспомощности. В таких обстоятельствах верующему остается лишь верить в Господа и молить Его о том, чтобы Он дал силы терпеть. Иногда мы попадаем в ситуации, в которых постоянно испытываем искушение, и не в силах избежать их. Павел советует верующим, пребывающим в подобной тесноте, помнить, что "вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так-чтобы вы могли перенести" (1 Кор. 10:13). До тех пор, пока Господь не откроет путь к освобождению, Он дает силы противостоять трудностям.

Третье угрожающее обстоятельство - это гонение, означающее страдание, переживаемое за Христа. Преследование никогда не бывает приятным, но в заповедях блаженства Иисус дает двойное обещание Божьего благословения тем, кто страдает за Него. Затем Он говорит нам: "Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас" (Матф. 5:10-12).

Голод - это результат гонений, когда христиане испытывают дискриминацию при найме на работу и не могут позволить себе купить достаточно еды. Многих христиан за веру бросали в тюрьму, и они умирали от недоедания.

Нагота означает не полное отсутствие одежды, а нужду, когда человек не может надлежащим образом одеться. Подразумевается также уязвимость и незащищенность.

Быть в опасности просто означает в целом подвергаться опасности, включая и опасность предательства и дурного обращения.

Меч, о котором говорит Павел, это, скорее всего, кинжал, который часто использовали убийцы, потому что его было легко спрятать. Это был символ смерти, который говорил, скорее, об убийстве, чем о смерти на поле брани.

Ап. Павел знал об этих страданиях не понаслышке. Он сам сталкивался с этими и многими другими трудностями, о чем так ярко говорит в 2 Кор. 11. Имея в виду некоторых евреев в руководстве церковью, хвалящихся своими страданиями за Христа, Павел пишет:

"Христовы служители? в безумии говорю: я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл в глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от одноплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе" (2 Кор. 11:23-27).

Цитируя по Септуагинте (греческий Ветхий Завет) Пс. 43:23, Павел говорит: "Как написано: "За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание". Иными словами, христиане не должны удивляться, когда им приходится терпеть страдания ради Христа.

Еще до того, как Павел написал это послание, верующие столетиями терпели страдания не только от рук язычников, но и со стороны собратьев-евреев. Они "испытали поругание и побои, а также узы и темницу. Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли" (Евр. 11:36-38).

Цена верности Богу всегда была высока. Иисус говорил: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее" (Матф. 10:37-39). Павел уверял своего возлюбленного ученика Тимофея, что "все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы" (2 Тим. 3:12).

Если человек, заявляющий о том, что он христианин, отворачивается от дел Божьих и упорствует в грехе, то показывает, что он вообще никогда не принадлежал Христу. Такие люди не потеряли свое спасение, они никогда не получали его. О таких номинальных христианах Ап. Иоанн сказал: "Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши" (1 Иоан. 2:19).

Если дела мира постоянно удерживают человека от Божьего дела, то это доказывает, что этот человек не Божье дитя. Во время земного служения Иисуса тысячи людей преодолевали большие расстояния, чтобы услышать Его проповедь и получить физическое исцеление для себя и для дорогих им людей. Во время Его триумфального въезда в Иерусалим толпа провозглашала Его Мессией и хотела сделать Его царем. Но после того, как Он был осужден и распят, и стала очевидной цена истинного ученичества, большинство из тех, кто когда-то приветствовал Христа, невозможно было отыскать.

Лука рассказывает о трех людях, без сомнения подобных многим другим, которые заявляли о своей преданности Иисусу, но не подчинили себя Его владычеству и этим обнаружили недостаток спасительной веры. Первый человек, которого Матфей называет книжником (8:19), обещал повсюду следовать за Иисусом. Но, зная сердце этого человека, Иисус ответил ему: "Лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову" (8:20). Когда же Господь позвал второго человека, тот попросил разрешения сначала похоронить своего отца. Он имел в виду не то, что отец только что умер, но хотел отложить выполнение обещания перед Христом до смерти отца, после которой сын получит фамильное наследство. Иисус "сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди, благовествуй Царствие Божие" (Лук. 9:59-60). Иными словами, пусть те, кто духовно мертв, сами заботятся о своих плотских интересах. Третий человек хотел следовать за Иисусом после того, как попрощается со своими домашними. Ему Господь ответил: "Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лук. 9:61-62).

Мы не знаем, последовали ли в конце концов эти три человека за Христом, но очевидно то, что, как и для богатого юноши (Матф. 19:22), цена истинного ученичества (которое всегда признак истинного спасения) была для них слишком высока.

Истинный верующий проявляет терпение не потому, что он сам по себе силен, но потому что он обладает силой пребывающего в нем Божьего Духа. Его настойчивость не сохраняет его спасение, но доказывает, что оно в безопасности. Те, кто не может проявить терпение, проявляют не только недостаток мужества, но что еще более важно, недостаток истинной веры. Бог будет поддерживать и защищать даже самого испуганного человека, если он действительно принадлежит Ему. С другой стороны, даже самый смелый человек, который лишь заявляет, что он - христианин, непременно отступит, когда цена, которую надо платить за это, станет слишком высокой.

Только истинные христиане выходят победителями из подобных испытаний, поскольку только истинные христиане обладают Божественной помощью Духа Христа. "Ибо мы сделались причастниками Христу, - объясняется в Послании к Евреям, - если только начатую жизнь твердо сохраним до конца" (Евр. 3:14). Уверовавшим в Него иудеям Иисус сказал: "Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоан. 8:31-32). Твердость и постоянство в Божьем Слове не приводят к спасению и не сохраняют его. Но наличие этих добродетелей подтверждает реальность спасения, а их отсутствие говорит о погибающем состоянии.

Подобно тому, как мы можем любить Бога только потому, что Он первым возлюбил нас, мы можем быть твердыми в Нем только потому, что Он тверд в нас. Мы способны вынести любую опасность и преодолеть любое духовное препятствие, которое воздвигает на нашем пути сатана, поскольку "все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас".

"Преодолеваем" - это перевод "хуперникао", сложного глагола, буквально означающего покорять, завоевывать, превозмогать, то есть успешно избавляться от чего-либо. Преодолевающие - это те, кто с успехом побеждают всех и все, что угрожает их отношениям с Иисусом Христом. Но они делают это всецело благодаря Его силе, силе Возлюбившего нас настолько, что Он отдал Свою жизнь за нас, чтобы мы могли иметь жизнь в Нем.

Поскольку наш Господь спасает и поддерживает нас, то мы делаем намного больше, чем просто терпим и переносим угрожающие обстоятельства, о которых говорит Павел в ст. 35. Прежде всего, преодолевая трудности, мы выходим из испытаний более закаленными, чем до встречи с ними. Павел только что сказал, что Бог обращает все, даже наихудшее, к благу Своих детей (8:28). Даже когда мы страдаем из-за своей греховности и неверности, наш милостивый Господь будет опекать нас, давая более глубокое понимание нашей собственной неправедности и Его совершенной праведности, нашей неверности и Его непоколебимой верности, нашей слабости и Его великой силы.

Во-вторых, мы преодолеваем препятствия, поскольку наше окончательное вознаграждение будет намного превосходить любые временные земные потери. Мы, как Павел, должны воспринимать даже самые ужасные обстоятельства всего лишь как "кратковременное легкое страдание", которое приносит нам "в безмерном преизбытке вечную славу" (2 Кор. 4:17).

Конечно, с человеческой точки зрения, обещанная Богом победа часто кажется слишком отдаленной. Но когда мы как истинные верующие проходим через множество испытаний, независимо от их природы и причин, то выходим из них духовно очищенными нашим Господом. Эти испытания не отдалят нас от Христа, а приблизят к Нему. Его благодать и слава не покинут нас, и мы будем возрастать в нашем понимании Его воли и величия Его благодати. Ожидая, чтобы Он провел нас через испытания, мы знаем, что Он скажет нам то, что сказал Павлу: "Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи". И мы должны ответить вместе с Павлом: "И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова" (2 Кор. 12:9).

Вероятно, Павел писал послание в Рим зимой, находясь в Коринфе, и, наверное, ни он, ни римские верующие не знали, как недалек тот момент, когда они будут нуждаться в утешительных словах Павла, сказанных здесь. Пройдет не так много лет, и они подвергнутся лютым преследованиям со стороны языческих правителей и народа, который пока что равнодушно взирает на них. Пройдет не так много времени, и кровь тех, кому адресовано послание, пропитает песок римских амфитеатров. Некоторые будут растерзаны дикими зверями, некоторые будут убиты безжалостными гладиаторами, других будут использовать в качестве живых факелов для освещения садов во время приемов, устраиваемых Нероном. Следовательно, очень скоро легко будет отличить истинных христиан от ложных. Во многих церквях будут говорить о своих бывших членах: "Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши" (1 Иоан. 2:19). Но те, на кого мир глядит, как на сокрушенных и подавленных, на самом деле преодолевают любые трудности. В Божьем замысле мира победители побеждены, а побежденные - победители.

Заключение

Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (8:38-39)

Эта глава завершается прекрасным выводом, подводящим итог всему сказанному. Апостол заверяет своих читателей, что он не учит их ничему такому, в чем не был бы твердо убежден сам. Это убеждение исходит, прежде всего, от знания сущности спасения, которую Бог открыл ему и которую он так ясно изложил в первых восьми главах послания. Его совет - это также личное свидетельство. Он убежден в этом, поскольку лично пережил большую часть того, о чем говорит, и это не отделило его от Христа. И откровение, и опыт принесли ему убеждение. Павел говорил верующим в Риме то же, что несколько лет спустя скажет Тимофею: "По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (2 Тим. 1:12).

Павел открывает свой список словом "смерть", которую в земной жизни мы испытаем последней. Даже злейший враг не может отделить нас от нашего Господа, поскольку Он сделал смертную муку из поражения победой. Поэтому мы можем возрадоваться утверждению псалмопевца, что "дорога в очах Господних смерть святых Его" (Пс. 115:6), и что мы можем свидетельствовать вместе с Давидом, что "если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня" (Пс. 22:4). Вместе с Павлом мы должны желать "лучше выйти из тела", поскольку это будет означать, что мы окончательно водворились у Господа (2 Кор. 5:8).

Дональд Грей Барнхауз рассказывает касающуюся его лично историю, которая прекрасно иллюстрирует бессилие смерти перед христианами. Когда умерла его жена, его дети были еще очень малы и д-р Барнхауз думал о том, как доступно для детского ума объяснить смерть матери. Когда они возвращались с похорон домой, мимо них проезжал большой грузовик, и на мгновение на их машину упала тень от него. Отцу тут же пришел на ум образ, который он искал, и он спросил детей: "Что лучше, попасть под тень грузовика или под саму машину?" "Это очень просто, папа, - ответили они. - Лучше попасть в тень от грузовика, это не принесет вреда". Тогда их отец сказал: "Дети, ваша мать просто идет долиной смертной тени и не испытывает никакой боли".

Второе предполагаемое препятствие даже не выглядит таковым. Мы думаем, что "жизнь" - это нечто положительное. Но именно в нашей нынешней земной жизни кроется духовная опасность. Не только, в самой смерти нет никакого вреда для верующих, но она положит конец любому ущербу. Именно пока мы имеем эту жизнь, мы испытываем скорбь, тесноту, гонение, голод, наготу, опасность, меч (8:35) и многие другие испытания, которые мог бы упомянуть Павел. Но поскольку мы имеем вечную жизнь в Христе, то угрозы во время нашей земной жизни- пусты.

Третья предполагаемая угроза - ангелы. Поскольку приведенная в списке угроза ("Начала"), без сомнения, означает падших ангелов, то кажется правдоподобным, что упомянутая здесь угроза означает святых ангелов. Здесь упоминание Павлом об ангелах - это предупреждение о гипотетической и невозможной ситуации, о которой он говорил галатам. Он убеждал галатов быть твердыми в своем спасении благодаря крови, пролитой Христом на кресте, и не принимать никакие другие благовестил, даже если бы их проповедовал, если это конечно возможно, апостол или "Ангел с неба" (Гал. 1:8).

Четвертая предполагаемая угроза ни в коей мере не гипотетична. Как уже отмечалось, "Начала", вероятно, обозначают злых существ, а именно, демонов. Подобно греческому термину "архе", "Начала" не означают ни добро, ни зло. Но очевидный негативный смысл "архе" в таких местах, как Ефес. 6:12 ("начальство"), Кол. 2:15 ("начальство") и Иуд. 6 ("свое жилище"), а также явный контраст с предыдущим словом (Ангелы), по-видимому, указывает, что речь идет о падших ангелах, демонах. А если так, то сказанное Павлом означает, что никакие сверхъестественные существа, ни добрые, ни злые, не могут разорвать наших уз с Христом.

"Силы" - это перевод греческого "дунамис", обычного греческого термина для обозначения силы. Но, как и в данном случае, это слово во множественном числе часто означает чудеса или могущественные действия. Оно часто использовалось в переносном смысле для обозначения людей, обладающих силой и властью. Независимо от точного значения, которое вкладывал в него Павел, слово "силы" означает еще одно препятствие, которого христианам не следует бояться.

"Настоящее" и "будущее" означает все, что мы испытываем или еще испытаем.

Павел мог использовать слова "высота" и "глубина" как астрологические термины, употреблявшиеся в то время. "Хупсома" (высота) означала наивысшую точку или зенит звездного пути, а "бафос" (глубина) - его нижнюю точку. Если так, то смысл таков: любовь Христа охраняет верующего от начала до конца жизненного пути. Или, возможно, Павел использовал эти термины, чтобы указать на безграничность пространства, которое не имеет конца в любом направлении.

Чтобы не оставить никаких сомнений, что безопасность всеобъемлюща, Ап. Павел прибавляет "ни другая какая тварь". Поскольку лишь Сам Бог не создан, то все остальное исключается.

Ничто и никогда не сможет отлучить нас от любви Божией в Христе Иисусе, Господе нашем. Наше спасение было в безопасности испокон веков благодаря Божьему решению и будет в безопасности благодаря вечной Христовой любви.

Ранее в послании Павел провозгласил, что "как написано: "нет праведного ни одного; нет разумеющего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одно негодны: нет делающего добро". Чтобы подчеркнуть, что никто не может считать себя исключением, апостол прибавил: "Нет ни одного" (Рим. 3:10-12). Точно так же Павел не допускает абсолютно никаких исключений и в отношении безопасности верующих в Христе.

В этой чудесной заключительной части 8-ой главы, в ст. 31-34 внимание сосредоточено на любви Бога Отца, а в ст. 35-39 - на любви Бога Сына. Эта часть перекликается с первосвященнической молитвой Иисуса, в которой Он просит о верующих: "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино... и славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною" (Иоан. 17:21-24).

Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, "мы смело говорим: "Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?" (Евр. 13:6). Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, то мы можем сказать вместе с Давидом: "Когда я в страхе, на Тебя я уповаю" (Пс. 55:4) и "Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, един даешь мне жить в безопасности" (Пс. 4:9). Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, мы можем сказать вместе с Моисеем: "Прибежище твое Бог древний, и ты под мышцами вечными" (Втор. 33:27). Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, мы можем сказать словами из Послания к Евреям, что надежда, которую мы имеем, - "для души есть как бы якорь безопасный и крепкий" (Евр. 6:19).

ЧАСТЬ II. ГЛАВЫ 9-16

Трагическое неверие Израиля

Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь (9:1-5)

Рим. 9-11 - наиболее удивительные главы в Новом Завете - наполнены существенным и весьма практическим учением и имеют в центре внимания Израиль, Богом избранный народ.

В продолжение истории Церкви это место часто все же очень неправильно понимали. Некоторые толкователи и комментаторы совершенно игнорировали его. Другие обращаются с ним, как с текстом "в скобках", который имеет мало связи со всем посланием, если вообще имеет. Они воспринимают его как отступление, в котором Павел выражает личную заботу и мысли в отношении своих соплеменников-евреев. Согласно этих толкователей, центральная проповедь оправдания по вере прерывается в начале главы 9 и возобновляется в начале главы 12. Они доказывают, что прекрасная и великолепная победная песнь хвалы, надежды и уверенности апостола Павла в 8:38-39 естественно переходит в 12:1.

Это правда. Если бы Павел оставил главы 9-11, то сюжет и течение послания никак не были бы прерваны. Однако, как мы увидим, правда также и то, что эти три главы взаимосвязаны с остальным посланием. Павел не хотел продолжать свое учение об оправдании по вере, пока не прояснит некоторые связанные с этим истины в отношении Израиля и израильтян. Как часть такого выяснения апостолу нужно было противостать некоторым преобладающим ложным понятиям, в отношении которых претыкались многие христиане, особенно не евреи.

Павел, вне сомнения, много раз преподавал основные истины Рим. 9-11, и хотя он еще не посетил Рим лично (1:13), многочисленные верующие этого города лично знали Павла и слышали эти истины из его уст. Возможно, христианами в Риме читались некоторые из его посланий к другим церквям. И поскольку до этого Павлу было оказано противление на эти истины, он предвосхищал вопросы и аргументы, которые точно могли последовать со стороны некоторых членов римской церкви, и отвечает им вдохновенными словами этих глав. Начальный взгляд на эти вопросы и краткое соображение об ответах на них могут дать этому разделу полезное начало.

Прежде всего он предваряет аргумент о том, что если Евангелие Иисуса Христа предложило спасение всем язычникам, тогда Бог должен был оставить Свой древний народ, Израиль. Евреи, которые слышали Евангельскую весть, заключили, что учение об оправдании по вере было новой идеей, которая была пригодна лишь для язычников, и что христиане полагали, что праведность иудаизма через обряды и дела не была заслугой перед Богом. Они были уверенны, что Евангелие означало, что евреи больше не обладали исключительным местом или целью в Божьем замысле искупления.

Эти евреи были совершенно правы, конечно же, что Евангелие исключает еврейскую праведность через обряды и дела как средство спасения. Однако обрядовость и законничество, даже соблюдение явленного Богом закона никогда не были средством спасения, а только выражением или знаком послушания Богу. Как ясно указывает Павел в этом послании (см. конкретно гл. 3-5), Бог никогда не оправдывает человека, еврея или язычника, даже Авраама, на каком-либо другом основании, чем Его благодать, которая становится действенной по личной вере. Также было истиной и то, что Новый Завет в крови Христа заменил Ветхий Завет и что Бог ради Своего имени призывает новых людей из среды всех наций, стран и народов.

В своем введении к этому посланию Павел недвусмысленно отмечает, что Христос дал ему уникальное апостольское служение среди язычников (1:1-5; ср. Гал. 1:16). Однако книга Деяния Апостолов ясно указывает, что он был также призван нести Евангелие сынам Израилевым (9:15). Неудивительно, следовательно, что везде, где возможно, этот апостол язычников начинал свое новое служение прежде всего с проповеди Евангелия евреям в синагоге или в другом собрании (например, Деян. 9:20; 13:5,14; 14:1; 16:13; 17:1-2; 19:8). Он был воистину страстно обеспокоен духовным состоянием Израиля и поэтому жаждал ответить на вопросы, которые, как ему было известно, они задавали.

Ближе к концу Рим. 11 Павел утверждает с данным ему Богом авторитетом, что Спаситель мира пришел с Сиона (то есть был евреем) и что в конечном итоге "весь Израиль будет спасен" в точности, как сказал пророк Исайя (Рим. 11:26; ср. Ис. 59:20-21; 27:9). На заре Своего земного служения Иисус сказал самарянке, что "спасение от иудеев", а Он - обетованный еврейский Мессия, Который предложит спасение не только евреям, но и всему человечеству (Иоан. 4:22-26). Павел был, несомненно, знаком с этим заявлением своего Господа, и он уверяет римлян в непостижимости того, что Бог мог отвергнуть или забыть Свой народ Израиль. Истинное христианство и антисемитизм - это, следовательно, взаимоисключающие понятия в наиболее абсолютном смысле.

Павел предварял вопрос, который, как ему было известно, мог возникнуть в умах многих его читателей, и дал на него ответ. Это следующий вопрос: "Если спасение от иудеев и предназначено прежде всего для евреев, то почему же Израиль, включая своих самых высоких религиозных начальников, отверг и Иисуса как своего Мессию, Спасителя и Царя?" Если, как сказал Павел: "...[благовествование Христово] есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину" (Рим. 1:16), и если Богом дарована "слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину!" (2:10), то почему же большая часть евреев все еще в неверии? Почему уникально избранный и благословенный народ израильский, который так хорошо знает закон и пророков, не только отвергает Евангелие Иисуса Христа, но с рвением преследуют единородных евреев, которые веруют в Него?"

Как мы детально изучим далее в этой главе, ответ Павла на подобное мышление был такой: "Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры. А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? потому что искали не в вере, а в делах закона. Ибо преткнулись о камень преткновения" спасения по вере (9:30-32). Продолжая свое объяснение апостол сказал: "Братия! желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона - Христос, к праведности всякого верующего" (10:1-4).

Так как Павел хорошо понимал, что большинство его земляков-евреев верили в свое происхождение от Авраама, а также в свои добрые дела, он утверждает безошибочно, что "не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (Рим. 2:28-29). Иными словами истинный еврей - это духовный еврей, тот, чье сердце и разум очищены ("обрезаны") Духом, и который, следовательно, принадлежит Богу по вере. Ни физическое обрезание, ни физическое происхождение от Авраама не могут спасти человека. На деле, они могут легко стать препятствием к спасению, давая ложное понятие о духовной безопасности. Доверие подобным человеческим вещам удержало евреев от принятия Иисуса Христа.

Так как Евангельская весть ясно говорит о том, что как евреи, так и язычники спасены по вере, то евреи должны отвернуться от своего упования на собственные религиозные достижения, смириться и отвергнуть устрашающее давление традиций, по которым они жили. Они отвергли это Евангелие и тем самым отвергли своего Мессию.

Это спасение было не ново. "Независимо от закона, явилась правда Божия", - говорит Павел, - "о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия" (Рим. 3:21-22). Отдельно взятый еврей никогда не был спасен на другом основании, чем его личная вера в Бога, независимо от того, насколько чисто и хорошо документально обосновано его физическое происхождение от Авраама. "Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона. Неужели Бог есть Бог Иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников, потому что один Бог, Который оправдает обрезанных по вере и необрезанных через веру" (Рим. 3:28-30). Бог сотворил евреев и язычников похожими и Он одинаково спасет их в вере, вне дел и обрядов. Евреи не были спасены, потому что барьеры обрядов, традиций и вообще законничество преградили им путь.

Далее апостол задает риторический вопрос: "Итак спрашиваю: неужели они [Иудеи] преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность" (11:11). Иными словами то, что Израиль по вере не пришел к Иисусу Христу, как бы это не было трагичным, не есть постоянным или необратимым. Фактически, так как отказ Израиля открыл двери Евангелию к язычникам, то зависть к язычникам со временем сыграет свою роль в приведении Израиля и он обратится к Спасителю Богу через веру в Христа, чтобы, наконец, принять Мессию, Которого они отвергли в Его первый приход.

Но не только это говорит апостол, но "если же падение их - богатство миру, и оскудение их - богатство язычникам, то тем более полнота их" (ст. 12). Если неверие Израиля привело к Господу столь многих язычников, то насколько больше будет приведено к Нему, когда, наконец, уверует Израиль. Иоанн открывает, что количество будет неисчислимым. "После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих" (Откр. 7:9).

Этот вопрос можно сформулировать иначе: "Если Авраам отец тех, кто воистину спасены по вере, то как могут его потомки брать на себя отвержение Божьего пути спасения, как это изложено в Евангелии Иисуса Христа?" Апостол дал ответ на этот вопрос в главе 4, указав: "Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти? Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом. Ибо что говорит Писание? Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу. А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность... И знак обрезания он [Авраам] получил, как печать праведности через веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность". (Рим. 4:1-5,11)

Иными словами, большое число евреев отвергают Евангелие Христа, потому что верят во внешний обряд обрезания и, как было уже упомянуто, в свое физическое происхождение от Авраама, а не в безусловную вере в Бога, которая дала Аврааму спасение и сделала его "отцом всех верующих в необрезании" язычников, а также евреев (ст. 11, курсив добавлен).

Павел знал, что в уме еврея также возникнет третий, тесно связанный с этим вопрос: "Раз каждый еврей в отдельности должен быть спасен по личной вере, то как же в отношении народа Израильского? Отбросил ли Бог Свой издавна избранный народ?" Ответ Павла на этот вопрос дан в 9-й главе. Это израильтяне, "которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь" (9:4-5). Всегда было уникальным благословением и привилегией быть евреем, а народ израильский всегда имел "статус благоприятствования" перед Богом среди народов мира.

Однако это положение благоволения не воспрепятствовало Богу наказывать этот народ или на время отставлять его в сторону, "пока войдет полное число язычников" (Рим. 11:25). Когда это произойдет, Господь изольет "дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце" (Зах. 12:10). Затем "Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство - царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему" (Дан. 7:27).

В этом разделе Павел показывает, что израильский народ был временно отставлен Богом из-за его непрерывного непослушания и неверия и наиболее конкретно за отвержение Мессии. Однако как милостивый Владыка и с присущей Ему верностью Бог сохранит для Себя остаток Израиля. Этот народ в виде предопределенного остатка его людей будет по вере приведен не только в очищенное и восстановленное Царство великого Сына Давидова, но и в вечное Царство Божие.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.254.115 (0.018 с.)