Джонатан любил музыку и был глубоко убежден в том, что через нее люди должны выражать свой эмоциональный подъем. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Джонатан любил музыку и был глубоко убежден в том, что через нее люди должны выражать свой эмоциональный подъем.



 

Возрождение вышло на новый виток, когда молодая женщина, из­вестная "прожигательница жизни", пришла к Эдвардсу и поведала ему историю своего обращения. Тщательно ее расспросив, пастор быстро удостоверился в том, что она говорила правду. Перемены в жизни этой женщины были столь невероятными, что Джонатан все­рьез обеспокоился тем, что люди, услышав о них, могли бы засомне­ваться в достоверности произошедшего, приняв это за розыгрыш. Тем не менее он рискнул как можно шире распространить это свиде­тельство, в результате чего количество обратившихся к Богу людей существенно выросло. В течение нескольких дней к пастору обрати­лось еще несколько человек с похожими свидетельствами своего об­ращения к Богу.

К апрелю 1735 года духовная атмосфера в городе изменилась до не­узнаваемости. Сам Эдвардс описывал ее следующим образом:

Глубокий и искренний интерес к духовным делам и миру вечно­сти охватил людей всех возрастов во всех частях города... Вско­ре они не могли уже говорить ни о чем ином, кроме духовного и вечного... Мысли людей чудесным образом освободились от по­вседневных забот; окружающий мир стал для нас малозначимым... И потому искушение для нас заключалось теперь в том, чтобы полностью забыть о мирских заботах и все свое время по­свящать духовным упражнениям.

Без всякого принуждения соседи начали собирать деньги для хозя­ина сгоревшего дотла магазина. Злословие и сплетни полностью пре­кратились. Питейные заведения опустели. Даже церковные службы преобразились:

Наши собрания в тот период были удивительно прекрасны. Во время богослужений вся церковь дышала новой жизнью, каж­дый прихожанин искренне поклонялся Господу, каждый слуша­тель жадно ловил слова служителя, стоило им лишь слететь с его уст. Время от времени все собрание заливалось слезами, слыша проповедуемое Слово; одни плакали о себе, ощущая сильные душевные страдания, тогда как другие испытывали жалость и беспокойство о душах своих ближних.

Еще одной примечательной стороной возрождения стало практи­чески полное исчезновение в городе всевозможных недугов и заболе­ваний. Некоторое время спустя, описывая в своей книге "Повество­вание веры" (Faithful Narrative) эти события, Джонатан отмечал, что хотя сам не считал исчезновение болезней необходимым свидетель­ством начала возрождения, но он ощущал внутреннюю необходи­мость признать это. Критики Эдвардса называли все написанное им "фанатизмом", в особенности же его духовные переживания, а также рассказы о необычных обращениях к Богу. Некоторые источники со­общают, что в результате начавшегося возрождения к церкви присо­единилось более пяти сотен человек, половину из которых составля­ли мужчины. Слово начало распространяться по всей округе, и люди из других городов приходили на место событий, чтобы все увидеть собственными глазами. Дом Эдвардсов постоянно был полон гостей. Волна возрождения продолжала распространяться по всей долине реки Коннектикут, достигнув Нью-Хейвена, прибрежных поселений и выйдя даже за пределы Новой Англии.

В Бостоне, который не был, затронут пробуждением, служитель по имени Бенджамин Колман попросил Эдвардса описать ему в письме происходившие в Нортхэмптоне события. Незаурядные способности Джонатана в описании деталей и их пояснении помогли ему велико­лепно справиться с этой работой. Его письмо было затем переправле­но друзьям Колмана в Англию.

Упомянутый выше отчет превратился в подробнейшую инструк­цию по проведению возрождения - от подготовки до непосредствен­ного начала: техническая поддержка, координация, возможные опас­ности и степень влияния. Это руководство позже было опубликовано под названием "Верное описание удивительных дел Божьих" (А Faithful Narrative of the Surprising Work of God). Несмотря на земное ав­торство этой книги, Джонатан прекрасно понимал, что за всем этим стоял Всемогущий Бог, благодаря Которому и появился на свет сей труд. Эта публикация сделала Эдвардса известным во всей Новой Ан­глии, а также в Шотландии и Англии, где с ней, в конце концов, по­знакомились Джордж Уртфилд и Джон Уэсли.

Радость возрождения, однако, оказалась непродолжительной. В 1735 году Эдвардс писал о том, что "сатана будто сорвался с цепи и бушевал ужасающим образом". Будучи разрушителем, враг исполь­зовал свое влияние для того, чтобы возбуждать страх и вызывать раз­доры. Одни люди день и ночь были мучимы страхом; другие же так сильно боялись гнева Божьего, что жаловались на постоянную бес­сонницу. Поступали даже сообщения о пугающих своей неожиданно­стью вторжениях ворон, собиравшихся стаями на крышах домов и наполнявших воздух своим громким карканьем. В долине началась свирепая эпидемия, только в одном отдельно взятом городе погубив­шая девяносто девять человек, в том числе восемьдесят одного ребен­ка. В другом городе два человека сошли с ума.

Описанные выше события коснулись также родства Эдвардса. Джозеф Хоули, муж тети Джонатана, Ребекки, был весьма уважае­мым в городе человеком. И потому понятен шок, который охватил знавших его людей, когда Джозеф перерезал себе горло. Когда это произошло, Джонатан уже написал знаменитое письмо Колману, но еще не отправил его. Понимая, что умалчивание подобного рода све­дений было бы неправильным и вводящим в заблуждение, он вскрыл конверт и описал случившееся, добавив при этом, что его дядя был психически неуравновешенным человеком.

Эдвардс неустанно напоминал людям о том, что у них есть могуще­ственный враг, который не только реален, но и горит желанием унич­тожить каждого из них. В конце концов, его здоровье заметно ухудшилось, и он на некоторое время отошел отдел. Движение Духа в Нортхэмптоне и долине реки Коннектикут, начавшееся в 1734 году, подо­шло к концу в 1735 году.

 

Начало Великого пробуждения

К марту 1737 года прихожане возглавляемой Эдвардсом церкви снова духовно охладели. Он описывал этих людей, как "возжаждав­ших земных благ"44, отмечая возвращение духа разнузданного весе­лья. Огорченный происходящим, Джонатан вновь начал молиться о возрождении.

Дом собраний начал постепенно разрушаться, к тому же суровая зима серьезно ослабила опоры здания. В тот момент, когда Джонатан начал произносить проповедь в переполненном зале, крепления бал­кона треснули, и тот с грохотом рухнул вниз, туда, где сидели преиму­щественно женщины и дети. Отовсюду послышались крики и плач; прихожане были уверены в том, что под обломками находятся мерт­вые тела многочисленных жертв. Но когда завалы были разобраны, оказалось, что никто не погиб; хотя многие верующие пострадали, все они были живы. Обошлось даже без единого перелома.

Джонатан надеялся, что этот "знак Божий" снова обратит сердца людей к духовным вещам. Он назвал полученное предупреждение "возможно, одним из наиболее удивительных случаев Божественной защиты в истории страны". К сожалению, на прихожан это событие не произвело особого впечатления. В своем письме к преподобному Колману Эдвардс выразил свое разочарование тем, что, несмотря на благодарность людей милосердному Богу, "влияние произошедшего и близко не было таким, какое в десять раз менее значимые вещи оказывали два-три года назад". В то время как люди во всем мире, переполняемые радостью, читали о благословениях, излитых Госпо­дом в Нортхэмптоне, Джонатан переживал о том, что этот город, "по­ставленный на скале", пришел в духовный упадок.

В конце зимы 1737 года Эдвардс начал три цикла проповедей, ко­торые, как он надеялся, должны были снова обратить сердца людей к Богу. И хотя внешне мало что происходило, он продолжал надеяться, что перемены не за горами. Джонатан много молился, проводя перед некоторыми проповедями в молитве до восемнадцати часов. Нако­нец, ободрение пришло из-за океана, от Англиканской церкви.

К 1739 году Джордж Уайтфилд уже проповедовал многотысячным толпам на улицах и полях Англии, собираясь распространить свое служение и на колонии. Джонатан написал ему в феврале 1740 года и убедил его приехать в Нортхэмптон, предупредив при этом, что мест­ные жители могли оказаться более жестокосердными, чем те, кому он проповедовал ранее. Интенсивная рекламная кампания помогла привлечь на служения Уайтфилда тысячи людей, и, когда 17 октября 1740 года он направился в Нортхэмптон, к нему было приковано вни­мание всего города.

Уайтфилд был талантливым оратором, и люди эмоционально реа­гировали на его выступления. Сара Эдвардс следующим образом описывала услышанное ею захватывающее послание проповедника:

Удивительно видеть то, как он очаровывает аудиторию... Я сво­ими глазами видела, как более тысячи человек в абсолютной ти­шине, нарушаемой лишь редкими, едва слышимыми всхлипы­ваниями, затаив дыхание, внимали его словам.

Когда Уайтфилд напомнил прихожанам Джонатана об их близости к Христу во время последнего пробуждения, многие начали плакать, включая самого Эдвардса, который видел исполнение своих пятилет­них молитв о пробуждении. Он даже писал, что на тех служениях не­которые из его собственных детей пришли к Христу.

Когда время пребывания Уайтфилда в Нортхэмптоне подошло к концу, Джонатан в течение двух дней сопровождал его, видя духов­ный голод тех тысяч людей, которые приходили, чтобы услышать его. Влияние, которое Джордж оказывал на толпу, было беспрецедент­ным. Нередко люди просто падали на землю под воздействием силы Святого Духа - Джонатан называл это "внезапной слабостью".

Были случаи, когда люди лежали в некоем подобии транса, ос­таваясь без движения, возможно, сутки, и ничего все это время не чувствуя. Но в то же самое время их воображение наполня­лось яркими картинами, словно они отправились прямиком на небеса, где видели славные и радостные вещи.

Возрождение продолжалось, и Джонатан с Уайтфилдом постоянно переписывались друг с другом. Эдвардс сообщал о результатах пробуждения в своем регионе, которые заметно превосходили результа­ты предыдущего пробуждения в Нортхэмптоне 1734 года, прекрасно понимая, что сам он принимал в этом лишь малое участие, если не считать молитвы.

Джонатан не тратил времени понапрасну, развивая первоначальный успех возрождения. Он подчеркивал, что "религия, происходящая лишь из суеверных впечатлений, склонна к неизбежному угасанию... когда проходит испытание... трудностями". И именно от пасторов зависело преодоление этих трудностей, а также взращивание новообращенных христиан до достижения теми истинной зрелости во Христе.

Эдвардс намеревался во что бы то ни стало воспрепятствовать ду­ховному упадку своей паствы, как это было ранее, и потому разослал некоторым молодым окружным пасторам письма с просьбой при­ехать к нему. К тому моменту, когда Джонатан сел за написание этих писем, местная молодежь начала организовывать свои собственные собрания, во время которых молодые люди делились друг с другом собственным духовным опытом. Эдвардс встретился со всеми подро­стками в возрасте до шестнадцати лет и обсудил с ними их духовное состояние. Они плакали, молились, пели и рассказывали друг другу о своих переживаниях. Позже Джонатан организовал похожие встречи с молодыми людьми в возрасте от шестнадцати до двадцати шести лет; и снова общение произвело на них неизгладимое впечатление. Некоторые собрания длились всю ночь, потому что молодежь была переполнена новыми чувствами.

 

"Грешники в руках разгневанного Бога"

В среду, 8 июля 1741 года, Джонатан вместе с другими проповедни­ками отправился в Энфилд (город на границе Массачусетса и Кон­нектикута), чтобы служить многочисленным местным жителям, же­лавшим обрести спасение. В той местности уже началось возрожде­ние; в расположенном неподалеку поселении Саффилд за неделю до этого обратились к Господу девяносто пять человек, хотя сам Энфилд это движение не затронуло. Возглавлял делегацию Джозеф Мичем, пастор из Ковентри, Коннектикут.

Несколько служителей, включая Мичема, проповедовали во время практически непрерывных богослужений между Энфилдом и Саффилдом. Тем утром, в среду, было решено позволить проповедовать Эдвардсу, дав другим служителям возможность отдохнуть. Джонатан, покопавшись в своем багаже, нашел проповедь, с которой незадолго до этого выступил в своей церкви. Большинство его прихожан оста­лись нетронутыми этим словом, и лишь некоторые сказали ему: "Хо­рошее слово, пастор", не добавив больше ни слова. Отрывок, по ко­торому проповедовал Эдвардс, был взят из Второзакония 32:35: "У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их...".

Когда в то утро Эдвардс переступил порог церкви, прихожане, ка­залось, были более готовы к показу мод, чем к возрождению. Один из служителей позже так описал эту сцену: "Когда мы вошли в дом со­браний, собравшиеся выглядели невнимательными и самодовольны­ми. Они держались буквально на грани приличия". Читая пропове­ди, Джонатан надевал очки с толстыми стеклами и намеренно обра­щался к публике монотонным голосом из страха наполнить свою проповедь плотскими эмоциями, в чем многие современники обви­няли Джорджа Уайтфилда. Люди свидетельствовали о том, что стиль его проповеди в те дни был "легким для восприятия, естественным и очень торжественным. Он не обладал сильным, громким голосом, но при этом держался с удивительным достоинством и серьезностью, говоря с невероятной ясностью, четкостью и точностью... Он практи­чески не двигал ни головой, ни руками". Ниже приведен краткий от­рывок из произнесенной им в тот день проповеди:

Ваша развращенность делает вас тяжелыми, как свинец, увлекая со страшной силой вниз, к адскому пламени... И теперь черные тучи Божьего гнева сгустились над вашими головами, и они су­лят вам чудовищную бурю с громом и молнией...

Бог, сохраняющий вас от падения в преисподнюю, держащий вас над этой страшной бездной, подобно тому, как человек дер­жит паука или какое-либо другое омерзительное насекомое над огнем, ненавидит вас и чрезвычайно раздражен; Его гнев по от­ношению к вам горит, словно яркое пламя; Он смотрит на вас, как на тех, кто не достоин иной участи, кроме как быть брошен­ным в этот огонь. Он слишком свят и чист для того, чтобы вы­носить даже ваш вид перед Собой; вы в десять тысяч раз более омерзительны в Его глазах, чем самый ненавистный ядовитый змей — в наших. Вы оскорбили Его неизмеримо сильнее, чем уп­рямый мятежник оскорбил своего князя; и, тем не менее, именно Его рука каждый момент удержи­вает вас от падения в огонь: именно по­этому прошлой ночью вы не отправились прямиком в ад... именно потому, что рука Божья удержала вас от этого ужасного па­дения: нет никакой иной причины, кото­рая могла бы объяснить то, почему вы не отправились в ад, но сидите здесь, в доме Господнем, раздражая Его чистые очи своим грешным, развязным поведением во время Его торжественного богослуже­ния: да, действительно, нет ни одной ма­ло-мальски убедительной причины, кото­рая объясняла бы, почему в это самое мгновение вы не катитесь в ад.

О грешник! Задумайся над той леденящей душу опасностью, которой ты подверга­ешь себя...

Сейчас у тебя появилась замечательная возможность, день, ког­да Христос широко распахнул двери Своего милосердия и Сам стоит в дверном проеме, призывая к Себе и во весь голос опла­кивая несчастных грешников... многие из тех, кто еще совсем недавно пребывал в таком же жалком состоянии, как сейчас каждый из вас, сейчас счастливы, а их сердца переполнены лю­бовью к Тому, Кто возлюбил их и Своей Собственной кровью омыл их грехи, и они пребывают в надежде, радуясь созерцанию славы Господней. Как ужасно остаться в стороне в такой день!

Еще до того как Джонатан успел завершить свое послание, слу­шавших его людей охватило такое сильное волнение, что они со сле­зами на глазах начали взывать к Богу. Как отмечал один из служите­лей: "Плач и стоны сотрясали стены дома собраний: "Что мне делать для того, чтобы спастись?", "О, я иду прямиком в ад", "О, что же мне сделать для Христа?". Все это выглядело так, словно люди действи­тельно поверили в то, что пол вот-вот разверзнется, и они провалят­ся в самую бездну. Другой служитель писал: "Услышанное произвело на собравшихся сильнейшее впечатление; они склонились к земле, в ужасе осознав свои грехи и ту опасность, которой подвергались, воздухе витало такое ощущение страданий, отовсюду слышался такой плач, что проповедник был вынужден попросить людей соблю­дать тишину, чтобы его слова могли быть услышаны"56. Несмотря на все его просьбы, тишина так и не воцарилась. Джонатану не суждено было закончить свою проповедь.

Эдвардс писал знакомому служителю:

Август и сентябрь [1741 года] стали для меня наиболее запомина­ющимися, ибо количество обращений грешников в это время бы­ло огромным, а кроме того, были еще и великие евангелизации, пробуждения и утешение, которое находили многие верующие, и все это имело поистине поразительные, неведомые ранее резуль­таты. Практически ежедневно доводилось мне видеть и слышать великое множество неистовых криков, обмороков, конвульсий и прочих подобных вещей; которые совершались как из-за страда­ний, так и в восхищении или неописуемой радости. Здесь не при­нято посвящать собраниям целую ночь, как в некоторых других местах, так же как не принято засиживаться до позднего вечера; однако достаточно часто случалось так, что некоторые люди бы­ли столь сильно потрясены, а их тела так ослаблены, что они про­сто не могли пойти домой и потому были вынуждены целую ночь оставаться в том доме, где были изначально.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 82; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.80.239 (0.012 с.)