ТОП 10:

Международное право в современном мире



Осуществление норм и принципов международного права происходит не автоматически. Нередко международные нормы и принципы реализуются в условиях политической борьбы, несовпадения национальных интересов и целей различных государств. Одним из примеров сложностей, возникающих на пути реализации норм и принципов международного права, является проблема защиты и обеспечения прав и свобод человека.

Как уже отмечалось, создание Организации Объединенных Наций способствовало окончательному формированию современного международного права, одним из центральных принципов которого стал

 


принцип уважения и соблюдения прав человека. В Уставе ООН впервые прямо говорилось об обязанности государств сотрудничать в сфере прав человека на многосторонней договорной основе. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Первоначально этот документ имел рекомендательный, а не обязывающий характер. Но со временем он превратился в свод важнейших универсальных и императивных норм международного права. Конкретизация этих норм была осуществлена в двух других важнейших международно-правовых документах: Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Оба эти пакта были приняты 16 декабря 1966 г. Генеральной Ассамблеей ООН и вступили в силу в 1976 г. после их ратификации большинством государств мира. Кроме универсальных договоров о правах и свободах человека существуют и региональные договоры между государствами, посвященные этой же теме. Это Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята 4 ноября 1950 г., вступила в силу 3 сентября 1953 г.); Американская конвенция о правах человека (принята 22 ноября 1969 г., вступила в силу в 1978 г.); Африканская хартия прав человека и народов (принята в июне 1981 г., вступила в силу в январе 1988 г.); Арабская хартия прав человека 1994 г., Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г.

В самом общем виде механизм обеспечения прав человека в современном международном праве выглядит следующим образом. Права человека принято делить на гражданские и политические, с одной стороны, и социально-экономические — с другой. К основным правам человека, защищаемым международным правом, относятся такие гражданские и политические права:

1) равноправие и недискриминация;

2) право на жизнь;

3) право на участие в государственном управлении;

4) право на защиту от жестокого, бесчеловечного или унижающего обращения;

5) право на свободу и личную неприкосновенность;

6) право на свободу передвижения и выбора места жительства;

7) право на свободу мысли, совести и религии;

8) право на свободу мнений и их выражения;

9) право на мирные собрания;

10) право на свободу ассоциаций и др. [3].


К социально-экономическим правам относятся:

1) право на труд;

2) право на справедливые и благоприятные условия труда;

3) право на создание профсоюзов;

4) право профсоюзов на свободную работу;

5) право на забастовки;

6) право на социальное обеспечение;

7) право на охрану и помощь семье, матерям, детям;

8) право на достаточный жизненный уровень;

9) право на охрану здоровья;

10) право на образование и участие в культурной жизни и др. [4].

Для эффективного международного сотрудничества в области прав человека международное сообщество разработало целый ряд контрольных механизмов и процедур, предназначенных для контроля и наблюдения за применением норм и деятельностью государств в этой области. Контрольные механизмы представляют собой определенные организационные структуры, которые могут быть коллективными (комитеты, рабочие группы и т. д.) и единоличными (специальные докладчики). Процедуры устанавливают порядок и методы получения информации по правам человека и степень реагирования на результаты исследований.

Центральное место во всей системе контроля за соблюдением прав человека занимает ООН, в ее компетенцию входит рассмотрение проблем в области прав человека. Генеральная Ассамблея принимает специальные резолюции по этим вопросам. Резолюции подготавливает третий комитет (по специальным, гуманитарным и культурным вопросам). Эти-ми же проблемами занимается Экономический и социальный совет (ЭКОСОС), при котором созданы Комиссия по правам человека и Комиссия по правам женщин. В рамках ООН при Секретариате действует и Центр по правам человека, возглавляемый заместителем Генерального секретаря. Кроме того, в соответствии с основными международными договорами по правам человека были созданы специальные органы: Комитет по правам человека, Комитет по ликвидации расовой дискриминации, Комитет против пыток, Комитет по правам ребенка.

В период холодной войны в условиях раскола мира на два противоположных лагеря права человека не могли не быть объектом конфронтации между ними. Поскольку сама концепция прав человека


имела либеральное происхождение, страны Запада часто использовали ее для борьбы против своих противников из коммунистического лагеря. Однако было бы неверно считать, что Советский Союз занимал лишь оборонительную позицию. Да, при принятии Декларации прав человека 1948 г. СССР воздержался при голосовании, ссылаясь на то, что она якобы ущемляет суверенные права некоторых «демократических правительств». Но в дальнейшем именно СССР стал инициатором принятия Пакта о социальных и экономических правах (поскольку данные права связаны не с либеральной, а с социалистической идеологией). Тексты Пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите основных прав и свобод человека были приведены в соответствие с устраивавшими СССР стандартами. Советский Союз, так же как и многие другие государства, включая США, подходил к нормативным актам по правам человека избирательно, исходя из своих интересов.

Казалось бы, после окончания холодной войны никаких проблем с международной охраной прав человека быть больше не должно. Ведь, согласно формуле Ф. Фукуямы, наступил «конец истории», ознаменованный полной победой либеральных ценностей. Однако на практике ситуация с правами человека во многих странах не улучшилась, а ухудшилась. На смену нарушениям прав человека по идеологическим и политическим причинам пришло нарушение этих прав по причинам религиозного или этнического характера. Так же как в годы холодной войны, вопросы прав человека активно используются во внешней политике отдельных государств в целях, весьма далеких от осуществления самих этих прав. Двойные стандарты в этой сфере, пожалуй, даже усилились по сравнению с прошлым. Нарушение прав человека, особенно в результате этнополитических конфликтов, стало предлогом для выдвижения концепции «гуманитарной интервенции», опирающейся, в свою очередь, на концепции «ограниченного суверенитета» и «приоритета безопасности личности над безопасностью государства». Практическим воплощением такого подхода стали действия НАТО против Югославии в 1999 г. Дело даже не в результате этой акции, которая оправдывалась этническими чистками албанцев, а привела к этническим чисткам сербского населения в Косово. Дело в том, что в международных отношениях был создан опасный прецедент. Его теоретическим обоснованием стало смешение двух абсолютно противоположных методологических оснований: с одной стороны, принципов «реалистической внешней политики», опирающейся исключительно на силу, с другой - либеральной доктрины,


традиционно ставящей на первое место моральные и правовые принципы, противопоставляя их вооруженному насилию.

Классический политический реализм, как, впрочем, и современный неореализм, исходили и исходят из того, что политика государства определяется его объективными национальными интересами, центральное место среди которых всегда занимали интересы национальной безопасности. Именно угроза безопасности государства оправдывает, по мнению реалистов и неореалистов, применение силы. Г. Моргентау редко возражал против возведения какого-либо морального или правового принципа в абсолютно универсальный, стоящий выше суверенитета отдельного государства. Либеральные и неолиберальные мыслители и политики, утверждая приоритет права над силой, связывали свои идеалы с будущим, с преодолением ограниченности государственного суверенитета за счет усиления роли наднациональных и транснациональных структур. Но при этом никто никогда не устанавливал четкой иерархии международно-правовых принципов и норм, никто не указывал, какие из них являются наиболее важными и универсальными.

Идеологи «гуманитарного вмешательства» исходят из того, что принцип уважения прав человека выше принципов неприменения силы и угрозы силой, невмешательства, суверенного равенства государств. Здесь имеет место фундаментальное противоречие между принципом соблюдения и уважения прав человека и принципом невмешательства во внутренние дела других государств. Вопрос о соблюдении прав человека неизбежно сталкивается со сферой внутренней политики суверенных государств. Следовательно, необходимо делать выбор между одним либо другим принципом.

Подобная же коллизия возникает и между принципом самоопределения наций и принципом территориальной целостности государств. На принцип самоопределения активно ссылались в начале 60-х гг. XX в. для обоснования осуществлявшегося тогда процесса деколонизации. Когда большинство колоний получили независимость, на пути реализации этого принципа стали возникать препятствия.

Например, сложная ситуация сложилась в начале 1970-х гг. в связи с самоопределением населения Восточной Бенгалии. Эта территория в 1948 г. была включена в состав Пакистана, созданного искусственно, но религиозному принципу. Территория нового государства состояла из двух частей, разделенных между собой географически и не имевших ничего общего, кроме того, что подавляющее большинство населения Восточного и Западного Пакистана были мусульма


нами. Самой многочисленной этнической группой Исламской Республики Пакистан оказались бенгальцы, проживавшие в восточной части страны, а административные, политические и экономические центры находились в ее западной части. Среди правящей элиты Пакистана преобладали пенджабцы, пуштуны и представители других народов, населявших западные провинции. Бенгальцы же были в меньшинстве, на их долю приходилось только 10% руководящих постов в государственном аппарате и командных должностей в армии.

Такое положение создавало напряженность между двумя частями Пакистана. А в начале 1970-х гг. эта напряженность переросла в открытый этнополитический конфликт. Ситуация осложнялась еще и тем, что немалое число бенгальцев, исповедовавших индуистскую религию, проживало в Индии, с которой Пакистан с первых лет независимости находился в конфронтации. Весной 1971 г. лидеры победившей на выборах партии Авами лиг (Народная лига) призвали население Восточного Пакистана к борьбе за независимость и провозгласили создание Народной Республики Бангладеш. В ответ на эти действия пакистанские власти применили оружие, что, в свою очередь, вызвало вмешательство Индии, первой заявившей о признании независимости Бангладеш. Когда эта конфликтная ситуация рассматривалась в Организации Объединенных Наций, обнаружилось, что существуют разные мнения по поводу путей ее урегулирования. Индия, Советский Союз и еще ряд государств выступили за признание независимости Народной Республики Бангладеш, ссылаясь на принцип самоопределения народов. США и КНР поддержали Пакистан, оправдывавший вооруженное насилие необходимостью защитить свою территориальную целостность.

Поскольку все стороны апеллировали к Уставу ООН и содержащимся в нем принципам международного права, ни Совет Безопасности, ни Генеральная Ассамблея так и не смогли принять однозначного решения по обсуждавшему вопросу. Ситуация была урегулирована под воздействием скорее политических и военно-политических, а не правовых факторов. Пакистанские вооруженные силы потерпели поражение и фактически вынуждены были уйти с территории Восточной Бенгалии. Далее последовало признание Народной Республики Бангладеш большинством государств мира, с этим пришлось согласиться Соединенным Штатам и Китаю.

В этом случае восторжествовал принцип самоопределения, но одновременно в другой точке третьего мира, в африканской стране Нигерия, при схожей ситуации был реализован принцип территориальной


целостности государств. Население одной из провинций, недовольное своим положением в рамках сложного по составу федеративного государства, попыталось отделиться и провозгласить республику Биафра. Самопровозглашенная республика обращалась с просьбой о своем признании и к африканским странам, и к Соединенным Штатам, и к государствам Западной Европы, и к Советскому Союзу, но везде получила отказ. В итоге движение, названное сепаратистским, было подавлено с не меньшей жестокостью, чем та, которую демонстрировали пакистанские власти в борьбе против национально-освободительного движения Восточной Бенгалии. Но мировое сообщество в этом случае предпочло закрыть глаза, поскольку территориальные изменения могли стать опасным прецедентом на африканском континенте, где почти все границы были проведены еще в колониальные времена искусственным образом, без учета этнических, экономических и физико-географических реалий.

После завершения деколонизации только еще один исторический период стал периодом интенсивного образования новых государств на основе реализации принципа равноправия и самоопределения народов. На рубеже 80-90-х гг. XX в. в условиях кризиса и краха коммунистических режимов распались ЧССР, СФРЮ и СССР. Бывшие союзные республики, входившие в состав этих государств, получили беспрепятственное международно-правовое признание. Но дальнейшее дробление вновь возникших независимых государств было признано международным сообществом нецелесообразным. Сложился неформальный консенсус, в соответствии с которым все самопровозглашенные республики на территории бывших Югославии и Советского Союза не могли быть признаны официально. Этот консенсус действовал (и действует) в ситуации с сербскими «крайнами» в Хорватии, Боснии и Герцеговине, Нагорным Карабахом в Азербайджане, Приднестровьем в Молдавии, Абхазией и Южной Осетией в Грузии, а также в Чеченской Республике во времена правления Д. Дудаева и А. Масхадова.

В последние годы игнорирование рядом государств, включая единственную оставшуюся сверхдержаву — США, норм и принципов международного права породило мнения о его «смерти». Однако нарушение водителями и пешеходами правил дорожного движения не свидетельствует о том, что их вовсе не существует. Международное право не является абсолютно совершенным институтом, оно имеет целый ряд серьезных недостатков, встречаются и коллизии между его нормами и принципами. Но эти недостатки постепенно преодолеваются


благодаря усилиям мирового сообщества по прогрессивному развитию международного права. Иного механизма или инструмента сохранения мира и поддержания безопасности человечество пока не выработало.

Примечания

1. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. (Извлечение) // Международное право в документах. М., 2002. С. 17.

2. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г. Часть I // Международное право в документах. М., 2002. С. 24.

3. Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (Извлечение) // Международное право в документах. М., 2002. С. 117.

4. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. (Извлечение) // Международное право в документах. М., 2002. С. 107.

Контрольные вопросы и задания

1. В чем похожи и чем различаются между собой политические, моральные и международные нормы?

2. В какой степени и каким образом моральные нормы могут влиять на международную политику?

3. Назовите основные этапы развития международного права.

4. Чем современное международное право отличается от международного права предшествующих исторических эпох?

5. Что такое система современного международного права?

6. Дайте характеристику основных принципов международного права и их роли в регулировании международных отношений.

7. Какие проблемы могут возникать в процессе применения норм и принципов международного права и каковы возможные пути их решения?


Литература

Арцибасов И. Я., Егоров С. А Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М., 1989.

Бирюков Я. Я. Международное право: Учебное пособие. М., 1999.

Блищенко Я. Я., Солнцева М. М. Мировая политика и международное право. М., 1991.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Гаджиев К. С. Этика и политика // Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 3.

Дмитриева Г. /С. Мораль и международное право. М., 1991.

Лебедева М. М. Мировая политика. М., 2003.

Международная конференция «Вступая в XXI век: к примату права в международных отношениях» // Международная жизнь. 2000. № 12.

Международное право в документах / Сост. Н. Т. Блатова, Г. М. Мелков. М., 2002.

Поздняков 3. Л. Политика и нравственность. М., 1995.

Померанц Г., Чугров С. Моральное перевооружение: есть ли место нравственности в политике? // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 7.

Современные международные отношения / Под ред. А. В. Торкунова. М., 2000. Цыганков Я. А. Теория международных отношений. М., 2003.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.011 с.)