ТОП 10:

Проблемы противодействия терроризму в современном мире



Современный терроризм можно определить как систему использования насилия для достижения политических целей посредством принуждения государственных органов, международных и национальных организаций, государственных и общественных деятелей, отдельных граждан или их групп к совершению тех или иных действий в пользу террористов, для того чтобы избежать реализации последними угроз по отношению к определенным лицам или группам, объектам жизнеобеспечения общества, источникам повышенной опасности для людей или окружающей среды.

На рубеже XX и XXI вв. проблемы терроризма и противодействия ему стали одними из важнейших как для отдельных государств, так и для мирового сообщества в целом. Это объясняется масштабами и характером террористических акций последнего времени. Если на рубеже XIX и XX вв. террористы действовали методом индивидуального террора, убивая политических и государственных деятелей, то первичными объектами атак современных террористов все чаще становятся никак не защищенные мирные обыватели. Иногда это единицы, но могут быть сотни и даже тысячи людей. Террористы прошлого нередко стремились найти этические оправдания своим действиям и направляли их только против тех, на ком, с их точки зрения, лежала ответственность за существующее положение вещей. Современные террористы гораздо чаще демонстрируют цинизм, воинствующую аморальность и готовность пренебрегать жизнью людей.

Меняются и средства осуществления террористических акций. Сначала террористы использовали холодное и огнестрельное оружие,


потом появились взрывчатые вещества. Сегодня тенденции развития террористической деятельности свидетельствуют об изменении ее технической и технологической базы. Только за последнее десятилетие террористы использовали газ, боевые отравляющие вещества и даже самолеты с захваченными пассажирами. Но, как считают специалисты, это только первые признаки технологической революции в деятельности террористов. Возможно создание портативных ядерных устройств небольшой мощности, пригодных для террористических целей. Есть и другие, теоретически возможные и при некоторых условиях практически осуществимые пути доступа террористов к ядерному оружию и средствам его доставки. Сегодня действия террористов могут привести к огромным разрушениям, массовой гибели людей, экологическим катастрофам и в случае использования самых обычных средств. Это может случиться, если объектами террора станут химические заводы, атомные электростанции или другие высокосложные и опасные технические объекты. Объектами «компьютерного терроризма» могут быть информационные коммуникации.

Кроме гибели людей и разрушения материальных ценностей, терроризм может иметь и другие негативные последствия. Например, экономические потери, связанные со свертыванием деловой активности в тех регионах, где более высока угроза терроризма. Так обстоит дело в Стране Басков в Испании, в Израиле и на палестинских территориях, до недавнего времени — в Северной Ирландии. Терроризм дестабилизирует международные отношения, а также политическую ситуацию внутри отдельных государств. Если требования террористов хотя бы частично удовлетворяются, то подрывается авторитет действующей власти, нарушается нормальное функционирование основных политических и общественных институтов.

Хотя большинство террористов ставят перед собой политические цели, вдохновляясь идеологическими доктринами, националистическими и религиозными чувствами, терроризм как социально-политический феномен отделен от обыкновенной уголовной преступности тонкой и весьма зыбкой чертой. И не только потому, что любой террористический акт является уголовно наказуемым преступлением по законам любого государства, и не только потому, что уголовники и террористы используют сходные и одинаковые средства и формы деятельности (убийство человека всегда остается убийством независимо от того, политическими или корыстными мотивами оно объясняется), но и потому, что сегодня политический и уголовный терроризм тесно переплетаются между собой. Например, чеченские сепаратисты


всегда использовали захват заложников с целью получения выкупа, но не забывали при этом говорить о «борьбе за свободу»^Легальных путей финансирования их деятельности террористам либо не хватает, либо они вообще невозможны, поэтому используются незаконные средства, в частности откровенный рэкет, хотя он и определяется иными терминами (например, «революционный налог» у баскской террористической организации «ЭТА»). Наркобизнес также часто является источником финансирования террористических организаций. Можно констатировать, что терроризм и уголовная преступность идут сегодня рука об руку. Зоны активной деятельности террористических структур — это одновременно и зоны повышенной криминогенности.

Понятия «террор» и «терроризм» вошли в политический лексикон чуть более двух столетий назад. Истоки современного терроризма кроются в событиях Великой французской революции, потому что первым типом терроризма стал именно революционный терроризм. Первые революционеры-террористы — бабувисты, бланкисты и анархисты в Западной Европе, революционные народники в России — своими действиями стремились вызвать замешательство властей, напугать правящую элиту и тем самым способствовать изменениям в пользу наиболее обездоленных и угнетенных слоев общества. Революционное насилие стало рассматриваться в XIX в. как средство решения не только социальных, но и национальных проблем, что породило первые проявления этнического терроризма в Италии, на Балканах, в Российской империи.

В XIX в. появляется и правый терроризм, противоположный левому (революционному). Те же методы, которые использовали революционеры для достижения идеалов социального и национального равенства и общественного прогресса, стали применяться на почве расовой и национальной нетерпимости ради сохранения или реставрации отживших общественных институтов и отношений. Правую разновидность терроризма олицетворяли во 2-й половине XIX в. Ку-клукс-клан в США, черносотенцы в России начала XX в., фашистские, неофашистские и другие правоэкстремистские движения в последующем.

При всей противоположности идеологических основ правый и левый терроризм были сугубо политическим феноменом. Политический терроризм доминировал в начале и середине XX в но к концу этого столетия наиболее активно стал проявляться терроризм, связанный с острыми конфликтами современности. После окончания

 


холодной войны и в условиях глобализации на первый план вышли конфликты цивилизационного, как их определял американский политолог С. Хантингтон, характера. Самыми распространенными разновидностями терроризма сегодня стали этнический и религиозный.

Независимо от того, какими мотивами руководствуются террористы, какие цели они ставят перед собой и какие идеи выдвигают, терроризм — это несомненное зло, угроза для общества в целом и для каждого человека в частности. В современном мире терроризм несет человечеству как старые, так и новые опасности. В связи с этим весьма актуальной сегодня является задача противодействия терроризму.

Поскольку первичными объектами террористических действий часто оказываются государственные деятели или учреждения, а вторичные объекты — общественные отношения — целиком находятся в сфере деятельности государства, терроризм представляет потенциальную угрозу любой государственной власти независимо от юридической формы и политико-идеологического содержания. Не случайно уголовные законодательства отдельных стран и международное право относят терроризм к разряду наиболее опасных преступлений.

Современное международное право квалифицирует многие виды преступных действий, подпадающих под определение «террористические», в частности захват заложников, авиационный терроризм и т. д., к разряду преступлений международного характера, т. е. таких деяний физических лиц, которые посягают на права и интересы двух или нескольких государств, международных организаций, физических или юридических лиц.

За последние десятилетия для борьбы с терроризмом создана значительная юридическая база в виде многочисленных международных конвенций. В этих нормативных актах предусмотрены взаимные обязательства государств в противодействии различным видам и формам террористической деятельности. Среди них можно отметить Токийскую конвенцию 1963 г., Гаагскую конвенцию 1970 г., Монреальскую конвенцию 1971 г., направленные на борьбу с преступлениями террористов на воздушном транспорте; Нью-Йоркскую конвенцию 1973 г. о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой; Нью-Йоркскую конвенцию 1979 г. о борьбе с захватом заложников; Венскую конвенцию 1980 г., Монреальскую конвенцию 1991 г. о маркировке пластических взрывчатых веществ.

В некоторых регионах существуют собственные нормативные акты антитеррористического характера. Так, в 1977 г. под эгидой Совета


Европы была принята Европейская конвенция по борьбе с терроризмом. Страны СНГ заключили между собой Договор о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. В 2000 г. была принята межгосударственная Программа сотрудничества по борьбе с терроризмом и другими проявлениями экстремизма, образован Антитеррористический центр СНГ.

Однако, как свидетельствуют примеры из истории международных отношений, далеко не всегда имело место добросовестное сотрудничество государств в борьбе с терроризмом. Интересы отдельных государств, их лидеров и правящих элит нередко оказывались не только различными, но даже противоположными. К тому же следует помнить о том, что к террористическим приемам и средствам борьбы прибегали политические организации и движения самой разной ориентации — от крайне левых до крайне правых. Терроризм может приобретать религиозные или национальные формы. Поскольку не всегда легко отличить сепаратизм от национально-освободительного движения или установить четкую пропорцию между теми или иными политическими целями и допустимыми средствами их достижения, то создается почва для двойных стандартов при оценке террористической по форме и содержанию деятельности. Еще Карл Шмитт отмечал, что одной из отличительных особенностей политики является стремление к оценке всех событий и явлений по шкале «свой— чужой». В соответствии с таким политизированным подходом одни и те же факты могут получать диаметрально противоположную интерпретацию и оценку: людей, ведущих разведывательную деятельность в иных государствах, делят на «своих» разведчиков и «чужих» шпионов, а людей, ведущих вооруженную борьбу, — на «чужих» бандитов и «своих» партизан.

В полной мере этот двойной стандарт применялся в годы холодной войны, когда противоборствующие сверхдержавы стремились к достижению своих глобальных целей, не слишком стесняясь в средствах. Когда было необходимо, в пропагандистских целях противоположная сторона обвинялась в поддержке и спонсировании терроризма. В начале 1980-х гг. так поступала администрация президента США Рональда Рейгана, которая провозгласила одной из целей своей международной политики «борьбу с международным терроризмом», причисляя к нему левые, ориентированные на Советский Союз и его союзников, политические движения в странах третьего мира. При этом сами США помогали тем силам и движениям, которые прибегали к террористическим по форме и содержанию способа воору


женной борьбы, если это отвечало их собственным интересам и целям. Американская помощь в большом объеме предоставлялась вооруженной антиправительственной оппозиции в Афганистане. Интересно отметить, что из числа участников джихада против советского военного присутствия в Афганистане вышел и нынешний «террорист № 1» Усама бен Ладен. Данный пример показывает, насколько опасным и неуправляемым может быть терроризм и для тех, кто пытается использовать его в своих целях.

Примеры двойного стандарта в оценке терроризма можно видеть как в прошлом, так и сегодня. Россия и Запад по-разному смотрели на ситуацию в Чечне или Косово. Грузинские власти долго отрицали факт присутствия чеченских террористов-боевиков на своей территории, негласно оказывая им содействие. Затем Тбилиси резко поменяло позицию, обратившись к США за помощью в борьбе с чеченскими террористами, но, очевидно, главными мотивами такого обращения были иные мотивы, а не искреннее желание покончить с очагом терроризма и бандитизма на своей территории.

Безусловно, после 11 сентября 2001 г. ситуация в мире по вопросам борьбы с терроризмом изменилась. Однако насколько эти изменения фундаментальны и необратимы, пока сказать трудно. Сентябрьские террористические акции в Нью-Йорке для теории и практики международных отношений имели и другие последствия. До недавнего времени понятие «международный терроризм» больше подчеркивало международную опасность такого явления, чем обозначало реальный, очевидный фактор в международных отношениях. Последние события показали, что в мировой политике произошли качественные сдвиги.

Еще в начале 70-х гг. XX в. многие исследователи отмечали появление и возрастание роли негосударственных акторов международных отношений при одновременном относительном снижении роли отдельных суверенных национальных государств. Сторонники неолиберальных взглядов обращали внимание на позитивный, с их точки зрения, характер подобных процессов. Между тем сегодня выявилась их негативная сторона. Благодаря техническому и технологическому прогрессу, развитию средств коммуникации неправительственные международные организации террористического толка, к которым, несомненно, относится и «Аль-Каида», получили возможности, невиданные раньше для подобных структур. Эти организации в новых условиях способны бросить вызов даже самым сильным в экономическом и военном отношении государствам, создать прямую угрозу


для их безопасности. Государства же, как выяснилось, оказались слабо подготовленными к новым вызовам и уязвимыми по отношению к опасности, исходящей от противников, обладающих значительно меньшими ресурсами. Следовательно, можно сделать вывод о том, что вопросы безопасности приобретают новое измерение как на национальном, так и на международном уровне. Это весьма важно учитывать в теории и практике международных отношений.

Примечания

Петровский В. Россия и безопасность в Евразии (региональные режимы безопасности в Центральной Евразии на рубеже веков) // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 2. С. 31-32.

Давыдов Ю. П. Норма против силы. Проблема мирорегулирова-ния. М., 2002. С. 231.

Там же. С. 240.

Там же. С. 251.

Там же. С. 261.

Там же. С. 259.

Ромашкина Н. Ядерная многополярность как новый фактор стратегического баланса // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 8. С. 26.

Лысенко М. Договор новой эпохи // Международная жизнь. 2003. № 6. С. 34.

Контрольные вопросы и задания

1. Чем отличаются современные подходы к пониманию безопасности от традиционных?

2. Сравните режим коллективной безопасности и режим безопасно-сти на основе сотрудничества: укажите сходство и отличие.

3. Назовите основные принципы режима нераспространения ядерного оружия.

4. Что такое пороговые государства и какие государства и ним относятся?

5. Назовите основные международные нормативные акты о запрещении химического и бактериологического оружия.

6. Какие договоры были заключены в области ограничения и сокращения ядерного оружия?


7. В чем состоит опасность выхода США из Договора о ПРО?

8. Когда и почему возникла необходимость адаптации ДОВСЕ к современным условиям?

9. Что такое терроризм и в чем его опасность в современных условиях?

10. В чем состоят объективные и субъективные трудности борьбы с международным терроризмом?

Литература

Договор по ПРО и позиция России // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 4.

Задачи контроля над вооружениями. Стокгольмская программа // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 5.

Иванов С. Стратегическая стабильность на современном этапе // Международная жизнь. 2002. № 8.

Коршунов С. Вашингтон отрекается от договора по ПРО // Международная жизнь. 2002. № 7.

Кулаков А О возможных границах уровней безопасности противостояния в международной политике // Мировая экономика и международные отношения. 2000. №11.

Ланцов С. А Террор и террористы. Словарь. СПб., 2004.

Лысенко М. Вопросы нераспространения в современном мире // Международная жизнь. 2002. № 8.

Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом // Международная жизнь. 2001. № 3.

Мешков А Россия в формировании европейской структуры безопасности //

Международная жизнь. 2002. № 8. Орлов А. Большие беды от легкого оружия // Международная жизнь. 2001.

№ 9-10.

Оружие и конфликты XXI века // Международная жизнь. 2001. № 9-10.

Революция в военных делах и стратегическая безопасность // Международная жизнь. 2001. № 8.

Степановский Е. Глобализация терроризма и ее последствия // Международная жизнь 2001. № 9-10.

Чернов В. Договор об обычных вооруженных силах в Европе и безопасность России // Международная жизнь. 2002. № 5.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.112.145 (0.01 с.)