РАЗВИТИЕ ЗАВОДСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РАЗВИТИЕ ЗАВОДСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ




 

 

Заводская социология — прикладная отрасль ин- дустриальной социологии, в которой были заняты штатные или приглашенные по контракту социологи, занимавшиеся научно-поисковой, внедренческой либо консультативной деятельностью социально-экономи- ческого и социально-психологического профиля: ис- следованием трудовых отношений, социально-психо- логического климата, стабилизацией и текучестью персонала, эффективностью труда, разработкой прак- тических рекомендаций управленцам и т. п. — фено- мен, существовавший только в Советском Союзе и исчезнувший с его распадом.

Когда речь заходит о возникновении заводской социологии, точкой отсчета обычно называют середи- ну 1960-х годов — период, когда исследования промыш- ленного труда и научно-технического прогресса стали в социологии массовым явлением, когда появилась возможность теоретико-методологического обобщения данных и построения целостной концепции социаль- ного управления предприятием. Однако позже выяс- нилось, что это далеко не так. Отдавая дань историчес- кой справедливости, нам следует включить в очерк истории становления в СССР заводской социологии и психологии и психотехнические школы 20 —30-х годов XX в. В этот период на советских предприятиях сло- жилась и непродолжительное время функционирова- ла довольно развитая сеть прикладных социально-пси- хологических служб и лабораторий.

Известно, что в 1920-е гг. проблемами научного изучения и практической организации труда и управ-

144 ления занимались в нашей стране свыше  10 научно-


исследовательских институтов. Из предыдущей главы мы знаем, что в этот период на предприятиях и в орга- низациях существовали тысячи первичных ячеек дви- жения НОТ, технических бюро, секций и т. д. Только в 1923 г. по названной проблематике было опубликовано около 60 монографий (в том числе и переводы зару- бежных изданий). В 1920—1930-е гг. в стране выходи- ло два десятка журналов по проблемам управления и организации производства, где публиковались резуль- таты конкретных исследований социальных вопросов труда63. Если в начале 1920-х гг. первые научные шко- лы по изучению технико-организационных и социаль- но-экономических проблем труда только зарождались, то во второй их половине теоретические позиции этих школ были сформулированы достаточно четко. Круп- ные научные центры    В Москве, Ленингра- де, Харькове, Казани, Таганроге и других городах.

 

Развитие психотехники в 20-30-е годы XX в.

Вместе с тем инновационная деятельность по со- вершенствованию  социального  управления на пред- приятиях      ограничивалась в 1920-е гг. разработками советских нотовцев.  Не меньшую роль играли здесь методы психологии труда, или психотехники, которую и  следует  считать  предшественницей  послевоенной социолого-психологической службы на предприятиях. Психотехника  (термин  был предложен  в  1903 г. немецким психологом В. Штерном) занималась разра- боткой конкретно-психологических методов решения   задач. Заметным общественным  явлени- она стала в годы Первой мировой войны. В 1920-е гг., когда  советская  власть решила взять на  вооружение

психотехнические методы с целью

профессионального отбора и обучения работников, спе- циалисты-психотехники трудились на заводах и фабри- ках, а сотрудники научно-исследовательских учрежде- ний осуществляли связь с производством через систему хоздоговоров и научного шефства. Диапазон решаемых ими задач достаточно широк: профотбор и проф- консультации, профессиональное обучение и рациона- лизация труда, борьба с профессиональным утомлени- ем и травматизмом, психогигиена и психотерапия, наконец, создание психологически обоснованных кон-

струкций                                                        • •                               


БОЛЬШИНСТВО психотехнических лабораторий ориен- тировалось на отбор будущих работников, но «кое-где стали проверять тестами профессиональную пригод- ность уже работающих специалистов. Так, в 1929 г. веду- щие психотехники выступили с осуждением тестирова- ния профпригодности бакинских шоферов, когда якобы негодные были отстранены от работы. Еще раз было подчеркнуто, что профотбор нацелен только на вновь поступающих, результаты тестирования менее надежны, чем практика, поэтому тех, кто успешно справляется со своими профессиональными обязанностями, недопусти- мо оценивать на основе тестов, а категорические выводы делать только на основании тестирования нельзя»64 . Ув- лечение профотбором было столь сильным, что всю пси- хотехнику начали путать с этим методом.

Первые советские психотехнические лаборатории появились в Москве, Ленинграде, Харькове, Казани и Свердловске в 1922—1924 гг. С некоторыми из них мы познакомились в предыдущей главе.

Потребности индустриализации страны, подготов- ки квалифицированной рабочей силы диктовали необ- ходимость ускоренного организационного и научно- практического развития психотехники. В 1927 г. в Москве состоялась Первая Всесоюзная конференция по психофизиологии труда и профессиональному под- бору, учредившая Психотехническое общество и при- нявшая решение об издании центрального печатного органа — журнала «Психофизиология труда и психо- техника» (с 1932 г. — «Советская психотехника»). Председателем Общества и главным редактором жур- нала был избран И.Н. Шпильрейн.

Постепенно в педагогических институтах Моск- вы и Ленинграда налаживалась подготовка психотех- нических кадров; готовились первые советские учеб- ники, в которых давался сжатый очерк истории и теории вопроса, излагались основные методы психо- техники. Таковыми были, например, «Практикум по теории психологических испытаний» А.П. Болтунова65 (1927) и «Введение в теорию и технику психологичес- ких, педагогических и психотехнических исследова- ний» СМ. Василейского66 (1927). В научных моногра- фиях и журнальных публикациях живо обсуждались инновационные вопросы методологии и методики, такие, например, как обработка и интерпретация дан- ных, валидность тестов, сопоставимость и оптималь-

146 ность  различных  вариантов  тестирования  и  т.  п.


Углублялись принципы научно-поисковой деятельно- сти психотехников. В центре внимания психотехнических лабораторий и служб постепенно оказывались проблемы труда. Со временем «психотехническая работа стала пе- реводиться на рельсы профконсультации и профориен- тации,  формирования  и  подготовки  новых  рабочих кадров. Профотбор был оставлен только для наиболее от- ветственных специальностей, например,  водительских. Психотехники начали обследовать школьников. Быстры- ми темпами стали развиваться методы анкетирования, составления бесед и лекций на профессиональные темы, делались попытки создания специальных кинофильмов. Начались углубленное изучение психологического содер- жания  профессий  и  отказ  от  слепого  тестирования»67. Таким образом, период 20 —30-х гг. XX в. стал вре- менем активной институционализации психотехники и психологии труда. Именно в эти годы создавались науч- но-исследовательские  подразделения,  разворачивалась система образования и подготовки профессиональных кадров,  выпускался  специальный  журнал.   Кафедра психотехники Ленинградского педагогического инсти- тута им. А.И. Герцена разработала комплекс профес- сиональных требований к специалисту — т. н. «про- филь психотехника», в котором определялись участки будущей работы психотехника (школы ФЗС и ФЗУ, пси- хотехнические  лаборатории  промышленных  предпри- ятий, транспорта, сельского хозяйства, психотехничес- кие  факультеты  и  т.д.),  профессиональные  функции (анализ  профессий,  профдиагностика  способностей, изучение трудового процесса, распределения и продви- жения кадров на производстве, профпросвещение                                                и профотбор, профориентационная деятельность и т. д.)

призванного после оконча- ния соответствующего вуза работать на должности ру- ководителя или научного сотрудника.

В середине 1930-х гг. процесс развития психотех- ники приостановился. С 1935 г. перестал выходить психотехнический журнал, а в 1936 г. специальным постановлением («О педологических извращениях...») было запрещено применение тестов. Психотехничес- кие лаборатории стали постепенно закрываться; сво- рачивалась и деятельность советских нотовцев.

 

  Достоинства и недостатки психотехники

Отчасти кризис психотехники вызревал постепен- но и внутри неё самой. И этому был ряд причин. Ос1


новные методологические постулаты зарубежной науки воспринимались психотехниками без серьезной крити- ческой проработки и анализа. Перенесение некоторых методов психотехники, особенно тестов, в условия совет- ской России, с одной стороны, дало толчок развитию собственной прикладной психологии, а с другой — встре- тило резкую критику ряда советских нотовцев и застави- ло разрабатывать альтернативные научные программы. По мнению А.К. Гастева, увлечение психотехникой у нас в стране наблюдалось в тот момент, когда за рубе- жом многие фирмы и предприятия уже отказались от ее услуг, убедившись в неспособности данной науки строго экспериментальным путем изучить психологи- ческие качества, необходимые для той или иной про- фессии. Гастев предложил иной путь -- не слепое копирование зарубежных образцов, а развитие соб- ственных, оригинальных методик и программ, методо- логической базой которых могли стать психофизические исследования трудовых достижений человека, прово- дившиеся И.М. Сеченовым еще в начале XX в.

Точку зрения Гастева о необходимости развития отечественных инструментов и методики профессио- нального отбора и организации труда разделяли и психологи, в частности, Л.С. Выготский, В.Н. Мясищев, С.Г. Геллерштейн. Так, сотрудник ЦИТа Н.А. Бернш- тейн доказал ограниченность господствовавшего в за- рубежной науке подхода, сводившего сложнейшую проблему человеческого фактора на производстве к упрощенной схеме приспособления работника к ору- дию труда, машине. Ученый обратил внимание на пер- спективность другого направления — приспособления орудий производства к способностям работника.

Однако ни принципы И.М. Сеченова, ни  идеи Н.А. Бернштейна и других отечественных ученых не были взяты психотехниками на вооружение. Па практике в основном перенимались готовые западные методики, воспринимавшиеся к тому же без критики. Поскольку практические рекомендации требовались немедленно, а па всестороннюю оценку и апробацию методик нужно было затратить немало времени, психотехнические раз- работки зачастую выходили в «поле» недоброкачествен- ными. Их испытания в лабораториях проводились с оче- видным нарушением методических требований. «Строго выполнялось единственное условие — легкая примени- мость тестов, и на реализацию этого их качества направ-

148 лялись основные  усилия»68.  Немало  проблем  накопилось


и в области подготовки профессиональных психотехни- ков. Считалось, что лучше всего для практической рабо- ты годятся врачи и педагоги. Однако они плохо понима- ли методологические вопросы тестирования, проявляли неграмотность даже при работе по шаблонам.

В 1920 —1930-е гг. в деятельности психотехников и нотовцев обнаружились существенные теоретические недостатки. Ограниченность их методологической базы проявилась в том, что решить в полном объеме основ- ную задачу, поставленную развивающейся промыш- ленностью и состоявшую в комплексном изучении человеческого фактора, им так и не удалось. Однако когда психотехники выходили за рамки лабораторных исследований и сочетали методы научной организации труда с достижениями медико-биологических дисцип- лин, они добивались определенных успехов.

 

  Послевоенный этап заводской социологии  

С приходом к власти Н.С. Хрущева и либерально- го политического руководства наметилась тенденция строить социальное знание на конструктивных, пози- тивно ориентированных элементах, включающих эм- пирические данные и практические рекомендации. Таким образом, в середине 1960-х гг. возникли объек- тивные условия для зарождения заводской (приклад- ной) социологии.

Главным образом, — во всяком случае, на первом этапе — ее создавали и развивали академические соци- ологи. Первоначально заводская социология получила свой статус в службах социального развития на крупных предприятиях, где бок о бок трудились социологи, психо- логи и экономисты. Позже службы (бюро, сектора, отде- лы и лаборатории) стали возникать в отдельных отрас- лях, регионах, городах и местных органах администрации. 1960-е годы можно назвать периодом накопления теоре- тического и прикладного багажа знаний, методов ре- шения практических производственных проблем — от уменьшения текучести кадров и сокращения числа кон- фликтов, внедрения прогрессивных систем адаптации молодежи и гибкого графика работы до мотивации тру- да, развития систем профотбора и профориентации, со- здания новых форм организации труда и т. п.

Социальная служба развивалась как составная часть промышленной социологии и психологии труда.


Создание научно-исследовательских подразделений в системе Академии  наук,  социолого-психологических лабораторий на предприятиях и в вузах, расширение подготовки студентов и аспирантов, специалистов-при- кладников, социологическое образование хозяйствен- ных руководителей и партийных работников, издание учебных пособий, методических разработок и научных монографий,  организация  и  проведение  семинаров, конференций, симпозиумов — вот основные элементы процесса институционализации заводской социологии. В 1960-е гг. конкретные исследования социальных проблем труда широко развернулись в Ленинграде, Свер- дловске, Горьком, Перми, Львове, Уфе и других городах. В1957—1960гг.группауральскихсоциологов(М.Т.Иов- чук, Л.Н. Коган, Ю.Е. Волков) изучали культурно-техни- ческий  уровень  рабочего  класса.  В  1960—1964  гг. Г.В.Осипов,В.В.Колбановский,С.Ф.Фроловидругиесо- циологи, работавшие на промышленных предприятиях Горьковской области, выявили изменения в содержании и характере труда рабочих автоматизированного произ- водства. В 1958—1964 гг. в ряде регионов было проведе- но массовое обследование бюджетов рабочего и внера- бочего времени, а в 1961 — 1965 гг. ленинградские ученые во главе с А.Г. Здравомысловым и В.А. Ядовым изучали

мотивацию и отношение к груду молодых рабочих.

К середине 1960-х гг. определилась специализация ученых и научных центров, например, в Новосибирске и Уфе исследовались текучесть кадров (И.Н. Аитов, Н.С. Антосенков), социальные резервы повышения про- изводительности труда (Б.Г. Васильев, Ж.Т. Тощенко), профессиональный выбор (В.Н. Шубкин, М.Х. Титма). В Москве и Ленинграде разрабатывались теоретические вопросы мотивации труда (Н.Ф. Наумова, B.C. Магун, В.А.Ядов),социо-профессиональнойструктурыработни- ков промышленности (Л.С. Бляхман, О.И. Шкаратан, М.Н.Руткевич,B.C.Семенов),использованиявнерабоче- говремени(Л.А. Гордон, Э.В. Клопов), развитиятрудово- го коллектива (В.М. Шепель, В.Г. Подмарков и др.).

Проведенные исследования помогли определить круг социальных процессов, поддающихся не только теоретическому анализу и крупномасштабному эмпи- рическому исследованию, но и практическому регу- лированию и управлению. Кроме того, в ходе иссле- дований были разработаны конкретные методики, позволявшие заводским социологам при помощи дос-

150 таточно  простых  инструментов  количественно  изме-


рять социальные процессы на предприятии и пред- ставлять их в системе показателей, понятных хозяй- ственным руководителям.

Первоначально социологические и психологичес- кие службы на предприятиях формировались для обес- печениянаучно-методическогоипрофессионального уровня  работы  в  сфере  социального  планирования, которое, по существу, оставалось до середины 1980-х гг., основным объектом деятельности заводских социологов. Если вопросы теории и методологии социального пла- нирования  разрабатывались  в  основном  академичес- кой (вузовской) наукой (работы Н.А. Аитова, Ю.Е. Вол- кова,  В.И.  Герчикова,  Л.П.  Когана,  Н.И.  Лапина, А.  Русалинова,  Б.И.  Максимова,  В.Г.  Подмаркова, В.Р. Полозова, М.Н. Руткевича, Ж.Т. Тощенко, З.И. Фай- нбурга, С.Ф. Фролова, Б.Г. Тукумцева, А.В. Тихонова и др.),  то  методическое  обеспечение  и  организация  ра- боты были предметом усилий социологических служб отраслей и.предприятий.

Практика социального планирования и деятель- ность социологической службы на предприятиях сло- жились в самостоятельное направление в середине 1960-х годов. Так, в 1964 г. на Пермском телефонном заводе возникла социологическая лаборатория, а через три года на ее базе действовал отраслевой научно- исследовательский отдел социологии и психофизиоло- гии  труда.  В  это  же  время  появились  службы  в  ПО

«Электрон» (г. Львов), ЛОМО и «Светлана» (г. Ленин- град), «Красный пролетарий» (г. Москва). Несколько позже возникли и приобрели широкую известность службы швейного объединения им. 40-летия ВЛКСМ (г. Тирасполь), Днепровского машиностроительного завода  им.  В.И.  Ленина,  ПО  «Кировский  завод» (г. Ленинград), автомобильных объединений (ЗИЛ, АЗЛК, КамАЗ, ВАЗ) и др.

151
В 70 —80-е гг. XX в. широкое распространение в социолого-психологических службах получили автома- тизированные информационные систему АСУ «Кад- ры», «Социальное развитие», «Здоровье» и т. п. Так, в Рижском ПО «Коммутатор» был разработан целый набор автоматизированных систем социального управ- ления (в том числе АСУ прогнозирования профпригод- ности, аттестации инженерно-технических работников и руководителей, комплектования коллективов, форми- рования резерва на выдвижение, учета результатов социалистического соревнования). Всесоюзную извест-


 

новocть и широкое распространение получили львовская система «Пульсар», днепропетровская «Внимание», рижская— выбора мастеров «Сержант», пермская — стабилизации трудового коллектива, московская (произ- водственного объединения «Красный пролетарий») — программно-целевого управления социальным развити- ем коллектива. Были разработаны всевозможные фор- мы и виды профориентации школьников, методы ат- тестации руководителей, развития самоуправления, коллективной ответственности за состояние трудовой дисциплины и т. п.

Расцвет прикладной социологии и психологии тру- да приходится на 1970-е и начало 1980-х годов. К этому времени службы сформировались не только на многих крупных предприятиях и в объединениях, но и в от- дельных регионах (Прибалтика, Ленинград, Днепро- петровская область, Москва) и отраслях (прежде все- го, в машиностроении, электронной промышленности и приборостроении), где возникли самостоятельные школы и направления. По подсчетам специалистов Института социологических исследований АН СССР, в середине 1980-х гг. в стране существовало порядка 500 служб социального развития предприятий.

Вместе с тем относительные показатели демонст- рировали, что они существовали менее чем на 10% промышленных предприятий, только в 15 — 20% мини- стерств и ведомств, лишь в нескольких районах и го- родах и т. п. Специалисты полагали, что этого количе- ства явно   Немаловажной оставалась и проблема нерационального распределения социологи- ческих служб по отраслям и предприятиям: на подав- ляющем большинстве последних работали один-два социолога (психолога), которым просто не под силу было внедрить комплексные системы мероприятий. Ситуация усугублялась еще и тем, что социологи дей- ствовали только на крупных предприятиях, а средние и мелкие, где наиболее остро стояли социальные про- блемы, были лишены йомощи. Кроме того, службы создавались на успешно работающих, технически пе- редовых предприятиях, но их не было на отстающих.

Смущал и состав работников заводских социологи- ческих служб. По данным Ж. Тростановского, 84% из них были филологами, историками, географами и хими- ками, не захотевшими или не сумевшими работать в школе, инженерами, явно предпочитающими спокойное

152 место в социологической лаборатории более  хлопотно-


му занятию по проектированию новых техники и техно- логий. Были здесь и бывшие медсестры, товароведы, бухгалтеры, даже воспитатели детсадов70  .

 

• Академическая и заводская социология:

статус и структура                              

Таким образом, к началу 1980-х годов в общем и целом определились методологические позиции завод- ской социологии, ее статус и место в системе научного знания. В специальной литературе понятия «академи- ческая социология» и «заводская социология» начали употребляться как постоянные элементы научного разговорного языка. Под ними подразумевались два уровня социологического знания: первый был макси- мально приближен к общетеоретическому знанию, второй — к практическим внедрениям.

Чем были обусловлены различия фундаментально- го и прикладного типов исследований?  Проводя фун- даментальные исследования,  академическая социоло- гия отслеживала в явлениях типичное, повторяющееся. Социолог на предприятии, напротив, имел дело с не- повторимой, своеобразной производственной ситуаци- ей. Его задача состояла не столько в описании общего правила, сколько в установлении исключений из него. Вместе  с тем,  развитие  прикладной  социологии было немыслимо в отрыве от социологии академичес- кой.  Между двумя ветвями социологии всегда суще-

ствовало активное взаимодействие.

Учреждения большой науки — научные подразде- ления Академии наук СССР (Институт социологии, Институт психологии, Советская социологическая ае- социация), республиканских академий, вузов страны, крупных отраслевых и региональных центров — были призваны осуществлять комплексное управление все- ми нижестоящими подразделениями в масштабе всей страны. В их задачу входило прежде всего проведение фундаментальных (всесоюзных и межрегиональных, либо лонгитюдных) исследований, в ходе которых вы- являлись объективные закономерности и тенденции становления «развитого социалистического общества», проводился анализ социальной и экономической ситу- ации в стране на данный период, изучались соци- альные  последствия  научно-технического  прогресса,


 

определялись перспективы и разрабатывались долго- срочные прогнозы общественного развития. Как пра- вило, на разработку теоретической программы и мето- дического инструментария подобных исследований, организацию полевого обследования и сбор первичной информации, анализ полученных результатов, их ап- робацию и опубликование уходило несколько лет.

Напротив, заводские социологи проводили в течение одного года два-три исследования, выявляя скоротечные социальные процессы, затрагивающие небольшие сово- купности людей на небольших отрезках времени. Собран- ная таким образом информация устаревала уже через несколько месяцев, однако она и не была рассчитана на большее. Ведь основная задача заводского социолога заключалась в предоставлении информации для приня- тия эффективных управленческих решений, которые — в зависимости от скорости изменения обстановки — приходилось неоднократно пересматрртать.

В 1980-е годы в отечественной социологии утвер- дился подход, согласно которому основным делом завод- ского социолога должно было стать внедрение научных результатов в практику. Включение социологической службы в организационную структуру управления пред- полагало, что социолог становится не просто исследо- вателем и консультантом, ограничивающимся анализом социальной ситуации и написанием научного отчета, а особым типом управленца, целью деятельности которо- го являются реорганизация социальной структуры, ин- новационные процессы, социальные реконструкции и перестройки.

Когда вопрос о смене парадигмы стал обществен- ным достоянием, на свет появилось новое поколение заводских социологов, частично вышедшее из числа старых и наиболее талантливых прикладников, частич- но вобравшее в себя молодых социологов, только еще решавших, чему посвятить свою жизнь. Новая пара- дигма сочетала в себе несколько главных компонен- тов: инновационные (деловые) игры, управленческое консультирование, социальную инженерию и соци- альные технологии, — каждый из которых представлял самостоятельное и довольно многочисленное по соста- ву и теоретическим подходам направление.

154
Вместе с тем отношения между академической и заводской социологией нельзя отнести к разряду глад- ких: далеко не всегда они соответствовали идеалу. Заводские социологи не получали от академической


науки многое из того, что было им жизненно необходи- мо. С известным запозданием были организованы (и то явно в недостаточном масштабе и качестве) курсы обучения и повышения квалификации заводских соци- ологов. Существовало мало семинаров и конференций, где социологи могли обменяться передовым опытом, получить новейшую информацию, установить творчес- кие контакты с учеными. Банк эмпирических данных и методик, разработанный академическими социологами, был мало полезен заводским социологам, работавшим далеко от столицы. Так и не были разработаны эффек- тивная теория и логика прикладного исследования, социоинженерного проектирования. Неудивительно, что заводские социологи были вынуждены десятиле- тиями копировать и безуспешно применять на практи- ке образцы и методики академической социологии, создававшиеся совсем под иные цели и задачи, опра- шивать людей с помощью «самодеятельных», невысо- кого качества анкет, зачастую получая сомнительные, недостоверные результаты.

К  концу  1980-х  годов  сложилась парадоксальная ситуация: подавляющая часть социологов являлись при- кладниками, в то время как большинство научных пуб- ликаций было ориентировано на академическую соци- ологию и посвящено далеким от практики проблемам. Невысокая  социолого-психологическая  культура многих руководителей вела к тому, что зачастую перед исследователями ставились невыполнимые задачи. Зна- чительная часть времени тратилась на составление раз- личных справок, отчетов, докладных записок. Основным видом исследовательской деятельности являлись опе- ративные опросы общественного мнения, информиро- вание руководства о положении дел на предприятии, но отнюдь не практические внедрения. Многие зани- мались «бумаготворчеством» сознательно:  канцеляр- ский язык был более понятен начальству и вместе с тем скрывал неподготовленность социологов. От недо-

статочной  квалификации  последних  рекомендации - носили  преимущественно  декларативный  характер:

«повысить», «улучшить», «обратить внимание». Неуди- вительно,  что  хозяйственники  теряли  всякий  интерес к социологии.

Слабая хозяйственная самостоятельность предпри- ятий, преимущественная ориентация на выполнение экономического плана, отсутствие у руководства заинте- ресованности в решении социальных проблем, растяну-


тый во времени характер отдачи от капиталовложений в социальную сферу приводили к тому, что в среде хозяй- ственников постепенно складывался миф о высокой «зат- ратности» социального управления и планирования.

Опыт передовых служб распространялся скорее стихийно. Как следствие, научная отдача, эффективность прикладной социологии и психологии не превышали 30% их возможностей. Отсюда — мелкотемье, дублирование и слабые результаты практических внедрений. Долгое время количественный рост прикладной социологии про- исходил за счет ухудшения ее качественных показате- лей, особенно в организации научного труда, коопера- ции и согласованности действий.

 

 

Сравнение двух этапов развития заводской социологии

 

Общим моментом в становлении заводской социо- логии на протяжении двух исторических периодов — в 20 —30-е и 70 —80-е годы XX в. — является то обсто- ятельство, что потребность в развитии научных мето- дов и практических рекомендаций и в том, и в другом случае приходила извне. Прикладная наука была жест- ко привязана к практике промышленности: она созда- валась и развивалась для решения социально-эконо- мических проблем производства.

В послереволюционный и послевоенный перио- ды необходимость развития прикладных методов со- циального управления диктовалась одним и тем же обстоятельством --  общественной  потребностью  в совершенствовании  социалистического  хозяйства. Экономический потенциал, подорванный революцией и войнами, восстанавливался одновременно с решением социально-экономических и психологических проблем труда.  Как в 1920-е, так и в  1960-е годы пристальное к человеческому фактору возникло на общей

волне гуманизации общества (в первом случае это было связано с утверждением НЭПа, а во втором — с разоб- лачением культа личности и хрущевской программой оз- доровления общества) и изменения общественного со- знания. Как только программа гуманизации общества начинала давать сбои, как только изменялась линия партии, сразу же ухудшалась и ситуация в социологии

156  управления: либо деятельность ученых полностью сво-


рачивали (разгром науки в 1930-е годы), либо ее огра- ничивали множеством идеологических запретов, приво- дящихГлава 3. Раз—30-е гг., а в 80-е годы XX в. он ничем особенным  не  выделялся.  Зато  в  послевоенный  период этот город превратился в один из крупных центров  раз- вития академической социологии труда. Дважды (в се- редине 60-х и середине 70-х гг. XX в.) здесь (под ру- ководством  Г.В.  Осипова)  проводились  всесоюзные

исследования научно-технического прогресса, ставшие крупным достижением отечественной социологии. Кро- ме того, в начале 1960-х гг. Горький являлся одним из центров зарождения социального планирования.

 

 

Как в 1920-1930-е, так и в 1970-1980-е годы мощ- ными центрами развития заводской социологии явля- лись Москва и Ленинград. Большинство научных кад- ров было сосредоточено именно здесь. Будучи центрами академической социологии, оба города прославились одновременно своими прикладными разработками.

В до- и послевоенный периоды наука часто стра- дала от одних и тех же упущений, например, от кадро- вого дефицита. И в 1920-е, и в 1980-е годы потребности производства в профессиональных ученых значитель- но превышали их реальное предложение: квалифици- рованных социологов и психологов явно не хватало, как не хватало и надежных методик, программ, апробиро- ванных тестов и анкет. Отчасти смягчение дефицита происходило за счет заимствования западных методик и разработки собственного (зачастую непроверенного и плохо испытанного) инструментария.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.044 с.)