ПАРАДИГМА В СОЦИОЛОГИИ: МЕТОДОЛОГИЯ ВОПРОСА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПАРАДИГМА В СОЦИОЛОГИИ: МЕТОДОЛОГИЯ ВОПРОСА



Парадигмой науки называют систему ее исходных категорий, идей, поло­жений, допущений и принципов научного мышления, позволяющую давать непротиворечивое объяснение изучаемым явлениям, выстраивать теории и методы, на основе которых реализуются исследования.

У каждой науки есть свои парадигмы. Крупные научные открытия всегда связаны со сменой парадигм, кардинальным изменением представлений об объекте и предмете науки, созданием новых теорий, обоснованием новых понятий и их систем, исследовательских методов и процедур.

Парадигма (от греч. para — подле, возле, против, почти и deigma — обра­зец, пример, проба) означает — то, что возле образца, но как бы вопреки ему, причем почти то же, что образец, но все же нечто иное и самодостаточное, одним словом — первообразец. В 1960-е гг. новое звучание этому понятию придал американский физик и историк науки Томас Кун (1922-1995), автор книги «Структура научных революций», ставшей философским и социоло­гическим бестселлером. Его интерес к развитию научных теорий и револю­ций в науке возник из размышлений над некоторыми фундаментальными различиями общественных и естественных наук. Он был потрясен количе­ством и степенью разногласий среди обществоведов относительно фундамен-

тальных принципов, на которых зиждилась их наука. Совсем иначе обстоят дела в естественных науках. Хотя занимающиеся астрономией, физикой и химией вряд ли обладают более четкими и точными решениями, чем психо­логи, антропологи и социологи, они не затевают почему-то серьезных спо­ров по фундаментальным проблемам. Исследовав глубже это очевидное не­соответствие, Кун ввел в научный оборот понятие парадигмы как концеп­туальной схемы, которая признается членами научного сообщества в качестве основы их исследовательской деятельности и с этой позиции пересмотрел всю историю европейских наук. Его книга «Структура научных революций» (1962) вызвала в ученом братстве подобие шока. Кун пишет: «Под парадигмами я понимаю признанные всеми научные достижения, которые в течение опре­деленного времени дают модель постановки проблем и их решений научно­му сообществу»1. Парадигма определяет видение мира учеными, их картину мира, методы познания и характер выбираемых проблем. Периоды смены парадигм Кун назвал научными революциями. По Куну, различные парадиг­мы несоизмеримы и непереводимы: ученые, принимающие разные парадиг­мы, как бы живут в различных мирах. Парадигма столь же существенна для науки, как наблюдение и эксперимент; приверженность к специфическим парадигмам — необходимая предпосылка любого серьезного научного дела. Когда парадигму принимает большая часть научного сообщества, она стано­вится обязательной точкой зрения2, мощным катализатором научного про­гресса.

Следовательно парадигма — это: 1) краткое описание основных понятий, допущений, предложений, процедур и проблем какой-либо самостоятельной области знаний или теоретического подхода; 2) в методологии — представ­ления о предмете науки, ее основополагающих теориях и специфических методах, в соответствии с которыми научным сообществом организуется исследовательская практика в определенный исторический период. Парадиг­ма — одно из ключевых понятий современной философии науки, обознача­ющее совокупность убеждений, ценностей, методов и технических средств, принятых научным сообществом и обеспечивающих существование научной традиции. Понятие парадигмы тождественно понятию научного сообщества: она объединяет членов научного сообщества, и, наоборот, научное сообще­ство состоит из людей, признающих парадигму. Как правило, парадигма находит свое воплощение в учебниках или классических трудах ученых и на многие годы задает круг проблем и методов их решения в той или иной об­ласти науки. В целом понятие парадигмы шире понятия «отдельная тео­рия»; парадигма формирует строй научной дисциплины в определенный период времени. Формирование общепризнанной парадигмы является при­знаком зрелости науки. Смена парадигм ведет к научной революции, т.е. пол­ному или частичному изменению элементов дисциплинарной матрицы. Переход к новой парадигме диктуется не столько логическими, сколько цен­ностными и психологическими соображениями3. Наборы предписаний па­радигмы состоят из символических обобщений (законов и определений ос­новных понятий теории); метафизических положений, задающих способ

УнТ. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1975. С. И.

?оф С. За пределами мозга // http://log.philos.msu.ru/library/txts/grof.txt

м.: Панасюк В.Ю. Демаркация и природа знания. М., 2001.

видения универсума и его онтологию; ценностных установок, влияющих на выбор направлений исследования; «общепринятых образцов» — схем реше­ния конкретных задач («головоломок»), задающих ученым методику реше­ния проблем в их повседневной научной работе.

На Западе парадигматическая концепция (она же дисциплинарная мат­рица) Т. Куна получила широкое применение в социологии благодаря уси­лиям Т. Юнга, Р. Фридрихса, Н. Муллинза, К. Ларсона, Дж. Рекса, А. Эф-фрата, X. Куклика, Г. Ритцера, Л. Экберга и X. Мартинса. П. Ансарт для французской социологии 60—80-х гг. выделил четыре основные парадигмы: генетический структурализм П. Бурдье, динамический структурализм Ж. Баландье и А. Турена, стратегический подход М. Крозье и методологи­ческий индивидуализм Р. Будона. В них трансформировались и использо­вались концепции О. Конта, А. Токвиля, Э. Дюркгейма, П. Прудона, К. Маркса, М. Вебера и др.4 В психологии примером парадигмы, надолго определившей путь развития этой науки, является фрейдовская теория психоанализа.

Для построения базисной структуры социологии на основе дисциплинар­ной матрицы Дж. Ритцер5 предложил следующую модель (рис. 27).

Автор поясняет: четыре основных уровня социальной реальности сфор­мированы на пересечении двух базисных социологических континуумов: объективное (реальное, материальное), субъективное (идеациональное), макроскопическое (крупномасштабное), микроскопическое (маломасштаб­ное). С помощью такой схемы Ритцер надеется учесть все существующие в социологии парадигмы. К примеру, парадигма социальных фактов размеща-

Рис. 27. Основные уровни социальной реальности по Дж. Ритцеру

4 International Handbook of Contemporary Developments in Sociology / Ed. by R. Mohan, A.Wilke. Westport:Greenwood Press, 1994.-

5 RitzerG. Paradigm Analysis in Sociology: Clarifying the Issues // American Sociological Review. 1981.Vol. 46. № 2. P. 245-248.

ется в первом квадранте (макрообъективный уровень), а парадигма социаль­ного поведения — в третьем квадранте (микрообъективный уровень).

Иногда под парадигмами понимаются крупные теории, группы теорий или метатеории. Одна и та же парадигма может стать основой не одной, а ряда теорий, и разрабатываться представителями нескольких социологических школ. Каждая парадигма определяет угол зрения, стиль мышления ученого, его теоретический подход к изучению, интерпретации и оценке социальных фактов и требует выработки своеобразного категориального аппарата.

В отечественной литературе термин «парадигма» стал употребляться срав­нительно недавно — раньше предпочитали использовать такие понятия, как «научная школа» и «научное направление». В качестве классификационного приема эти понятия встречаются в сочинениях отечественных социологов, опубликованных в 70-е гг. (см. работы Д.М. Гвишиани, Д.М. Беркович, О.И. Шкаратан и др.). Специалисты в области методологических проблем социологии А.В. Кабыща и М.Р. Тульчинский определяют парадигму как «совокупность принципов и подходов, лежащих в основе соответствующих теоретических и методологических концепций, школ и направлений. В па­радигму может быть включена и совокупность методов, развертывающих ее в целую систему соответствующих исследовательских процедур. Сложная, развитая парадигма, совокупность принципов и подходов, границы которой не всегда ясно сознаются, определяет структуру модели изучаемого объекта и предмета»6.

В начале 80-х гг. термин «парадигма» был использован В.А. Ядовым для характеристики смены фундаментальных концепций отношения к труду и основных этапов, через которые проходила в своем развитии отечественная социология труда. Первая, донаучная парадигма в концепции В.А. Ядова, которая была распространена им не только на отечественную, но и на зару­бежную социологию, — описательно-аналитический, или социографический подход, представленный работами Ф. Энгельса,Ч. Бутаидр., исследовавших положение рабочего класса в Англии в XIX в. В России ее сторонниками были В. Берви-Флеровский, выпустивший в 1869 г. книгу о рабочем классе, К. Пажитнов, опубликовавший книгу «Положение рабочего класса в России» в 1906 г. Оба русских мыслителя, принадлежавшие к революционно-демо­кратическому крылу интеллигенции, обобщили значительный статистичес­кий материал, данные прессы и официальных правительственных отчетов, а также личные наблюдения. Они дали подробное историко-сравнительное описание тенденций рабочего класса, условий труда и образа жизни, пока­зали динамику заработной платы и изменение материального положения рабочего, раскрыли бытовые и жилищные условия проживания семей рабо­чих. Социографическая традиция в отечественной науке не прерывалась и в послеоктябрьский период. Так, обследования рабочих бюджетов и образа жизни, условий труда и быта, динамики заработной платы, уровня относи­тельной и абсолютной бедности в 20-е гг. продолжили, в частности, С.Г. Струмилин и С. Солнцев, а в 50—60-е гг. — Г .А. Пруденский, В.Д. Пат­рушев, Г.В. Осипов, Ф.Р. Филиппов, Л.А. Гордон, О.И. Шкаратан и др.

абыщаА.В., Тульчинский. М.Р. Тенденции изменения социологической парадигмы после '85 года (наукометрический анализ) // Социология в России. М., 1996. С. 586.

Вторая парадигма «Рабочее место» связана с деятельностью Ф. Тейлора, А. Га-стева и советских психотехников 20-х гг. А. Гастев изучал вопросы культуры общественного труда и рабочего класса, социальные установки и потребности, социальную организацию предприятия и задачи социальной инженерии.

Третья парадигма «Работник и коллектив», или «Работник и организация», описывает развитие социологии трудового коллектива и социологию органи­заций в 1960— 1980-е гг. в СССР. Тогда социологический подход к трудовому

коллективу формировался на пересече­нии нескольких дисциплин; главным методом получения информации о тру­довом коллективе было анкетирование, дававшее в основном субъективно-пси­хологическую информацию о внутрен­нем состоянии и потребностях индиви­да, удовлетворенности, сплоченности малой группы.

Парадигму можно уподобить кол­лективной привычке делать все одним, а не другим способом, решать свои за­дачи только одним образом, например переводя все на язык переменных. В американских вузах из поколения в поколение студентов учат количествен­ной методологии, определенным стандартам и приемам эмпирического ис­следования. С этих позиций написаны тысячи книг и статей, на которых вос­питываются новые поколения. Научные стереотипы — утвердившиеся алго­ритмы решения задач — вошли в традицию, сформировали своего рода «тоннельное мышление». Приверженцы структурного функционализма, когда речь идет о теоретическом анализе реальности, переводят все в явные и латентные функции, взаимодействие структур и институтов. Иные подхо­ды, например символический интеракционизм или понимающая социоло­гия, которые исходят из того, что социальный мир конструируется сознанием людей, они считают ненаучным взглядом на мир. Социологическая наука с точки зрения функционалистов должна строиться только так, как предпи­сывает их парадигма. Это научная зашоренность, и освобождение от нее счи­тается научной революцией.

Согласно Т. Куну, если конкретная теория или научный подход принимается группой ученых в качестве руководства к действию, средства решения проблем и головоломок, то они становятся парадигмой — в против­ном случае они остаются частной теорией или подходом. Парадигма — это теория, принятая в качестве образца для решения задач. Она, как и «дисцип­линарная матрица», требует разносторонней коммуникации (общения) уче­ных и единодушия их профессиональных суждений. Согласно Куну, науч­ное сообщество состоит из специалистов определенной области науки, по­лучивших сходное образование, имеющих сходные исследовательские навыки, усвоивших одну и ту же учебную литературу и отвечающих за раз­витие своей дисциплины, включая обучение научной смены.

По мнению Куна, не существует фактов, не зависимых от парадигмы, сле­довательно, не существует теоретически нейтрального языка наблюдения. Ученые, овладевая содержанием парадигмы, учатся видеть мир сквозь ее призму. Не факты судят теорию, а теория определяет, какие именно факты

войдут в осмысленный опыт. Отсюда тезис Куна о несоизмеримости пара­дигм — о невозможности установления строгих логических отношений между сменяющими друг друга фундаментальными теориями.

Появление парадигмы в науке оказывает на развитие последней револю­ционное влияние. Единая система теоретических воззрений, методологичес­ких принципов, методических приемов и эмпирических результатов, разде­ляемых научным сообществом, подтвержденная десятками и сотнями пуб­ликаций в серьезных академических журналах, упорядочивает процесс преподавания и подготовки социологических кадров. Создание парадигмы завершается выпуском стандартных учебников, систематизирующих исто­рию, теоретические подходы, методологию и методику исследования. Учеб­ники дисциплинируют научное сообщество.

Если раньше, до появления понятия «парадигма», каждому исследовате­лю, претендующему на получение степени доктора философии, при состав­лении программы своего исследования приходилось заново придумывать теоретическую модель, понятийный язык, методы и стандарты, то теперь учебники освободили его от необходимости подобной деятельности.

Парадигма обеспечивает студентов и будущих ученых готовой системой знаний, излагаемых в лекциях и на семинарах. У социологов, получающих заказы от бизнесменов или местных властей на проведение исследования, по­является уверенность в том, что оно обязательно завершится успехом. Такую гарантию дают прецеденты — образцы профессиональных исследований, ранее проведенных в рамках действующей парадигмы и изложенные в тек­сте учебника как пример для подражания.

В рамках действующей парадигмы постоянно проводятся новые исследо­вания, которые распространяют ее принципы на новые предметные облас­ти, благодаря чему парадигма получает дополнительные подтверждения сво­ей достоверности, стимулы к развитию, уточнению и видоизменению в за­висимости от изменения практики.

Теоретические категории, некогда абстрактные, получают точное коли­чественное описание и интерпретацию. Социология в целом приобретает дополнительный импульс к развитию и движется вперед ускоренными тем­пами. На периферии парадигмы зарождаются новые теоретические подхо­ды, которые вскоре могут превратиться в новые парадигмы.

Под парадигмой надо понимать «незримый колледж» — неформальное со­дружество ученых, работающих в разных городах и даже в разных странах над разными проблемами, но в едином теоретико-методологическом ключе, ина­че говоря, имеющих примерно одинаковое социологическое видение мира.

Все символические интеракционисты (Дж. Мид, Г. Блумер, Ч. Кули, А. Страусе, Э. Гоффман, Г. Беккер и др.), несомненно, имеют сходные мне­ния о том, как устроена социальная реальность и какими должны быть ме­тоды познания, хотя они трудились в различных научных центрах и жили в разные исторические эпохи. Дж. Мид (1863—1931) жил в первой половине XX в. и работал в Чикагском университете, Г. Беккер (1899—1960) был про­фессором социологии в университете штата Висконсин, а расцвет его твор­чества приходится на середину XX в., Э. Гоффману пришлось завершать зда­ние символического интеракционизма во второй половине XX в.

Ничего подобного в Западной Европе не наблюдалось. В европейской со­циологии существовали научные школы (скажем, немецкая и французская),

объединявшиеся вокруг своих лидеров, журналов или обществ. Дюркгеймов-ская школа объединялась вокруг журнала «Социологический ежегодник» (М. Мосс, С. Бугле, Ж. Дави, П. Лапи, П. Факонне, М. Хальбвакс). Школа отличалась высокой идейной сплоченностью и единством взглядов, основан­ных на общности теоретических воззрений, активной деятельности в журна­ле в качестве его сотрудников, специализации в предметных областях социо­логии, авторитете Дюркгейма, разработавшего основные научные принципы.

Социология, как свидетельствуют ее история и особенно современ­ность, — это не монопарадигмальная, а полипарадигмальная наука.

Полипарадигмальность обеспечивает разносторонность социологических исследований, создает возможность рассмотрения одного и того же явления в разных аспектах, обнаружения в нем многих граней. Вместе с тем она осложняет сопоставление полученных в разных исследованиях данных и вы­водов в ситуациях, когда эти исследования основываются на разных пара­дигмах. Есть разногласия и среди приверженцев одной парадигмы. «Одна и та же парадигма может выражаться в нескольких далеко не однозначных те­оретических построениях. Например, в рамках парадигмы интеракциониз-ма сложились не только разные теории символического истолкования меж­личностных взаимодействий (Чикагская, Айовская и другие школы), но и те­ории социального обмена. При этом теоретики последнего направления (Дж. Хоманс, П. Блау, Р. Эмерсон) неоднозначно преподносят идеи о взаи­модействии людей как обмене услугами, деятельностью, затраченными ре­сурсами и вознаграждениями»7.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.236.58.220 (0.007 с.)