Современные дискуссии о месте России в мировом историческом процессе 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Современные дискуссии о месте России в мировом историческом процессе



История нашей страны является частью мировой и не может рассматриваться вне ее контекста. Каково же место России в мировом сообществе цивилизаций? К какому типу цивилизаций ее можно отнести? В переломный период, который переживает общество, дискуссии по этим вопросам как никогда горячи. Рассмотрим основные точки зрения.

В соответствии с марксистско-ленинской точкой зрения цивилизационные особенности не имеют значения. Понятие цивилизация при таком подходе не используется. Но поскольку марксизм — это продукт западной культуры, то фактически предлагается рассматривать Россию по аналогии с обществами, относящимися к западной цивилизации. Главное сводится к следующему. В стране происходила смена общественно-экономических формаций, хотя и с отставанием от Европы и со значительными особенностями. Однако во второй половине XIX в., утверждают сторонники этой точки зрения, Россия резко ускорила свое развитие, практически одновременно с развитыми странами на рубеже XIX—XX вв. перешла к империализму и, наконец, раньше других стран подошла к рубежу перехода к высшей формации — коммунизму (ее первая ступень — социализм).

Уже шла речь о том, что социализм — это общественный идеал и он, как всякий идеал, не может быть реализован на практике. Но даже если отвлечься от этого, то для принятия

такой концепции в качестве основной при рассмотрении истории России, необходимо дать убедительные ответы по крайней мере на два вопроса. Почему страна второго эшелона оказалась первой при переходе к социализму? Почему ни одна из стран первого эшелона, то есть развитых, за Россией в социализм не последовала? При всем обилии марксистско-ленинской литературы, издававшейся многотысячными тиражами в советское время, убедительного ответа на эти вопросы не существует, если не считать утверждений о коварстве мировой буржуазии и предательстве социал-демократии, которые нельзя принимать всерьез.

Тем не менее сторонники этой точки зрения существуют до сих пор и в немалом числе, особенно среди профессиональных обществоведов старшего поколения. Однако это априорная точка зрения. Под заранее заданную теоретическую концепцию подобраны подходящие исторические факты.

Следующая точка зрения в определенной мере близка к первой, поскольку предлагает рассматривать Россию так же, как часть западной цивилизации. Ее сторонники применяют к России исключительно западные категории, за исключением марксистских- Впрочем, они вообще никаких критериев, кроме западных, не признают. Они считают, что Россия, хотя и с отставанием, развивалась в русле западной цивилизации. Накануне первой мировой войны ее развитие стало очень динамичным и обещало выход России в категорию развитых стран уже в ближайшем будущем. Однако в ослабленной первой мировой войной стране большевики, опираясь на неграмотные, люмпенизированные массы, взяли власть, и Россия сошла с цивилизационной магистрали. В ней установилась охлократия — власть толпы, которая привела к тоталитаризму (к насилию в массовых масштабах). Только в настоящее время, как утверждается, возникли условия для возвращения в цивилизацию, которая понимается исключительно как западная. Таким образом, на этой позиции стоят те, кто выступает за быстрый переход России на чисто западный вариант развития. Это, как правило, самые радикальные демократы из числа экономистов, историков, политологов. Эта точка зрения во многом заимствована из зарубежной историографии, где она имеет давнюю историю. Описывая личность И. Сталина, английский советолог Р. Конквест писал, что именно такой «лидер смог повести за собой неграмотные агрессивные массы, готовые любой ценой достичь своих абсурдных целей». Совпадение позиций полное. Предлагаемая концепция — это большевизм наоборот. Раньше говорили: социализм со знаком плюс, теперь предлагается говорить; охлократия со знаком минус. Но дело не только в этом. Россия страна своеобразная, она не может быть полностью описана в категориях только западной культуры. В ней слишком много такого, что не имеет аналогов на Западе. Например, Советская власть, феномен РКП(б)—ВКП(б)—КПСС и т.д. Вызывает сомнение подобная оценка и по другому поводу: как страна, являвшаяся мировой державой, одной из опор мирового баланса сил, на 75 лет оказалась во власти толпы? Эта позиция представляется непродуктивной.

Есть обществоведы, которые предлагают отнести Россию к странам восточного типа. Предпринимались, считают они, попытки включить Россию в европейский путь развития: принятие христианства, реформы Петра I. Но они окончились неудачей. После Октябрьской революции и нескольких лет борьбы страна превратилась в обычную восточную деспотию во главе с тираном — партийным вождем.

На первый взгляд очень похоже, особенно про тирана — партийного вождя. На второй взгляд, можно констатировать наличие явных черт восточного типа в советском обществе. В период существования СССР в обществе функционировали исключительно вертикальные связи (через властные структуры). Все было замкнуто на партгосноменклатуре. Еще недавно два завода, разделенные только забором, могли общаться между собой исключительно через министерство. В истории России, в том числе и советского периода можно проследить цикличность. За периодом реформ неизбежно следовал период контрреформ, за революцией — контрреволюция и т.д. В частности, сравнивая историю России с циклом, который выделен на примере истории Китая, можно утверждать: такие же циклы вполне определенно можно выделить и в истории нашей страны.

Действительно, эта точка зрения отвечает, на мой взгляд, ца многие вопросы, особенно советского периода истории. Однако многие вопросы остаются без ответа. Обратите внимание: от 65,5% в дооктябрьский период, до 70% в советский период населения нашей страны было славянским (русские, украинцы, белорусы). Они исповедуют христианство. Прибавьте к этому католическую Прибалтику, православную Грузию, грегорианскую Армению. Очевидно, подавляющее большинство населения страны исповедовало ценности христианства. Хотя в советский период государство официально объявило атеизм, христианские ценности интенсивно разрушались, все же в общественном сознании они были сильны. Не случайно, православная церковь так быстро вышла на первый план после 1985 г. А христианские ценности лежат в основе западной цивилизации.

Можно найти и другие доказательства, что Россия не вписывается полностью в восточный тип развития. Что наиболее болезненно воспринимается в условиях критики прошлого, развернувшейся во второй половине 80-х гг. старшим поколением? Утверждения, что за 75 лет советского строя страна не имела достижений. Старшее поколение считает, что подобная критика лишает их жизнь смысла, хотя они много и тяжело трудились. Оно не хочет и не может принять такую оценку прошлого. Но ведь это типично европейский тип мышления: жизнь должна быть потрачена на продвижение вперед себя и общества в чем-то конкретном. Что касается досоветского периода, то там очень многое не укладывается в восточный тип. Существовала частная собственность, предпринимательство, рынок, классы, многопартийность, элементы парламентаризма и т.д.

Р. Киплинг сказал однажды: «Восток есть Восток. А Запад есть Запад, и они никогда не сойдутся». Однако есть точка зрения, в соответствии с которой Восток и Запад сошлись, и сошлись они в России. Это — евразийская концепция. Она сейчас активно развивается, вокруг нее идет сплочение разных сил от национал-патриотов до приверженцев коммунизма, от фанатичных поклонников православия до ярых атеистов. Рассмотрим несколько подробнее, чем предыдущие, эту концепцию.

Идея о евразийской, особой сущности России, присутствует в общественном сознании и в теоретических разработках давно, несколько столетий. П.Я. Чаадаев в первом философическом письме в 1836 г. писал: «Одна из самых печальных особенностей нашей своеобразной цивилизации состоит в том, что мы все еще открываем истины, ставшие избитыми в других странах... Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого».

Крутой поворот, который совершила страна в 1917— 1920 гг., вызвал к жизни евразийское течение, распространившееся среди молодой интеллигенции в эмиграции. Молодые философы, историки, литераторы, правоведы увлеклись поисками смысла российской истории. Впервые евразийство громко заявило о себе в начале 20-х гг. Группа молодых российских ученых — кн. Н.С. Трубецкой, ГГ.Н. Савицкий, Г. В. флоровский и др. сначала в Софии (Болгария), затем в Берлине (Германия) и Праге (Чехословакия) выпустили подряд несколько сборников с характерными названиями. Позже к этому течению примкнули еще несколько представителей эмигрантской интеллигенции: философ Л.П. Карсавин, историк Г.В. Вернадский, юрист Н.Н. Алексеев и некоторые другие.

Вокруг евразийства в эмиграции кипели страсти. Были сторонники, но больше — противников, которые видели в этом увлечении попытку оправдать большевизм. Большая часть тех, кто начинал эти изыскания в конце 20-х гг. отошла от евразийства, хотя и в 30-е гг. появлялись отдельные работы. Тогда же в их ряды чекистскими органами СССР были внедрены агенты, которые использовали евразийцев как «крышу». В 1928 г. на деньги «органов» в Париже издавалась газета «Евразия». Это привело к окончательному распаду и дискредитации евразийства. Для советских людей в то время евразийство было закрытой страницей. С конца 80-х гг. началась публикация работ евразийцев, к середине 90-х они хлынули потоком.

Евразийцы предлагали свою трактовку исторического процесса. Настроенные резко отрицательно по отношению к Западу, западничество они считали чуждым для России. Антизападничество настолько ярко выражено в их концепции, что они отделяли Россию не только от Европы, но и от славянского мира. Они критиковали славянофильскую модель мира, которая (по В. Соловьеву) включала три силы: Запад, мусульманский Восток и славянский мир во главе с Россией. Утверждали, что в таком случае русский народ растворялся в славянстве, русское национальное сознание расплывалось в панславизме, в основе которого идея об исключительности, особости славянства. Евразийцы же настаивали на исключительности русских.

Одним из главных (а может быть и главным) фактором истории евразийцы считали связь культуры и жизни народа с географической средой — «месторазвитием» народа. Именно здесь они искали истоки самобытности различных стран и народов, в том числе и причины своеобразия русского национального самосознания. Громадные пространства России, утверждали они, охватывающие две части света, лишенные естественных резких географических рубежей, наложили отпечаток на историю страны, способствовали созданию своеобразного культурного мира. Наряду с этим подчеркивалось особое влияние на российское (русское) самосознание восточного — «туранского» (преимущественно тюркско-татарс-кого) фактора, без учета которого, по мысли евразийцев, нельзя понять ход русской истории. Отсюда проистекало противопоставление Европы и Азии, педалировалась связь России с Азией. Они больше гордились азиатским Чингисханом, чем европейским Платоном.

В связи с этим и события 1917 г. евразийцы восприняли как финал давнего кризиса европейского республиканизма и социализма. Кризис европейской культуры, по их мнению, свидетельствовал о начале великого поворота истории к Востоку и возрождению Азии. России в этих условиях отводилась роль спасительницы всего мира.

Основные идеи евразийства об историческом месте России состоят в следующем. Считалось, что Россия отличается как от Запада, так и от Востока, что это особый мир — Евразия. Какие аргументы приводились в подтверждение этого тезиса? Русская национальность, формировавшаяся под сильным влиянием тюркских и угро-финских племен, приняла на себя инициативу объединения разноязычных этносов в единую многонациональную нацию евразийцев, которые объединены в единое государство — Россию. Ведущий теоретик евразийства Н.С. Трубецкой утверждал, что национальным субстратом российского государства является совокупность населяющих его народов, называемая евразийской, — единая многонациональная нация. Подчеркивалась исключительность, неповторимость российской культуры, которая являлась евразийско-русской: «Культура России не есть ни культура европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание из элементов той и других... Ее надо противопоставить культурам Европы и Азии как срединную, евразийскую культуру». Много писалось о симфонизме, соборности, целостности российского мира. Таким образом, выделялась идейно-религиозная основа России. Евразийцы отводили решающую роль в этой части провославию и православной церкви. Они считали, что русская церковь — это средоточие русской культуры, она определяет ее существо. Суть православия в понятии соборности, то есть единении всех под покровительством церкви для того, чтобы всем вместе найти спасение в царствие Божием.

Важное место в системе аргументации евразийцев занимала идея об идеократическом государстве. Абсолютизируя роль церкви в духовной жизни, они идеализировали и абсолютизировали роль государства в жизни общественной. Государство выступало в их концепции в роли верховного хозяина общества, обладающего сильной властью, но в то же время сохраняющего связь с народом. Согласно утверждениям евразийцев монголы первыми решили историческую задачу — положили начало единству безбрежного океана-континента, заложили основы его государственного устройства. Их прямой наследницей стала Московская Русь. «Без «татарщины» не было бы России», — восклицал П.Н. Савицкий. Разделяя эту позицию, Н.С. Трубецкой считал, что основателями русского государства были не киевские князья, а московские цари, ставшие воспреемниками монгольских ханов. Свержение татарского ига, по его мнению, свелось к перенесению ханской ставки из Сарая в Москву. Распавшаяся Золотая Орда возродилась в новом обличье Московского царства. Чудо превращения татарской среды в русскую государственность произошло благодаря православию, религиозно-духовному подъему. Российское государство для евразийцев олицетворяло одновременно и общественную организацию, и церковную, это — идеократическое государство.

Можно указать на утверждения о самодостаточности российского общества. Россия рассматривалась как замкнутый океан-континент. В ней все есть. Если весь мир рухнет, Россия может существовать без потерь одна во всем мире, утверждали евразийцы. Говорилось и о евразийском типе мышления и действия, об относительности всех форм бытия в России, несовпадении явлений и их общественного восприятия, особой духовности и т.п.

Идеи евразийцев 20-х гг. являлись продуктом утонченного теоретизирования, игрой интеллекта. В наворотах политической борьбы первой половины 90-х гг. евразийская концепция была упрощена, вульгаризирована и стала подспорьем для пропаганды русского национализма. Теперь речь шла о «русской цивилизации», «русской идее». Утверждалось, что эта цивилизация имеет особый духовный базис — православие, ее отличает особая форма общности, коллективизма — соборность, особое отношение к хозяйственной деятельности, которое характеризуется как «нестяжательство» (т.е. отсутствие стремления к прибыли). Как величайшее достижение русской цивилизации рассматривается создание мощного государства.

Западная цивилизация в отличие от русской характеризуется как приземленная, лишенная духовности, потребительская и даже агрессивно-потребительская. О.А. Платонов, современный автор книг на эту тему, пишет: «Русская цивилизация отвергала западно-европейское понятие развития как преимущественно научно-технического, материального прогресса, постоянного наращивания массы товаров и услуг, обладания все большим количеством вещей, перерастающего в настоящую гонку потребления, «жадность к вещам». Этому понятию русское миропонимание противопоставляло идею совершенствования души, преображения жизни через преодоление греховной природы человека»'.

Как можно в целом оценить евразийскую концепцию и ее современные модификации? Надо согласиться, что Россия несводима в чистом виде ни к Востоку, ни к Западу, необходимо действительно учитывать влияние восточного (туранского) фактора на ее развитие. Но это, пожалуй, и все, что можно принять у евразийцев. Базировать на идеях евразийства концепцию истории России, на мой взгляд, нельзя. Единая евразийская нация — это миф. Еще в середине 80-х гг. XX в. речь шла о новой исторической общности советский народ. Где эта общность в середине 90-х гг. На фронтах гражданской войны? Не убедительно звучит и тезис насчет самодостаточности России. Почему же'страна со времен Петра I так решительно и упорно стремилась соединиться с Европой, войти в сообщество европейских держав? Европеизация была не только желанием, но и реальностью, особенно ощутимой в начале XX в. В современных условиях антизападность евразийской и других подобных концепций используется в борьбе против перехода к рынку и демократии.

Анализ истории с позиций русского национализма означает новое насилие над ней. Необосновано стремление свести все к русским и русскому. Для любого беспристрастного человека очевидно, что это не соответствует историческим реалиям. Да, русский народ создал богатейшую культуру. Да, российское государство создавалось как русское. Но это не исчерпывает всего российского мира. Разве можно перечеркнуть судьбу и культуру народов, исповедующих мусульманские ценности, католические, буддийские и т.д.?

После всего сказанного, с каких же позиций предлагается рассматривать историю страны? В основу анализа материала положены следующие исходные принципы:

1. Россия не является самостоятельной цивилизацией и не относится ни к одному из типов цивилизаций в чистом виде.

2. Россия представляет собой цивилизационно неоднородное общество. Это особый, исторически сложившийся конгломерат народов, относящихся к разным типам развития, объединенных мощным, централизованным государством с великорусским ядром.

3. Россия геополитически расположена между двумя мощными центрами цивилизационного влияния — Востоком и Западом, включает в свой состав народы, развивающиеся как по западному, так и восточному варианту. Неизбежно в российском обществе сказывалось как западное, так и восточне влияние.

4. При крутых поворотах исторические вихри «сдвигали» страну то ближе к Западу, то ближе к Востоку. Россия представляет собой как бы «дрейфующее общество» на перекрестке цивилизационных магнитных полей. В связи с этим для нашей страны, как никакой другой, на протяжении всей истории крайне остро стояла проблема выбора альтернатив. По какому пути развиваться?

Рассмотрим основные проблемы отечественной истории с позиций цивилизационного подхода.

Русь Киевская

Исторический феномен России формировался в основных чертах в условиях Московского государства. Тогда же родилось и закрепилось само название страны, которое существует до сегодняшнего дня. Однако феномен России имеет глубокие исторические корни, которые являются общими для трех народов: русского, украинского и белорусского. Истоки связаны с эпохой Киевской Руси, которая охватывает IX—XII вв.

Есть все основания говорить о том, что в древности на территории Киевской Руси развитие шло по прогрессивному пути. Восточные славяне как самостоятельная ветвь выделились из славянства в VI в. и постепенно заселили восточноевропейскую равнину. Они представляли собой смешение различных расовых линий: индоевропейских и арийских, с ощутимым добавлением урало-алтайских ветвей монгольских, тюркских и финских народов. Они рассматривали себя как часть европейского мира, осознавали свою близость с ним. Развивалось сельское хозяйство, ремесла, возникли города. Широкие торговые связи прослеживаются как с Западом, так и с Востоком. Важным шагом на пути общественного прогресса было появление государства. Государственность в древности начала складываться в нескольких регионах- Киев первым положил начало объединению земель. Здесь правила династия Киевичей, потомков основателя города. В начале IX в. основы государственности появились в земле вятичей, на Северо-Востоке. Она формировалась из союза племен, во главе которого стояла иерархия аристократии во главе со «светлым князем». Северо-Западные земли призвали на княжение варяжского конунга Рюрика с братьями. После смерти Рюрика в 882 г. другой варяжский конунг Олег обманом захватил Киев, объединив земли. Появилось древнерусское государство, которое принято называть Киевской Русью по имени столицы. Киевское государство постепенно стало большим и процветающим. Вот как писал о времени расцвета этого государства русский автор в XIII в.: «...До Венгрии, до Польши и до Чехии; от Чехов до Ятвягов и от Ятвягов до Литвы, до Немцев и до Карел, от Карел до Устюга... и до «Дышючего моря»; от моря до Черемис, от Черемис до Мордвы — то все было покорено великому князю Киевскому Владимиру Мономаху...»1. С запада оно граничило с христианскими народами и языческими, которые постепенно приобщались к христианству. На востоке его соседями были принявшая ислам Волжская Булгария, иудейский Хазарский каганат в междуречье Волги и Дона. На северо-востоке территории были заселены финскими племенами. Приазовские и прикаспийские степи представляли собой мир кочевников. Хозяевами степных просторов были печенеги, принявшие ислам, а затем сюда Пришли и язычники-половцы. Таким образом, изначально геополитическое пространство, которое станет полем исторической деятельности русских, находилось на стыке разных миров. Население Древней Руси находилось под мощным влиянием разнонаправленных цивилизационных факторов, прежде всего христианского и мусульманского.

Однако древняя история является в настоящее время предметом острых дискуссий. Не все разделяют мнение, что государство в восточной части Европы возникло до призвания варягов.

В «Повести временных лет» записано: «И избрались три брата со своими родами, и взяли с собой всю Русь, и пришли к словенам первым, и срубили город Ладогу, и сел в Ладоге старейший Рюрик, а другой — Синеус — на Белом озере, а третий — Трувор — в Изборске. И от тех варягов прозвалась русская земля». Варяги положили начало великокняжеской династии Рюриковичей. Со времен М.В. Ломоносова вокруг этого положения летописи кипят страсти. В советское время, когда все иностранное отвергалось, эпизод с призванием варягов трактовался как несущественный, не оказавший какого-либо влияния на развитие восточных славян. Варяги в конечном итоге были ассимилированы: так утверждалось. Сейчас предпринимаются попытки посмотреть на эту проблему без политических шор.

Выделим основные позиции в отношении этого эпизода. Часть историков продолжает связывать с призванием варягов образование древнерусского государства и предлагает рассматривать это в общем контексте европейской истории. Основания для этого есть: период с конца VIII по XI век — это время викингов в Европе. Походы скандинавов в Западную Европу захватили весь континент, даже южную оконечность (в XI в. скандинавы образовали норманское Королевство в Сицилии). Хотя в Западной Европе существовали более развитые, чем у скандинавов формы общественной и политической жизни, военная демократия викингов становилась организующим элементом, катализатором для появления европейской государственности. Викинги стимулировали процесс образования государств в Западной Европе.

В этом же контексте — и временном, и общественно-политическом — предлагается рассматривать призвание варягов на Русь. Из этого утверждения следует, что в восточнославянских землях процесс образования государства шел аналогично европейскому, хотя и имел свои особенности. Древние русские земли испытывали давление со стороны Хазарии. Существовала угроза потери независимости не только Южной Русью (она платила дань), но и северной, и племенами угро-финнов. Поэтому призвание варяжских дружин для защиты рубежей естественно. При этом утверждается давно сформировавшаяся точка зрения о том, что варяги — это норманны.

Таким образом, доказывается, что Древняя Русь, развиваясь аналогично Западной Европе, подошла одновременно с ней к рубежу образования большого раннесредневекового государства. Призвание варягов стимулировало этот процесс. Следовательно, эпизоде призванием варягов доказывает, что Древняя Русь развивалась так же, как и Европа.

Однако другие историки склонны считать иначе. Они ставят вопрос: действительно ли варяги — это скандинавы, конкретнее, норманны, шведы? В советское время считалось, что население Киевской Руси составляли восточные славяне (поляне, древляне, ильменские славяне и т.д.). Их называли древними русскими. Указания исторических документов, прежде всего древнейшей летописи «Повести временных лет», о том, что наряду со славянами здесь жили русы, отодвигались на второй план. Названия Русь, русские, выводили из названия реки Рось, по берегам которой жили росы. Однако сейчас это положение выглядит не столь однозначно. Исследователи давно указывали на то, что понятие «Русь» встречается в документах довольно часто безотносительно к славянам и к эпизоду с призванием варягов. Слово «Русь» было распространено в Европе, в том числе восточной. Руги, русы — это название часто встречается и в Прибалтике (остров Рюген), и в Южной Германии (Reisland до 1924 г. существовала на •ранице Саксонии и Тюрингии), и на территориях по Дунаю. были ли русы славянским племенем или нет, сказать определенно нет оснований. Но очевидно, что русы жили рядом с древлянами, полянами и имели европейское происхождение. Летопись называет русами варягов. В средние века варягами называли любые наемные дружины, независимо от того, откуда они пришли. Наемничество было распространено в средние века в Европе. Наемные дружины приглашали для участия в войнах, для защиты городов. Одной из таких дружин и были русы, приглашенные славянами. Одни историки больше склоняются, что варяги — это племя с берегов Южной Балтики. Особо подчеркивается близость балтийцев и славян, которые жили рядом, имели много общего. Л.Н. Гумилев высказывал мнение, что русы — это скорее племя южных германцев. Этот спор вряд ли удастся разрешить. Круг источников узок. Речь идет о гипотезах. Трудно сказать, какие славянские и неславянские племена входили в состав Киевского государства. Однако, кто бы ни были варяги, русы обратите внимание: они связывают, привязывают Древнюю Русь к Европе.

Первоначально русы и славяне жили не смешиваясь, русские князья не только защищали Русь, но и промышляли наемничеством по всей Европе; Русские дружины переваливали даже за Пиренеи в поисках военной удачи. Воинственные русы сражались с войсками Арабского халифата. «Да проклянет их Аллах!», — писал с ужасом арабский автор о смелости и агрессивности русов. Сейчас в некоторых работах для обозначения населения Киевской Руси употребляется термин славяно-русы.

Киевское государство строилось на основе западного института вассалитета, который включал понятие свободы, предоставлял вассалу автономию. Высший слой общества — бояре — являлись вассалами князя, обязанными служить в его войске. Hо одновременно они являлись полными хозяевами на «своей» территории, в свою очередь имели вассалов, менее знатных- За боярами признавалось право отъезда к другому сюзерену. При князе существовал высший совет — Боярская дума. Она носила совещательный характер и состояла из представителей дружинников, местной знати, городов иногда духовенства. Она символизировала права и автономию вассалов. В этих условиях сильная княжеская власть сложиться не могла. Сохранялась значительная автономия территорий от власти. На заседаниях Боярской думы бояре нередко пытались удержать не в меру пылкого князя от усобицы, угрожали князьям. Сущность взаимоотношений была такова. Князь управляет землями, заботится о правосудии и законности, защищает от врагов, но обязан считаться с интересами земель, которые представляют бояре. Боярская дума обладала правом veto. Владимир Мономах был тем князем, который умел мудро сочетать интересы власти и интересы земель.

Но главную и широкую основу для вхождения в европейское общество создавало, конечно, принятие христианства. Крещение Руси стало важным и во многом переломным рубежом. Христианство стало проникать в восточно-славянские земли задолго до крещения. Церковная традиция относит начало христианизации к I в. н.э. В летописях упоминается хождение брата апостола Петра Андрея Первозванного на Русь. Занимаясь миссионерской деятельностью, он попал на Киевские горы и предсказал возникновение здесь великого христианского государства. Однако серьезные историки считают этот эпизод легендой, которая появилась в летописи под давлением церковных деятелей.

Первые достоверные сведения о проникновении христианства на Русь относятся к IX в. Христиане были среди дружинников князя Игоря, христианкой была княгиня Ольга. Однако датой христианизации Руси принято считать 988 г. Киевский князь Владимир долго упорствовал в язычестве. Однако, собравшись жениться на греческой принцессе Анне, сестре византийских императоров, он принял крещение в Корсуни (Севастополе). С прибытием молодой жены в Киев, он крестил его жителей. Такова летописная версия. В 990 г. не без сопротивления был крещен Новгород. Затем христианство распространилось по другим городам и весям.

В учебниках, литературе советского периода делался упор на насильственный характер крещения. Насилие, действительно, применялось широко. Не желавшие креститься люди уходили в леса, занимались разбоем. Однако посмотрим на это с другой стороны. Смена духовных и нравственных приоритетов — это трудный процесс в любой стране. Не был он простым и для Руси. На смену жизнелюбивому, оптимистичному язычеству, шла вера, которая требовала ограничений, строгого выполнения нравственных принципов. Принятие христианства означало изменение всего строя жизни: от семейных отношений до общественных установлений. Посмотрим на простом примере, какие глубокие изменения несла новая религия. Язычество не возбраняло многоженство. У великого князя Владимира в языческие времена, было, по сведениям летописи, пять жен и несметное число наложниц («триста в Белгороде, двести в Берестове...» и т.д.). Нравы были жестокими. По смерти хозяина убивали жен и наложниц, чтобы они сопровождали его в загробной жизни. Конечно, рядовой труженик не мог содержать такое число жен, .как великий князь, но не в этом дело. Теперь предлагалось перейти к другим основам жизни. Семью христианство рассматривает как священный религиозный союз мужчины и женщины, которые связаны взаимными обязательствами на всю жизнь. Многоженство категорически исключалось. Дети признавались законными только в том случае, если они рождены в браке, освященном церковью. На этом примере видно, что принятие христианства было глубокой революцией во всех сферах жизни. И она не могла пройти без борьбы.

Смена веры на Руси происходила без иностранного вмешательства. Это было ее внутреннее дело, и она сама делала свой выбор. Большинство ее западных соседей приняли христианство из рук миссионеров или крестоносцев.

Христианство утвердилось на Руси, в основном, за 100 лет. Это короткий срок для такого кардинального перелома. Швеции понадобилось 250 лет для принятия христианства, Норвегии — 150 лет. Христианство создавало широкую основу для объединения древнерусского общества, для формирования единого народа на основе общих духовных и нравственных принципов. Исчезла граница между русами и славянами, между разными племенами славян. Всех объединила общая духовная основа. Христианство было принято в восточном, византийском варианте. Позднее оно получило название — православие, то есть — истинная вера. Произошла гуманизация жизни общества. Принятие христианства означало включение Руси в европейский христианский мир. С этого времени Русь, а за ней и Россия, считала себя частью христианского мира, стремилась играть в нем видную роль, всегда сравнивала себя с ним.

Христианство оказало большое влияние на все стороны жизни русских. П. Сорокин отметил: «Основные черты русского сознания и всей компоненты русской культуры и социальной организации, а также всей системы основных ценностей, представляли собой... воплощение положений христианской религии». Принятие новой религии помогло установить прочные политические, торговые, культурные связи со многими христианскими странами. Появились первые русские монеты. Церковь способствовала созданию на Руси великолепной архитектуры, искусства. Сразу после принятия христианства в стране появились первые школы, в которых проходили обучение люди из различных слоев населения. Они возникали при монастырях, учениками были и мальчики, и девочки.

Однако то, что христианство было принято в восточном варианте имело и несколько иные последствия, хотя сказались они не сразу, а проявились в отдаленной исторической перспективе.

В православии слабее, чем в западном христианстве, выражена идея прогресса. Древний христианский символ веры был сформулирован на основе Евангелий (Новый Завет). В дальнейшем западное христианство, активно менялось., восточное провозгласило верность древности. Русское православие длительное время ориентировалось прежде всего на Евангелия. А идея прогресса наиболее ярко выражена в Ветхом Завете. Религиозные деятели, приверженные классическому русскому православию, постоянно подчеркивали это различие. Архимандрит Иларион (Троицкий) писал: «Идеал православия есть не прогресс, но преображение... Новый завет не знает прогресса в европейском смысле этого слова, в смысле движения вперед в одной и той же плоскости. Новый Завет говорит о преображении естества и о движении и вследствие этого не вперед, а вверх, к небу, и Богу»'. Во времена Киевской Руси это различие не имело существенного значения. Но по мере того, как Европа ускоряла темп развития, ориентация православия на иное понимание целей жизни сказывалась существенно. Европейского типа установка на преобразующую деятельность была сильной на первых этапах истории, но она была трансформирована под влиянием православия.

Русское православие ориентировало человека на духовное преображение, стимулировало стремление к самосовершенствованию, приближению к христианским идеалам. Это способствовало появлению такого феномена, неизвестного западному христианскому миру, как духовность. Но при этом, православие не давало стимулов для социального и общественного прогресса, для преображения реальной жизни людей.

Плодотворным было влияние Византии во всех сферах; культурной, политической, духовной. Однако ориентация на Византию имела и другие стороны. Она означала отторженность от латинства, от греко-римского наследия. Представлявшие византийское христианство на Руси проповедники, монахи, иконописцы противостояли влиянию Европы, клеймили латинство. Максим Грек предостерегал от перевода трудов западных мыслителей на русский язык. Он считал, что это может оказать вредное влияние, нанести ущерб истинному христианству. Особенной хуле, как ни странно, подвергалась эллинская литература, которая вообще не имела отношения к христианству.

Разумеется, полностью отрезанной от античного наследия Русь не была. Влияние эллинизма, вторичное, сказывалось через византийскую культуру, которая многое из него вобрала. Греческие колонии в Причерноморье оставили свой след. Был велик интерес и к античной философии. Сохранились сведения о сборниках произведений античных авторов (например, «Пчела»). На Руси были известны сочинения Демокрита. Однако это была лишь слабая ниточка, связывавшая Древнюю Русь с античным миром. В первичном варианте античное наследие усвоить России не удалось. Оно пришло позднее, опосредованно, через опыт европейского возрождения.

С принятием христианства язы





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 1093; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.189.2 (0.016 с.)