Особенности многопартийной системы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности многопартийной системы



В относительно короткий исторический срок в России формировался развитый партийный спектр, отражавший многообразие социально-политических интересов. Преобладали политические образования, выступавшие против западных ценностей: консерваторы, неонародники, социал-демократы, анархисты. Отсюда очевидно, что западный выбор не имел массовой базы, мог быть привнесен только «сверху» путем реформ. Наиболее массовыми были партии и организации, защищавшие ценности «почвы». Партийно-политическая система — это важный элемент гражданского общества. Она возникла на основе быстрого развития в России западного уклада, расширения демократии, появления элементов парламентаризма. Однако, в целом общественная система, государственная власть оставались деспотическими, трудно поддавались изменениям. Отсюда — широкое применение политическими партиями и организациями насилия в борьбе за изменение общества — «черный» и «красный» (революционный) террор.

Обратите внимание: водораздел в политике проходил по линии — за демократию или против. В советской исторической литературе этот водораздел было принято определять по принципу: за монархию или против. Это искусственное разделение навязанно компартией, которая выступала против монархии за республику. Однако для общества была важна степень демократизма, а не форма государства (монархия или республика). Известны демократические монархии (например, современная Швеция) и тоталитарные республики (например, Ирак под руководством президента С. Хусейна). При анализе партийной системы России поражает, что большая часть общества, за исключением консерваторов, высказывалась за демократию в той или иной форме. Казалось бы, если против демократии выступала лишь небольшая часть (консервативно-охранительное направление), то почему бы Не выбрать демократический путь развития? Однако среди сторонников демократии — тьма оттенков: от умеренного либерализма до полного отрицания государства, борьба между собой, отсутствие объединяющей идеи. Все это было характерно для демократического лагеря.

В политической элите демократов преобладали социалистические идеалы, хотя по-разному толкуемые. На переход к социализму ориентировались — эсеры, эсдеки, анархисты. Социалистическими идеями увлекалась в молодости и значительная часть либералов. Туган-Барановский писал в 1910 г.: «Русский интеллигент, если он вообще не чужд общественных интересов, обычно более или менее сочувствует, а иногда и фанатически привержен социализму. Это настолько бросается в глаза, что почти не требует доказательств». Почему?. Интеллигенция искала общественный идеал, по образцу которого надо было модернизировать Россию. Европа XIX — начала XX вв. таким идеалом стать не могла. Индустриальный капитализм выглядел мало привлекательным: тяжелый труд на фабриках, нищета, социальные контрасты, революции. На примере западного уклада России это выглядело еще ужаснее. Нельзя было представить, что для России подобное взрывоопасное, конфликтное общество представляет цель. Отсюда: искали альтернативу. Им стал социализм. Довлели исторические традиции, веками складывавшаяся система ценностей: отсутствие развитой мелкой собственности на землю, коллективизм, непосредственная общинная демократия, уравнительность. Социализм, являвшийся отрицанием Запада, одновременно был его порождением. И высказываясь за социализм, принимая социалистическую идею, Россия как бы объединялась с Европой, входила в ее сообщество и, одновременно, оставалась сама собой. Более того, социалистическая идея означала преодоление раскола, тяготевшего над Россией со времен Петра I. Социализм стал идеей, которая предлагалась как объединительная, позволяющая соединить российские Запад и Восток на новой основе. В Великороссии идея социализма носила прежде всего народнический характер; в западных районах России она имела европейский характер и служила оружием в борьбе против полуазиатского самодержавия. В Средней Азии, на востоке империи, идея социализма не имела социальной базы.

Важно также понять, что в ходе революции 1905—1907 гг. общественно-политические идеалы масс еще не оформились. Партийные идеологии и программы были от них далеки. Но революция показала, что идеалы масс, по всей видимости, будут отличаться как от либеральных, так и от умозрительно-социалистических. В ходе революции появились первые РОСТКИ общественной организации, которая выражала стремления масс, — Советы. Они порождены инициативой снизу, и воплощали мечту широких масс о российской форме демократии.

ЛЕКЦИЯ 3. ВЫХОД ИЗ РЕВОЛЮЦИОННОГО КРИЗИСА

Российский парламент

Накал революционной борьбы нарастал. Весной и летом 1905 г. крестьянское движение охватило около пятой части уездов России. На Украине, в Прибалтике бастовали сельскохозяйственные рабочие. Рост крестьянского движения привел к созданию Всероссийского крестьянского союза, Учредительный съезд которого состоялся в Москве 31 июля 1905 г. Съезд показал, что крестьянское движение шло за либералами и эсерами. Было принято решение о передаче земли в собственность народа, а частным владельцам возместить стоимость. Правительство использовало силовые методы в борьбе с революционным движением. С окончанием войны с Японией (август 1905 г.) широко использовалась армия для стабилизации ситуации. Однако силовые методы оказывались неэффективными. Даже для консерваторов было очевидно, что необходимы изменения. 6 августа 1905 г. появился Манифест, который провозглашал создание выборного органа с законосовещательными правами. Преимущество при выборах предоставлялось собственникам, избирательные права не получали женщины, лица наемного труда, солдаты. Автором этого проекта был министр внутренних дел Булыгин. Однако этот Манифест не только не успокоил общество, но подтолкнул революционные силы и партии к активизации борьбы. Нарастала угроза всеобщей стачки рабочих, появились предвестники вооруженных восстаний. В начале октября в стачечную борьбу включились железнодорожники. 12 октября бастовало 14 железных дорог. Движение прекратилось почти по всем железнодорожным линиям. Страна стояла на пороге коллапса.

В период наивысшего подъема революции осенью 1905 г., когда зашатались устои самодержавия, бюрократия выдвинула на первый план либеральное крыло. Председателем Совета Министров стал С.Ю. Витте. Он придерживался либеральных взглядов, но не был радикалом, считал, что в России не стоит спешить с конституцией. Под влиянием революции С.Ю. Витте значительно пересмотрел свои взгляды в политической области. В начале октября 1905 г. он обратился к царю с запиской о необходимости либеральных реформ, введения конституционного строя. В противном случае, утверждал он, для стабилизации обстановки понадобится жесткая диктатура царя. Царь мучительно колебался: либеральные реформы были противны его убеждениям, но ситуация требовала изменений. С.Ю. Витте настаивал. Он подготовил проект указа «Об усовершенствовании государственного порядка», который не без нажима был царем подписан и вошел в историю под названием. «Манифест 17 октября 1905 г.».

Манифест 17 октября 1905 г. предполагал колоссальный шаг в сторону парламентаризма и демократии, в сторону конституционной монархии. Вводились демократические свободы: неприкосновенность личности, свобода слова, печати, совести, собраний и союзов. Объявлялось о создании законодательной Государственной Думы, к выборам в которую было обещано допустить все классы и сословия. В дальнейшем предполагался переход к всеобщему избирательному праву. В Манифесте говорилось: «Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий, постановленных от нас властей». Все это означало введение разделения властей, ограничение власти царя, контроль общества за властью через выборы и через своих представителей в законодательном органе.

Однако, от документа до реализации — долгий путь. Предстояло трудное дело: повенчать полуазиатское самодержавие обладающее колоссальной устойчивостью, поскольку существовала корпоративность, с европейским конституционным парламентаризмом. По сути предполагалось создать политическую систему России из принципиально разных, возможно, антагонистических элементов. В обществе обсуждали: можно ли собрать демократические механизмы из разнотипных деталей и избежать при этом новых конфликтов, а может быть, взрыва? Среди либерально настроенной интеллигенции нарастала тревога. Вызывала беспокойство парадоксальность сочетания законодательной Думы и самодержавия, а также опасность дестабилизации в условиях развороченной революцией страны. Отец и сын Ольденбурги — представители интеллектуальной элиты, обменялись такими репликами в письмах: «Быть может и Дума, и вся Россия погибнут под обломками», — писал С Ольденбург своему отцу. «Очевидно неизбежен конфликт, и конфликт кровавый, жестокий», — ответил ему отец. Однако общеизвестно, что никакого потрясения не произошло. Наоборот, после всплеска вооруженной борьбы крайних, радикальных элементов, революция пошла на спад.

Что же получилось?

Царская бюрократия не считала, что Манифест влечет за собой обязательства и предполагала, что стоит успокоиться смуте, как все пойдет по-старому. Такова была позиция и царя: он не понимал, что революция была вызвана объективными причинами. Воспитанный в духе апологетики неограниченного самодержавия, Николай II воспринимал революцию как отклонение от нормы, откуда-то налетевший шквал. Революция, по его мнению, была только наваждением, влияние каких-то непонятных сил. Но со временем все должно успокоиться и прийти в успокоение. Сделав уступку, главную задачу в дальнейшем он видел в движении назад, к восстановлению привычного. Царь не хотел менять что-либо даже в мелочах. Подписав Манифест, он тем не менее не отказался от такой, казалось бы, мелочи, как титул самодержца- И после 17 октября 1905 г. по всей России на ектиеньях его провозглашали «Самодержавнейшим». Местные власти, не отличавшиеся гибкостью, хватали тех, кто пытался объяснить населению, какие права дает Манифест 17 октября. Расправа с участниками вооруженного восстания была настолько жестока, что противоречила даже дореволюционным законам, не говоря о Манифесте 17 октября. Съезд делегатов кадетской партии записал в своей резолюции: «...Явные нарушения торжественно провозглашенных Манифестом 17 октября прав гражданской свободы под предлогом подавления мятежа — все эти не оправдываемые акты организованного насилия свидетельствуют, что правительственные органы... применяют вооруженную силу... как орудие политической мести и террора, пользуясь этими средствами без разбора...». В такой обстановке, естественно. Манифест 17 октября 1905 г. в том виде, в котором он был провозглашен, не был реализован.

Ситуация развивалась следующим образом. После подавления вооруженных восстаний рабочих царское правительство приняло жесткие меры для стабилизации. Многие губернии России были объявлены на военном положении или положении чрезвычайной охраны. В этой обстановке происходил отход от положений Манифеста 17 октября. 6 апреля 1906 г. была принята новая редакция «Основных законов Российской империи». Четвертая статья гласила: «Императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть». Как будто и не было 17 октября! Последующие статьи подтверждали священность и неприкосновенность особы царя, его неограниченное право в издании законов, в верховном руководстве внешней политикой, армией, флотом, в назначении высших сановников, распоряжении финансами и т. п. Наряду с этим в России вводился двухпалатный парламент: нижняя палата — Государственная Дума, верхняя — Государственный Совет. Обратите внимание: в соответствии с Манифестом 17 октября в России предполагался однопалатный, полностью выборный парламент.

Итак, теперь по закону Государственная Дума превращаюсь в низшую палату. Она была полностью выборной. Срок полномочий состава Думы определялся в пять лет. Но специальным указом царь мог распустить Думу и назначить новые выборы. Кроме того между сессиями царь мог издавать указы, одобряемые в кабинете министров. Права Думы определялись следующим образом: законодательные инициативы, утверждение штатов, обсуждение бюджета государства, отчетов ведомств и т.д. Законодательная инициатива ограничивалась: за исключением основных государственных законов. На заседании Думы могли присутствовать и выступать министры и высшие чиновники. Депутаты имели право запросов. Как видно, возможности низшей палаты были ограничены, но это был важный шаг к конституционализму. Выборное представительство давало возможность ставить больные вопросы, обсуждать и искать пути решения.

В декабре 1905 г. был обнародован закон, предусматривающий избирательные нормы, который вызвал большое разочарование. Выборы были предусмотрены не прямые, как обещалось, а многостепенные. Сначала выбирали выборщиков, они, в свою очередь, выбирали депутатов. Права избирателей были неравными и определялись имущественным цензом. Избиратели были разбиты на четыре курии, которые обладали неравным числом голосов: 1) землевладельческая, 2) городская, 3) крестьянская, 4) рабочая. Наибольшее преимущество получала первая курия. Меньше всего голосов — у лиц наемного труда. Выборы в I Государственную Думу проходили в марте— апреле 1906 г. Революционные партии бойкотировали выборы, призывая к их бойкоту и население. Бойкотировать выборы решили эсеры, энесы, эсдеки. Кадеты колебались, но, в конце концов, решили участвовать. Такую же позицию заняли другие либеральные партии. Но при этом оговаривалось, что такая Дума — временная, что надо стремиться к Думе, избираемой путем прямого, всеобщего голосования. Партии и организации черносотенного направления негативно отнеслись к Манифесту 17 октября, по стране прокатилась волна погромов, «черного» террора. По подсчетам С.А. Степанова во время октябрьских погромов погибли 1622 и были ранены 3544 человека. Среди погибших большинство составляли евреи, которым приписывалось стремление изменить милое их сердцу самодержавие, но были и русские, украинцы, белорусы, латыши и т.д. Но все же главным мотивом был политический. Черносотенцы громили тех, кто хотел видеть РОССИЮ демократической. Черносотенцы начали легально действовать в 1906 г. По отношению к выборам они сориентировались не сразу. Но решили выступать под старозаветными лозунгами.

Состав Думы получился либеральным. Черносотенные организации не могли провести ни одного кандидата. Одна третья всех мест (161 делегат) принадлежала кадетам. Другие — более правые либеральные партии получили 51 место. Среди представителей западных национальных районов преобладали сторонники кадетов. Председателем Думы был избран кадет С.А. Муромцев. Думская тактика либералов заключалась в том, чтобы «направить само революционное движение в русло парламентской борьбы», реформировать страну через законную деятельность. Значительную долю составляли беспартийные (около половины). Из них оформилась трудовая группа (трудовики), которая защищала интересы крестьянства (97 депутатов). В Думу попало 17 социал-демократов, которые были избраны от тех губерний, где организации не поддержали бойкот.

Открытие Государственной Думы состоялось в Тронном зале Зимнего дворца 27 апреля 1906 г. Николай II вышел к членам Думы в полном параде: огромная свита в придворных мундирах, высшие государственные чины несли императорские регалии. Знамя, печать, скипетр, держава и корона символизировали мощь и незыблемость царской власти. Обе Царицы (жена царя и его мать) были одеты с ослепительной роскошью. Ожидали, что представители от крестьян, подавленные всем этим великолепием и блеском, падут ниц перед Царем. Но «мужички» не стали на колени и даже не кричали Ура». Трудовик Свешников так писал своим избирателям об этом: «Народные представители отнюдь не смутились, а напротив, вели себя с достоинством, они знали, что их послала страна быть рядом с государем и выше этих разодетых кукол, на которых блестело золото и слезы крестьян».

Верхней палатой парламента был определен Государственный Совет. Государственный Совет как законосовещательный орган при царе существовал с 1810 г., члены его назначались царем. Теперь, по предложению С.Ю. Витте, Государственный Совет подлежал преобразованию. Поскольку, по мнению государственных чиновников. Дума может в силу выборности своего состава оказаться «склонной к крайностям», то предполагалось превратить Государственный Совет в буфер между императором и Думой и в фильтрующий орган. Верхняя палата строилась на иных принципах, чем Дума. В Государственный Совет входили лица по назначению царя и выборные от населения. Число назначенных не должно было превышать- числа выбранных. Выборы осуществлялись по сословно-корпоративной и высокоцензовой системе, которая давала преобладание крупным собственникам: из 98 членов Совета по выборам 18 избиралось дворянством, 34 — земскими собраниями, 22 — от губерний, где не было земств, 6 — от духовенства, 6 — от академии и университетов, 12 — от торгово-промышленной буржуазии. Председатель и вице-председатель Госсовета по-прежнему назначались царем. Члены Государственного Совета избирались на девять лет, но каждые три года обновлялась одна треть состава. Введение в Госсовет выборных элементов должно было повысить его авторитет, символизировать связь с обществом.

Состав преобразованного Госсовета получился консервативным, преимущественно дворянско-помещичьим. Видную роль играли чиновники, представители дворянства. Первым председателем Госсовета был назначен граф Д.М. Сольский (он был председателем и раньше), затем его сменил Э.В. Фриш. В Госсовете не было партийных фракций, но были группы: 1) правые (землевладельцы); 2) центр (торгово-промышленная буржуазия); 3) академическая (интеллигенция); 4) беспартийные. Преобладали правые, их лидером был М. Акимов который в 1907 г. стал председателем Госсовета.

Как же определялось место двухпалатного парламента в, структуре органов власти? Статья 86 «Основных законов Российской империи» гласила: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и воспринять силу без утверждения государя императора». Как видно, законы обретали силу только после одобрения в обеих палатах и утверждения их царем. Таким образом реформа привела к оформлению и выделению законодательной ветви власти. Однако и исполнительная, и законодательная власти не был и самостоятельными. Вся полнота власти была сосредоточен по-прежнему в руках императора. Структура высших органов власти приобрела следующий вид

Напор революции, угроза дестабилизации и развала империи продвинули Россию к европейскому типу общественного устройства. Процесс разделения властей подошел к последнему рубежу. Появились выборные Органы в высших эшелонах власти, которые отражали, хотя и в приглушенной форме, общественные интересы. Но все же Россия не стала Конституционной монархией. Она оставалась самодержавным государством. Царизм постепенно «переваривал» элементы парламентаризма, ограничивая их возможности.

9 июля 1906 г., через 72 дня после начала работы, депутаты Думы пришли в Таврический дворец, где проходили заседания, и нашли двери запертыми. Император, воспользовавшись правом роспуска Думы, прекратил ее работу. В Манифесте о роспуске Думы, говорилось, что Дума не успокаивала население, а разжигала смуту. Царь подтверждал, что законы об учреждении Думы и выборах остаются без изменений.

II Государственная Дума собралась в ноябре 1906 г. Ее состав был еще более радикальным, так как революционные партии участвовали в выборах. Смогли провести своих представителей черносотенцы (22 депутата). Кадеты потеряли значительное число мест, но их представительство осталось солидным (98 мест). Успех сопутствовал революционным партиям. Партии неонароднического направления получили 53 места, социал-демократы — 65. Председателем Думы был избран кадет Ф.А. Головин.

Однако II Дума также просуществовала недолго — 102 дня. 1 июля 1907 г. П.А. Столыпин, сменивший на посту председателя Совета министров И. Л. Горемыкина в 1906 г., по требовал отстранения от участия в заседаниях Думы 55 социал-демократов, а 17 из них лишить депутатской неприкосновенности для привлечения к суду за организацию «военного заговора». Дума оказалась в сложном положении. Очевидно, что социал-демократы, особенно большевики, в ходе революции организовывали массовые выступления, в том числе вооруженные восстания. Но с другой стороны, было ясно, что это явилось поводом для начала наступления на Думу. Депутаты ответили отказом. 3 июня последовал указ о роспуске II Думы и изменении системы выборов. Закон о выборах от 3 июня в литературе принято характеризовать как государственный переворот, который предполагал изменения в полномочиях власти, не согласующиеся с законом. Император имел право распустить Думу по закону. В чрезвычайных обстоятельствах прекращения деятельности Думы император имел право издавать указы, по представлению Совмина, подлежащие затем одобрению новой Думой и Госсоветом. Но закон предусматривал: «Мера эта не может, однако, вносить изменений ни в Основные государственны законы, ни в учреждения Государственного Совета или Государственной Думы, ни в постановлениях о выборах в Совет или Думу». С другой стороны, в тех же законах указывалось, что императору «принадлежит почин по всем предметам законодательства». Дума не обладала полнотой законодательной власти и это давало возможность самодержавию ставить ее в жесткие рамки. Поэтому вряд ли можно характеризовать изменения в законе о выборах как переворот, но то, что произошел откат в демократизации страны, это безусловно. Были резко ограничены возможности общества, и без того небольшие, влиять на систему власти. Представитель высшей государственной бюрократии граф С.Ю. Витте признавал: «Новый избирательный закон исключил из Думы народный голос, т.е. голос масс и их представителей, а дал только голос сильным и послушным». Резко изменилось соотношение выборщиков между куриями в пользу помещиков, крупных собственников: новый избирательный закон приравнивал один голос помещика к четырем голосам крупной буржуазии, 65-ти голосам мелких собственников города, 260-ти голосам крестьян, 543-м голосам рабочих. Особенностью нового избирательного закона было то, что независимо от исхода выборов гарантировалось количество мест в Думе: помещикам — 51,5%, буржуазии — 24%, крестьянам — 22%, рабочим — 2,5%. Резко сократилось представительство крестьян, которые составляли большинство населения. В I Государственной Думе крестьяне имели 47% голосов, во II Думе - 45, в III Думе — лишь 22%. Многие национальные районы вовсе были лишены представительства.

В соответствии с этим законом избирались III и IV Думы, полномочия которых составляли полный срок — пять лет. Они были более консервативны по составу, особенно III Дума. Значительно усилились позиции консервативно-охранительного направления. В III Думе они имели 144 места (из 429), в 185 (из 442). Представители консерваторов выступали за дальнейшее ужесточение курса правительства и репрессий во имя сохранения самодержавной власти. Думу они стремились использовать для того, чтобы не допустить колебаний правительства, заставить его проводить последовательно жесткий курс. Лидером консерваторов в Думе был В.М. Пуришкевич (крупный помещик, лидер двух наиболее крупных черносотенных организаций: «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела»). Программа консерваторов сводилась к следующему: ввести телесные наказания для борьбы с «хулиганством» в деревне, а также «хулиганством интеллигенции»; ужесточить уголовное законодательство; обуздать печать. Они резко выступали против либералов. Н. Марков-2-й утверждал, что либералы привезут государственный паровоз сначала к станции «конституция», затем — к станции «революция», третьей будет — «демократическая республика». А это, пугал он, гибель самодержавия, гибель России. Он не уставал воевать против капиталистов, банков, синдикатов, обличал интеллигенцию как «подлую слугу буржуазии и бюрократов». Звучали такие высказывания: «В особенности необходимы телесные наказания для хулиганов-интеллигентов, для хулиганов из высшего класса населения». Среди либералов произошел также сдвиг вправо. Число кадетов сократилось, но резко выросло представительство октябристов (в III Думе — 148, в IV — 98). Октябристы и возглавляли III и IV Думу. Из революционных партий были представлены в небольшом числе социал-демократы (в III Думе — 19, в IV Думе — 10 мест). III и IV Государственные Думы активно занимались законотворческой деятельностью. Несмотря на уклон в консерватизм, способствовали созданию правовой базы для развития западного уклада.

3 июня 1907 г. считается в советской историографии днем поражения революции. Революционные силы, выступавшие за уничтожение не только самодержавия, но и монархии вообще, безусловно потерпели поражение. Консервативно-охранительные силы также проиграли, так как не смогли противостоять изменениям. Но в целом революция дала позитивные результаты. Россия обрела элементы парламентаризма, стала формироваться база для демократического западного типа устройства, общество обрело свой голос. Безусловно, после 3 июня произошел откат в революционных завоеваниях, открытая политическая деятельность была ограничена, часть партий перешла на нелегальное положение. Другие партии существовали как бы полуофициально, как частные организации. Но все же многопартийность, оформившаяся в годы революции, сохранилась во всей многообразной палитре: от черной сотни до анархистов. Это важно. В партиях шел анализ ситуации, поиск новой тактики, осмысление опыта революции.

Либеральные партии еще более утвердились в преимуществах мирного эволюционного пути. Партия октябристов выступала за насильственное подавление революционного движения, поддерживала П. А. Столыпина в его политике вплоть до военно-полевых судов. Однако это вызвало недовольство в низах партии, особенно по мере того как выяснялась непоследовательность в реализации столыпинских реформ, противодействие им. Уменьшилась численность партии, резко упал ее общественный престиж. Отсутствие поддержки столыпинской политики, гибель самого Столыпина положили начало расколу октябристов, сближению некоторой их части с кадетами. В 1913 г. произошел раскол думской фракции, а затем и самой партии. После раскола партия представляла собой фактически лишь отдельные группы, которые в значительной мере были самостоятельными.

Кадеты также испытали кризис (численность сократилась в 100 раз — с 70 тысяч до 700 человек). Но она сохранилась как партия с единой организационной структурой. Через несколько лет эта партия вновь стала набирать силу, а в годы первой мировой войны заняла лидирующее положение. Революция с ее эксцессами, особенно вооруженная борьба, заставили кадетов поправеть. Как говорил Изгоев: «Надо перестать косить глазами влево». После 3 июня 1907 г. в партии активно обсуждался вопрос о путях общественного прогресса, в частности о революции и реформе.

Кадеты, анализируя опыт Запада, пришли к выводам.

1. Даже победоносные революции редко оправдывают себя. Очень высоки издержки — разрушение государственных устоев, гражданская война, развязанные стихийные страсти и эксцессы, резкое понижение культурного уровня, уничтожение интеллигенции и т.п.

2. Революция, даже если она победила, непременно смеется реакцией, попятным движением (Кромвель — в Англии, термидор. Наполеон I и Наполеон III — во Франции и т.п.).

Что касается России, утверждали кадеты, с ее темным придавленным народом, накопившим за века угнетения слепую ненависть, с ее многонациональным составом, наличием окраин с центробежными тенденциями и малочисленной интеллигенцией, которую народ не отличает от барина, революция может дать только один результат — разрушение тысячелетней государственности и пугачевщину, бессмысленное разрушение, бунт.

3. Революция как путь общественного прогресса неприемлема. Она отрицательно скажется на судьбах страны и, чем революция будет глубже, тем она будет разрушительнее.

4. Есть прекрасная альтернатива революции — реформа (издержки минимальны, результат неменьший).

В партии эсеров поражение революционных сил сказалось тяжело. Резко сократилась ее численность. Она распалась на независимые интеллигентские кружки. Падало значение и авторитет «Боевой организации» эсеров (БО). Они отрицали наличие каких-либо сдвигов в политическом строе России, будучи революционерами не хотели работать в Думе, Теоретики партии вынуждены были признать, что у партии нет научной концепции революции (в этом смысле они признавали преимущество социал-демократов). «Наступил момент пересмотра нашего теоретического мировоззрения, наших методов борьбы и организации», — заявляла эсеровская газета. Партию раздирали бесконечные споры о тактике и революции. В эсеровской литературе усилилась апология политического террора, цареубийства, которые противопоставлялись вооруженному восстанию масс как якобы безнадежного и малоэффективного способа борьбы. Значительно продвинуться в теоретическом отношении не удалось. Но от крайностей отошли. В. Чернов писал: «Прошли те времена, когда революционный социализм мог надеяться осуществить свои конечные требования разом, целиком, одним ударом перестроив одновременно все современное общественное здание снизу доверху... Приходится искать переходных ступеней».

Поражение в революции вызвало отток из РСДРП, разочарование в ее идеях. Меньшевики считали, что с появлением Думы Россия превратилась в конституционную монархию западного типа. Поэтому рабочую нелегальную партию надо ликвидировать и создать широкую легальную рабочую партию западного типа. Большевики призывали готовиться к новой революции, укрепляя нелегальные организации и используя легальные методы. Задача рабочей партии: оставаться нелегальной, использовать все легальные возможности, включая Думу, для подготовки рабочих и крестьян к революции, новой борьбе, которая откроет путь к социализму. В условиях затухания революции в рядах социал-демократии нарастало разочарование в основных целях марксизма, наблюдалось стремление изменить его или уйти от марксизма. На этой почве происходило размежевание, началось оформление самостоятельных РСДРП(б) и РСДРП(м).

Реформа «почвы»

В результате революции Россия продвинулась в направлении западного типа в политической сфере. Однако процессы демократизации могли обрести устойчивость только в связке с реформой почвенного уклада, где по-прежнему господствовали уравнительность, коллективизм, накапливалась нищета. Масштабная реформа почвенного уклада связана с именем П.А. Столыпина, хотя в основных чертах она была подготовлена С.Ю. Витте еще до революции. Официально столыпинская реформа была провозглашена именным высочайшим указом Сенату 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования». Этот указ был принят как закон 10 июня 1910 года. Столыпин очень хорошо представлял, в чем главная цель реформы почвенногo уклада.

Выступая в Думе в ноябре 1907 г., он говорил: «Не беспорядочная раздача земель, не успокоение бунта подачками — бунт погашается силой, а признание неприкосновенности частной собственности и, как последствие, отсюда вытекающее, создание мелкой личной собственности, реальное право выхода из общины и разрешение вопросов улучшенного землепользования — вот задачи, осуществление которых правительство считало и считает вопросами бытия русской державы». В Указе от 9 ноября 1906 г. говорилось: «...каждый домохозяин, владеющий надельною землею на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли». Опорой в деревне должен был стать крестьянин-собственник. В другой речи Столыпин подчеркнул, что правительство «...ставило ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных». Кредо П.А. Столыпина как государственного деятеля: либеральные реформы и сильная власть. Он задумал комплекс реформ, которые касались: политической сферы (неприкосновенность личности, гражданское равноправие и т.п.); социальной (социальная защита рабочих по инвалидности, старости, болезни); образовательной, медицинского обслуживания, духовной сферы (свобода вероисповедания) и т.д. Однако для глубокого реформирования страны, считал Столыпин, необходимы стабильность, правопорядок. Он категорически выступал против революционного терроризма: «Правительство будет приветствовать всякое открытое разоблачение всякого неустройства... Но иначе должно правительство относиться к нападкам, ведущим к созданию настроения, в атмосфере которого должно готовиться открытое выступление. Эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли... Правительство может ответить только двумя словами; «Не запугаете»». Используя силовые структуры, Столыпин стремился подавить волнения. В августе 1906 г. после очередного покушения на его жизнь (всего их было десять), когда погибло и было ранено много людей, П.А. Столыпин добился в соответствии со статьей 87 «Основных законов империи» введения военно-полевых судов. Судопроизводство в военно-полевых судах происходило в течение 48 часов, приговор санкционировался командующим военным округом и исполнялся в течение 24 часов. П.А. Столыпин считал, что эти суровые меры оправданы во имя общественной безопасности, подчеркивая, что смертный приговор можно применять только к убийцам. На практике военно-полевые суды действовали без особого разбора. Только в 1907 г. было казнено (через повешение) 1632 человек. С 1907 г. по 1910 г. — 5086 человек. Общее число осужденных военно-полевыми судами составляло 26 тысяч человек. Казнили не только революционеров, но и боевиков-черносотенцев, участников еврейских погромов. Было казнено несколько агентов охранки, замеченных в провокациях.

П.А. Столыпин не был расположен к российскому парламенту. Он сказал однажды: «В России, слава богу, парламента нет!» Избегая говорильни, бесконечных споров, он стремился проводить указы в чрезвычайном, порядке, минуя Думу, чтобы выиграть время. Главная идея реформы: в почвенном укладе ввести частную мелкую собственность на землю, распустить общину. Только с появлением мощного слоя крестьян-фермеров, считал П.А. Столыпин, в России появится настоящая демократия. «Вот тогда только, — говорил он, — писаная свобода превратится в свободу настоящую».

Перевод общинного крестьянства на фермерский путь развития предполагался при сохранении крупных помещичьих хозяйств. Предполагалось обеспечить свободу выхода из общины с закреплением надельной земли в частную собственность (хутор, отруб). Поскольку в общинной деревне было много безземельных крестьян, то разрабатывалась программа с соответствующим финансированием из бюджета переселения желающих на свободные земли в Сибири, на Алтае, в Казахстане.

Подобная реформа при всей ее кажущейся простоте означала революцию в почвенном укладе. Предстояло изменить не просто основы землевладения, а весь строй жизни, психологию общинного крестьянства. Столетиями утверждался общинный коллективизм, корпоративность, уравнительные принципы. Теперь надо было перейти к индивидуализму, частнособственнической психологии и соответствующему укладу жизни. Это не утверждается в одночасье. П.А Столыпин считал, что необходимо 20 лет, чтобы перейти от общины к фермерскому строю жизни. При этом предполагалось, что государство не пустит этот процесс на самотек, а будет стимулировать разрушение общины. Трудность задачи осложнялась тем, что большинство крестьян были неграмотны.

Но история не отпустила времени: в 1914 г. началась перв



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.016 с.)