Непрогрессивная форма существования человеческих сообществ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Непрогрессивная форма существования человеческих сообществ



К этому типу развития относятся народы, живущие в рамках природного годового цикла, в единстве и гармонии с природой. До недавнего времени этот тип развития преобладал на территории планеты: аборигены Австралии, индейцы Америки, многие племена Африки, малые народы Сибири и Севера Европы. В 1915 г. западные антропологи насчитывали приблизительно 650 таких обществ, большинство из которых были тогда еще живы. Некоторые исследователи считают подобные сообщества реликтовыми, сохранившимися осколками прошлых эпох. Подчеркивается, что культура этих народов примитивна, она утратила свою ценность для человечества, поскольку оно далеко ушло вперед. Эти общества рассматриваются лишь как полигон для изучения ранних стадий в развитии человечества. С такой высокомерной позицией нельзя согласиться. В человеческом сообществе все самоценно. Каждый народ вносит свой мазок в богатую палитру истории.

Важнейшей категорией общественного сознания является представление о времени и цели существования человеческого сообщества. Важность ее определяется уже тем, что история есть только там, где есть время. Народы, относящиеся к этому типу цивилизации, существуют вне исторического времени. В общественном сознании этих народов отсутствует понятие прошлого, будущего, нет идей о необходимости изменений, развития. Для них существует лишь время текущее и время мифическое, в котором живут боги и души умерших предков. Эти народы, адаптировавшись к окружающей среде до той степени, которая необходима для поддержания и возрождения жизни, видят цель и смысл своего существования в сохранении хрупкого равновесия между человеком и природой, в сохранении сложившихся обычаев, традиций, приемов труда, не нарушающих единства с природой. При этом типе цивилизаций человек и природа едины, нераздельны, существуют в гармонии. Духовная культура, верования связаны с обожествлением могущественных сил природы: Вода, Земля, Огонь и т.д. Вся жизнь сообщества подчинена природному циклу. У эскимосов, например, все трудоспособные члены племени обязаны выполнять в течение года определенные операции, которые соответствуют временам года: сезон охоты, сезон сбора плодов и ягод. сезон рыбной ловли и т.д. Кочевые степные племена, перемещаясь с одного места на другое в поисках пастбищ, также подчиняются природному годовому циклу.

Народы, существование которых разворачивается в рамках годового природного цикла, ведут преимущественно кочевой или полукочевой, полуоседлый образ жизни. В социальной организации господствует коллективизм: община (родовая, плановая), племя. Государства нет, но существуют властные отношения, регулирующие процессы внутри общества. Власть вождя (лидера) опиралась либо на генеалогическое родство (наследственные вожди), либо на традицию (выборные предводители племени). В задачи вождя входило: рациональное распределение жизнеобеспечивающих ресурсов (воды, пастбищ, мест для лова рыбы и т.п.), координация перекочевок, охрана стойбищ и кочевий, разрешение внутренних конфликтов между плановыми группами или отдельными индивидами. Функции связи между людьми и обожествляемыми силами природы выполняли либо предводители социумов, либо жрецы (шаманы, колдуны). Вождям, жрецам приписывались сверхъестественные способности (харизма), которые, как предполагалось, позволяют им выводить общество из затруднений.

Бесчисленные поколения, сменяя друг Друга, бесконечное число раз повторяли сложившийся образ жизни. Здесь нет развития. Сущность этого типа цивилизации; неизменность, гармония и единство с природой. Если изображать пути таких народов графически, то это — замкнутый круг. Неизменность однажды установленного порядка вещей поддерживается системой жестких запретов — табу. Самые страшные табу — запрет на изменения, на прогресс. Жизнь таких народов трудна, она связана с постоянной угрозой со стороны непредсказуемых сил природы. Рисковать самим существованием народа ради «выдумок» и «изобретений», ослаблять силы, так необходимые в постоянной борьбе за жизнь, — это самое страшное преступление. Как правило, оно каралось смертью. У некоторых народов психологическая сила таких табу была настолько велика, что человек, нарушивший его, умирал сам, хотя никто не прикасался к нему даже пальцем. Такая жесткость запретов понятна: этот тип цивилизации очень хрупок. Нарушение равновесия между человеком и природой ведет к его разрушению и гибели.

За последние пять столетий этот тип цивилизаций подвергся масштабному разрушению. Активное освоение территорий Земли людьми других цивилизаций привели к тому, что от него остались деформированные анклавы, например, в Австралии, Африке, Америке, Сибири. Встреча с людьми других цивилизаций привела к разрушению хрупкого равновесия между человеком и природой. Для примера обратимся к истории малых народов Сибири. Разрушение их образа жизни началось с момента колонизации Сибири. Однако у царизма не было сил на освоение огромной территории, и разрушение тогда носило очаговый характер: вокруг пушных факторий, административных центров, портов. Более того, в царское время, особенно в XVII—XVIII вв., проявлялась даже определенная забота о сохранении образа жизни малых народов Сибири. Государство было заинтересовано в регулярном получении натуральной дани (ясака) — мехов, ценной рыбы, кости и т.д., что было возможно лишь при сохранении традиционных промыслов. Особенно активно разрушение традиций малых народов осуществлялось в советское время. Под флагом социализма их сделали оседлыми, им навязывались русский дом, русская еда, русский образ жизни, русская культура и образование. Буздумно использовались природные ресурсы этих районов, что привело к разрушению среды обитания, подрывало основы их существования. Условия для ведения традиционного образа жизни в настоящее время резко ухудшились. Популяции оленей, зверей, рыбы быстро сокращаются. Жить в гармонии с природой мешает индустриализация, в частности, добыча нефти и газа. Загрязнение рек, морей, разрушение почвы в связи с прокладкой дорог и движением тяжелого транспорта делают природные условия опасными для жизни. Все это обернулось деградацией и вымиранием малых северных народов. Средняя продолжительность жизни народов Сибири в конце XX в. составляет всего 44 года. Аборигенные народы в значительной мере потеряли свою самобытность и быстро деградировали во всех отношениях. Число аборигенов, проживающих в лесах или занимающихся скотоводством на пастбищах, резко сократилось. Большая часть из них живет в городах и поселках, потеряла связь с традиционным образом жизни, в значительной мере русифицирована. Однако приобщение малых народов к благам чужой Цивилизации обернулось их маргинализацией и люмпенизацией. Они забыли свой язык и обычаи, но плохо адаптируются к современной жизни и производству.

Катастрофические последствия переделки жизни малых народов в значительной мере осознавались уже в «застойное время» — в 70 е гг. Была предпринята попытка восстановить хоть в какой-то мере традиционный образ жизни, поддержать угасающие силы, усилилось внимание к ценностям этих народов. Местная интеллигенция — учителя, врачи, народные депутаты —весной призывали молодежь выйти в тундру на сбор дикорастущих корешков и ягод, чтобы восстановить естественный баланс. Однако эти попытки не дали эффекта. Воспитанная в интернатах в традициях русской культуры, молодежь не откликалась на такие призывы. Судьба этих народов трагична. И то, что она трагична во всех частях света, утешает мало.

Следует, однако, отметить, что еще встречаются народы, относящиеся к этому типу цивилизации в чистом виде. Совсем недавно мир облетело известие, что американские этнологи нашли затерянное в лесах Амазонки племя, которое не знало металла. Открыто подобное сообщество и в Новой Гвинее. Уникальные кадры были показаны по телевидению во всем мире. Наверное, у многих из тех, кто их видел, мелькнула мысль: «Как безнадежно они отстали от человечества». Однако людям другого типа цивилизации надо понять: они не отстали, они просто никуда не шли. Они живут в своем мире и счастливы в единстве и гармонии с природой.

Важно помнить: этот тип цивилизации очень хрупок, при этом типе нет развития. Общество как бы движется по замкнутому кругу и разорвать этот круг можно только извне. Природный катаклизм (извержение вулкана, наводнение и т.п.) или встреча с людьми других цивилизаций могут сломать сложившийся порядок жизни и вызвать изменения.

Мир долго не признавал ценности этого типа цивилизации и относился к ним варварски. Однако, когда человечество вплотную подошло к экологической катастрофе, опыт этих народов вырос в цене. Не случайно такое широкое развитие в мире получило движение зеленых, основной девиз которых: «Назад к природе». А пример уже есть — первый тип цивилизации.

Долгое время считалось, что при этом типе цивилизации не используется интеллект человека. Однако это не так. Исторический опыт свидетельствует о глубоком знании и использовании законов природы, о высоком уровне развития мышления в таких сообществах. Богатейшая мифология этих народов длительное время рассматривалась как развлекательная или нравоучительная. Лишь в последнее время научное изучение мифологии показало: мифотворчество своеобразная и очень эффективная форма познания мира, которая опирается на фантазию человека. Особенностью этой формы познания является осознание высокой степени абстракции через образ, миф. В этом познании народы, относящиеся к первому типу цивилизации, могли обгонять другие народы, хотя мир об этом и не подозревал. Например, теория теплового расширения Вселенной считается достижением науки новейшего времени и разработана с применением точнейших современных научных методов. Оказалось, что эта теория давно сформулирована и зафиксирована в мифах.

Насколько богата по содержанию мифология аборигенов, рассмотрим на одном простом примере. Категории жизни и смерти применительно к конкретному человеку и к Человечеству являются основополагающими в духовной жизни любого народа, к какому бы типу цивилизации он не принадлежал. Эти категории находят отражение в мировых религиях, в трудах философов, в общественном сознании. Любопытно, как осознаются они в мифологии народов, живущих в природном мире. В Африке, у готтентотов существует такая легенда. Месяц (Луна) послал к человеку зайца и велел передать: «Как я, месяц, умираю и возрождаюсь, так и ты, человек, умрешь и снова возродишься». Но заяц плохо выполнил поручение. Он сказал человеку: «Как умирает месяц, так умрешь и ты, человек, и больше уже не воскреснешь»'. Обратите внимание: какого высокого уровня абстракция изложена в образной форме. Жизнь человечества бесконечна, новые поколения сменяют предыдущие, обеспечивая беспрерывное возрождение и продолжение жизни. Луна, пройдя все фазы, возродится вновь полной. Поколение людей, прожив жизнь от детства до старости, будет сменено другим. Но жизнь конкретного человека конечна,-одномоментна и никогда не повторится. Бестолковость зайца оставляет человеку надежду, так же как оставляет ее христианство, обещая жизнь после смерти. В настоящее время богатейшая мифология этих народов является предметом серьезного научного изучениям

Мифологизированность сознания, восприятие мира через образ, легенду, миф очень устойчиво. Характерная черта ментальности продолжает существовать у народов, в значительной мере ассимилированных и деградирующих. Специалисты отмечают: на территории Западной Сибири у многих обрусевших хантов и манси в современных условиях сохраняются устойчивые язычески-мифологические структуры сознания'. Эта особенность затрудняет им освоение индустриальных производственных отношений и технологий, основанных на рациональном восприятии мира.

Феномен Востока

Тип циклического развития возник в глубокой древности, в разных вариантах имеет широкое распространение и сейчас. Поскольку главные черты сформулированы на примере стран Востока — прежде всего Индии, Китая, где он нашел классическое выражение», его можно назвать восточным типом цивилизации.

Общество, относящееся к подобному типу развития, существует в рамках исторического времени, которое делится на три ступени: прошлое, настоящее и будущее. Однако представление о времени имеет свои особенности. Время земное, в котором живут люди, и время небесное, в котором обитают боги, текут как бы вместе, одновременно. Это связано с тем, что на Востоке боги, небесные силы рассматриваются как часть живой природы. Они существуют рядом с человеком, участвуют в его жизни, влияют на нее. Но и человек в свою очередь может влиять на живущих рядом богов. К тому же прошлое, настоящее и будущее тоже существуют как бы одновременно, вместе. Человек живет одновременно и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Это связано с тем, что душа на Востоке считается бессмертной, она лишь меняет форму своего существования. Поэтому умершие предки (прошлое) существуют в настоящем, но в другой форме, и влияют на человека. И будущее тоже рядом — неродившиеся потомки существуют в настоящем, но в другой форме. В некоторых обществах время воспринимается как циклическое, то есть оно периодически возвращается к исходной точке. С подобными представлениями о времени связана поэтизация прошлого. «Золотой век» для этих народов всегда в прошлом, именно оно дает образцы поступков и действий.

Ментальность народов, относящихся к этому типу, обладает ярко выраженным своеобразием. Общественное сознание носит харизматический характер. Действительность воспринимается не только в реальности, через чувственный опыт (я это вижу, слышу, ощущаю), но и через призму веры в сверхъестественные силы, религиозной догматики. Цель существования таких обществ понимается как приближение, движение к некоему высшему харизматическому, то есть божественному идеалу. Жизнь представляет собой как бы бесконечно разыгрываемый религиозный или космогонический спектакль, в котором участвуют и боги, и люди.

Сосредоточенность на духовном — это отличительная черта общественного сознания. Главной ценностью бытия являлось постижение высшего сакрального смысла, а не реализация конкретных целей. Истовость религиозного поиска, аскеза, стремление к духовному совершенству характерно для буддийской Индии. Китайское конфуцианство в этом смысле более умеренно, но вакуум заполнен культом легендарных героев, древних мудрецов, которым подражали до самоотречения. Социальный идеал, сформулированный на основе конфуцианства, — бескорыстный рыцарь безупречной морали, высокого долга, гуманности, почитающий мудрость старших ¦ и т.п., — это тот образец, к которому стремился каждый.

Рационально-упорядоченное конфуцианское учение исключало аскетизм и экстатизм, загробную жизнь. Но магия не отвергалась, существовала мессианская надежда на спасителя на этом свете — в лице императора. Отношение к основным ценностям, идеалам, а также лидерам, вождям, монархам, которые рассматривались как носители высших ценностей, имело харизматический характер. Земным владыкам приписывались сверхъестественные способности. Они обожествлялись.

Общества, которые можно отнести ко второму типу цивилизации, построены на принципах коллективизма. Личные интересы полностью подчинены общим: общинным, государственным. Личностное начало развито слабо. Важнейшим элементом общественного устройства являлась община. Интересы личности в общине полностью подчинены интересам коллектива, который определял все стороны жизни: нравственные нормы, духовные приоритеты, культурные предпочтения, принципы социальной справедливости и социальной защиты, норму и характер труда. Социальные роли в общине были жестко закреплены и изменения в положении ее членов жестко контролировались, связаны с определенным ритуалом. Знаменитый китайский мудрец Конфуций (V в. до н.э.) говорил: «Правитель должен быть правителем, а подданный — подданным, отец — отцом, а сын — сыном». Казалось бы, какая тут особая мудрость. Однако речь идет о важном: в человеческом сообществе каждый играет определенную роль и менять ее человеку не дано. Общины в разных странах могут объединяться по-разному принципу: семейная община, клановая, кастовая, территориальная, родовая, корпоративная и т.п.

Поскольку общество восточного типа было построено на принципах коллективизма, там отсутствовала классовая структура и классовые категории к ним не применимы. Это страны, где нет рыночной экономики, нет социально-классовой дифференциации. В таком обществе есть бедные, есть богатые, но нет собственности как производящего и умножающегося капитала. Понятие частной собственности в полном смысле отсутствовало. Речь могла идти о коллективном (община, племя, корпоративное объединение) праве на пользование, владение ресурсами (водой, землей и т.п.). Верховным собственником всего выступало государство, власть. Принадлежность к власти (должность) опосредовано давала право на собственность (она могла быть и наследственной). Но это не частная собственность. Попытки приватизации собственности пресекались или резко ограничивались. Полная частная собственность не допускалась. Деньги вкладывались в дом, богатый выезд, безумную роскошь, а не превращались в работающий капитал.

Восточное общество было построено на особом типе связей, которые имели исключительно вертикальный характер, то есть все связи в обществе замкнуты на властных структурах. Горизонтальные, независимые от власти, связи (экономические, духовные, политические) между общинами отсутствуют. Все связи вертикально замкнуты на слой управляющей бюрократии, которая, в свою очередь, замкнута на единоличного правителя (монарха, президента и т.д.). Власть единоличного правителя ничем не ограничена и он рассматривался как наместник бога на земле. Бюрократия, управляющая от его имени, играла колоссальную роль. Человек в таком обществе полностью зависел от произвола чиновников. Коррупция, злоупотребления властью при такой общественной системе неизбежны. Взятка становилась обязательной на всех уровнях, административные, судейские и военные должности явно или неявно продавались.

Отсутствие горизонтальных связей между общинами объясняется не только особенностями общественного устройства, но и характером самой общины. Поскольку община охватывала все стороны жизни человека, она многофункциональна, сама определяла нормы и контролировала их исполнение, то она самодостаточна, тяготела к автаркии, замкнутости, внешние связи были сведены до минимума.

В таких обществах колоссальную роль играет централизованное государство. Их называют этатистскими, то есть государственными обществами. Государство связывало воедино общины, брало на себя функции управления обществом, распорядителя собственности, идеологические функции, контроль за духовной сферой и т.п. Его роль так велика, что часть ученых обществоведов, даже во времена монопольного господства марксизма-ленинизма, считала, что государство на Востоке не надстройка, а часть базиса, важнейший его элемент. При ослаблении государства это общество распадалось. Тип государства — деспотия. Деспотия предполагает ничем не ограниченную бесконтрольную власть, не стесненную никакими формальными правилами или законами и опирающуюся непосредственно на силу. Условием существования такой власти является господство государственной и общественной собственности (прежде всего на землю) и зависимое положение индивида от системы власти. Государство полностью подчиняло себе людей, контролировало их деятельность, широко применяя принуждение. Связи между людьми, общинами, независимые от государства, были полностью исключены. Абсолютное преобладание государства над обществом — один из характерных признаков восточного деспотизма. Государство предстает как самодовлеющая сила, стоящая над человеком, регулирующая все многообразие отношений в обществе. В таких государствах страх подданных перед всесилием власти сочетался с безграничной верой в ее носителей, обожествлением их.

Правитель был «хозяином» всего, что находилось в его власти. За частными лицами признавались лишь владельческие права, в некоторых случаях — права на мелкую собственность, в основном жилье и хозяйство, а также на движимое имущество. Но и в этих случаях имущественные права частных лиц не имели четких правовых гарантий.

Подобное устройство находило опору в религиозных системах. Конфуций выдвинул тезис о том, что государство—это та же семья, хотя и большая. Ему принадлежит идея разумного управления государством через мудрых и справедливых чиновников. Добродетельное правление, как утверждалось, приведет к социальной гармонии. Социальная стабильность обеспечивалась за счет уравнительности, недифференцированности общества.

Важно понять, что деспотизм власти объяснялся во многом отсутствием частной собственности и, следовательно, полной зависимостью от государства. Люди, не имеющие частной собственности, не могли быть независимыми. Возникающие на протяжении истории частнособственнические тенденции неизбежно подавлялись государством или ставились в зависимость от него, государство и общество нераздельны, слиты. Ни одно лицо, ни богатые, ни бедные, ни знать, ни простолюдины не имели никаких прав, ни возможностей отстаивать свою личную и имущественную неприкосновенность.

Государственная машина восточного деспотизма была обезличена. Большинство решений носили анонимный или коллегиальный характер. От чиновников требовалось только повиновение. Личная инициатива и ответственность исключались. В таких условиях не могли возникать политические партии, борьба идей.

В подобных обществах изменения происходили медленно. Несколько поколений людей могли существовать практически в одних и тех же условиях, пользоваться одинаковым социальным опытом, сохранять устойчивые стереотипы общественного сознания. Традиция, апробированная опытом многих поколений, канонизировалась как высшая общественная ценность. Здесь не было места для проблемы «отцов и детей», разрыва между поколениями не наблюдалось. Поскольку несколько поколений существовало в одних и тех же условиях, то новые поколения использовали опыт старших. В силу этого авторитет старшего поколения был очень высок, молодежь должна демонстрировать знаки почтения и уважения к старшим.

В таком обществе развитие идет циклами. Его исторический путь графически можно изобразить в виде пружины, где каждый виток — это один цикл развития, шаг от одного витка к другому — поступательное движение. На примере истории Китая были выделены следующие стадии, которые в совокупности составляют один цикл развития:

1. Укрепление централизованной власти в борьбе против децентрализации, усиление государства.

2. Кризис власти, отступление перед центробежными силами.

3. Упадок власти, ослабление государства.

4. Социальная катастрофа: бунт народа, нашествие иноземцев, привлеченных слабостью государства и легкостью победы, и т.п.

Необходимо отметить особенности массовых движений на Востоке. Они не были направлены против системы. Их главная причина — произвол власти, нарушение принципов социальной справедливости, признанных в обществе нормой. Мечта восставших — ликвидировать возникшее нарушение (присвоение крестьянской земли богачами, гнет и поборы чиновников и т.п.) и вернуть утраченную норму. Эти движения не ведут общество вперед, не означают потребность в ином типе развития. Они лишь признак сбоев в системе, которая после кризиса восстанавливается с небольшими изменениями. На стадии социальной катастрофы происходила смена правления, осуществлялись некоторые изменения, ситуация стабилизировалась, и общество выходило на новый виток. Обратите внимание: в обществах такого типа наиболее активные изменения происходили на стадии социальной катастрофы, в условиях нестабильности, когда государственная организация сильно ослаблена. В условиях стабильности общество тяготело к застою, к неизменности.

Характерно, что при таком медленном, циклическом развитии общество имело богатейшую духовную жизнь, высокоразвитые науку, культуру; философия, тончайшее искусство, поражающие мир открытия и т.п. И это при том, что личность на Востоке не имела собственной ценности. В соответствии с восточными представлениями: человек — это песчинка на берегу океана вечности. От него ничего не зависело. Не случайно распространенный символ восточной культуры: человек в лодке без весел. Жизнь человека определяло течение реки, то есть исторические традиции, природа, государство, поэтому весла человеку не нужны. Возможности влиять на исторический процесс со стороны человека были крайне ограничены. Отсюда — фатализм, вера в предопределенность судьбы и событий, как отражение отсутствия возможностей влиять на исторический процесс. Стремление к свободе реализовывалось в духовной сфере, где было возможно отстраниться от власти земной.

Этот тип цивилизации был довольно широко распространен в Азии, Африке, Америке. К примеру, империя инков, погибшая под ударами испанских колонизаторов, также отличалась общинным устройством, в общественном сознании переплетались земные представления и космические (небесные). Современные идеологи индейского возрождения на американском континенте называют государство инков «великой социалистической империей», поскольку в нем не было классовой дифференциации и господствовал коллективизм.

Особо следует сказать о мусульманском мире, который, при всех особенностях и отличиях от классического Востока, остается в рамках второго типа цивилизации. В начале VII в. с принятием ислама для аравийских бедуинов закончилось время затерянности на периферии истории. Менее чем за сто лет после принятия ислама (622 г.) они создали огромное государство — Арабский халифат. Под его властью оказались территории от Атлантического океана до границ Китая: Северная Африка, Испания, Сицилия, Армения, Азербайджан, Иран, Афганистан, часть Индии и т.д. Обратите внимание: кочевники, которые жили по законам природы, выйдя за пределы Аравийского полуострова, столкнулись с древними цивилизациями, которые имели высокоразвитую культуру. Однако арабы не только не были ассимилированы, но наоборот, они смогли передать им свою религию — ислам, свой язык и в какой-то степени свой менталитет. Даже в далекой Европе арабы оставили глубокий след, который ощущается до сих пор. Еще недавно в Испании женщины закрывали лицо кружевной мантильей почти также, как закрывают лицо женщины на мусульманском Востоке. Что же вывело кочевые арабские племена на авансцену истории? Что превратило их в активный элемент, создающий новую арабо-мусульманскую цивилизацию, одну из богатейших по кульуре? Принятие новой системы духовных ценностей — ислама — явилось сильнейшим стимулом для активной исторической деятельности. Никакой экономический интерес не сравнится по силе воздействия с духовными ценностями. Именно духовная общность делает толпу народом.

Ислам как система духовных ценностей родился на Ближнем Востоке от одного корня с иудаизмом и христианством. Пророк Мухаммед —основатель ислама и первой общины мусульман, был хорошо знаком с обеими религиями. Видимо, благодаря этой связи в исламе, в отличие от старых восточных религий — индуизма, буддизма — достаточно ярко выражена идея развития. Ислам в буквальном смысле значит путь к спасению. Путь — это движение, развитие. Для ислама, также как и для христианства, характерно представление о линейном, прогрессирующем времени. Идея развития обогащалась в ходе становления арабо-мусульманской цивилизации (VII—XII вв.). Активно впитывалась христианская традиция. Но особенно много перешло в культуру мусульманского Востока от древнегреческой рационалистической культуры (эллинизма). За счет этого арабский мир резко вырвался вперед по сравнению с остальными странами. Академик В. В. Бартольд писал: «Восток в мусульманскую эпоху продолжил культурную работу, прерванную в греко-римском мире, и в течение нескольких веков занимал в культурном отношении первое место».

Казалось бы, арабо-мусульманская цивилизация пойдет по пути, отличному от классического Востока. Однако этого не случилось. В исторической перспективе мусульманский мир потерял динамизм в своем развитии, рационалистическая тенденция в культуре оказалась подавленной. Давление религиозной харизмы на общественное сознание стало более жестким и сильным, чем в старых восточных религиях. Ислам включает в качестве первоосновы не только священные духовные тексты, но и свод законов. Закон Магомета касается не только отправления культа, но и домашней, семейной жизни, а также государственной. Правовые вопросы в исламе представлены широко. Это уголовное, гражданское право, общегосударственные установления, правила ведения войны. Все законоустановления преследовали цель возвышения ислама. Вся жизнь человека, даже в мелочах должна была соответствовать религиозным требованиям, чтобы даже при незначительных поступках человека не покидала мысль об Аллахе.

Глубокое проникновение религии во все сферы общественной жизни приводит к тому, что исламские духовные институты стремятся подчинить себе государство и превратить его в религиозную организацию. Это явление в современном мире принято называть исламским фундаментализмом. Пример подобного государства сегодня — это Исламская республика Иран. Угроза исламского фундаментализма в той или иной степени существует во всех мусульманских странах: идет кровавая гражданская война в Афганистане с неясным пока исходом, пресса сообщает о кровавых эксцессах, устроенных фанатическими приверженцами ислама, в Египте, Турции и других странах. Серьезную угрозу исламский фундаментализм представляет для молодых среднеазиатских государств, образовавшийся на территории бывшего СССР — Узбекистана, Таджикистана. Одновременно во всех мусульманских странах идет поиск так называемой исламской альтернативы — путей быстрого развития, модернизации этих обществ на базе исламских ценностей.

Итак, таковы основные черты второго типа цивилизаций. Обратите внимание: для людей, живущих в соответствии с традициями подобного типа цивилизации, впрочем как и любого другого, его ценности являются естественными и высшими, наиболее предпочтительными. Яркое свидетельство этому — отрывок из официального письма китайского императора Цзянь-Луна английскому королю Георгу III, которое было направлено через британского посланника в 1793 г.: «...Управляя всем миром, я преследую одну цель, а именно: сохранить благое правление и выполнить долг перед государством. Чужие и дорогостоящие цели меня не интересуют... У нас есть все, и это может свидетельствовать твой посол. Я не придаю значения вещам экзотическим или примитивным и в товарах твоей страны мы не нуждаемся»'. Если Европа высокомерно считала туземцев частью флоры и фауны, то и Восток платил им тем же.

Значительная (если не большая) часть населения планеты жила в обществах подобного типа. Как же человек на протяжении столетий существовал в таких жестких условиях? Почему ничего не менялось? С позиций сегодняшних приоритетов российского общества (свобода, демократия, права личности) такие вопросы возникают. Важно понять, любовь, счастье, радость — это принадлежность не только демократических обществ, они существуют везде. Дело в том, что в жестко организованных обществах действуют компенсаторные механизмы, которые адаптируют человека к системе. Жизнь человека коротка и надо успеть хотя бы притчевое: посадить дерево, построить дом, вырастить ребенка. Поэтому бессмысленны вопросы, которые задают на улицах Москвы и других городов России пылкие молодые тележурналисты пожилым людям: «Как же вы жили и смеялись, когда рядом были лагеря, тотальная слежка и т.д.?» Они жили в другом, чем сейчас, обществе, в котором действовали соответствующие компенсаторы.

Важнейший компенсатор — сосредоточенность общества на высших духовных ценностях и идеалах. Для большинства стран — это религиозные ценности. Человек имеет возможность реализовать себя, удовлетворить потребность в свободе в духовном поиске, в духовной жизни. Повседневная (рутинная) жизнь одухотворена высшими целями, высшим сакральным смыслом. Еще одним важным компенсатором в таких обществах является коллективизм. Коллектив (община) подавляет личность, насаждает уравнительность. Но он же страхует -человека, дает ему чувство защищенности перед лицом жестокого мира, оказывает ему конкретную повседневную помощь. Чем труднее, беднее жизнь человека, тем больше нуждается он в коллективе, стремится в нем раствориться. Коллективизм является мощным фактором защиты человека, апробированным на протяжении многих тысячелетий. Культура коллективизма очень богата.

Наличие компенсаторных механизмов позволяло обществу функционировать полноценно, вносить богатейший вклад в сокровищницу мировой культуры. А. Тойнби утверждал: «Политическая статичность Востока, в сущности, не имела столь уж большого значения, а возможно, и вовсе не оказывала влияния на богатство и полноту жизни общества». Возможно, это и так. Вместе с тем, уровень жизни большинства народа при таком типе развития крайне низок, человек постоянно находится под прессом жестокой, деспотической власти. Мечты, проекты и попытки ускорить развитие, улучшить жизнь в пределах существования конкретного человека составляют важную часть истории цивилизаций восточного типа (модернизация). Особенно активно эти попытки предпринимались в XX в. Проблемы модернизации стран восточного типа — тема другой лекции.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 621; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.013 с.)