Разорение, хаос и восстание в Виттенбурге



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Разорение, хаос и восстание в Виттенбурге



Но прежде чем простой человек получил доступ к Библии, "Девяносто пять тезисов"в одиночку стали причиной образо­вания массового движения. То, что до этого являлось войной одного человека, Лютера, превратилось в лютеранство. Один из сторонников Лютера, Карлштадт, взял управление новым движением в свои руки, пока Лютер находился в Вартбурге. Однако он выбрал неверное направление, что вывело Лютера из себя, и он вырвался из своего укрытия, дабы остановить беспредел, творившийся в Виттенбурге.

В соответствии с распоряжениями Карлштадта монахи и мо­нахини оставляли монастыри. Но не это расстроило Лютера — он выступал против монашеских обетов. Ему не понравилось то, что начались разрушения церковных росписей и алтарей. Свя­щенников забрасывали камнями; алтарь монастыря францис­канцев был полностью разрушен. Священники, проводившие мессу, были силой изгнаны из городской церкви. Когда же чле­ны нового движения были арестованы, по всему городу вспых­нули мятежи. Церковные богослужения были остановлены, дом приходского священника в Айленбурге оказался разграб­лен, а монахи-августинцы торжественно сожгли все картины, украшавшие стены монастыря.

Лютер ворвался в город и набросился с резкой критикой на Карлштадта. Он напомнил ему, что людские души завое­вываются любовью. Он спрашивал у людей, пойманных в огне восстания, почему те сбрасывали статуи и картины, кото­рые могли многое значить для других людей, поклонявшихся Господу. Лютер просил их не забывать о тех, кто слабее и нуж­дается в их монашеских обетах, их картинах и их статуях.

Лучше всего истинная природа Реформации раскрывается в словах самого Лютера:

Лютер переводит Новый Завет с латинского на немецкий язык Роджер Виолетт/ Музей Гетти

"Дайте людям время. Мне потребовались три года посто­янной работы, размышлений и дискуссий, чтобы прий­ти к тому, что я сейчас имею; как же может простой че­ловек, не сведущий в этих вопросах, пройти эту же дис­танцию за три месяца? Не думайте, что злоупотребления исчезнут вместе с разрушением объектов, с помощью которых эти злоупотребления и происходили. Мужчины могут согрешить с женщинами и вином. Должны ли мы, зная это, запретить вино и уничтожить женщин? Люди поклонялись солнцу, луне и звездам. Должны ли мы со­рвать их с небес? Подобные опрометчивые действия и сопровождающее их насилие свидетельствуют о недо­статочном доверии к Богу. Посмотрите, как многого Он смог достичь через меня, хотя я всего лишь молился и проповедовал. Все, что произошло, стало возможным лишь благодаря Слову. Если бы я захотел, то мог бы раз­жечь разрушительное пламя в Вормсе. Однако пока я спокойно сидел и пил пиво с Филиппом и Амсдорфом, Бог подготовил Папе Римскому сокрушительный удар"59.

Лютер был реформатором, и его основной задачей было проведение реформ. Исправив неверный дух, он тем не менее не отказался от многих реформ Карлштадта и начал проводить в жизнь свои идеи. Лютер снова вернулся за кафедру и стал ежедневно выступать с проповедями. Он реструктурировал бо­гослужение, самостоятельно написал многие гимны и напеча­тал первую мессу на немецком языке.

Свои реформы Лютер начал в Витгенбурге. Там он был в бе­зопасности - люди любили, уважали и защищали его. Однако Лютер не мог покинуть территорию Саксонии. Фридриху, сак­сонскому правителю, не нужно было даже пальцем шевелить для того, чтобы защитить его, поскольку поддержки людей бы­ло для этого достаточно. Выступить против Лютера означало выступить против народа. Никто же из представителей рели­гиозной или светской власти в стране не хотел вызвать своими действиями настолько отрицательную реакцию по отношению к себе.

Реформы Лютера включали в себя также и заботу общества о бедных. В то время попрошайничество было запрещено. Деньги, которые раньше выделялись монастырям, теперь ис­пользовались для поддержки сирот, студентов, а также выплат приданого бедным девушкам.

Месса была видоизменена. Старая, нудная рутина была за­менена проповедью Евангелия. Карлштадт стал совершать на­падки на обет безбрачия, в чем Лютер его безоговорочно под­держал. Он же был лично ответствен за побеги монахинь из их монастырей. Когда же те оказались под опекой Лютера, он благословил их сочетаться браком со священниками, также оставившими монастыри.

Его решительная рыжая жена

Лютер также взял себе в жены бывшую монахиню, хотя до этого усердно пытался найти ей какого-нибудь другого жени­ха. Все началось после того, как он организовал ее побег из мо­настыря, что, по мнению Лютера, было его долгом перед Гос­подом, хотя подобные выходки и карались в то время смерт­ной казнью. Его будущую жену звали Катрин фон Бора, и она была одной из многих монахинь, на которых работы Лютера произвели огромное впечатление. Будучи недовольной своим положением еще до знакомства с работами Лютера, она напи­сала ему письмо от своего собственного имени, а также от име­ни других одиннадцати монахинь, вместе с которыми и соби­ралась покинуть монастырь.60 Лютер составил план и привлек к его исполнению отца одной из монахинь, который каждую неделю возил в монастырь копченую сельдь. Он пользовался доверием тамошних церковных властей, поэтому его повозку не проверяли и не обыскивали, когда в назначенный день он выгрузил в монастыре двенадцать бочек сельди и спрятал в них двенадцать монахинь. Одной из них была Катрин.61

Катрин стала монахиней против своей воли, так же как и многие другие монахини. Именно поэтому Лютер обращался к их отцам с предложением помочь освободить дочерей. Катрин попала в монастырь из-за своей мачехи. Девочка обладала твердым характером и была очень сообразительной. Это не по­нравилось новой жене ее отца и стало причиной, по которой Катрин была отправлена с глаз долой в возрасте девяти или де­сяти лет.62

Когда двенадцать монахинь оказались в безопасности, три из них вернулись домой к своим семьям, а стальные девять бы­ли доставлены к порогу Лютера. Он нашел мужей для восьми из них. Все, кроме Катрин, обрели семью. Она же стала помо­гать по хозяйству в соседском доме.

Катрин было двадцать шесть лет, ее рыжие волосы окаймля­ли высокий лоб, ниже которого располагались длинный нос и мощный подбородок. Один биограф сказал, что она была "смы­шленой саксонкой с острым языком".63 Даже несмотря на то, что общество считало, будто она уже минула лучший возраст для вступления в брак, Катрин влюбилась в мужчину, который ответил ей взаимностью. Однако его родители воспротивились этому браку, поскольку девушка была беглой монахиней. Отно­шения закончились ничем, и ее сердце было разбито.

Лютер же, к тому времени уже сильно подружившийся с Катрин, порекомендовал ей нескольких потенциальных жени­хов. По-прежнему испытывая боль, оставшуюся после недав­него разрыва отношений, она отказалась. Лютер возразил, что в достаточно зрелом возрасте Катрин не следует быть перебор­чивой. Она же снова ответила отказом, но предложила Лютеру две кандидатуры - мужчин, за одного из которых она все же согласилась бы выйти замуж. Одной из кандидатур в списке был сам Лютер!64

Лютер был ошеломлен подобным поворотом событий! Ко­нечно же, нет! Лютер не мог жениться — или он просто так ду­мал. Ведь в любой момент он мог быть повешен как еретик. Жениться в таком положении было просто смешно.

С таким настроением Лютер отправился проведать своих родителей, однако поддержка брака отцом заставила его изме­нить свое решение. Счастливый от того, что сын оставил мо­настырь, тот хотел, чтобы Мартин женился и завел детей, ко­торые продолжили бы их род.

Теперь уже и Лютер видел выгоды от вступления в брак. Очнувшись, он мог порадовать своего отца и еще более разъ­ярить Папу Римского. Помимо этого, Лютер мог бы иметь ребенка, который продолжил бы его род в случае мучениче­ской смерти Лютера. Для Лютера и Катрин в браке не было ничего романтичного. Он женился по обязанности; она выхо­дила замуж, будучи подавленной после предыдущей неудачи. Но оба они восхищались друг другом и питали чувство глубо­кого уважения.65

"Я не могу сказать, что безумно влюблен, но испытываю к ней глубокую нежность", - говорил Лютер. 10 июня он напи­сал: "Божьи дары нужно хватать как можно скорее". 13 июня 1525 года Лютер женился на Катрин.66

Косы на моей подушке

Неожиданное бракосочетание Лютера повлекло за собой целую волну слухов. Один из наиболее распространенных ут­верждал, что Лютер уже жил с Катрин до брака, хотя в дейст­вительности он лишь ежедневно навещал ее. Для Лютера же подобное бракосочетание было единственно возможным. Позже он написал об этом следующее: "Если бы я не женился быстро и в тайне, а посвятил бы в это дело еще несколько че­ловек, каждый бы из них сделал все возможное для того, что­бы воспрепятствовать моему решению, поскольку все мои дру­зья говорили: "Лучше не эту, а другую девушку". Друзья Люте­ра хотели, чтобы он женился на более достойной.67

Вступление в брак в возрасте сорока одного года стало для Лютера не самым легким опытом. Привыкший к несколько дру­гой жизни, он писал: "В первый год брака много к чему прихо­дится привыкать... Ты просыпаешься утром и обнаруживаешь на своей подушке волосы, которые там раньше не лежали".68

Катрин вступила в брак, не чувствуя никаких барьеров. Ее твердый характер и решительность быстро навели поря­док в жизни Лютера. Например, она заменила старую, за­плесневевшую солому в его матрасе на новую. Поглощен­ный постоянными заботами о проведении реформ, Лютер смертельно уставшим падал поздно вечером в кровать, не замечая запаха.

Свадьба Лютера

Катрин также привела в порядок финансы своего мужа. Банковский счет Лютера был постоянно пуст, поскольку Мар­тин был очень щедрым человеком. Он говорил, что Бог дал че­ловеку пальцы для того, чтобы через них легко проскальзыва­ли деньги. Катрин взяла кошелек мужа под свой контроль и скопила достаточно денег для покупки новой собственности.69 В браке проявился новый талант Катрин, о существовании которого она не знала, пребывая в монастыре. Она открыла в себе способности менеджера, хозяйки и администратора. Кат­рин преуспевала во всем, стремясь сделать свое с Мартином хозяйство экономически независимым. Лютеры жили в мона­стыре августинцев, который передало им правительство. Зда­ние монастыря насчитывало сорок комнат, но часто случалось так, что каждая комната была заполнена людьми. Мартин и Ка­трин сами имели шесть детей, а кроме этого, у них было еще шесть племянников и племянниц; также Лютер взял к себе не­скольких осиротевших детей. Родственники Катрин приходили помочь супругам, а ее тетя Магдалена стала для детей замеча­тельной "нянечкой". Учителя и студенты также находили при­станище в доме Лютеров. Мартин и Катрин были прекрасными партнерами - он приглашал студентов, а она брала с них плату!70

Лютеру потребовалось некоторое время, чтобы приспосо­биться к жизни в окружении такого количества людей, но очень скоро он полюбил это. Однажды он написал следующее о своем сыне Хансе: "Когда я сижу и пишу, он поет мне песню, но если делает это слишком громко, я начинаю немного вор­чать; он же продолжает петь все так же громко".71

 

Застольные беседы

В доме, где постоянно кипела бурная деятельность, между Лютером и жившими с ним студентами установились настав­нические отношения. Проводимое ими вместе время стало из­вестно как "застольные беседы". Студенты собирались вокруг Лютера за обеденным столом, задавали ему вопросы и записы­вали полученные ответы в своих тетрадях. Катрин пыталась со­бирать со студентов деньги за записываемые ими откровения, но Лютер ей этого не позволил. Позже многие из этих студентов опубликовали информацию, полученную ими в то время.72

Во время бесед Лютер садился с одной стороны обеденного стола, а студенты, Катрин и дети - с другой. Катрин быстро ус­тавала от сыпавшихся вопросов; также ей очень не нравилось то, что Лютер никак не мог приступить к трапезе, поскольку ему постоянно приходилось говорить. Однажды Катрин спросила со своего места: "Доктор, почему вы не прекратите говорить и не поедите?" Лютер ответил: "Прежде чем открыть свой рот, жен­щины должны повторить молитву "Отче наш"73.

Хотя Катрин и была достаточно сложным человеком, Лю­тер отдавал жене должное в той области, где она была сильнее; в особенности же это касалось домашних дел. Он называл же­ну "своим ребром", "своей цепью" и "своей хозяйкой", отмечая то, как она справлялась с домашними обязанностями.74

Однако Катрин делала гораздо больше, чем просто вела хо­зяйство. Она сделала это хозяйство процветающим. Жена Лю­тера одновременно управляла сразу двумя хозяйствами - мо­настырем августинцев, а также еще одним домом, унаследо­ванным ею в Цульсдорфе, который находился в двух днях пути от Виттенбурга. Катрин имела поля, сады, коров, свиней, го­лубей, гусей, собаку (которую Лютер любил настолько сильно, что надеялся увидеть на Небесах), пруд с рыбой и пивоварен­ное производство.75

Пусть вас не смущает тот факт, что Катрин владела пивова­ренным производством. В те времена производить пиво было роскошью, пить же пиво означало питать свое тело. Тогда пи­во для людей было тем же, чем для нас сегодня являются про­теиновые напитки и пищевые добавки. Даже сегодня в Герма­нии отношение ее жителей к алкоголю отличается от отноше­ния к нему американцев. Для немцев важной является умерен­ность. Кроме того, пиво являлось для Лютера настоящей необ­ходимостью, поскольку он часто болел.

Катрин больше нравилась ее земля в Цульсдорфе, чем в Вит­тенбурге, но из-за своих частых болезней Лютер не любил, когда она уезжала. Однажды, когда Катрин хотела приобрести еще од­ну ферму, Лютер удерживал ее до тех пор, пока этого не сделал другой человек. "О, Кати, - говорил он, - у тебя есть любящий муж. Пусть кто-нибудь другой становится императрицей".76

Пытаясь угодить Лютеру, Катрин проводила рядом с ним много времени. В какой-то степени она стала его личным докто­ром. Лютер страдал от многих болезней: подагры, бессонницы, геморроя, запоров, камней в почках, головокружения и звона в ушах. Катрин стала очень искусной в приготовлении раститель­ных лекарственных средств, в припарках и массаже. Сваренное же ею пиво, которое так расхваливал Лютер, было прекрасным лекарством от бессонницы и нескольких болезней.

В письме, написанном Лютером своей жене, он благодарил ее за неустанную заботу обо всем и обо всех:

"Праведной, беспокоящейся леди Катрин Лютер, докто­ру в Цульсдорфе и Виттенбурге, моей доброй и любимой жене. Мы искренне благодарим тебя за то, что ты не спишь ночами, думая о нас, ибо с того момента, как ты начала беспокоиться о нас, возле моей двери вспыхнул огонь, а вчера, несомненно, благодаря твоему беспокой­ству, огромный камень мог бы упасть на нас и раздавить, как мышей в мышеловке. Если ты перестанешь беспоко­иться, я боюсь, что земля поглотит нас. Молись, и пус­кай Бог беспокоится. Отдай Ему свою ношу"77.

Семейная жизнь начинала нравиться Лютеру все больше и больше, а его любовь к жене продолжала расти. Раньше Лютер учил, что брак является необходимостью для плоти. Но, узнав о нем не понаслышке, стал называть брак возможностью для духовного роста. "Первая любовь пьянит, - говорил Лютер о браке, - когда же это опьянение проходит, тогда наступает на­стоящая любовь между мужем и женой"78. Именно такая лю­бовь царила в отношениях Мартина и Катрин Лютер.

Любовь Лютера стала настолько сильной, что он назвал свое самое любимое Послание Павла "Моя Катрин фон Бора". Однажды он сказал о жене следующее: "Во всех домашних де­лах я полностью полагаюсь на Кати. Во всем же остальном я подчиняюсь Святому Духу"79.

Лютер много говорил и писал о браке. Ниже приведены не­которые из его наиболее известных цитат:

"Естественно, христианин должен любить свою жену. Он должен любить ближнего, а поскольку жена является са­мым близким из всех ближних, его любовь к ней должна быть наиболее глубокой. Также жена должна быть и его ближайшим другом".

"Брак - это не шутка, над ним необходимо работать, о нем нужно молиться... Взять себе жену достаточно про­сто, но постоянно любить ее - гораздо сложнее... пото­му что одного лишь союза плоти недостаточно; должна существовать схожесть вкусов и характеров. А эта схо­жесть не приходит внезапно".

"Мир и любовь в браке являются даром, который следу­ет сразу после дара понимания Евангелия".

"Некоторые браки появляются исключительно из похо­ти, но похоть испытывают также вши и блохи. Любовь начинается тогда, когда мы имеем желание служить дру­гим людям".

"Я не собираюсь убирать волнение из брака. Я могу даже увеличить его, и произойдет чудо, о котором знают лишь те, кто испытал его".

"Нет ничего приятнее, чем гармония в браке, и ничего более огорчительного, чем разногласия... После разно­гласий наибольшую боль доставляет потеря ребенка. Я знаю, как это тяжело"80.

 

Любовь к детям и их утрата

Лютерам была не понаслышке знакома боль, связанная с утратой детей. Всего у них было шесть детей, из которых двое умерли. Их смерть стала для Лютера, наверное, самым тяже­лым моментом во всей его жизни. Он получал от общения с де­тьми такое огромное удовольствие, что потеря их буквально раздирала его душу на части. Иногда Лютеру казалось, что он так никогда и не оправится от этой боли. К своей роли отца Лютер относился с такими же трепетным волнением и юмо­ром, как и к роли мужа. Однажды он сказал: "Вывешивая под­гузники своих детей, отец веселит этим соседей. Пускай они смеются, Бог и ангелы также улыбаются на Небесах"8'. Свое отцовство Лютер считал одной из важнейших обязанностей, говоря, что нет большей силы, данной Богом, чем та, которую он дает родителям.

 

Крестьянское восстание

В то время как Лютер страстно продвигал вперед свои ре­формы, они, в свою очередь, совершали переворот в его душе. Стоило ему лишь принести перемены в жизнь церкви, как пе­ременам тут же подверглись состояние души и жизнь Лютера, в первую очередь, его отношения с женой, а потом и огромная любовь, которую он испытывал к своим детям. Эти чувства раскрывали перед Лютером приготовленное для него Богом изобилие, о котором он даже не догадывался.

Поиск немецкими крестьянами подобного изобилия в кон­це концов привел к тому, что Лютер столкнулся с серьезными проблемами. Устремившись за Лютером, крестьяне стали ис­пользовать Реформацию в качестве возможности восстать против знати. Представители знати владели землей, контроли­ровали места в правительстве и использовали крестьян. Не имея представления о том, что написано в Библии, крестьяне решили воспользоваться силой Реформации для выполнения своих требований. Они хотели сами выбирать себе священни­ков, а также положить конец крепостному праву, в соответст­вии с которым крестьянин был привязан к земле и к своему хо­зяину. Кроме этого, крестьяне требовали достойную оплату труда на полях.

Лютер симпатизировал крестьянам, но позже он дал немец­ким дворянам один совет, на основании которого его впослед­ствии обвинили в соучастии в насилии против крестьян.

Лютер понимал причины, подтолкнувшие крестьян к вос­станию, но просил их не прибегать к бунтам и насилию. Одна­ко они не прислушались к его совету, а вместо этого сразу же перешли к активным действиям. Крестьяне сначала отказа­лись платить какие бы то ни было налоги, а затем стали гра­бить замки и монастыри. Дворяне использовали все свои силы для того, чтобы сломить повстанцев, — в результате жизни ли­шились шесть тысяч крестьян. Лютер пытался успокоить и примирить враждующие стороны и "привести их к кресту", но поскольку крест не был их мотивацией, они в тот момент не желали менять свой фокус. Реакция Лютера на возникшую си­туацию выразилась в послании, адресованном знати.

Лютер назвал свое послание "Против ограбления и избие­ния крестьянских полчищ ". В нем он просил дворян признать свою вину, обратиться к Богу за помощью и предложить кре­стьянам новые условия жизни. Только в случае неприятия крестьянами этих условий Лютер оправдывал их суровое на­казание. Он писал:

"Уничтожение, подавление и избиение [крестьян], тай­ное или открытое, без особой на то причины может быть еще более отвратительным, пагубным и ужасным, чем само восстание. Однако подобные действия могут быть оправданы как действия человека, стоящего перед необ­ходимостью убить бешеного пса: если ты не нанесешь ему удар, он набросится на тебя и на всю твою землю"82.

Дворяне выступили против повстанцев и подавили восстание. Лютеру показалось, что те неправильно поняли его мысли, и написал им второе послание, названное "Открытое письмо, касающееся преступлений против крестьян". Лютер хотел убе­диться, что дворяне понимают, что их христианским долгом являлось не только подавление восстания, но также и проявле­ние милосердия в отношении крестьян и стремление к обнов­лению взаимоотношений с ними после победы.

Крестьяне обвинили Лютера в том, что знать так жестоко расправилась с. их восстанием; знать же, в свою очередь, обви­нила Лютера и Реформацию в подстрекательстве к крестьян­скому восстанию. Как и многие другие люди, обладающие апостольским призванием, Лютер привык к постоянным об­винениям в свой адрес. Вы можете сказать, что Лютер был толстокожим, но, как мне кажется, подобное качество при­дает реформатору силы противостоять оказываемому на него

давлению. Внутри реформаторов происходили перемены, помогавшие им лучше соответствовать своему призванию и делу, которому они служили. Это позволяло им двигаться впе­ред, даже несмотря на полное непонимание окружающих лю­дей, или же, как в случае с Лютером, их ненависть и обвинения - в вышеописанной ситуации - со стороны знати и крестьян, в других случаях - со стороны членов собственной семьи и иных протестантских реформаторов.

Ненависть папского двора по отношению к Лютеру продол­жала расти, а император Карл V невзлюбил его сразу же, как только увидел во время Конгресса в Вормсе, хотя на то не бы­ло особых причин. Императора просто раздражало то, что один человек может послужить источником такого количества проблем. Карл приложил все усилия для того, чтобы придать законную силу принятому во время Конгресса указу, однако лютеранство к тому времени обладало уже такой популярнос­тью, что с успехом противостояло всем попыткам сокрушить себя. Лютеранских служителей согнали с кафедр, но они вы­шли на улицы, проповедуя перед толпами людей с перил мест­ных таверн. Немецкие города, такие как Страсбург, Аугсбург, Ульм и Нюрнберг, превращались в оплоты лютеранства.

Чтобы справиться с ересью, подрывающей единство като­лического мира, церковь созывала конгресс за конгрессом. Своей кульминации этот процесс достиг в 1530 году, когда был созван Конгресс в Аугсбурге. Лютеру не позволили принять участие в этом мероприятии, и ему пришлось снова отсижи­ваться в замке на протяжении трехмесячных заседаний Кон­гресса. В Аугсбурге же присутствовали князья всех немецких территорий. Эти люди представляли светскую власть в огром­ном государстве, находившемся под управлением императора. Каждый из них находился на одном уровне с Фридрихом Му­дрым, правящим территорией, на которой проживал Лютер, и однажды, после Конгресса в Вормсе, спрятавшим Лютера в своем замке Вартбург. Во время Конгресса немецкие князья представили Аугсбургский символ веры, который был состав­лен на основании учений Лютера. Но император не принял предложенный документ, приказав князьям уничтожить люте­ранство и вернуть свою страну в лоно католической церкви. Те отказались; один из князей преклонил перед императором ко­лени и сказал, что пусть лучше он будет обезглавлен, но не за­берет у людей Слово Божье. Смелость князей компенсировала отсутствие Лютера, а кредо движения, благодаря их твердости, осталось нерушимым. Император не высказал одобрения, ко­торое так хотели услышать князья, но уже ничем не мог повли­ять на лютеранство, которое стремительно распространилось по всей Германии.

 

Реорганизация церкви

К счастью, император был слишком занят ведением войн, и Лютер уже больше не сталкивался с его противодействием. Ре­форматор не стоял на месте и в скором времени принялся ре­формировать церковь. Начал он с тщательного исследования богослужения. Лютеру потребовалось совсем немного време­ни, чтобы увидеть необходимость проведения мессы на немец­ком языке.

Свои реформы Лютер старался проводить неспеша, пони­мая, что слишком быстрый переход с латыни на немецкий язык может отвернуть от Реформации тех людей, вера которых слишком слаба. Он видел, что люди имели лишь очень отда­ленное понятие об основных принципах Царства Божьего, и в связи с этим написал с помощью двух ассистентов два катехи­зиса на немецком языке: один - для взрослых, а другой - для детей. Лютер считал детский катехизис своей самой важной работой после перевода Библии.83

Лютер стремился, чтобы все его последователи пришли к пониманию евангельской истины и получили представление о Царстве Божьем. Поэтому обязывал их изучать катехизи­сы. И дети и взрослые должны были выучить их наизусть. Неспособность выполнить задание влекла за собой лишение виновного еды и питья его работодателем либо, в случае с де­тьми, их родителями.84

 

Реформа музыки

Лютер дома, в кругу семьи, играет на лютне

Реформируя церковь, Лютер отвел музыке важнейшее мес­то в процессе богослужения, заявив, что: "Вслед за Словом Бо­жьим музыка заслуживает величайшей хвалы".85 Это был еще один из вопросов, в котором взгляды Лютера разошлись со взглядами других реформаторов того времени.

Ульрих Цвингли, реформатор швейцарской церкви, несмо­тря на то, что был вышколенным музыкантом, полностью за­претил игру на органе. Некоторые из его последователей пош­ли еще дальше и вдребезги разбили все органы, чтобы таким образом утвердить взгляды своего учителя. Другой реформа­тор, Жан Кальвин, разрешил пение, но только в унисон. Все гармонии были запрещены. Он считал, что, хотя музыка и яв­лялась Божьим даром, ее следовало использовать только в ми­ру, но не во время службы.

Однако Лютер считал музыку адресованной Богу. Он сам являлся прекрасным музыкантом, имел прекрасный голос и хорошо играл на лютне, от которой ему пришлось отказаться, отправившись в молодости в монастырь.

Лютер был одним из реформаторов, считавших, что музыка способствует продвижению Евангелия. Он верил, что Бог со­здал все существующее в этом мире для служения и поклоне­ния Ему; задача же людей заключалась в том, чтобы открывать внутри себя творческие способности и позволять им напол­нять каждую сферу своей жизни, используя их для Бога. Лютер говорил:

"Я не согласен с тем, что все виды искусства должны быть отброшены в сторону и уничтожены во имя Еван­гелия, как заявляют некоторые фанатики. Наоборот, я с радостью хотел бы увидеть все виды искусства, в особен­ности музыку, в служении Тому, Кто сотворил их и дал человеку"86.

Лютер настолько любил музыку, что каждую неделю уделял некоторое время репетициям. Прихожане должны были изу­чать новые песни, чтобы каждое воскресное утро богослуже­ния проходили без заминок. Сегодня, как правило, группы прославления и поклонения собираются где-нибудь в середи­не недели и готовятся к воскресной службе. Однако Лютер же­лал видеть всех прихожан изучающими новые песни. Он дей­ствительно был лидером и руководителем - указывал путь и полагал, что верующие должны следовать по нему!

Защищая свою позицию в отношении музыки, Лютер ука­зывал на Моисея и Давида. Он рассказывал людям о том, как Моисей славил Господа, перейдя через Чермное море, а также о том, как много псалмов написал царь Давид.

Лютер был настолько уверен в необходимости использо­вания музыки в служении, что отказывался посвящать в ду­ховный сан служителей, не понимавших духовной важности музыки. Человек, желавший стать священником, должен был являться также и умелым музыкантом, чувствующим возноси­мые в звуках хвалу и поклонение. Более того, Лютер считал, что учитель, не сведущий в музыке, не должен был допускать­ся к преподаванию.

Лютер хотел, чтобы люди ощутили всю силу музыки. По этой причине он стремился заменить все латинские гимны не­мецкими, чтобы люди могли понимать услышанное и настав­ляться в Слове Божьем, воспевая Господа в песнях. Поэтому Лютер призвал поэтов и музыкантов писать немецкие духов­ные гимны. Он просил их не отдаляться от Библии и сохранить всю чистоту Божьего учения. Лютер не хотел, чтобы гимны представляли собой какую-нибудь неудобоваримую смесь или же были наполнены светскими мыслями. Он стремился убрать из мессы все привнесенное туда человеком и не боялся наста­ивать на этом! Реформатор называл канонический закон, этот папский кодекс, регулирующий жизнь всего католического мира, "мерзким варевом, состоящим из ингредиентов, собран­ных по канализациям и выгребным ямам".87

Скоро Лютер сам начал писать гимны. Сначала у него это по­лучалось не совсем хорошо, но после многочисленных попыток он развил в себе этот дар. В течение года Лютер написал более двадцати гимнов. К 1526 году он собрал достаточно материалов для того, чтобы провести первую мессу на немецком языке.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.02 с.)