Уишарт гибнет в отсутствие Нокса



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Уишарт гибнет в отсутствие Нокса



На протяжении пяти недель Нокс сопровождал Уишарта в качестве телохранителя, став за это время его другом, товари­щем и учеником. Хотя Нокс хотел и дальше сопровождать Уи­шарта, тот решительно заявил: "Нет, возвращайся к своим уче­никам, и пусть тебя благословит Господь. Для жертвы будет до­статочно и одного человека".10

В отсутствие Нокса продажный архиепископ Сент-Эндрюса, кардинал Дэвид Битон, приказал арестовать Уишарта. Про­поведник предстал перед судом и был признан виновным в ереси. 1 марта 1546 года его повели к костру, чтобы предать со­жжению. Вряд ли подобное могло бы произойти, если бы Нокс продолжал исполнять обязанности телохранителя Уишарта.

Однако Уишарт не ушел тихо. Не обращая внимания на связанные руки за спиной, накинутую на шею веревку и же­лезный обруч вокруг пояса, он продолжал проповедовать на протяжении всего своего пути к месту казни в окружении мно­гочисленных зевак, высыпавших на улицы, чтобы стать свиде­телями зрелища. Он призывал людей любить Слово Божье и укрепляться в том, чему он их научил. Уишарт напомнил им, что проповедовал не придуманные человеком учения или басни, а истинное Евангелие. Он успокаивал собравшихся, что, несмо­тря на непродолжительную телесную боль, уже очень скоро преклонит свои колени перед Иисусом и будет пребывать с Ним в вечности.

Последние слова Уишарта были настолько проникновен­ными, что палач упал перед ним на колени и попросил про­щения. Уишарт простил его и поцеловал в щеку, попросив продолжить свою работу. Палач крепко привязал проповед­ника к столбу и зажег огонь, который вскоре полностью по­глотил его. Уже стоя в пламени, Уишарт воззвал к Господу с просьбой простить его убийц. Происходящее настолько тро­нуло людей, что они не могли "сдержать своих слез"." В воз­духе витала тяжесть смерти, а атмосфера была наполнена глубокой скорбью людей, ставших свидетелями того, как один из Божьих служителей сгорает дотла.

Люди взывали к отмщению. Их голоса стали эхом скорби и ярости, переполнившим сердце Нокса. Он был не из тех лю­дей, которые предпочитали отсиживаться где-нибудь в сторо­не. Когда Нокс был в чем-то глубоко убежден, то считал отвра­тительным не поступать в соответствии со своими убеждения­ми. Благодаря такой позиции он очень скоро оказался в цент­ре разгоревшегося восстания.

Напыщенный кардинал Битон все чаще стал получать не­двусмысленные угрозы, однако они лишь веселили его. Чего ему было бояться, когда он поддерживал дружеские отноше­ния с самой королевой-регентшей (как некоторые считали, она была даже его любовницей) и находился под охраной луч­ших шотландских воинов.12 Кардинал скрывался в хорошо ук­репленном замке Сент-Эндрюс за толстыми стенами и сталь­ными засовами. "Чего мне бояться?" - самодовольно вопро­шал он, поднимая тост за здоровье сына начальника замка и строя планы на вечер, который он намеревался провести с од­ной из своих любовниц.13

 

"Нас послал Бог для совершения мести..."

Два месяца спустя туманным майским утром группа воору­женных людей затаилась в кустах, окутанных предрассветной дымкой, дожидаясь того момента, когда любовница кардинала Битона выскользнет из его комнаты и покинет замок Сент- Эндрюс. Один из людей, затаившихся в кустах, отделился от остальной группы и подошел к стражнику, спросив, проснулся ли уже Битон. Глядя на возникшего перед ним человека, стражник почувствовал неладное и начал понемногу вынимать из ножен меч, тогда незнакомец неожиданно вонзил кинжал глубоко ему в грудь. Труп тут же был выброшен в окружавший замок ров с водой.

Вооруженные люди быстро устремились вниз по вымощен­ной камнями дорожке, а затем поднялись по лестнице и оказа­лись прямо у двери Битона. Своим громким стуком они разбу­дили кардинала. Встревожившись, тот приказал телохраните­лю забаррикадировать дверь тяжелыми сундуками, а сам по­мчался прятать золото. Однако сундуки не могли слишком долго противостоять ярости мстителей. С грохотом они выби­ли дверь и ворвались в комнату. Увидев, что к нему направля­ются вооруженные люди с явно недобрыми намерениями, Би­тон упал в кресло и закричал: "Я священник! Я священник! Вы не убьете меня!".

Однако слова Битона не могли удержать вломившихся к не­му людей. Более того, они лишь еще сильнее разъярили напа­давших. Двое из мстителей, начав с двух пощечин, обрушили на кардинала град ударов. Один из этих людей, чье лицо было закрыто капюшоном, остановил избиение, заявив, что нака­зать Битона нужно с большим достоинством. Он подошел к побледневшему и дрожащему кардиналу, приставил свой меч к его животу и сказал: "Раскайся в своей прошлой нечестивой жизни, особенно в пролитии крови выдающегося слуги Божь­его господина Джорджа Уишарта, который даже после сожжения вопиет об отмщении; мы же посланы Богом, чтобы отомстить тебе". Люди в капюшонах продолжили, заявив, что вынесенное наказание не было мотивировано ни жаждой ов­ладеть богатством Битона, ни страхом перед его властью - единственной причиной вынесенного кардиналу приговора стало то, что он был и остается непоколебимым врагом Иису­са Христа.

Битон отказался раскаяться, и тогда палач взял в руки меч и трижды пронзил им тело кардинала, повторяющего: "Я свя­щенник! Я священник... все кончено".14

Мстители в капюшонах еще некоторое время били и пинали труп Битона, несколько раз выпустив при этом кровь, а затем по­мочились ему в рот и посыпали все тело солью, чтобы сохранить свидетельство совершенной казни. Обмотав шею Битона верев­кой, они вывесили труп в окно замка, чтобы все могли его ви­деть. Мстители вывесили кардинала как раз над тем местом, где несколько месяцев назад в темнице держали Уишарта.

 

Храбрые защитники замка

Группа мстителей, казнивших Битона, не покинула Сент- Эндрюс, она осталась там, окружив замок. Казнь кардинала стала выражением как религиозного, так и политического протеста, потому что Битон являлся символом французского и католического вторжения в Шотландию. Таким грубым обра­зом люди, атаковавшие Битона, выразили свой протест в обе­их сферах, назвав себя "защитниками замка".

Новость об убийстве Битона распространилась по всей Ев­ропе и, как правило, не вызывала жалости к кардиналу, по­скольку большинство европейцев ненавидело Францию. А эта молчаливая поддержка подстегнула "защитников замка" про­должать свою осаду.

Нокс не присутствовал во время казни, но поддержал ее, так как был убежден, что злодеи и нечестивцы никуда не уйдут от Божьей кары. В то время Нокс работал преподавателем и был всего лишь одним из немногих сторонников Реформации.

Восстание "защитников замка" вызвало значительное по­вышение давления шотландского правительства на протестан­тов. Опасаясь за свою жизнь, Нокс вынужден был постоянно менять свое место пребывания, чтобы не быть пойманным. Он даже подумывал о том, чтобы сбежать в Германию, однако от­цы его учеников решили, что в большей безопасности он бу­дет, если присоединится к мятежникам в замке; ученикам же этот опыт пойдет лишь на пользу. Несколько известных шот­ландских лордов периодически направляли в замок продукты питания, а однажды в гавань зашел даже английский корабль, наполненный предназначавшимися для мятежников вещами. Почти год спустя, в апреле 1547 года, Нокс присоединился к "защитникам замка" в Сент-Эндрюсе.15

Пламенное призвание Нокса

В скором времени Нокс приобрел большую известность в стенах замка. Джон Раф, слушая, как Нокс выступал перед студентами с лекцией, посвященной протестантскому учению, был чрезвычайно потрясен силой и умением так четко выра­жать свои убеждения. И когда католики потребовали Рафа предоставить им список аргументов против учения католичес­кой церкви, тот попросил Нокса заняться написанием ответа. Спустя некоторое время Раф передал четкое и аргументиро­ванное письмо своим противникам.

Вернувшись в замок, он попросил Нокса стать там священ­ником. Однако Нокс отказался, сославшись на то, что еще не получил на это "призвания свыше".16 Но Раф позаботился и об этом. В следующее воскресенье он читал проповедь об избра­нии служителей и вдруг... перед всем собранием, указал на Нокса, призвав того услышать призыв и стать служителем. За­тем он обратился к собравшимся прихожанам и попросил их выразить свое одобрение. Все с радостью согласились. Поте­ряв от удивления самообладание, Нокс заплакал. Не в силах сдержать себя, он поднялся к себе в комнату.

Этот случай наглядно показывает нам всю ту любовь, ува­жение и страсть, которые Нокс испытывал по отношению к Богу. Да, он говорил грубо и резко, однако именно этого от не­го ожидали протестанты того времени. Они не слушали пропо­ведника, если тот не был с ними откровенен, поскольку народ нуждался в страсти, которая раздирала бы их сердца. Людей того времени не касались расплывчатые и сбивчивые рассказы о Писании. Люди нещадно критиковали Нокса за его дерзость, но эта дерзость была мелочью — она происходила из его пре­данности великому делу.

Что я понимаю под "великим делом"? Сегодня христиан­ство в жизни многих людей занимает второстепенное место, ограничиваясь преимущественно воскресным богослужени­ем. Вместо этого основной мотивацией современной культу­ры и образа жизни нашего поколения являются цвет кожи и национальность. То, как мы думаем, действуем и что совер­шаем в своей жизни, вращается, как правило, вокруг нацио­нальности и культуры.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.014 с.)