Люди, которых невозможно купить



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Люди, которых невозможно купить



Первая встреча Фокса и Кромвеля произошла в Лондоне. Фокс с самого начала произвел сильнейшее впечатление на военачальника. Когда Кромвель отправил полковника, чтобы тот привел к нему реформатора, Фокс отказался тотчас же от­правиться на встречу, сказав, что Господь попросил его прове­сти собрание. Полковник был крайне удивлен тому, что Фокс отказался от такой чести, и вернулся к нему на следующее ут­ро. Услышав об этом, Кромвель оказался чрезвычайно заинт­ригован.

Войдя на следующее утро в кабинет Кромвеля, Фокс тут же произнес: "Мир этому дому".44 После этого он дал Кромвелю прекрасный совет, касавшийся его личной нравственности, а также нравственности всего английского народа. Оба мужчи­ны обсудили различные религиозные проблемы, а Фокс по­дробно рассказал Кромвелю о движении квакеров.

Когда Фокс встал и собрался уходить, Кромвель схватил его руку и со слезами на глазах попросил приходить к нему как можно чаще. После этого полковник отвел гостя в сто­ловую, где тот был приглашен отобедать с Кромвелем, что было величайшей честью для людей того времени. Фокс, од­нако, отказался. Он сказал: "Передай протектору, что я не буду ни есть его хлеб, ни пить его напитки". Когда об этом сообщи­ли Кромвелю, он ответил: "Теперь я вижу, что есть в моей стра­не люди, которых я не могу купить ни подарками, ни почестя­ми, ни должностями, ни дворцами; всех других я с легкостью могу купить этим".45

После этой встречи большинство заключенных квакеров были выпущены из темниц на свободу, а с Фокса были сняты все обвинения. Кромвель стал хорошим другом квакеров.

 

Два разных генерала

Кромвель, высокопоставленная личность, не проиграв­шая ни одной битвы, был сильно заинтригован Джорджем Фоксом, настолько сильно, что давал ему аудиенцию, как только тот хотел ее. Кромвель боролся в сфере политики за то же, за что Фокс - в сфере духовной. Мне кажется, оба че­ловека были движимы одним и тем же духом, который силь­но сближал их. Кромвель смело и энергично боролся за то, что он считал правильным; он также говорил, что если бы он был на десять лет младше, "в Европе не было бы короля, ко­торого он не заставил бы задрожать".46

Внутри у Фокса были схожие чувства, правда, они касались другой области. Как служителей церкви, так и простых горо­жан бросало в дрожь, когда он приходил к ним. Иногда шери­фы выходили за городскую черту, чтобы не пустить Фокса в свой город, поскольку жители панически боялись его. Были случаи, когда Фокс заходил в какую-нибудь деревню, то ее жи­тели разбегались в разные стороны, прятались в кусты в стра­хе, что он посмотрит на них!

Фокс начал регулярно переписываться с Кромвелем, уве­щевая его оставаться твердым в своем стремлении провести в Англии политические реформы. Наиболее яростное письмо из всех, прочитанных Кромвелем, было написано Фоксом, когда ему стало очевидно, что протектор нарушил свои обещания, касавшиеся проведения религиозной реформы.47

Несмотря на то, что Фокс иногда ругал Кромвеля, он любил его. Господь сказал Фоксу о смерти Кромвеля за несколько ме­сяцев до ее наступления; все это время реформатор тяжело скорбел, как если бы умирал кто-то из его родственников.48

Как и было предсказано, Кромвель умер в 1658 году. Вмес­то него протектором был назначен его сын Ричард, он, однако, не обладал силой своего отца. На Англию напала Шотландия, и в 1660 году ее правителем стал Чарльз II.

Фокс переживал за перемены, происходящие как в духовной, так и в политической сфере. Кроме перемен в религиозных наст­роениях, реформатор был свидетелем восьми смен власти в бри­танском правительстве. Несмотря ни на что, деятельность Фок­са была эффективной на протяжении всей его жизни.

Кровавый Личфилд!

В отличие от других реформаторов, служение Фокса не бы­ло воздвигнуто на каких-либо грандиозных событиях или же на благорасположении влиятельного человека. Основанием служения Фокса изначально стали его четыре откровения, и только на них реформатор продолжал воздвигать свое учение и проповедовать его. Фокс ни разу не отклонился от этих четы­рех истин, из-за чего его служение превратилось в ярчайшее приключение.

Значительную часть этого приключения составляли мно­гочисленные видения, посещавшие Фокса. Одно из моих любимых его видений привело к большому переполоху. Где-то около 1651 года, в очередной раз, выйдя из тюрьмы и направив­шись домой, Фокс повернул на запад. Там его и посетило зна­менитое личфилдское видение.

Произошло это следующим образом. Проходя вместе с дру­гими квакерами мимо Личфилда, Фокс огляделся и увидел три колокольни - вы знаете, что он называл колокольнями! Глубоко опечаленный, в миле от города он снял свою обувь и отдал на хранение пастухам. После этого Фокс пошел по городским ули­цам босиком, крича: "Горе кровавому городу Л ичфилду!" Сложи­лось впечатление, что Фокс видел "реки крови, текущие по ули­цам, и рыночную площадь, превратившуюся в кровавое озеро". Скорее всего, у него было открытое видение, посланное Богом, которое человек видит широко раскрытыми глазами.

Удивительно, но никто не набросился на Фокса, громко кричавшего на улицах города. Его друзья-квакеры отвели сво­его учителя в сторону и спросили, где он оставил свою обувь. После того как ощущение жжения оставило ноги Фокса, он вернулся к пастухам и заплатил им за то, что они присмотрели за его обувью. Омыв свои ноги в придорожной канаве, рефор­матор надел ботинки и продолжил свой путь.49

Размышляя над своим видением, Фокс, конечно же, пони­мал, что жители города не были виноваты в кровопролитии. Глубже исследовав исторические сведения, он обнаружил, что резня здесь произошла еще во времена Римской Империи. Мне кажется, что Фокс реагировал пророчески на то, что ког­да-то произошло в этом городе, на вражий дух, воцарившийся здесь после произошедшей много лет назад трагедии. Подоб­ное вы можете видеть и сегодня. Целые города и даже страны несут на себе печать власти, которая правит ими. У каждого населенного пункта всегда есть история, рассказывающая о том, как он появился на свет. Эта история накладывает свой отпечаток также и на жизни его жителей. Состояние, в кото­ром пребывают люди в данный момент, может также быть объ­яснено какими-либо событиями, произошедшими в прошлом. Добрая весть заключается в том, что все эти узы могут быть уничтожены, что приведет к освобождению как отдельных лю­дей, так и целых народов. Существуют проклятия, лежащие на людях, и проклятия, лежащие на землях. Некоторые из них пе­редаются из поколения в поколение, другие — привязаны к оп­ределенной территории, но Бог дает нам силы разрушить их все. Фокс действовал в соответствии с Божьим планом, на­правленным на разрушение проклятия, которое висело над этой географической областью.

 

Без шляпы и с окровавленным носом!

Другой интересный случай произошел с Фоксом, касался его кровавой стычки с одним священником. Она произошла при­мерно в 1652 году. Фокс покинул собрание квакеров, чтобы встретиться с этим священником. Обычно реформатор всегда имел возможность объяснить свою позицию. Но на этот раз, как только он открыл рот, к нему подскочил священник и ударил по лицу своей Библией. Кровь настолько сильно брызнула из носа Фокса, что даже испачкала стены колокольни. После этого на не­го набросилась толпа прихожан, сбившая Фокса с ног, его изби­вали книгами, кулаками и палками, после чего перебросили че­рез изгородь. В результате этого происшествия Фокс потерял свою шляпу. Несмотря на это, он поднялся и подверг избивших его людей жесткой критике, размазывая кровь по лицу.

Фокс настолько громко обращался к толпе, находясь за церковной оградой, что священник задрожал всем телом! Уви­дев это, люди стали смеяться над ним, говоря: "Посмотрите, как дрожит этот священник. Он также стал квакером". Позже церковный служитель задрожал еще сильнее, когда появился судья, желавший узнать, что тут произошло. Он боялся, что ему отрубят руку, за то что он ударил Фокса, но тот успокоил священника и простил его.

Фокс не слишком расстроился, подвергнувшись избиению; гораздо сильнее его огорчила потеря шляпы, потому что она выражала его социальный протест!50

 

 

Тишина в стоге сена

Чем более известным становился Фокс, тем сильнее он пы­тался уменьшить свою популярность. Когда распространялись слухи о том, что Фокс будет проповедовать в какой-либо де­ревне, сотни людей собирались, чтобы послушать его. Обеспо­коенный тем, что свое внимание люди концентрируют на нем, а не на Боге, Фокс взобрался на верхушку стога сена и просто сидел там. Огромная толпа людей ожидала, что реформатор что-то им скажет, но он пребывал в молчании. Шло время, а Фокс все молчал и молчал.

Некоторые из собравшихся, устав от ожидания, отправи­лись домой, но Фокс не слишком расстроился из-за этого. Он считал, что эти люди пришли сюда лишь для того, чтобы уви­деть его, но не для того, чтобы услышать голос Божий. По про­шествии же нескольких часов Фокс медленно начал говорить, и сила Божья тут же сошла на всех присутствующих.

История об этом происшествии приобрела широкую извест­ность; многие люди удивлялись ее странности. Они никак не могли понять Фокса. Он хотел, чтобы люди устремили свой взгляд не на него, но на Господа. Если люди пришли просто по­слушать его, с таким же успехом они могли бы остаться и дома.

Конфронтационные проповеди Фокса в сочетании с его видениями и пророческими словами помогли ему завоевать север Англии. Именно оттуда пришли некоторые из величай­ших лидеров квакеров.

Джеймс Нэйлер, Ричард Фарнсуорт и Уильям Дьюсбери были наиболее известными из них. Группы верующих, воз­главляемые этими людьми, вызвали в Северной Англии такие волнения, что тотчас получили сравнение с грубой и буйной шотландской армией!

Джеймс Нэйлер стал правой рукой Фокса, практически та­ким же храбрым, как и он. Фарнсуорт и Дьюсбери были близ­кими друзьями великого реформатора, распространившие учение квакеров далеко за пределы Англии. К концу 1652 года Фокс достиг цели, породнившей его с Богом до конца жизни.

Судьбоносное место: Свортмур!

Наверное, наиболее важным событием в служении Фокса после полученных им откровений стало его прибытие в Свортмур.

Поместье Свортмур находилось во владении Томаса и Мар­гарет Фелл. Здание, построенное из серого камня, резко выде­лялось на горизонте, окруженное со всех сторон унылыми тор­фяниками. В своей местности Феллы были очень известны и имели большое влияние. Томас являлся членом магистрата, судьей, вице-канцлером и известнейшим членом парламента. Маргарет также пользовалась большим уважением в обществе, благодаря своей мудрости, хозяйственности (она чудесно уп­равлялась со всеми домашними делами и с воспитанием своих семерых детей) и гостеприимству. Дом Феллов был все время открыт для гостей и путешественников.

Именно в этом месте, в поместье Свортмур, Фокс получил свое знаменитое видение. Ранее Бог показал ему открытое ви­дение в месте, называемом Пендл-Хилл. Простые люди стара­лись обходить Пендл-Хилл стороной. Постоянно окутанный туманом, странный холм, возвышавшийся посреди торфяни­ков, считался обителью ведьм. Двигаясь на север, Фокс прохо­дил мимо этого места; вдруг что-то побудило его вскарабкать­ся на вершину холма. Когда Фокс стоял там, совершенно один, перед ним неожиданно раскрылся вид на многих людей, ожидающих услышать Слово Божье.

Взволнованный увиденным, Фокс сбежал вниз по склону холма и отправился на север, чтобы узнать, что от него хочет Господь. Он был наслышан о гостеприимстве Феллов, чье поместье показалось вдали. Я уверен, что Фокс даже не подо­зревал, какие чудесные отношения его поджидают, когда он направлялся к воротам Свортмура.

Перед самым входом в поместье Фокс повстречал Уильяма Лэмпита, служителя местной церкви, которую посещали Феллы. Присоединившись к нему в пути, Фокс дружелюбно общался со служителем. У дверей Свортмура они неожиданно узнали, что Томас Фелл уехал в Лондон, Маргарет также отсутствовала. Дети же Феллов радушно пригласили гостей зайти.

Этот подлый служитель!

Ожидая Феллов, Фокс и Лэмпит скоро обнаружили, что они не слишком-то ладят. В конце концов Лэмпит заключил, что Фокс является безответственным хулиганом, называющим себя христианином, но в то же время отказывающимся соблю­дать христианские традиции. Фокс же считал, что Лэмпит на­столько полон всякой грязи, что с трудом мог сдержать враж­дебные интонации в своем голосе.

Вернувшись вечером домой, Маргарет была ошеломлена тем тем, что в ее гостиной сидит лидер квакеров! Отбросив в сторо­ну поклоны и прочие проявления социального этикета, Фокс просто объяснил причину, по которой он находится здесь. Веж­ливо выслушав его, Маргарет пригласила Фокса быть гостем в ее доме, тогда как Лэмпит отправился к себе домой.

Утром следующего дня Лэмпит вернулся и постучал в дверь. Вчерашний спор между двумя служителями продолжился; Маргарет внимательно слушала их, втайне симпатизируя той уверенности, с которой говорил Фокс.

Фокс гостил у Феллов на протяжении нескольких дней. В один из них в церкви, которую посещала Маргарет, должен был пройти день наставлений, и хозяйка Свортмура пригла­сила Фокса отправиться туда вместе с ней. Конечно же, тот отказался.

Вместо этого Фокс бродил вокруг церкви, прислушиваясь к тому, что происходило внутри. Все это время он думал лишь о том, каким мерзким, лживым и подлым человеком был Лэм­пит. Ощутив внутри сильнейший Божий призыв, Фокс зашел в церковь и вскочив на скамью, обрушился с критикой на слу­жителя и прихожан!

Фокс обвинил всех присутствовавших в том, что они ис­пользуют слова, не понимая их, а также в том, что они отверг­ли истинного Духа и жизнь, которую Он дает. Реформатор призвал всех отбросить в сторону мертвые традиции и ступить в свет, излучаемый Иисусом Христом.

Подобное никогда еще не происходило в этой маленькой церкви. Прихожане пришли в полное замешательство, а неко­торые из них требовали, чтобы Фокса вышвырнули вон из церкви. К удивлению каждого, Маргарет Фелл встала со свое­го места и выступила в защиту Фокса. Все успокоились, по­скольку уважали Маргарет и социальное положение ее семьи.

Фокс продолжил свое критическое выступление. Он спро­сил у прихожан, имеют ли они Бога в своем сердце, или же он является не более чем внешним атрибутом их веры. Маргарет была необычайно тронута словами реформатора. Окинув взглядом людей, которых она знала большую часть своей жиз­ни, вдруг поняла, что вся их показная набожность и религиоз­ность была неискренней, основанной на традициях, мертвой. Она заплакала и села на свою скамью, будучи не в состоянии слушать Фокса дальше.

Чем больше Фокс говорил, тем сильнее настраивались про­тив него прихожане церкви. В конце концов его вывели из церкви и оставили одного на кладбище. Но и это не останови­ло Фокса, он продолжал проповедовать им вдогонку.

 

"Человек в белой шляпе"

Вечером Фокс вернулся в Свортмур. Там он продолжил свою проповедь, обратив к Богу весь двор Феллов. Маргарет понимала и принимала истину, но тем не менее боялась, что скажет на это, вернувшись, ее муж. Что он подумает? Как она сможет рассказать ему о произошедших внутри переменах? Как он после всего этого отнесется к Джорджу Фоксу? Марга­рет боялась, что, если ее муж восстанет против обретенной ею истины, она не сможет противостоять ему.

На протяжении следующих нескольких дней Фокс подроб­но рассказывал Маргарет об истории движения квакеров, и о том, как Бог вел Фокса с его юных лет. Будучи на десять лет его старше, Маргарет хотела узнать как можно больше подробно­стей о группе, к которой хотела присоединиться. Она видела, что Фокс является не только помазанным Богом проповедни­ком, обладающим огромной духовной силой, но также и до­статочно здравомыслящим человеком.

Позже Маргарет рассказала Фоксу, что перед самым его приходом ей "в видении явился человек в белой шляпе, он дол­жен был прийти и привести священников в замешательство".5' Фокс с готовностью отвечал на все вопросы Маргарет. Мне ка­жется, он чувствовал, что она сыграет заметную роль в его слу­жении и жизни.

В скором времени Фокс отправился проповедовать в другой город. Маргарет по-прежнему ожидала возвращения своего мужа, понимая, что она оказалась в ситуации, о которой тот даже и не догадывался.

"...Если бы все англичане были там..."

Еще до возвращения своего мужа Маргарет пригласила по­гостить в Свортмуре Фарнсуорта и Нэйлера. Дети были очень рады гостям, но все остальные с тревогой ожидали прибытия Томаса Фелла.

Томас очень любил те моменты, когда ему оставалось пре­одолеть последние мили, перед тем как оказаться дома. Я уве­рен, что в тот момент он думал о Маргарет и своих детях, ког­да неожиданно увидел местного священника, мчащегося ему наперерез в сопровождении группы влиятельных горожан. Ис­пугавшись, он подумал, что кто-то из близких ему людей умер или серьезно заболел.

Люди же, ехавшие ему навстречу, считали свои новости худ­шими, чем смерть или болезнь. Они спешили сообщить Тома­су Феллу, что его жена, пока он находился в Лондоне, занима­лась колдовством, а также была соблазнена странствующим проповедником, остановившимся у нее в доме. Люди, встре­тившие мистера Фелла, сообщили ему также и о том, что этот безумный проповедник посеял в церкви панику и взбудоражил весь город. Они умоляли Томаса выгнать этих двух проповед­ников, Нэйлера и Фарнсуорта, пока они не сделали ситуацию еще хуже.

Мистер Фелл был человеком с сильным характером и ни­когда слепо не верил слухам, распускаемым вокруг его семьи.52 Он продолжил свой путь, но, я уверен, в тот момент он лихо­радочно пытался понять, что же происходит.

Когда Томас, наконец, достиг своего дома, атмосфера там была чрезвычайно напряженной; Маргарет тепло поприветст­вовала своего мужа, а затем представила ему двух своих гостей. Фелл ничего не сказал, только посмотрел на мужчин, пытаясь понять их намерения. Они попытались убедить его в своем расположении, но, ощущая всю неловкость момента, решили покинуть Свортмур. Маргарет же умоляла их остаться и дож­даться Фокса.

Молчание продолжалось и во время обеда. Позже Маргарет так описала его:

"Он (муж) был чрезвычайно тих и спокоен, а когда его обед был готов, он сел за стол; я также села рядом с ним. Сидя за столом, я почувствовала, как на меня нисходит сила Божья; он был сильно изумлен и не знал, о чем ему следует думать, но был тих и неподвижен. Дети тоже си­дели тихо и выглядели очень серьезными; они в тот мо­мент не могли заниматься музыкой, что вынуждало его быть еще тише. В тот вечер к нам приехал Джордж Фокс: мой муж был в гостиной, и я спросила у него, может ли у нас остановиться Джордж Фокс; он ответил: "Да!" Джордж вошел и сразу же начал говорить, обращаясь к каждому лично, также в комнату вошли другие члены се­мьи и Джеймс Нэйлер с Ричардом Фарнсуортом, он же говорил так прекрасно, как я еще никогда не слышала; рассказал о Христе и об апостольских практиках, кото­рые составляли неотъемлемую часть их жизни в те дни, раскрыв предательство и лицемерие современных свя­щенников и их практик... если бы все англичане были там, я думаю, что они не смогли бы отрицать истину всех этих вещей".53

Томас Фелл был очень тронут услышанным. Ничего не ска­зав, он пошел спать.

Рано утром к Феллу прибежал Лэмпит и стал уговаривать его избавиться от Фокса. Однако тот поступил с точностью до наоборот. Несколько часов спустя Томас услышал разговор квакеров, совещавшихся о том, где бы им провести собрание, он подошел к ним и предложил организовать его в Свортмуре.

Томас Фелл так никогда и не присоединился к квакерам, но прекратил посещать местную церковь. Он позволил последо­вателям Фокса регулярно встречаться в своем доме и, несмот­ря на то, что сам не принимал участие в их собраниях, оставал­ся в другой комнате, откуда все мог прекрасно слышать.

Пока мистер Фелл был жив, никто не осмеливался и паль­цем тронуть Маргарет, активно распространявшую учение квакеров. Никто не осмеливался напасть на поместье Сворт­мур, ставшее вскоре центром движения квакеров, распростра­нившегося со временем по всему миру. В 1658 году Фелл умер, став к тому времени одним из главных покровителей квакеров и хорошим другом Фокса; само же движение квакеров было тогда уже слишком сильным, чтобы исчезнуть.54

Квакеры очень многим обязаны этому человеку, который присоединился к ним во всем, кроме названия.

Хозяйка Маргарет Фелл

Мы не располагаем портретом Маргарет Фелл, но, имея многие письма, написанные о ней, можно заключить, что она была очень красивой женщиной. Маргарет всегда удостаива­лась похвалы за свои добродетели и доброе имя, она постоян­но широко раскрывала двери своего дома перед любым прохо­дившим мимо квакером. Неоднократно Свортмур превращал­ся в госпиталь, где проходили лечение и восстанавливали свои силы жестоко избитые квакеры. Часто Фокс становился свиде­телем того, как Маргарет перевязывала головы, руки и ноги, а также заботилась о раненых, кормила их.

Являясь хозяйкой большого поместья, женой известного судьи и управляющей огромного хозяйства, Маргарет знала о том, как успешно вести дела. Ее опыт в этой области оказался чрезвычайно полезным для организации и систематизации движения квакеров. Спустя всего лишь три месяца после обра­щения Маргарет лидеры квакеров уже считали ее человеком, которого следовало полностью информировать о направлении и путях развития движения.55

Маргарет Фелл была также писателем, никогда не уста­вавшим писать длинные апелляционные письма высокопостав­ленным политическим деятелям, в которых выражалось беспо­койство о гонениях квакеров, в особенности Фокса. Маргарет постоянно выдавала странствующим проповедникам-квакерам пачки книг, которые те должны были распространять. В скором времени Фокс поручил ей также собирать написанные от руки материалы с собраний и миссионерских выступлений квакеров, дабы превращать их в книги.56 Благодаря духовной твердости миссис Фелл, ее пониманию Слова и Духа, потрясающему здра­вомыслию, квакеры решили направлять к ней женщин, непо­слушных и нетвердых в учении, чтобы она могла помочь им встать на путь истинный.

Первые правила

К 1653 году движение квакеров стало настолько многочис­ленным, что появилась необходимость его упорядочить. Фокс никогда не стремился к тому, чтобы стать основателем новой конфессии, однако нужда в каких-либо правилах, упорядочи­вавших деятельность квакеров, стала просто очевидной. Не за­бывайте, люди того времени только-только начинали обретать свободу после многовекового притеснения со стороны католи­ческой церкви. Многие из них не имели даже представления о том, что говорит Слово Божье о тех или иных ситуациях. Не­которые из новообращенных квакеров не до конца ориентиро­вались в терминологии движения. Например, термин "внут­ренний свет" использовался для обозначения необъяснимого побуждения, возникавшего в сердце человека независимо от его желания. Квакеры могли добиться стабильности в рядах сторонников своего многочисленного и быстрорастущего дви­жения лишь через книги или своих лидеров, ходивших от де­ревни к деревне и раздававших людям указания.

Фокс собрал вместе всех лидеров и представил им свод пра­вил, которым должны были руководствоваться все квакеры. Вот что он внес в этот список:

1. Термин служитель убирался из обращения; вместо него назначались один или два человека, которые должны бы­ли следить за нуждами остальных верующих. Они делали это не по принуждению, а по собственному желанию; не за деньги или подарки, а руководствуясь своим стремле­нием совершать работу и наставлять верующих в истине. Попечители следили за восполнением нужд и потребнос­тей верующих, а также организовывали два собрания в не­делю: одно - в воскресенье, а другое - в какой-либо дру­гой день. (Термин служитель был представлен в 1654 году.)

2. Служение организатора несколько отличалось от служе­ния попечителя. В задачу организаторов входило устанав­ливать отношения подотчетности, контролировать, как восполняются нужды и потребности верующих, и обсуж­дать с попечителем возникающие проблемы.

3. Если согрешивший квакер не покается перед попечите­лем, сделавшим ему замечание, он будет отлучен до тех пор, пока не осознает свой грех. До этого момента запре­щалось любое общение с отступником, включая совмест­ную трапезу.

4. Женщинам было позволено проповедовать и пророчест­вовать, но только под руководством попечителя. Так как члены многих квакерских общин заявляли о том, что про­поведующие женщины искушают мужчин, Фокс ввел очень строгие правила, регулирующие внешний вид и по­ведение таких женщин. Несмотря ни на что, он никогда не отрицал их права, данного Самим Богом, - содействовать продвижению Евангелия. Фокс постоянно утверждал, что женщины имеют право нести служение в сферах, требую­щих повышенной ответственности, включая управление. Он учредил отдельные собрания, они проводились исклю­чительно женщинами и касались только их практичных и личных потребностей. Фокс верил, что благодаря этим со­браниям женщины смогут выполнять задачи, которые им ранее казались невозможными.

Фокс обличает женщин Архив картин "Норт Винд"

5. Брак у квакеров занимал почетное место, но представ­лял собой и проблему, так как они не признавали ника­кой власти, утверждающей брачный союз, кроме власти Самого Бога. Правила брака у них были следующими. Когда молодые люди решали создать семью, прежде чем это было окончательно решено, они должны были встретиться с попечителями, которые помогли бы им определить, будет ли их союз стоять в свете. После это­го о браке сообщалось перед всем собранием, дабы убе­диться, что молодые ни с кем более не обручены, а их намерения серьезны. Когда кто-либо возражал, потен­циальные жених и невеста вынуждены были предстать перед общим или региональным собранием. После того как все предварительные вопро­сы были решены, на собрании объявлялось о грядущем заклю­чении брака. Далее назначалось торжественное собрание, во вре­мя которого все присутствую­щие могли обратиться к жениху с невестой, а те в свою очередь - ко всем собравшимся, после че­го следовало скрепление их брачным союзом. Присутствую­щие подписывали особый серти­фикат. После муж с женой могли поставить в известность прави­тельство о своем браке, но могли и не делать этого.

Когда были установлены пять основных правил, все присутст­вовавшие вдруг ощутили пребывание среди них Божьего Духа. Около семидесяти лидеров почувствовали Божий призыв от­правиться на миссионерские поля.57

Фокс-писатель

Несмотря на то, что количество квакеров было многоты­сячным по всей Англии, они по-прежнему подвергались не­прерывным гонениям. Много раз Фокса избивали до такой степени, что он с трудом мог ехать на своей лошади.

Фокс был уникальным человеком. Даже несмотря на то, что Святой Дух открыл ему многое из того, что должно было про­изойти в будущем, он по-прежнему жил лишь сегодняшним днем. Дневник реформатора ясно говорит нам о том, что Фокс уделял внимание всем делам, вне зависимости от того, на­сколько они были значительны. Несмотря на недостаточное образование, он обладал гениальной способностью обращать­ся к нуждам людей своего времени. Говорят, что Фокс написал более двух сотен памфлетов, каждый из них выражал те мысли, которые беспокоили его в данный момент. Он постоянно по­вторял, что Бог воспитал квакеров, дабы те жили с новой мис­сией посреди старого общества.58

Один из памфлетов Фокса, "Служитель Агнца", написан­ный после смерти Кромвеля и опубликованный в 1659 году, - был вдохновлен политической позицией военачальника. Фокс соглашался с Кромвелем (несмотря на то, что его собственная позиция была духовной), требуя от духовенства своего време­ни признать свою виновность или невиновность на основании вопросов, задаваемых им в его книге. Также Фокс напомнил своим читателям, чтобы те были внимательны и не запачка­лись в еретических практиках католической церкви, обильно разбросанных вокруг. Ниже приведены некоторые из заданных им вопросов:

"Не присутствовали ли вы безучастно при пролитии и распитии крови мучеников, пророков и святых?.. Не воздвигла ли блудница ваши школы и колледжи, а также эту ложную церковь, служителями которой вы являе­тесь?.. Не были ли клятвы введены ложной церковью, церковью римской?.. Не бросали ли вы многих в темни­цу... до самой смерти?.. Слышны ли в вашей церкви про­поведи о Христе, об апостолах или об истинной церк­ви?.. Не ходите ли вы в длинных модных нарядах, пред­ставляющих собой похоти этого мира... не носите ли зо­лотых колец?"59

Не забывайте, квакеры отказывались давать присягу или клятву; по этой причине многие из них были брошены в тюрь­мы без права сказать что-нибудь в свое оправдание. Они твер­до придерживались слов Иисуса, написанных в Евангелии от Матфея 5:34-37:

"А Я говорю вам: Не клянитесь вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землей, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головой твоей не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: "Да, да " "Нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого".

Исключительно из-за своей твердости в этом вопросе тыся­чи квакеров столкнулись с истязаниями, избиениями и даже со смертью. Сегодня закон позволяет нам давать "подтвержде­ние" вместо клятвы.60

Фокс писал книги, содержание которых варьировалось от осуждения манерности до предупреждений, адресованных властям и королям. Труды Фокса были необычайно яркими, глубокомысленными и эмоциональными. Его слова были на­столько красноречивы и преисполнены Духа, что вы с легкос­тью можете ощутить себя находящимся посреди ситуации, ко­торую описывал Фокс. Теологи и историки могут ненавидеть Фокса, но они не в состоянии опровергнуть его аккуратные ду­ховные наблюдения, поскольку тот обладал таким видением, которого они и близко не имели, даже несмотря на все свое об­разование.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 128; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.017 с.)